С. Ю. ЧАПЧИКОВ,

кандидат юрдических наук, Международный институт управления Московского государственного института международных отношений (Университет),  кафедра правового обеспечения управленческой деятельности

 

Статья посвящена  анализу структуры современных национальных интересов России, базирующихся на незыблемости конституционного строя, территориальной целостности и суверенитете Российской Федерации, направленных на достижение удовлетворения внутренних и внешних потребностей государства в обеспечении защищенности, сбалансированности и устойчивого развития интересов личности, общества и государства.

Ключевые слова:  национальный интерес, национальная безопасность, жизненно важные национальные интересы, важные национальные интересы; государство, общество, конституционные основы, суверенитет.

 

Structure of the modern national interests of Russia: a new view

S.Y. Chapchikov, PhD

 

The article analyses the structure of modern Russia's national interests based on the principles of constitutional order, territorial integrity and sovereignty of the Russian Federation which are aimed at meeting internal and external needs of the state to protect, balance and maintain sustainable development of personal, communal and governmental interests.

Keywords: national interest, national security, vital national interests, important national interests State, government, society, constitutional framework, constitutional basis, sovereignty.

 

На современном этапе в основе анализа  проблем национальной безопасности лежит  концепция национальных интересов. Термин «национальный интерес» вошел в научный оборот сравнительно недавно. В 1935 году это понятие было включено в Оксфордскую энцик-лопедию социальных наук; приоритет его разработки принадлежит американским ученым  Р. Нибуру и  Ч. Бирду. В наиболее развернутой форме концепция национального интереса была сформулирована в книге Г. Моргентау «В защиту национального интереса» [1].

В разработку концепции национального интереса внесли значительный вклад американские ученые Дж. Кеннан, У. Липпман, К. Уолтц, Э. Фернисс, Дж. Розенау и др.[2]. Проблемы национальных и интернациональных интересов государств изучались рядом российских ученых (Р.Л. Бобров, Г.И. Тункин, Н.Н. Ульянова, Г.Х. Шахназаров, И.И. Лукашук, Ю.А. Тихомиров).

Российский ученый М.В. Ильин  считает, что «национальный интерес есть интерес нации как двуединство суверенного территориального государства и гражданского общества. Государственный интерес и интересы гражданского общества содержательно связаны с понятием национального интереса и в значительной мере определяют его смысловую структуру» [3].

На основе понимания национального интереса формируются целые направления внутри политической науки, которые по-разному трактуют содержание и значение этого понятия в зависимости от идеологических позиций ученых и исследователей.

Одни ученые подвергают сомнению объективность понятия «национальные интересы» (Р. Арон) [4]. Для ученого, исходящего из объективного интереса в объяснении поведения людей и социальных общностей, опасность состоит в неизбежности соскальзывания на путь произвольного «конструирования» интересов, считает  Р. Арон.

Известный французский специалист в области международных отношений Ж.Б. Дюрозель отмечает, что «было бы, конечно, хорошо, если бы существовала возможность определить объективный национальный интерес. Тогда можно было бы довольно просто исследовать международные отношения путем сравнения национального интереса, предлагаемого лидерами, и объективного национального интереса. Беда, однако, состоит в том, что любое размышление об объективном национальном интересе является субъективным» [5].

Представители либеральных концепций подвергают сомнению саму правомерность использования понятия «национальный интерес»  в целях анализа или же в качестве критерия внешней политики.

Теоретики либерально-идеалистической парадигмы готовы согласиться с существованием национальных интересов только при условии, что его содержанием должны быть признаны моральные нормы и глобальные проблемы современности. Защита суверенитета и связанное с этим стремление к могуществу в условиях усиливающейся взаимозависимости мира, по их мнению, все больше утрачивают свое значение.

Анализ политической практики и научной литературы позволяет сделать вывод, что формирование национальных интересов представляет собой эволюционный и длительный исторический процесс, осуществляющийся в сложном переплетении экономических, социальных, национально-психологических и иных факторов, в совокупности определяющих со-держание и характер национально-исторического опыта данного народа. В таком качестве национальные интересы являются общественно-историческим феноменом и не могут существовать независимо от сознания их носителей. Они имеют самую тесную взаимосвязь с идентичностью конкретной нации.

Определение национальных интересов от-дельно взятого государства предполагает обязательный учет интересов других государств, а в чем-то и интересов всего мирового сообщества.

Национальные интересы ранжируются по своей значимости и влиянию. Именно поэтому часто можно встретить в литературе понятие жизненно важных интересов.

Это понятие присутствует в нормативно-правовых документах различных стран мира: в Национальной стратегии для нового столетия США, Законе «О безопасности»  Российской Федерации.

Национальная стратегия США подразделяет национальные интересы США на три категории:

—жизненно важные;

—важные национальные интересы;

—гуманитарные и другие интересы [6].

Под жизненно важными интересами Соединенные Штаты понимают вопросы чрезвычайной важности, выживания, безопасности и жизнеспособности нации.

Закон РФ «О безопасности»  дает определение жизненно важных интересов как совокупности потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития человека, общества и государства [7].

В юридической науке национальные интересы изучались с разных сторон, в том числе с позиций их отражения в законодательстве [8].

При этом большинство исследователей данного вопроса исходят из того, что национальный интерес состоит из двух компонентов: интересов граждан и интересов государства, причем эти интересы неразрывно связаны и дополняют друг друга [9].

В современной науке существуют различные классификации национальных интересов.

Наиболее распространены классификации национальных интересов в зависимости от:

1) долгосрочности интересов; интересы можно подразделить на постоянные и временные (преходящие);

2) жизненной необходимости реализации того или иного интереса; можно выделить жизненно необходимые интересы и интересы развития (т. е. интересы на перспективу);

3) территории, с которой связаны интересы; среди них следует различать территориальные, локальные (в рамках одного географического региона) и глобальные (универсальные, т. е. общие интересы для государств независимо от того географического региона, в котором они расположены);

4)  уровня, на котором интересы должны быть реализованы; они могут быть внутригосударственными и международными;

5) значимости для государств — национальными и интернациональными;

6) сферы общественной жизни, к которой относятся интересы; их можно классифицировать на экономические, политические, со-циальные и т. д. [10].

В  Стратегии национальной безопасности  Российской Федерации до 2020 года, одобренной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г.

№ 537, национальные интересы Российской Федерации определяются как «совокупность внутренних и внешних потребностей государства в обеспечении защищенности и устойчивого развития личности, общества и государства».

В этом важном концептуальном документе отмечается, что национальные интересы Российской Федерации на долгосрочную перспективу заключаются:

—в развитии демократии и гражданского общества, повышении конкурентоспособности национальной экономики;

—в обеспечении незыблемости конституционного строя, территориальной целостности и суверенитета Российской Федерации;

—в превращении Российской Федерации в мировую державу, деятельность которой направлена на поддержание стратегической стабильности и взаимовыгодных партнерских отношений в условиях многополярного мира [11].

Существенный научный и практический интерес представляет вопрос: какие конкретные задачи стоят перед нашей страной в названных сферах общественной жизни на современном этапе?

Анализ показывает, что в этих областях дела наши обстоят далеко не самым лучшим образом. Двадцать лет бурных преобразований так и не избавили нашу страну от унизительной сырьевой зависимости. Наша теперешняя экономика переняла у советской самый тяжелый порок — она в значительной степени игнорирует потребности человека. Отечественный бизнес за малым исключением не создает нужные людям вещи и технологии, а торгует тем, что сделано не им, — сырьем либо импортными товарами. Готовые же изделия, произведенные в России, в основной массе пока отличаются крайне невысокой конкурентоспособностью.

Как следствие, отмечает в своей статье «Россия,  вперед!»  Президент России Д.А. Медведев, на уровне глобальных экономических процессов влияние России, прямо скажем, не так велико, как нам бы хотелось. Конечно, в эпоху глобализации влияние любой страны не может быть абсолютным. Это было бы даже вредно. Но возможности нашей страны должны быть значительными, подобающими исторической роли России [12].

К недугам, мешающим нашему полноценному развитию, Д.А. Медведев относит:

—вековую экономическую отсталость, привычку существовать за счёт экспорта сырья, фактически выменивая его на готовые изделия;

—коррупцию, с незапамятных времен истощавшую Россию и до сих пор разъедающую еепо причине чрезмерного присутствия государства во всех сколько-нибудь заметных сферах экономической и иной общественной деятельности;

—широко распространенные в обществе патерналистские настроения, т.е. уверенность в том, что все проблемы должно решать государство либо кто-то еще, но только не каждый на своем месте [12].

Путь решения этих проблем — модернизация России на основе инновационного развития.

Принципиальный вопрос здесь — что понимать под модернизацией, соответствующей национальным интересам России на современном этапе?

Модернизация России в политической сфере также вряд ли может обойтись без политической реформы, которая важна как фактор:

—формирования модернизационной элиты,

—создания механизмов вертикальной со-циальной мобильности,

—выработки эффективной модели управления модернизационным процессом [11].

 Этот процесс уже идет. Российская Федерация с начала 90-х годов ХХ века находится в состоянии динамичных преобразований своей государственности. На этом пути она прошла большой путь. В настоящее время в ее развитии наступает новый этап. Суть его — дальнейшая демократизация общественной жизни.«Политическая система будет обновляться и совершенствоваться в ходе свободного соревнования открытых политических объединений», заявил Президент РФ Д.А.Медведев  [12]. Намечая контуры этих перемен, он отметил: «как и в большинстве демократических государств, лидерами в политической борьбе будут парламентские партии, периодически сменяющие друг друга у власти. Партии и их коалиции будут формировать федеральные и региональные органы исполнительной власти (а не наоборот), выдвигать кандидатов на пост главы государства, руководителей регионов и местного самоуправления»  [12].

Несмотря на несомненные достижения в этой области, еще очень многое предстоит сделать. Речь идет о том, чтобы оперативно и основательно изучить развертывающиеся процессы совершенствования государственного механизма в Российской Федерации, развития федерализма в различных сферах государственной и общественной жизни. Для этого крайне важно широкое изучение опыта демократического развития институтов власти не только в центре, но и в субъектах Российской Федерации, в первую очередь представительных институтов, которые являются стержнем в механизме сдержек и противовесов и выражают интересы наиболее  широких  слоев  общества.

Намечая пути дальнейшего совершенствования политической системы, Д.А. Медведев предложил продолжить совместную работу по улучшению качества народного представительства и созданию дополнительных условий для свободной, справедливой и цивилизованной конкуренции между партиями.

В целом для обеспечения национальной безопасности Российская Федерация, наряду с достижением основных приоритетов национальной безопасности, сосредоточивает свои усилия и ресурсы на следующих приоритетах устойчивого развития:

—повышение качества жизни российских граждан путем гарантирования личной безопасности, а также высоких стандартов жизнеобеспечения;

—экономический рост, который достигается прежде всего путем развития национальной инновационной системы и инвестиций в человеческий капитал;

—наука, технологии, образование, здравоохранение и культура, которые развиваются путем укрепления роли государства и совершенствования государственно-частного партнерства;

—экология живых систем и рациональное природопользование, поддержание которых достигается за счет сбалансированного потребления, развития прогрессивных технологий и целесообразного воспроизводства природно-ресурсного потенциала страны;

—стратегическая стабильность и равноправное стратегическое партнерство, которые укрепляются на основе активного участия России в развитии многополярной модели мироустройства [11].

 

Список использованных источников

 

1. Morgenthau H. Politics among Nations.

N.-Y., 1948; In Defence of National Interest. N.-Y., 1952.

2. Rosenau J. The Scientific Study of Foreign Policy. N. Y., 1971.

3. Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. М., 1997. С. 141.

4. Aron R. Peace and War. L., 1966. P. 91.

5. Duroselle J. B. Tout empire perira. Une vision theorique des relations internationales. P., 1982. Р. 88.

6. Хаботин С. Стратегия национальной безопасности США в 21 веке // Компас. ИТАР-ТАСС. 2000. № 3. С. 3.

7. Закон РФ от 5 марта 1992 г. №2446-I (ред. от 7 марта 2005 г.) «О безопасности»  // Ведомости РФ. 1992. № 15. Ст. 769.

8. См., например: Тихомиров Ю.А. Публичное право. — М., 1995. С. 54-55; Михайлов С.В. Интерес как общенаучная категория и ее отражение в науке гражданского права // Государство и право. 1999. №7; Кряжков А.В. Публичный интерес: понятие, виды и защита // Государство и право. 1999. №10. С. 92; Российское государство и право на рубеже тысячелетий // Государство и право. 2000. № 7. С. 9; Тихомиров Ю.А. Публично-правовое регулирование: динамика сфер и методов // Журнал российского права. 2001. №5. С. 5; Он же. Интерес в публичном и частном праве // Журнал российского права. 2003. №1. С. 139-145.

9. Соколов В.В. Национальные экономические интересы: выработка консенсуса // Внешняя политика и безопасность современной России: Хрестоматия: В 2 т. — М., 1999. Т. 1. Кн. 2. С. 262 — 285; Хабриева Т.Я., Тихомиров Ю.А. Право и интересы // Журнал российского права. 2005. №12. С. 17; Баранов В.М. Деструктивное воздействие права на национальные интересы // Журнал российского права. 2005. №12. С. 87.

10. Хижняк В.С. Классификация национальных интересов современной России// Конституционное и муниципальное право. 2008. № 5.

11. Указ Президента РФ от 12.05.2009

№ 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»  // СЗ  РФ. 18.05.2009. № 20. Ст. 2444.

12. Медведев Д.С. Россия, вперед!  //http://www.kremlin.ru/transcripts/5413

13. Презентация доклада «Модернизация России как построение нового государства»  Института современного развития. 29 окт.

2009 г.  http://www.riocenter.ru/ru/news/7387.