УДК 342.56 

Страницы в журнале: 83-86

 

А.В. МАЛЬКО,

доктор юридических наук, профессор, директор Саратовского филиала Института государства и права РАН,

 

П.А. ГУК,

кандидат юридических наук, доцент, председатель Пензенского районного суда Пензенской области

 

Анализируются проблемы взаимосвязи судебной практики и судебной политики и их влияния на законотворческий процесс современной России.

Ключевые слова: судебная практика, судебная политика, взаимодействие, законотворчество.

 

Judiciary practice as means of formation of a judicial policy: questions of interaction and influence on lawmaking

 

Malko A., Guk P.

 

Problems of interrelation of judiciary practice and the judicial policy and their influence on legislative process of modern Russia are analyzed.

Keywords: judiciary practice, the judicial policy, interaction, lawmaking.

 

В  современной правовой системе России судебная практика выступает своеобразным индикатором жизнеспособности нормативного акта любого уровня. Прежде всего это проявляется в применении судебными органами вновь принятых законов, которые часто не отвечают требованиям юридической техники, носят расплывчатый, неточный характер.

Законодательство во многом не успевает своевременно и адекватно упорядочивать уже фактически сложившиеся общественные отношения и стимулировать развитие новых[2],  поэтому особую роль в преодолении возникающих проблем играют органы судебной власти, судебная практика, влияющая на процессы правоприменения и правотворчества.

Подобная ситуация приводит к необходимости судебной корректировки или приспособления к спорным отношениям норм права и выработке единой судебной практики в использовании того или иного нормативного акта. Кроме этого, юридические положения проверяются на соответствие Конституции РФ, и в случае их дисквалификации применяются сформулированные судом правовые позиции, которые в дальнейшем становятся прообразом юридических норм. Влияние судебной практики высших судебных органов на законотворческую политику, вырабатываемую представительным органом власти, не в полной мере воспринимается законодательной властью, тогда как правовая жизнь подсказывает и предлагает уже готовые формы судебно-правовой материи.

Вопрос о влиянии судебной практики на правотворчество в современных условиях очень актуален, поскольку законодателю представляется уже выработанная практикой абстрактная судейская норма, которая может получить дальнейшее свое законодательное развитие и закрепление в норме права. Но всегда ли будет востребована законодателем такая форма судебной практики? С.В. Бошно отмечает: «Влияние судебной практики на законотворчество осуществляется перманентно. Способы этого влияния различаются, но их объединяет то, что в результате происходит изменение правовых норм»[3].

Недостаточно изучено влияние на данный процесс и судебной политики, которая, в свою очередь, оказывает воздействие на формирование законотворческой политики, а последняя — на правотворчество в целом. Эта, на наш взгляд, связующая нить в процессе взаимодействия двух ветвей власти должна способствовать совершенствованию права.

Правотворчество, по мнению некоторых авторов, является одной из форм реализации правовой политики государства наряду с правоприменением и правовым воспитанием[4]. Правовая политика представляет собой научно обоснованную, последовательную и системную деятельность соответствующих структур (прежде всего государственных и муниципальных органов) по созданию эффективного механизма правового регулирования, формированию правовой государственности, уровня правовой культуры и правовой жизни общества и личности.

Правовая политика весьма разнообразна по своей природе. В зависимости от форм реализации она может складываться из следующих основных направлений: правотворческого, правоприменительного, интерпретационного, доктринального, правообучающего и т. п.

Законотворческая политика как разновидность правовой политики тесно связана с законотворческим процессом, поскольку вырабатывает основные направления в принятии, отмене и изменении законов. С.В. Поленина справедливо считает, что законотворческая политика признана играть важную роль и в обеспечении единства российского законодательства, состоящего из федеральных и иных нормативных актов и законодательства субъектов Федерации[5]. При этом определенный вклад в формирование новых норм права вносит судебная политика.

Выступая на съезде судей, Президент РФ Д. Медведев отметил, что основы судебной системы, заложенные Конституцией РФ и конституциями республик, краев, областей, уставами, федеральными законами, незыблемы. Но необходима тщательная отладка самого механизма правосудия, дальнейшая модернизация законодательства о суде, направленная на повышение качества его работы[6]. Данные предложения дают новый импульс для формирования и развития судебной политики, под которой можно понимать научно обоснованную, последовательную и системную деятельность государства, его органов и должностных лиц, негосударственных институтов и других субъектов социальных связей по выработке правовых идей, реализуемых в сфере организации и осуществления правосудия[7].

Судебная политика содействует определению статуса судей и положения органов судейского сообщества, проявляется в формах судебной практики высших судебных инстанций и т. д.

В ходе судебной деятельности по осуществлению правосудия и функционированию органов судейского сообщества вырабатывается судебная политика в области правоприменения, судоустройства, судопроизводства, материально-технического обеспечения и по другим направлениям, относящимся к компетенции этих органов. Судебная деятельность судейского сообщества устанавливает стратегические направления судебной политики в системе государственной власти, стимулирует принятие законов о совершенствовании правосудия.

Именно высшие судебные органы должны осуществлять судебную политику, представляющую собой комплекс целенаправленных мер по реформированию и оптимизации судоустройства и судопроизводства.

Ключевой фигурой в этой сфере выступает судья, наделенный соответствующими полномочиями по рассмотрению правовых споров в определенном виде судопроизводства, выработке судебной политики в вопросах применения нормативных актов, обобщению судебной практики и созданию правовых позиций и т. д. В этом случае А.С. Кобликов обоснованно отмечает: «Суд есть орган государства, и, естественно, его деятельность не может не выражать определенной политики, находиться вне сферы общественных, в том числе политических, отношений»[8].

Наиболее значимые результаты судебной политики формируются высшими судебными органами и принимаются в виде постановлений Конституционного суда РФ, Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ. Данные судебные акты содержат правовые позиции и правоположения, которые разъясняют, толкуют нормы права, а в ряде случаев содержат нормы судейского права, обязательные для применения в регулировании спорных правоотношений. Следует согласиться с мнением И.Б. Михайловской о том, что «наиболее отчетливые очертания политика судебной власти приобретает в решениях высших судебных органов»[9]. Поэтому можно определенно отметить: судебная практика высших судебных органов выступает своеобразным инструментом в формировании судебной политики.

Судебная политика в современных условиях представляет собой прежде всего комплекс правовых мер, направленных на реализацию судебно-правовой материи через законотворчество, по принятию, отмене, изменению или дополнению норм права, а также по совершенствованию судоустройства и судопроизводства. «Закономерности обратного влияния результатов правового регулирования на правотворчество, — отмечает В.П. Реутов, — и в конечном счете на содержание норм права определяют механизм воздействия юридической практики на развитие законодательства. Способы такого воздействия меняются в зависимости от вида правовой практики»[10]. Следовательно, судебная практика имеет свои, присущие только ей способы, формы, стадии воздействия на законотворчество через судебную политику.

По нашему мнению, следует четко исходить из того положения, что судебно-правовая материя, выработанная судебной практикой, через судебную политику влияет на законотворческую политику и в дальнейшем на законотворчество в целом. При этом судебная практика имеет четкий механизм воздействия на законотворчество и реализуется через определенные стадии.

Начальная стадия состоит в реализации и защите субъективных прав, свобод и законных интересов в определенном виде судопроизводства. Второй этап процесса воздействия направлен на выявление сформулированного результата судебной практики в судебном акте, судебно-правовой материи, созданной высшим судебным органом для регулирования отношений. Далее следует стадия накопления, учета  информации о судебной практике, содержащей судебно-правовую материю, и передачи ее законодательному органу. Четвертый этап заключается в непосредственном восприятии законодателем сформулированной судебной практики (судебно-правовой материи) и ее использовании в законотворческой деятельности при создании норм права. Последняя стадия — это закрепление нормы права.

Конечно, можно не согласиться с построением именно такой конструкции взаимодействия, так как судебная власть и власть законодательная являются независимыми институтами, и какое тут может быть влияние? При этом следует определить цель взаимодействия этих властей, а цель одна — формирование нормы права, которая сможет урегулировать определенные общественные отношения. Вместе с тем понятно, что выбор формулировки нормы права осуществляет законодатель.

 

Библиография

1 Статья выполнена при поддержке РГНФ (проект № 11-03-00349а).

2 См.: Проект концепции правовой политики в Российской Федерации до 2020 года / Под ред. А.В. Малько. — М., 2008. С. 10.

3 Бошно С.В. Влияние судебной практики на законотворчество // Государство и право. 2004. № 8. С. 16; см. также: Зуев О.М. О роли суда в правотворческом процессе // Российский судья. 2007. № 12.

4 См.: Коробова А.П. Правовая политика: понятие, формы реализации, приоритеты в современной России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Самара, 2000. С. 7—8.

5 См.: Поленина С.В. Законотворческая политика // Правовая политика России: теория и практика: Моногр. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 2006. С. 230.

6 См.: Медведев Д.А. Россия: становление правового государства: выступления, статьи, документы: В 3 т. — М., 2010. Т. 1. С. 316.

7 См.: Терехин В.А., Афанасьев С.Ф. Судебно-правовая политика // Правовая политика России: теория и практика. С. 310—311.

8 Кобликов А.С. Судебная политика и способы ее реализации // Советское государство и право. 1991. № 6. С. 69, 72.

9 Михайловская И.Б. Судебная политика // Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. — М., 2003. С. 69.

 

10 Реутов В.П. Стадии воздействия юридической практики на развитие законодательства // Правоведение. 1970. № 3. С. 115.