УДК 340.113 

Страницы в журнале: 20-25

 

В.Ю. ТУРАНИН,

кандидат юридических наук, доцент кафедры трудового и предпринимательского права Белгородского государственного национального исследовательского университета, депутат Земского собрания Белгородского района Белгородской области turanin@mail.ru

 

Исследуется сущность юридической терминологической системы, проводится ее структурирование, в рамках которого осуществляется индивидуализация соответствующих элементов — юридических терминов, юридических терминологических рядов, юридических терминологических аппаратов.

Ключевые слова: структура, юридический термин, юридический терминологический ряд, юридический терминологический аппарат, юридическая терминологическая система.

 

Structuring  Legal  Terminological  System

 

Turanin V.

 

The essence of legal terminological system is investigated, structuring within which the individualization of the corresponding elements — legal terms is carried out, legal terminological ranks, legal terms frameworks is carried out it.

Keywords: structure, legal term, legal terminological row, legal terms framework, legal terminological system.

 

Юридическая терминологическая система является своеобразной теоретико-правовой моделью существования юридической терминологии. При этом следует заметить, что само понятие, выраженное термином «система», трактуется по-разному. Рассмотрим некоторые его определения, существующие в философии и праве. В философском понимании, по мнению одного из основоположников общей теории систем Л. фон Берталанфи, это «комплекс элементов, находящихся во взаимодействии»[1]. По убеждению А.Н.Аверьянова, система представляет собой «отграниченное множество взаимодействующих элементов»[2]. Согласно концепции  П.К.Анохина система — это «комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия компонентов на получение фокусированного полезного результата»[3]. Это может быть и «множество связанных между собой элементов, составляющее определенное целостное образование»[4]. В свою очередь, с позиции теории права Д.А.Керимов пишет о том, что «любая система представляет собой интеграцию однотипных по своей сущности образований в структурно упорядоченное целостное единство, обладающее относительной самостоятельностью, устойчивостью, автономностью функционирования и взаимодействием с внешней средой для достижения заданных целей»[5]. Опираясь на эти общие трактовки, полагаем, что есть потенциал для выделения следующих признаков, присущих юридической терминологической системе:

— связь юридических терминов (первичных элементов системы) с юридическим языком;

— множественность юридических терминов;

— структурная упорядоченность юридических терминов;

— иерархичность юридических терминов;

— взаимосвязь и взаимозависимость юридических терминов;

— цикличность в развитии юридической терминологической системы.

Соответственно, юридическую терминологическую систему можно представить как структурно упорядоченное множество юридических терминов, используемых в юридическом языке, характеризующееся иерархичностью в построении, существующее во взаимосвязи и взаимозависимости, цикличное в своем развитии. Составной частью юридической терминологической системы (подсистемой) является законодательная терминологическая система.

Остановимся на исследовании возможности структурирования современной юридической терминологической системы, ведь очевидно, что шаг от единичного термина к общей системе слишком широк. Поэтому логично предположить наличие в данном случае промежуточных звеньев. С нашей точки зрения, структурными элементами (звеньями) современной юридической терминологической системы являются юридические термины, юридические терминологические ряды и юридические терминологические аппараты.

Первичным звеном юридической терминологической системы является юридический термин, который, полагаем, представляет собой специальное слово (или словосочетание), точно обозначающее соответствующее юридическое понятие, однозначно воспринимаемое в пределах юридического языка, смысл которого выражен с помощью определения[6].

Следующее звено — это юридический терминологический ряд, который объединяет юридические термины и играет определяющую роль в укреплении системных связей. Следует отметить, что юридические терминологические ряды пронизывают все отрасли права. Мысль о наличии юридических терминологических рядов нужно воспринимать как логическое продолжение разработок А.М. Васильева, касающихся определения сущности понятийных рядов в правовой теории. По его мнению, «понятийный ряд представляет собой такое подразделение в системе правовых категорий, с помощью которого фиксируются логические связи между включенными в него юридическими понятиями, отражающие моменты единства и разнообразия правопроявлений в установленном отношении»[7]. Действительно, выделение понятийных рядов в рамках общей системы юридических понятий не только возможно, но и необходимо. Формирование ряда как структурной составляющей системы юридических понятий помогает в процессе ее внутренней организации, служит проявлением логических связей элементов, обеспечивает их координацию.

В большинстве случаев понятийные ряды — это видовые иерархические структуры. Например, в теории гражданского права в качестве базисного элемента структурно упорядоченного понятийного ряда можно выделить юридическое понятие, выраженное термином «вещь», которое является образующим элементом для понятий, выраженных такими терминами, как «неделимая вещь», «сложная вещь», «главная вещь», «принадлежность» и т. д. Вполне логичен и вывод о восприятии данных тенденций в рамках законодательной терминологической системы. В этом случае о терминологических рядах можно говорить как в широком смысле (по отношению ко всему российскому законодательству), так и в узком смысле (по отношению к конкретным законам).

С нашей точки зрения, можно выделить следующие признаки юридического терминологического ряда:

— смысловое единство составляющих ряд юридических терминов;

— зависимость составляющих ряд юридических терминов друг от друга;

— иерархичность построения юридического терминологического ряда.

Полагаем, что юридический терминологический ряд  можно определить как объединение юридических терминов на основе смыслового единства, зависимости друг от друга, иерархичности, существующее в рамках юридической терминологической системы.

Проследим некоторые особенности существования юридических терминологических рядов по отношению к конкретным законам (в узком смысле) на примере Федерального конституционного закона от 28.06.2004 № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации»[8]. В статье 4 данного закона выделяются и определяются двенадцать основных юридических терминов: «агитация по вопросам референдума», «адрес места жительства», «бюллетень», «вопрос референдума», «инициативная агитационная группа», «инициативная группа по проведению референдума», «кампания референдума», «комиссия референдума», «подписной лист», «политическая партия», «право на участие в референдуме», «участники референдума». В определении одиннадцати из них (за исключением термина «адрес места жительства») содержится ключевое слово «референдум», а сам термин «референдум» определяется в ст. 1 данного закона. Эти термины (как минимум) и составляют юридический терминологический ряд, ведь они:

а) объединены смысловым единством: их использование сфокусировано и направлено на раскрытие сущности правового регулирования общественных отношений, связанных с проведением референдума;

б) зависимы друг от друга при использовании в законе: например, употребление юридического термина «агитация по вопросам референдума» невозможно без использования терминов «вопрос референдума» и «референдум», применение юридического термина «право на участие в референдуме» невозможно без использования терминов «участники референдума» и «референдум»;

в) характеризуются иерархией: в тексте закона есть ключевой юридический термин  «референдум» и термины, образующие с ним своеобразную логико-подчинительную цепочку.

Обратим особое внимание на иерархичность в построении юридических терминологических рядов, которая служит основой для иерархичности всей юридической терминологической системы и одновременно признаком, позволяющим идентифицировать каждый ряд в данной системе. Иерархичность юридического терминологического ряда и юридической терминологической системы в целом подразумевает существование основных (ключевых) и вспомогательных элементов. Наличие ключевого термина есть та связующая нить, без которой адекватное восприятие законодательного текста практически невозможно. Это элемент, за счет которого прирастает и формируется сопутствующая терминология. По такому пирамидальному принципу построено большинство законодательных актов. К примеру, в Федеральном законе от 05.12.2005 № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества»[9] подобными ключевыми элементами являются термины «казачество» и «казачье общество», вокруг которых сконцентрированы и объединены все другие термины данного закона. В тексте Федерального закона от 20.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»[10] в качестве основных терминов следует воспринимать такие, как «присяжные заседатели», «список кандидатов в присяжные заседатели», а в качестве вспомогательных — «общий список кандидатов в присяжные заседатели», «запасной список кандидатов в присяжные заседатели» и т. д.

Кроме возможности объединения юридических терминов в соответствующие ряды существует, на наш взгляд, реальная перспектива выделения в юридической терминологической системе и терминологических аппаратов. Обратим внимание, что в правовой науке широко применяется термин «понятийный аппарат» (по отношению к праву, отрасли права, правовому институту). В.Д. Власов пишет о наличии понятийного аппарата права[11], С.Ю. Головина определяет понятийный аппарат применительно к конкретной отрасли права. По ее мнению, «понятийный аппарат трудового права — это иерархически организованная информационная система, включающая в себя логически взаимосвязанные и структурно упорядоченные понятия, категории, термины и их определения, обладающая целостностью и относительной самостоятельностью функционирования в правовом понятийном пространстве»[12]. Д.А. Смирнов выделяет понятийный аппарат конкретного правового института — института оплаты труда[13]. Существуют примеры использования термина «понятийно-терминологический аппарат». Л.А. Труженикова, например, настаивает на том, что понятийно-терминологический аппарат права — это «утвердившаяся в научных дискуссиях и реально применяемая совокупность освоенных объектов правового исследования, их значений, смыслов и связей, в которых сконцентрированы накопленные юриспруденцией знания, позволяющие специалистам профессионально, с глубокой степенью постижения сущности правовых явлений и фактов мыслить и общаться по проблемам данной области знания»[14].

С нашей точки зрения, точнее будет говорить о терминологическом аппарате, что позволит не смешивать юридические понятия и термины. Исходя из основного предназначения термина, заключающегося в наименовании соответствующего понятия, можно сделать вывод о том, что терминологический аппарат  — это визуальное отражение соответствующего понятийного аппарата в том или ином масштабе его реализации. Отметим, что в филологической науке терминологический аппарат определяется как «набор стилистически нейтральных лексем, семантика которых четко ограничена, является инвариантной, смежной и в совокупности представляет собой некое единство смыслов, которыми оперирует та или иная дисциплина»[15]. В этой связи для определения сущности юридического терминологического аппарата, с нашей точки зрения, прежде всего необходимо определить пределы его реализации. Это обусловлено в том числе и семантикой самого слова «аппарат», основанной на свойстве некой обособленности по отношению к схожим объектам. Отметим, что данное слово может трактоваться как «прибор, механическое устройство, предназначенное для выполнения определенной работы под наблюдением человека» или, например, как «учреждение или совокупность учреждений, обслуживающих какую-либо область управления или хозяйства»[16]. В представленных случаях можно установить четкую связь значений слова «аппарат» с конкретной, определенной деятельностью.

Выделенное свойство обособленности является основополагающим для индивидуализации юридического терминологического аппарата. Учитывая связь юридической терминологической системы с юридическим языком (в целом), логично будет предположить возможность существования юридического терминологического аппарата как структурного элемента юридической терминологической системы в рамках функциональных разновидностей юридического языка: языка юридической науки, языка юридической практики и юридического разговорного языка. Иными словами, в данном случае своеобразной смысловой матрицей, позволяющей вычленить юридический терминологический аппарат, служит юридический язык, а обособление аппарата происходит по видовому критерию. Если следовать заданной логике и воспринимать в качестве такой матрицы право, то можно предположить, что юридическая терминологическая система относится к праву вообще, а юридические терминологические аппараты существуют в рамках отраслей права. Соответственно, их обособление возможно и по отраслевому критерию.

Проецируя предложенный тезис на законодательную терминологическую систему, отметим, что терминологические аппараты можно обособить не только по отраслевому критерию (терминологический аппарат гражданского законодательства, терминологический аппарат уголовного законодательства и т.д.), но и по критерию индивидуальности каждого закона в системе законодательства, что дает возможность говорить о терминологических аппаратах конкретных законов. При этом, конечно же, справедливой будет оговорка о том, что приведенные примеры обособления юридического терминологического аппарата имеют относительный (условный) характер.

В качестве элементов юридического терминологического аппарата выступают отдельные юридические термины и юридические терминологические ряды. В свою очередь, их структурное единство и логическая взаимосвязь являются еще одной особенностью, характеризующей каждый юридический терминологический аппарат. Приведем некоторые примеры.

Терминологический аппарат российского уголовного законодательства составляют отдельные юридические термины («обратная сила», «амнистия»), а также юридические терминологические ряды: а) «преступление», «категории преступлений», «совокупность преступлений», «рецидив преступлений», «преступник»; б) «вина», «формы вины», «умысел», «неосторожность», «вред», «невиновное причинение вреда». При этом данные элементы юридического терминологического аппарата отличаются структурным единством (они последовательно определяют соответствующие им понятия) и логической взаимосвязью (они объединены общим уголовно-правовым понятийным вектором). Терминологический аппарат Федерального закона от 07.02.2011 № 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности»[17] также составляют отдельные термины («контролирующее лицо», «организованные торги»), а также терминологический ряд «клиринг», «внутренний учет клиринговой организации», «индивидуальное клиринговое обеспечение», «клиринговая услуга», «клиринговая деятельность», «клиринговая организация», «клиринговый пул», «клиринговый брокер», «коллективное клиринговое обеспечение», «неттинг», «правила клиринга», «участник клиринга» и др. В данном случае мы также можем заметить структурное единство и логическую взаимосвязь элементов.

Исходя из изложенного, можно выделить следующие признаки юридического терминологического аппарата:

— относительная обособленность юридического терминологического аппарата в рамках юридической терминологической системы;

— структурное единство элементов (юридических терминов и юридических терминологических рядов), составляющих юридический терминологический аппарат;

— логическая взаимосвязь элементов, составляющих юридический терминологический аппарат.

На основании данных признаков юридический терминологический аппарат представляется нам как относительно обособленная совокупность юридических терминов и юридических терминологических рядов, определяемая их структурным единством и логической взаимосвязью в рамках юридической терминологической системы.

В заключение отметим, что в юридической терминологической системе должна существовать как вертикальная, так и горизонтальная связь между элементами (юридическими терминами, юридическими терминологическими рядами, юридическими терминологическими аппаратами). Вертикальная связь основана на возможности объединения первичных элементов системы (юридических терминов) и, как следствие этого, формирования терминологических рядов, аппаратов и самой системы. Она служит плацдармом для структурирования юридической терминологической системы. Горизонтальная связь обусловлена однородным составом элементов юридической терминологической системы: и терминологические ряды, и терминологические аппараты формируются с помощью первичных элементов системы — юридических терминов. Представление о существовании вертикальной и горизонтальной связи между элементами юридической терминологической системы крайне важно для установления режима ее непротиворечивости.

 

Библиография

1 Bertalanffy L. von. General System Theory. Foundations. Development, Applications.— N.Y., 1969. P. 33.

2 Аверьянов А.Н. Системное познание мира. —  М., 1985. С. 43.

3 Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем //  Принципы системной организации функций. — М., 1973. С. 35.

4 Философский словарь / под ред. М.М. Розенталя и П.Ф. Юдина. — М., 1968. С. 320.

5 Керимов Д.А. Философские основания политико-правовых исследований. — М.,  1986. С. 218.

6 См.: Туранин В.Ю. Юридическая терминология в современном российском законодательстве: теоретические и практические проблемы использования. — М., 2010. С. 43.

7 Васильев А.М. Правовые категории: методологические аспекты разработки системы категорий теории права. — М., 1976. С.134.

8 СЗ РФ. 2004. № 27. Ст. 2710.

9  СЗ РФ. 2005. № 50. Ст. 5245.

10  СЗ РФ. 2004. № 34. Ст. 3528.

11 См.: Власов В.Д. Онтологические основы понятийного аппарата права. URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2010/1/Vlasov/ (дата обращения 30.10.2012).

12 Головина С.Ю. Понятийный аппарат трудового права. — Екатеринбург, 1997. С.75.

13 Смирнов Д.А. Понятийный аппарат института оплаты труда: комплексный анализ: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ярославль, 2009. С. 23.

14 Труженикова Л.А. Латинский язык как средство овладения учащейся молодежью понятийно-терминологическим аппаратом права: автореф. дис. … канд. пед. наук. — Махачкала, 2002. С. 8.

15 Омелин М.В. Проблема терминологического аппарата для сферы общественных связей. URL: http://omelin.ru/index.php/publikatsii/18-problema-terminologicheskogo-apparata-dlya-sfery-obshchestvennykh-svyazej (дата обращения 30.10.2012).

16 Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: в 2 т. — М., 2001. Т. 1. С. 48.

 

17 СЗ РФ. 2011. № 7. Ст. 904.