В.Н. ЧЕРКЕСОВ,

начальник юридического отдела ЗАО «Региональная энергетическая служба», аспирант Волгоградского государственного университета 

 

В  соответствии со ст. 1 Гражданского кодекса РФ к числу принципов гражданского права относится судебная защита гражданских прав. Реализация указанного принципа осуществляется в определенных формах с использованием свойственных гражданским правовым отношениям способов и средств защиты.

В научной литературе отсутствует однозначная позиция по вопросу понятия, квалификации форм, способов и средств защиты гражданских прав. Это связано с тем, что действующее законодательство вообще не содержит понятия «форма защиты» гражданского права, используя при этом такие термины, как «порядок защиты», «способ защиты». Так, ряд цивилистов определяют форму защиты как «определенный порядок защиты прав и интересов, осуществляемый тем или иным юрисдикционным органом в зависимости от его природы»[1].

В.В. Бутнев определяет форму защиты как комплекс согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав, протекающих в рамках единого правового режима[2]. Согласно утверждениям Г.А. Свердлыка и Э.Л. Страунинга, форма защиты права указывает на субъекта, осуществляющего это право, и ее надо отличать от порядка его осуществления, так как порядок раскрывает, как право на защиту реализуется в рамках той или иной формы[3].

По нашему мнению, можно выделить судебную форму и иные формы защиты гражданских прав. Среди последних наибольшую научную разработку получили нотариальная, общественная, третейская, административная формы защиты. Способ защиты гражданских прав можно определить как закрепленные охранительной нормой закона или договора допустимые действия или бездействие (или их совокупность), направленные на предупреждение, пресечение нарушения прав, а также на их восстановление[4].

Нормативное закрепление способы защиты гражданских прав получили в ст. 12 ГК РФ. При этом перечень конкретных способов не является исчерпывающим. Думается, прежде всего поэтому А.П. Сергеев отмечает сомнительность научной обоснованности указанного перечня, поскольку некоторые из способов защиты взаимно перекрывают друг друга[5].

Разделяя взгляды Д.М. Чечота, подчеркнем, что средство защиты гражданских прав (как правило, иск или заявление) является необходимым атрибутом для использования как формы защиты, так и конкретного способа[6].

Рассматриваемый принцип судебной защиты гражданских прав в целом, а также способы и средства его реализации получают свое выражение и применение в отношениях энергоснабжения, составляющих предмет  гражданско-правового регулирования.

Традиционно деятельность по энергоснабжению связывается исключительно с необходимостью осуществления поставки ресурсов потребителям. Подобное понимание данной группы отношений, полагаем, является узким и не позволяет раскрыть подлинное их содержание и значение. В этой связи задача настоящей статьи состоит в том, чтобы проанализировать возникающие в процессе деятельности энергоснабжающих организаций отношения через призму отношений, являющихся следствием предоставления абонентам услуг по энергоснабжению. Иными словами, попытаемся подойти к правопониманию отношений в области энергоснабжения с «обратной» стороны, исследуя как возможные последствия, возникающие в результате непосредственного осуществления указанной деятельности, так и возможные нарушения прав энергоснабжающих организаций со стороны уполномоченных органов государственной власти.

Согласно ст. 548 ГК РФ, а также п. 11 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 12.02.1997 № 167, отношения в области энергоснабжения возникают при передаче абонентам тепловой энергии, снабжении потребителей через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой, оказании услуг по водоотведению и др. Подобная деятельность, как правило, связана с оказанием негативного воздействия на окружающую среду, являющегося в соответствии со ст. 16 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее — Закон об охране окружающей среды) платным.

В соответствии с определением Конституционного суда РФ от 10.12.2002 № 284-О плата за негативное воздействие на окружающую природную среду — обязательный публично-правовой платеж, носящий индивидуально-возмездный и компенсационный характер и являющийся по своей правовой природе не налогом, а фискальным сбором. При этом в силу ст. 57 Конституции РФ каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

Следует отметить, что в настоящее время на территории нашего государства отсутствует единый нормативный акт (закон), устанавливающий порядок исчисления, сроки и размеры внесения платы за негативное воздействие на окружающую среду. По указанным основаниям подобные вопросы регламентируются прежде всего подзаконными нормативными правовыми актами: постановлением Правительства РФ от 12.06.2003 № 344 «О нормативах платы за выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ стационарными и передвижными источниками, сбросы загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты, размещение отходов производства и потребления»; Порядком определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия, утвержденным постановлением Правительства РФ от 28.08.1992 № 632 (далее — Порядок); приказом Ростехнадзора от 08.06.2006 № 557 «Об установлении сроков уплаты платы за негативное воздействие на окружающую среду» (далее — Приказ № 557).

Уполномоченным органом, осуществляющим нормативно-правовое регулирование по вопросам взимания платы за негативное воздействие на окружающую среду, является в

силу постановления Правительства РФ от 30.07.2004 № 401 Ростехнадзор. Именно между указанным органом государственной власти (его территориальными подразделениями) и энергоснабжающими организациями (природопользователями) возникают непосредственные правовые отношения по вопросам начисления и уплаты фискальных сборов.

Как показывает практика 2005 — первого полугодия 2007 годов, к числу проблемных вопросов в таких отношениях можно отнести способ исчисления рассматриваемой платы, сроки, источник и предельные размеры ее уплаты.

Несмотря на отсутствие опубликования в официальных печатных изданиях (являющегося обязательным условием для вступления любого нормативного правового акта в законную силу), участники отношений, регулируемых нормами природоохранного законодательства, до настоящего момента руководствуются Инструктивно-методическими указаниями по взиманию платы за загрязнение окружающей природной среды, утвержденными Минприроды России 26.01.1993  (далее — Инструктивно-методические указания), согласно положениям которых можно использовать следующие варианты при определении фактического объема загрязнения окружающей среды:

1) природопользователи сами определяют объем фактического выброса (сброса, размещения отходов) за квартал на основе результатов анализов, регистрируемых в журналах учета;

2) объем выброса (сброса) за квартал определяется по нормативам предельно допустимых выбросов (предельно допустимых сбросов) (далее — ПДВ (ПДС)) или лимиту, а по итогам

года определяется весь фактический объем выброса (сброса) по данным статистической отчетности и происходит уточнение объема выбросов (сбросов) на уровне нормативов ПДВ (ПДС) или лимитов и превышающих эти нормативы;

3) природопользователи, не имеющие нормативов ПДВ (ПДС) или лимитов, определяют ежеквартальный объем выбросов (сбросов, размещения отходов) делением годовой массы прошлого года на четыре, а по итогам года уточняется фактический объем выбросов (сбросов, размещения отходов).

Формулировка «можно использовать», а также комплексный анализ Инструктивно-методических указаний, на наш взгляд, бесспорно, свидетельствуют о том, что законодатель не предусмотрел какого-либо императивного способа исчисления платы за негативное воздействие на окружающую среду. Более того, право выбора какого-либо способа принадлежит природопользователю.

При этом от выбора той либо иной методики исчисления платы напрямую зависит периодичность уплаты рассматриваемого нами обязательного платежа. Как правило, с позиции экономической целесообразности природопользователи выбирают второй способ исчисления платы, связанный с обязанностью производить уплату данных платежей не ежеквартально, а ежегодно.

Однако с изданием Ростехнадзором Приказа  № 557 ситуация изменилась. Указанным нормативным правовым актом установлен срок уплаты платежа за негативное воздействие на окружающую среду не позднее 20-го числа месяца, следующего за отчетным периодом (отчетным периодом признан календарный квартал). Подобное правовое регулирование, безусловно, преследует в качестве цели пополнение бюджетов различных уровней.

Но законодателем не было принято во внимание следующее обстоятельство. Согласно упоминаемому Порядку четко определены две составляющие платы за негативное воздействие на окружающую среду: 1) платежи за предельно допустимые выбросы, сбросы загрязняющих веществ, размещение отходов, уровни вредного воздействия (так называемые нормативные платежи); 2) платежи за их превышение — так называемые сверхнормативные платежи.

При этом если уплата первых осуществляется за счет себестоимости продукции (работ, услуг), то вторых — за счет прибыли, остающейся в распоряжении природопользователя.

Применительно к отношениям энергоснабжения себестоимость продукции (работ, услуг) связана с утвержденным уполномоченными органом государственной власти или органом местного самоуправления тарифом, поскольку в силу действующих правовых предписаний деятельность хозяйствующих субъектов, например, по осуществлению функций водоснабжения, водоотведения, отопления и горячего водоснабжения отнесена к числу регулируемых видов деятельности.

Прибыль по своей правовой природе является налоговой и бухгалтерской категорией, а поэтому регламентируется Налоговым кодексом РФ, а также Федеральным законом от 21.11.1996  № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Закон о бухгалтерском учете).

Системный анализ п. 1 ст. 55 и п. 1 ст. 285 НК РФ позволяет констатировать, что применительно к природопользователю — юридическому лицу вопрос о наличии (отсутствии) прибыли можно определить только по окончании налогового периода — календарного года. Более того, окончательный размер прибыли по итогам отчетного периода определяется в годовом бухгалтерском балансе, представляемом в налоговые органы согласно п. 2 ст. 15 Закона о бухгалтерском учете в течение 90 дней по окончании года. Следовательно, только после представления годовой бухгалтерской отчетности в налоговые органы природопользователь — юридическое лицо располагает достоверными сведениями о размере полученной в отчетном налоговом периоде прибыли, а поэтому только после указанных мероприятий вправе производить какие-либо платежи за счет прибыли.

Подобные обстоятельства свидетельствуют о противоречии Приказа  № 557, установившего сроки уплаты платежа за негативное воздействие на окружающую среду, положениям как НК РФ, так и Закона о бухгалтерском учете.

«Заложниками» подобной законодательной неопределенности могут стать энергоснабжающие организации, поскольку Ростехнадзор и его территориальные подразделения будут, скорее всего, руководствоваться в своей деятельности Приказом № 557, а энергоснабжающие организации объективно не будут иметь возможности производить ежеквартально сверхнормативные платежи.

В этой ситуации природопользователи будут вынуждены обращаться за защитой своих прав в судебные органы с требованиями либо о признании ненормативного правового акта органа государственной власти недействительным, либо об оспаривании действий данного органа.

Думается, что сроки внесения платы за негативное воздействие на окружающую среду, определенные Приказом № 557, должны корреспондировать положениям бухгалтерского и налогового законодательства. Поэтому в целях предупреждения нарушения прав энергоснабжающих организаций целесообразно внести соответствующие изменения в Приказ № 557, определив обязанность природопользователя производить, во-первых, ежеквартальное внесение только предельно допустимой (нормативной) платы за негативное воздействие на окружающую среду, во-вторых, ежегодное внесение сверхнормативной платы за негативное воздействие на окружающую среду (после представления хозяйствующим субъектом годовой бухгалтерской отчетности в налоговые органы).

Не менее актуальным является вопрос об источнике оплаты сверхлимитных платежей и правомерности их отнесения к разновидности платежей, не учитываемых в целях налогообложения по налогу на прибыль организаций. Связано это с тем, что действующее законодательство не содержит четкого определения сверхлимитного платежа.

Анализ ст. 22 Закона об охране окружающей среды свидетельствует, что нормативы допустимого воздействия на окружающую среду включают: 1) нормативы образования отходов производства и потребления; 2) лимиты на их размещение. Следовательно, размещение отходов производства и потребления в пределах утвержденных лимитов является разновидностью нормативного воздействия на окружающую среду, поэтому сверхлимитные платежи также являются составляющим элементом сверхнормативных платежей. По указанным основаниям сверхлимитные, как и сверхнормативные, платежи подлежат уплате за счет прибыли, остающейся в распоряжении природопользователя.

Этот вывод подтверждается разъяснениями Министерства финансов РФ, выраженными в письмах от 03.12.2004 № 03-03-01-04/1/169 и от 01.12.2005 № 03-03/4/403, согласно которым плата за сверхлимитные выбросы является платежами за сверхнормативные выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду и в соответствии с п. 4 ст. 270 НК РФ при налогообложении налогом на прибыль не учитывается.

Позиция Нижне-Волжского межрегионального управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора, осуществляющего свою деятельность в границах Волгоградской области, прямо противоположна[7] и сводится к констатации обязанности энергоснабжающих организаций (природопользователей) производить ежеквартально уплату платежа за негативное воздействие на окружающую среду (как нормативной, так и сверхнормативной составляющей). Между тем это может повлечь необоснованное расходование денежных средств организаций (т. е. убытки), будет препятствовать получению положительного финансового результата по итогам календарного года и, как следствие, приведет к нарушению гражданских прав хозяйствующих субъектов.

В целях пресечения нарушения своих прав хозяйствующие субъекты, осуществляющие деятельность в сфере энергоснабжения, вынуждены реализовывать закрепленный в ст. 1 ГК РФ принцип судебной защиты своих прав.  Существующая правоприменительная практика, основанная на положениях Порядка, свидетельствует о том, что взыскание подобных фискальных сборов осуществляется с учетом необходимости обеспечения защиты гражданских прав природопользователей (в зависимости от наличия или отсутствия прибыли).

Так, решением Арбитражного суда Волгоградской области от 27.06.2007 по делу № А12-5083/07-С45 ненормативный правовой акт Нижне-Волжского межрегионального управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора об уплате платежа за негативное воздействие на окружающую среду в размере 153 397 739 руб. 39 коп. признан недействительным. Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 05.07.2007 по делу № А12-776/07-С59 в удовлетворении исковых требований указанного органа государственной власти о взыскании платы за негативное воздействие на окружающую среду в размере 41 492 176 руб. 69 коп. отказано в полном объеме.

Полагаем также, что нуждается в рассмотрении вопрос, связанный с предельными размерами платы за негативное воздействие на окружающую среду. Федеральное законодательство определяет, что предельные размеры платы за загрязнение окружающей природной среды сверх предельно допустимых нормативов устанавливаются в процентах от прибыли, остающейся в распоряжении природопользователя, дифференцированно по отдельным отраслям народного хозяйства с учетом их экономических особенностей. На основании изложенного, а также принимая во внимание положения статей 72, 76 Конституции РФ в системном толковании со ст. 6 Закона об охране окружающей среды, надлежит заключить, что полномочия по установлению предельных размеров платы за сверхнормативные сбросы (выбросы) загрязняющих веществ делегированы органам исполнительной власти субъектов Федерации.

Этот вывод получил подтверждение в решении Арбитражного суда Волгоградской области от 27.06.2007 по делу № А12-5083/07-С45 и постановлении Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 17.10.2006 по делу № Ф03-А73/06-1/3638.

Итак, принцип судебной защиты гражданских прав в отношениях энергоснабжения является гарантией пресечения нарушения прав энергоснабжающих организаций со стороны уполномоченных органов государственной власти, осуществляющих расчет, начисление и взыскание фискального сбора (платы за негативное воздействие на окружающую природную среду).

 

Библиография

1 См.: Воложанин В.П. Несудебные формы разрешения гражданско-правовых споров. — Свердловск, 1974. С. 6; Верши

нин А.П. Способы защиты гражданских прав в суде: Дис. ... д-ра юрид. наук. — СПб., 1998. С. 12—14; Шакарян М.С. Соотношение судебной формы с иными формами защиты субъективных прав граждан // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. — М., 1985.  С. 7.

2  См.: Бутнев В.В. К понятию механизма защиты субъективных прав // Субъективное право: проблемы осуществления и защиты. — Владивосток, 1989. С. 17.

3  См.: Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав: Учеб. пособие. — М., 2002. С. 37.

4 См.: Дунаев В.В. Понятие и виды форм защиты гражданских прав // Сибирский юридический вестник. 2003. № 4. (http://law.edu.ru/magazine/document.asp?magID=6&magNum=4&magYear=2003 &articleID=1149711)

5 См.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. — М., 2007. С. 339—347.

6 См.: Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. — Л., 1968. С. 68—69.

7 См., например, материалы Арбитражного суда Волгоградской области: дело № А12-5083/07-С45 по заявлению ОАО «Волгоградские коммунальные системы» к Нижне-Волжскому межрегиональному управлению по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора о признании недействительным ненормативного правового акта (требования об уплате платежа за негативное воздействие на окружающую среду в размере 153 397 739 руб. 39 коп.); дело № А12-776/07-С59 по иску Нижне-Волжского межрегионального управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора к ЗАО «Региональная энергетическая служба» о взыскании платы за негативное воздействие на окружающую среду в размере 41 492 176 руб. 69 коп.