УДК 347.961.9 

Страницы в журнале: 86-90

 

М.В. ТКАЧЕНКО,

соискатель кафедры административного и финансового права Кубанского государственного университета

 

научный руководитель:

Е.Б. ЛУПАРЕВ,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой административного и финансового права Кубанского государственного университета

 

В статье рассмотрены сущностные характеристики, признаки, виды и формы судебного контроля над нотариальной деятельностью; проанализированы теоретические и практические стороны осуществления судебного контроля; большое внимание уделено вопросам обжалования действий нотариальных органов в порядке особого производства.

Ключевые слова: контроль над нотариальной деятельностью, судебный контроль, нотариальная деятельность, обжалование действий и актов нотариусов, особое производство, подведомственность дел, иск о признании незаконными действий нотариуса.

 

The article covers essential characteristics, features, kinds and forms of judicial control of notarial activity. Most part of the article is devoted to analysis of theoretical and practical aspects of implementation of judicial control. Particular attention has been paid to procedural matters of lodging a complaint for notarial offices actions in a special proceeding.

Keywords: control of notarial activity, judicial control, notarial activity, lodging a complaint for notarial offices actions, special proceeding, admissibility of a case, claim of admission of notarial actions preterlegal.

 

Необходимость контроля над нотариальной деятельностью на сегодняшний день не вызывает сомнения и объясняется тем, что именно всесторонний контроль позволяет выявить ошибки в практике и проблемы функционирования организации нотариата во всех звеньях: от нотариуса до нотариальной палаты.

Трудности в осуществлении контроля в нотариальной сфере в основном обусловлены особенностью самих нотариальных актов. Большинство из них не имеет ограничений по времени действия. Так, нотариально удостоверенные договоры и свидетельства о праве на наследство действуют до тех пор, пока не будет заключена новая сделка либо наследник не пожелает совершить сделку с имуществом, полученным им по наследству. Ограничение по времени действия имеют, например, доверенности. Поэтому ошибки в нотариально удостоверенных документах могут проявиться спустя многие годы. При этом ряд неточностей, например, в тексте нотариально удостоверенного завещания, практически неустранимы, если завещатель уже умер и речь идет о подтверждении прав наследников[1].

В юридической доктрине широко распространено мнение о том, что именно судебный контроль является основной формой надзора над совершением нотариальных действий.

Установление судебного контроля над осуществлением других форм защиты права является важным демократическим завоеванием. Право на правосудие должно принадлежать каждому гражданину, субъективные права и интересы которого оказались нарушенными[2].

Огромное значение и авторитет судебного контроля неоспоримы, так как подавляющее большинство российских граждан пользуются гарантированным Конституцией РФ правом на защиту попранных прав, т. е. обращаются за правовой помощью в судебные органы.

Судебные органы восстанавливают законные права, обязанности и интересы граждан, тогда как нотариат их подтверждает. Судебная власть — одна из ветвей государственной власти — проявляется в возможности воздействия государства на поведение людей через органы судебной власти в свойственных ей правоприменительных формах и специальном законодательно установленном процессуальном порядке[3].

Как отмечают Е.А. Дюкова и Н.М. Чепурнова, объектом судебного контроля является публично-правовая сфера управления общественными процессами[4]. Судебный контроль, являясь видом государственного контроля, в то же время имеет область своего применения, далеко выходящую за сферу функционирования государства, и охватывает практически весь механизм политической системы и гражданского общества. Предметом судебного контроля и судебной оценки является акт соответствующего органа (государственного, общественного, религиозного и т. д.) или должностного лица, либо действие, имеющее юридически значимые последствия, либо уклонение от совершения такового действия, когда на должностное лицо законом возложена обязанность совершить действие в условиях, определенных правовой нормой.

В доктрине встречаются мнения о наличии видов судебного контроля — прямого и косвенного — над действиями и актами нотариусов. Прямой контроль осуществляется при рассмотрении судами заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении в рамках особого производства гражданского процесса. Косвенный контроль осуществляется судами путем рассмотрения споров между участниками гражданского оборота, когда имеет место оспаривание нотариальных актов в исковом производстве гражданского и арбитражного процесса.

В соответствии со ст. 33 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 № 4462-1 (далее — Основы о нотариате) как отказ в совершении нотариального действия, так и неправильное совершение нотариального действия могут быть обжалованы в судебном порядке. Закон не делает каких-либо исключений для отдельных нотариальных действий — все они обжалуются в порядке особого производства. Общие положения об особом производстве регламентированы главой 27 ГПК РФ. Как отмечает исследователь В.Н. Аргунов, это обусловлено правоохранительной природой функции нотариуса. В действиях нотариуса нет ни административного принуждения, ни государственно-властных управленческих полномочий, хотя он и является должностным лицом. Поэтому контроль суда над деятельностью нотариата сопоставим с надзорной функцией суда второй инстанции в гражданском судопроизводстве. Он должен обеспечить исправление нотариальных ошибок, обобщение нотариальной практики, толкование действующего законодательства[5].

Необходимость осуществления особого порядка судопроизводства обусловлена также тем, что нотариальные действия действительно носят особый характер, поскольку затрагивают субъективные права лиц, в отношении которых эти действия совершаются[6].

Как отмечает Д.Х. Валеев, анализ гражданского процессуального законодательства и практики его применения показывает, что многие дела особого производства заведомо носят двусторонний, а поэтому спорный характер.

По мнению исследователя, двусторонними и спорными являются дела по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении (гл. 37 ГПК РФ).

В частности, гражданин может полагать, что соответствующее должностное лицо неправильно удостоверило завещание или доверенность или отказало в их удостоверении. Правда, в ч. 3 ст. 310 ГПК РФ оговаривается: возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом в порядке искового производства. Однако это указание не касается спора публично-правового характера, возникшего между нотариусом и заинтересованным лицом. Такой спор как раз и является предметом судебного рассмотрения[7].

В науке имеются критические замечания относительно необходимости обжаловать совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия в порядке особого производства. Указанные замечания связаны с мнением о том, что дела по обжалованию действий нотариальных органов скорее относятся к производству по делам, возникающим из административно-правовых отношений, чем к особому производству[8]. Как отмечает И. Прохорова, по правовой природе и по существу отказ в совершении нотариальных действий носит административно-правовой характер. Сам отказ есть действие, нарушающее права и свободы граждан и, соответственно, создающее препятствия осуществлению гражданином его прав и свобод[9].

Специфика особого производства заключается в отсутствии спора о праве и материально-правового требования одного лица к другому. В делах особого производства всегда затронут тот или иной интерес, но ни в одном случае субъективное право не выступает в качестве объекта судебной защиты[10]. В ходе рассмотрения таких дел спор о праве не разрешается, а если он и возникает, то суд оставляет заявление без рассмотрения и разъясняет заинтересованным лицам, что они вправе предъявить иск на общих основаниях в соответствии с ч. 3 ст. 310 ГПК РФ.

Согласно ст. 310 ГПК РФ, ст. 49 Основ о нотариате заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать заявление об этом в суд по месту нахождения нотариуса или должностного лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий.

В ч. 1 ст. 310 ГПК РФ устанавливается подсудность дел о неправильном удостоверении завещаний и доверенностей или об отказе в их удостоверении должностными лицами, указанными в федеральных законах. Заявления о неправильном удостоверении завещаний или об отказе в их удостоверении подаются в суд по месту нахождения соответствующего нотариуса или перечисленных выше должностных лиц. Заявления о неправильном удостоверении доверенностей или об отказе в их удостоверении подаются в суд по месту нахождения соответствующего нотариуса или перечисленных выше должностных лиц.

Особое внимание следует обратить на последствия отказа нотариуса выдать свидетельство о праве на наследство. В случае, когда наследник фактически принял наследство и представил в нотариальную контору необходимые документы, однако ему было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство, его заявление в суд на отказ в совершении нотариального действия рассматривается по правилам, предусмотренным главой 37 «Рассмотрение заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении» ГПК РФ[11].

Если же у наследника, фактически принявшего наследство, отсутствуют документы, необходимые для получения свидетельства о праве на наследство и нет возможности получить их иным путем, заявление об установлении факта принятия наследства рассматривается по правилам, предусмотренным главой 28 «Установление фактов, имеющих юридическое значение» ГПК РФ.

В качестве заинтересованных лиц, которые обращаются в суд с заявлением о неправильности совершенных нотариальных действий или об отказе в их совершении, могут выступать лица, в отношении которых должны быть совершены нотариальные действия. Если совершенным нотариальным действием или отказом в его совершении нарушены права и законные интересы других лиц, то они могут обратиться в суд с исковым заявлением.

Пленум ВС РСФСР в п. 3 постановления от 17.03.1981 № 1 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении» обратил внимание судов на то, что к заинтересованным лицам могут быть отнесены граждане и юридические лица, в отношении которых совершено нотариальное действие либо получившие отказ в его совершении. Если нотариальным действием затронуты права или охраняемые законом интересы других лиц, эти лица могут обратиться в суд с  просьбой об устранении допущенных в их отношении нарушений, причем не с жалобой на нотариальное действие, а с соответствующим иском.

В соответствии с ч. 2 ст. 310 ГПК РФ заявление подается в суд в течение 10 дней со дня, когда заявителю стало известно о совершенном нотариальном действии или об отказе в совершении нотариального действия. Для подачи заявления в суд необходимо представить доказательства совершения (отказа в совершении) нотариального действия. Срок, в течение которого заявление может быть подано в суд, должен исчисляться с момента совершения нотариального действия или получения от нотариуса официального отказа в совершении действия. Пропущенный по уважительным причинам установленный ч. 2 ст. 310 ГПК РФ срок может быть восстановлен судом[12].

Срок обращения с заявлением в суд, подлежащий применению по делам, возникающим из публичных правоотношений (статьи 256—260 ГПК РФ), а также по делам о совершении нотариальных действий или об отказе в их совершении (ст. 310 ГПК РФ), неравнозначен сроку исковой давности — их необходимо различать.

Законодатель устанавливает в указанных случаях не срок защиты нарушенного права, а срок для подачи в суд заявления об оспаривании решения или действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, а также лица, совершившего нотариальное действие или отказавшего в этом[13]. Как отмечают авторы исследования «Настольная книга судьи по гражданским делам», поскольку сроки обращения в суд, в отличие от сроков исковой давности, по своему характеру являются процессуальными, то положения главы 12 ГК РФ на них не распространяются. Восстановление таких сроков осуществляется по правилам ст. 112 ГПК РФ. Однако ч. 2 ст. 109 ГПК РФ, согласно которой не рассматриваются и подлежат возврату поданные по истечении процессуальных сроков жалобы и документы без ходатайства о восстановлении пропущенных сроков, в данном случае неприменима в силу ст. 3, ч. 2 ст. 256 ГПК РФ. Причины пропуска срока выясняются после принятия заявления к производству. При установлении в предварительном судебном заседании на основе представленных доказательств факта пропуска указанных сроков без уважительных причин судья на этой стадии процесса принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу (ст. 152 ГПК РФ)[14].

В судах прежде всего возникают вопросы о подведомственности дел, связанных с жалобами на действия нотариуса, которые он совершил при заключении его клиентами разного рода сделок в области хозяйственного оборота, когда их участниками были предприятия и организации как хозяйствующие субъекты.

Имели место случаи, когда судьи отказывали в принятии заявлений, полагая, что такого рода требования подлежат рассмотрению в арбитражном суде, так как участники хозяйственных отношений — юридические лица и по субъектному составу такие правоотношения подлежат рассмотрению именно этим судом. Однако современная судебная практика однозначно стоит на позиции, что ст. 33 АПК РФ не относит к подведомственности арбитражных судов иски о признании незаконными действий нотариуса, обжаловать действия которого заинтересованное лицо должно в суд общей юрисдикции по правилам главы 37 ГПК РФ (ст. 310 ГПК РФ)[15].

Таким образом, споры с участием нотариусов арбитражным судам не подведомственны, поскольку в соответствии со ст. 1 Основ о нотариате нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли. Поэтому, если в арбитражном суде ставится вопрос об оспаривании действительности сделки в связи с нарушением правил нотариального производства, т. е. оспариваются действия нотариуса, такое дело подведомственно суду общей юрисдикции в порядке главы 37 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 310 ГПК РФ возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом в порядке искового производства. Можно отметить, что по своему составу круг указанных лиц значительно шире круга лиц, имеющих право обращаться в суд с заявлением в порядке особого производства по поводу нотариальных действий (ст. 310 ГПК РФ). К числу последних судебная практика всегда относила только две категории лиц: тех, кому отказано в совершении нотариальных действий, и тех, в отношении которых они совершены. Все другие граждане и организации, чьи права и охраняемые интересы были затронуты нотариальным действием, вправе защитить их путем обращения в суд с соответствующим иском[16].

В этой связи представляет интерес высказанное в свое время в литературе мнение о том, что наследник, пропустивший срок для принятия наследства и получивший от нотариуса отказ в выдаче свидетельства о наследовании, может защитить свои интересы, лишь предъявив иск в суд, поскольку согласно закону только суд вправе продлить срок для принятия наследства, если признает причины пропущенного срока уважительными[17].

В современной практике данный вопрос также являлся предметом оценки КС РФ. Так, определением Октябрьского районного суда города Архангельска от 22.07.2005 № 224-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Сидоровой Ольги Васильевны на нарушение ее конституционных прав частями первой и третьей статьи 310 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 75 Основ законодательства Российской Федерации “О нотариате”» заявление гражданки О.В. Сидоровой о совершении нотариусом нотариальных действий по выдаче свидетельства о праве на наследство по закону оставлено без рассмотрения на том основании, что суд установил наличие спора о праве, рассмотрение и разрешение которого может быть осуществлено в порядке искового производства.

КС РФ, отказывая заявительнице в принятии к рассмотрению жалобы, мотивировал свою позицию, опираясь на следующие аргументы: ст. 46 Конституции РФ, гарантируя каждому судебную защиту его прав и свобод, право обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, должностных лиц, не предусматривает возможность выбора гражданином по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых в отношении отдельных видов судопроизводства и категорий дел определяются, исходя из Конституции РФ, федеральными законами. Положения ст. 310 ГПК РФ, определяя процессуальный порядок, в котором должно быть рассмотрено заявление лица, обратившегося в суд, устанавливают, что в процедуре особого производства могут быть рассмотрены заявления о совершенном нотариальном действии или об отказе в его совершении в отношении нотариусов, должностных лиц, уполномоченных на совершение нотариальных действий, при условии, если у заинтересованных лиц отсутствует спор о праве. Вынесение судом определения об оставлении заявления о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении без рассмотрения в силу того, что имеется спор о праве, не препятствует заинтересованным лицам, в том числе лицам, в отношении которых нотариальные действия не совершались, обратиться за защитой своих нарушенных прав и законных интересов в суд с соответствующим заявлением по правилам искового производства с соблюдением общих правил подсудности дел по спорам о защите субъективного права. Следовательно, оспариваемые заявительницей положения ст. 310 ГПК РФ ее конституционное право на судебную защиту не нарушают.

Анализируя роль и значение судебного контроля в современный период развития российской правовой системы, следует сделать вывод о том, что данный вид контроля над деятельностью нотариусов является наиболее действенным и эффективным. В условиях, когда российское законодательство характеризуется неопределенностью своих нормативных положений, конкуренцией норм, именно российским судам принадлежит право толкования той или иной нормы права для формирования единообразной правоприменительной практики при разрешении правовых конфликтов, возникающих в сфере осуществления нотариальной деятельности.

 

Библиография

1 См.: Настольная книга нотариуса / Под ред. Б.М. Гонгало. — М., 2004. Т. 1. С. 195.

2 См.: Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. — Л., 1968. С. 68.

3 См.: Дюкова Е.А., Чепурнова Н.М. Судебный контроль как вид контрольной деятельности государства // Законность. 1998. № 12. С. 14.

4 См.: Дюкова Е.А., Чепурнова Н.М. Указ. раб. С. 15.

5 См.: Постатейный комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате / Под ред. В.Н. Аргунова. — М., 1996. С. 156.

6 См.: Шундик И.А. К вопросу о месте рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении в системе норм гражданского процессуального права // Нотариус. 2003. № 6. С. 18.

7 См.: Актуальные проблемы гражданского права и процесса. Сб. мат. междунар. науч.-практ. конф. Вып. 1. — Казань, 2006. С. 9.

8 См.: Пескова Т.Д. Рассмотрение судами гражданских дел по жалобам на действия нотариальных органов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 1984. С. 15.

9 См.: Прохорова И. Рассмотрение дел по жалобам на нотариальные действия // Законность. 1998. № 12. С. 39.

10 См.: Юдельсон К.С. Гражданский процесс. — М., 1972. С. 270.

11 См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова и М.К. Треушникова. — М., 2007. С. 152.

12 См.: Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. — М., 2006. С. 208.

13 См.: Настольная книга судьи по гражданским делам / Под ред. Н.К. Толчеева. — М., 2008. С. 178.

14 Там же.

15 См. постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 14.07.2004 по делу № КГ-А40/5851-04, от 16.07.2004 по делу № КГ-А40/5767-04.

16 См.: Особенности рассмотрения и разрешения отдельных категорий гражданских дел (исковое производство) / Под ред. И.К. Пискарева. — М., 2005. С. 122.

17 См.: Чечот Д.М. Неисковые производства. — М., 1973. С. 154.