УДК 340.114.5 

Страницы в журнале: 23-26

 

А.А. ЧУШКИНА,

юрист Центра правовых исследований «Эквитас»

 

Рассматривается понятие антикоррупционного правосознания и его особенности в современном российском обществе. Раскрывается структура антикоррупционного правосознания, включающая антикоррупционную правовую идеологию и антикоррупционную правовую психологию.

Ключевые слова: антикоррупционное правосознание, антикоррупционная правовая идеология, антикоррупционная правовая психология.

 

Structure of anticorruption sense of justice: Legal ideology and legal psychology

 

Chushkina A.

 

The concept of anticorruption sense of justice and its features in modern Russian society are considered in the article. The structure of anticorruption sense of justice including anticorruption legal ideology and anticorruption legal psychology reveals.

Keywords: anticorruption sense of justice, anticorruption legal ideology, anticorruption legal psychology.

 

Руководство страны не раз подчеркивало, что борьба с коррупцией исключительно с помощью репрессивного аппарата к желаемому результату не приведет. Президент РФ Д.А. Медведев наряду с юридическими и экономическими мерами противодействия коррупции особо отметил меры по формированию антикоррупционного правосознания граждан Российской Федерации[1].

Говоря о структуре антикоррупционного правосознания как разновидности правосознания — совокупности взглядов, идей, представлений, а также чувств, эмоций, переживаний, выражающих отношение людей к действующему или желаемому (допустимому) праву и другим правовым явлениям[2], — необходимо отметить, что оно состоит из антикоррупционной правовой идеологии и антикоррупционной правовой психологии.

Благодаря научным исследованиям явления коррупции и разработкам теоретических основ противодействия коррупции, проведенным как российскими, так и зарубежными учеными за последние десятилетия, а также деятельности государств на международном и внутриполитическом уровне по противодействию коррупции, стало возможным говорить о возникновении антикоррупционной правовой идеологии — системы взглядов, идей, характеризующих какую-нибудь социальную группу, класс, политическую партию, общество[3].

В настоящее время в Российской Федерации существует большое количество научных и публицистических работ, посвященных вопросам познания феномена коррупции[4]. В этих исследованиях коррупция рассматривается с различных точек зрения, изучаются ее проявления в различных сферах и институтах общества, в том числе в военной организации государства. Пресса насыщена информацией о фактах совершения правонарушений коррупционной направленности[5]. За пределами Российской Федерации коррупция и ее влияние на окружающую действительность также активно исследуются учеными[6]. Среди причин коррупции исследователи выделяют социально-экономические и духовно-нравственные причины, несовершенство нормативных правовых актов и правоприменительной практики и др. Большое внимание уделяется формированию стратегии противодействия коррупции, раскрытию сущности, направления, принципов и технологии реализации антикоррупционной политики. Подготовлены антикоррупционный и военный антикоррупционный словари[7].

На международном уровне подход к пониманию коррупции и мер борьбы с ней был рассмотрен впервые в 1989 году на семинаре по проблеме коррупции в сфере государственного управления в Гааге под эгидой ООН[8]. В рамках деятельности ООН был принят ряд документов, содержащих основополагающие нормы по противодействию коррупции. Наиболее значимые из них — Конвенция против коррупции от 21 ноября 2003 г., Декларация о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях от 16 декабря 1996 г., Международный кодекс поведения государственных должностных лиц от 12 декабря 1996 г. В 1990 году Секретариатом ООН было подготовлено руководство «Практические меры по борьбе с коррупцией».

Европейский союз также уделяет пристальное внимание вопросам противодействия коррупции. Советом Европы были приняты «Двадцать принципов борьбы против коррупции» от 6 ноября 1997 г.; конвенции об уголовной ответственности за коррупцию (от 27 января 1999 г.), о гражданско-правовой ответственности за коррупцию (от 9 сентября 1999 г.). Комитет министров утвердил Модельный кодекс поведения для государственных служащих от 11 мая 2000 г. и Единые правила против коррупции при финансировании политических партий и избирательных кампаний от 8 апреля 2003 г.

В Российской Федерации политический курс, направленный на искоренение коррупции в российском обществе, и в первую очередь в механизме функционирования государства, был принят высшим руководством государства относительно недавно. Из международных нормативных правовых актов Российской Федерацией ратифицированы лишь Конвенция ООН против коррупции от 21 ноября 2003 г. и Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 12.05.2009 № 537; далее — Стратегия) определяет коррупцию как одну из угроз национальной безопасности и выделяет среди главных направлений государственной политики совершенствование нормативно-правового регулирования предупреждения коррупции и борьбы с нею. Согласно Стратегии снижение уровня коррупции будет способствовать обеспечению национальной безопасности в области повышения качества жизни российских граждан, а сохранение условий для коррупции и криминализации хозяйственно-финансовых отношений относится к стратегическими рискам и угрозам национальной безопасности в экономической сфере. В Стратегии также говорится о том, что в целях поддержания государственной и общественной безопасности реализуется Национальный план противодействия коррупции (утв. Указом Президента РФ от 31.07.2008 № Пр-1568; далее — План), который состоит из четырех разделов, раскрывающих меры по противодействию коррупции: по законодательному обеспечению противодействия коррупции, совершенствованию государственного управления в целях предупреждения коррупции, повышению профессионального уровня юридических кадров и правовому просвещению. Коррупция, являясь неизбежным следствием избыточного администрирования со стороны государства, по-прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований и повышению эффективности национальной экономики, вызывает в российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации. В соответствии с Планом был подготовлен проект закона о противодействии коррупции. Федеральный закон от 25.12.2008 № 274-ФЗ «О противодействии коррупции» является базовым нормативным правовым актом, определяющим принципы и организационные основы противодействия коррупции, меры по профилактике коррупции, направления деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции и др. В настоящее время в Российской Федерации функционирует еще ряд нормативных правовых актов, осуществляющих правовое регулирование противодействия коррупции в государстве.

Хотя основы антикоррупционной правовой идеологии уже сформированы, утверждать о ее стойком характере рано. Это подтверждают статистические показатели уровня коррупционной преступности, широко освещаемые в прессе. При этом необходимо отметить, что особенностью коррупционных преступлений является высокая латентность. По оценке экспертов, количество выявленных случаев коррупции по отношению к их фактическому числу колеблется в пределах 1—5%[9].

Социологические исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения, посвященные оценке состояния коррупции в российском обществе, дали следующие результаты. По сравнению с 2008 годом в 2009 году граждане Российской Федерации еще больше укрепились во мнении, что причина коррупции — в жадности, аморальности чиновников (44% против 39%). Напротив, продолжает снижаться доля тех, кто усматривает корень проблемы в неэффективности законодательства (с 37% в 2006 году до 34% в 2009 году). Женщины и малообразованные россияне чаще считают причиной коррупции жадность и аморальность чиновников (46 и 60% соответственно). Реже всего россияне склонны видеть источник коррупции в низком уровне правовой культуры и законопослушании подавляющего числа населения (18—21% в 2006—2009 гг.). Мужчины и люди, имеющие среднее, высшее или неполное высшее образование, наиболее склонны указывать на несовершенство законов (37 и 37—38% соответственно). 

При этом 29% опрошенных чаще всего не готовы к тому, чтобы проинформировать кого-либо о фактах коррупции. Доля таких респондентов наиболее высока среди россиян с начальным и средним уровнем образования (34—35%).

49% опрошенных уверены в том, что людям станет проще решать свои проблемы, если чиновники перестанут брать взятки. Чаще такое мнение высказывают россияне старше 60 лет (57%). Им оппонирует лишь 12% респондентов, по мнению которых это осложнит ситуацию, — в основном это респонденты моложе 34 лет (15—18%). Наконец, 29% опрошенных уверены в том, что отсутствие коррупции существенно не повлияет на решение проблем простых людей. Наиболее склонны к такому мнению россияне 35—59 лет (33%).

 Почти каждый второй респондент отмечает, что ему никогда не приходилось давать деньги и подарки людям, от которых зависело решение проблем (47%). Около трети россиян заявляют, что единичные случаи были (28%), и по сравнению с 2006 годом доля таких респондентов снизилась. 20% признают, что нередко прибегали к подобным действиям[10].

Как показывают результаты исследований, самой распространенной эмоцией, которая овладевает лицами, давшими взятку, является ненависть к государству, власти, политической системе (около 45% респондентов). Это дополняется персонифицированной ненавистью к чиновнику, которому дана взятка (11%). Важно, однако, заметить, что такие чувства чаще других испытывают образованные граждане среднего возраста (35—50 лет). Образованная же молодежь с высоким доходом чаще выбирает ответ: «Ничего не чувствовал, уже привык» (24%). Еще 13 и 12% соответственно испытывают «удовлетворение тем, что удалось чиновника заставить работать на себя» или «удовлетворение собой, своим умением решать свои проблемы». Негативные эмоции, проецируемые на себя (стыд, страх, презрение к себе и т. п.), не испытывают более 10%[11].

В результате анкетирования «Коррупция и Вооруженные Силы», проведенного В.М. Корякиным[12], были получены следующие данные. На вопрос «Согласны ли Вы с утверждением, что в современных Вооруженных Силах и других войсках в сфере отношений военнослужащих и воинских должностных лиц все продается и все покупается?» 21% респондентов ответили, что полностью согласны, 53% — в основном согласны, 21% — не согласны. 22% опрошенных часто, 44% изредка приходилось лично оказываться в ситуациях, когда при помощи денег, подарков и иной благодарности важный для них вопрос решался в органах военного управления и воинскими должностными лицами быстрее и эффективнее, а 34% опрошенных никогда не приходилось оказываться в таких ситуациях.

Данные статистические показатели, не внушающие большого оптимизма, свидетельствуют о низком уровне развития правовых антикоррупционных установок у граждан Российской Федерации. Коррупция в нашей стране воспринимается как обыденное явление, как неотъемлемая составляющая современного российского общества. Необходимо отметить то, что возраст, уровень образования, социальное окружение и статус определяют в большей степени отношение человека к коррупционным правонарушениям. В настоящее время самым страшным для российской нации является то, что молодежь, воспитанная в эпоху культурных и экономических кризисов 90-х годов ХХ века, за которой будущее нашего государства, не только наиболее спокойно относится к коррупции, но и активно участвует в совершении коррупционных деяний. Распад СССР, крушение прежней достаточно четкой и жесткой идеологии, нестабильная политическая и экономическая ситуация в стране привели к сдвигу морально-нравственных принципов в российском обществе и, соответственно, к деформации правосознания. А недоверие к властям вылилось в неприятие или даже отрицание народом принимаемых ими нормативных правовых актов. В связи с этим обстоятельством у российских граждан развился стойкий правовой нигилизм. Как ни парадоксально это выглядит, но чем более высоким социальным статусом обладает должностное лицо, чем больше материальных и финансовых средств сосредоточено у него в руках и чем выше его доходы, тем более крупные и аморальные правонарушения коррупционного характера оно совершает.

Однако дело не только в морально-нравственном кризисе, но и в менталитете российского народа. Взяточничество и мздоимство известны в нашем государстве испокон веков. Вопросы зарождения коррупции в системе государственной службы анализировал В.М. Корякин[13]. Раннее упоминание о посуле как незаконном вознаграждении за осуществление официальных властных полномочий в законодательстве Руси связано с Двинской уставной грамотой 1397—1398 гг. Иная точка зрения свидетельствует о том, что понятие посула употребляется в смысле взятки начиная с Псковской судной грамоты 1937 года. Первое законодательное ограничение коррупционных действий принадлежит Ивану II, а его внук Иван Грозный впервые ввел смертную казнь в качестве наказания за чрезмерность во взятках. Все русские цари предпринимали те или иные попытки, в том числе и законодательного характера, чтобы искоренить коррупцию. Например, Петр I в 1714 году издал Указ «О воспрещении взяток и посулов», которым было отменено поместное обеспечение чиновников и повышено их денежное содержание. В ноябре 1862 года Александр II издает «антивзяточный» Указ «Об изыскании причин и представлении средств к искоренению сей язвы». Однако, как показывает история и нынешняя российская действительность, эффект от принимаемых мер был незначительный.

Наиболее ярко описывались основные постулаты поведения чиновников первой половины XIX века А.С. Грибоедовым в произведении «Горе от ума»: «Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку, ну как не порадеть родному человечку!..»[14]

Таким образом, уровень коррупции в современном российском обществе и масштабы того ущерба, который она наносит механизму функ-ционирования государства, не могли не привлечь внимание ученых и видных политических деятелей. В результате началось формирование научной и правовой мысли, составляющей основу антикоррупционной правовой идеологии.

Антикоррупционная правовая идеология — совокупность взглядов, идей, мнений о негативной социальной сущности коррупции, о той угрозе, которую она представляет благосостоянию как всего государства, так и отдельным его институтам, причинах и последствиях коррупции, а также возможных направлениях противодействия ей.

Антикоррупционная правовая психология — совокупность чувств, эмоций, переживаний, настроений, привычек, определяющих негативную оценку коррупции и являющихся основой правомерного поведения.

Отставание развития антикоррупционной правовой психологии от антикоррупционной правовой идеологии обусловлено несколькими причинами:

1) изменением общественного сознания — процессом более длительным и сложным, нежели формирование идеологии;

2) правовым сознанием граждан Российской Федерации, деформированным достаточно глубоко;

3) менталитетом российских граждан, предопределяющим склонность к коррупционному поведению, обусловленную в определенной степени особенностями исторического развития России.

Также необходимо учитывать, что активные меры по противодействию коррупции стали по инициативе высшего руководства государства предприниматься только около 2 лет назад.

 

Библиография

1 См.: Кузьмин В., Власова Е. Интервью с Д.А. Медведевым // Российская газета. 2008. 26 июня.

2 См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учеб. — М., 2004. С. 240.

3 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. — М., 1990. С. 239.

4 См.: Бинецкий А.И. Коррупция. — М., 2005; Дамаскин О.В. Коррупция: состояние, причины, противодействие. — М., 2009; Кирпичников А.И. Коррупция в России. — СПб., 2004; Клюковская И.Н. Теоретические основы криминологического исследования антикоррупционной политики: Дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2004; Селихов Н.В. Коррупция в государственном механизме современной России: теоретические аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2001.

5 См.: Вяткина М., Изотов И. Изыскание миллионов // Российская газета. 2010. 10 марта; Гаврилов Ю. С коррупции срывают погоны // Там же. 2009. 18 нояб.; Козлова Н. Поощрение в конверте: прокуратура занялась подарками // Там же. 2008. 17 июня; Прокуратура об армейской коррупции: за год осуждены восемь генералов, разворовано три миллиарда рублей // http://www.newsru.com/russia/26jan2010/army.html

6 См.: Джонстон М. Борьба с коррупцией как системная проблема: препятствия и стратегии. — Гамильтон, 2001 // htpp://www.nobribes.org; Роуз-Аккерман. Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы / Пер. с англ. О.А. Алякринского. — М., 2003; Pope J. Transparency International Source Book 2000. Confronting Corruption: The Elements of a National Integrity System, Transparency International. — S.I., 2000 // htpp://www. transparency. org

7 См.: Бикмухаметов А.Э., Газимзянов Р.Р., Кабанов П.А., Мартынович Т.С. Коррупция и антикоррупционная политика: Словарь-справочник / Под общ. ред. П.А. Кабанова. — М., 1995—2003; Корякин В.М. Коррупция в Вооруженных Силах: теория и практика противодействия: Моногр. — М., 2009. С. 276—293.

8 См.: Клюковская И.Н. Указ. раб. С. 11.

9 См.: Дамаскин О.В. Указ. соч. С. 14.

10 Опрошено 1600 человек в 140 населенных пунктах в 42 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.

11 См.: Корякин В.М. Указ. раб. С. 51.

12 Там же. С. 330.

13 См.: Корякин В.М. Указ. раб. С. 67.

14 Грибоедов А.С. Горе от ума. — М., 1967. С. 40.