УДК 342.922 

Страницы в журнале: 119-124

 

А.М. ПУТИЛИН,

аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Российского государственного университета туризма и сервиса

 

Рассматривается характеристика судимости как административно-правового состояния человека, что особенно актуально для современной России в связи с разработкой массива нормативных правовых актов, направленных на правовое регулирование контроля за указанными лицами.

Ключевые слова: административный надзор, судимость, лишение свободы, социальная адаптация.

 

Conviction as an administrative and legal status

 

Putilin А.

 

The characteristics of a criminal record as an administrative and legal status of the person that is especially true for modern Russia in connection with the development of an array of regulations aimed at the legal regulation of control over these persons.

Keywords: administrative supervision, conviction, incarceration, social adaptation.

 

Судимость как юридическая категория известна довольно давно. Так, И.Н. Самылина пишет, что законодательное закрепление понятие «судимость» получило во второй половине XVIII века, например, в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г.). Институт судимости был регламентирован и в Уголовном уложении России 1903 года. В частности, согласно ст. 35 данного уложения, для ранее судимых лиц предусматривался запрет на проживание в определенных местностях, ограничивалось их право на выбор места жительства в столице, в губернских городах и т. п. Нередко такие запреты касались также членов семьи осужденного[1].

Категория «судимость» использовалась и в советском уголовном праве. Декрет ВЦИК от 1 мая 1920 г. предусматривал, что «амнистия не распространяется на профессиональных воров, особо вредных спекулянтов или спекулянтов, имеющих более одной судимости»[2]. Снятие судимости было впервые установлено в РСФСР Законом от 9 февраля 1925 г. Союзный закон от 25 февраля 1927 г. воспроизвел нормы этого закона. В соответствии с ч. 1 ст. 86 УК РФ человек считается судимым с момента вступления в законную силу обвинительного приговора суда. Конституционный суд РФ указал, что судимость представляет собой правовое состояние лица, обусловленное фактом осуждения и назначения ему по приговору суда наказания за совершенное преступление и влекущее при повторном совершении этим лицом преступления установленные уголовным законодательством правовые последствия; имеющаяся у лица непогашенная или неснятая судимость порождает особые, складывающиеся на основе уголовно-правового регулирования публично-правовые отношения его с государством, которые при совершении этим лицом новых преступлений служат основанием для оценки его личности и совершенных им преступлений как обладающих повышенной общественной опасностью и потому предполагают применение к нему более строгих мер уголовной ответственности[3].

Однако по смыслу целого ряда норм уголовного законодательства уголовно-правовое состояние судимости далеко не всегда возникает (наступает) с момента вступления в законную силу обвинительного приговора суда. Согласно ч. 2 ст. 86 УК РФ, лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. Дальнейшее развитие этого положения требует признания несудимым также и лица, исполнившего наказание в полном объеме, что не соответствует реальному положению дел. В соответствии с ч. 1 ст. 43 УК РФ наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных УК РФ лишении или ограничении прав и свобод этого лица. При этом наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Вместе с тем и после исполнения наказания общество отказывает судимому лицу в полном доверии. Требуется еще некоторое время, чтобы это доверие было восстановлено. Причем аналогичная картина наблюдается во всех случаях привлечения граждан к публично-правовой ответственности. Так, состояние наказанности сохраняется в течение одного месяца после наложения устного дисциплинарного взыскания, в течение одного года после наложения письменного дисциплинарного взыскания или в течение того же срока после наложения (и окончания исполнения) административного наказания.

В этой связи представляет интерес приведенная В.П. Малковым характеристика судимости как меры безопасности, существо которой заключается в установлении и осуществлении социально-правового контроля за поведением осужденного, который обнаружил свою общественную опасность фактом совершения преступления, а не официально удостоверенным фактом осуждения лица в прошлом, и не  правовым состоянием лица, возникающим при осуждении, и не  формой или видом реализации уголовной ответственности[4]. В определенной мере В.П. Малков, конечно, прав, однако его категоричность вряд ли может быть поддержана. По нашему мнению, судимость все же — состояние, хотя бы по своей словоформе. Это, конечно, не мера безопасности, но важный признак субъекта права, обеспечивающий реализацию совокупности (или отдельных элементов) мер безопасности, таких как ограничение прав и свобод лица, имеющего судимость, в целях защиты прав и свобод других лиц.

В уголовно-правовой литературе можно встретить также точку зрения, согласно которой судимость рассматривается как юридическое последствие исполнения или отбытия наказания[5]. Порочность данного представления о судимости, на наш взгляд, заключается в том, что согласно этому представлению, если гражданин был осужден за совершение преступления, но наказание по каким-то причинам исполнено не было, то и юридические последствия в форме судимости наступить не должны. Однако это ошибочное представление. Состояние судимости наступает с момента вступления в законную силу обвинительного приговора и представляется юридическим последствием осуждения, хотя и прекращается (судимость снимается) в случаях освобождения от наказания.

Интерес представляют рассуждения Е.В. Медведева о соотношении понятий «судимость» и «осуждение»[6]. Ученый совершенно справедливо отмечает семантическое единство этих понятий и схожую этимологию. В то же время, по его мнению, в соотношении между собой данные две категории выступают как часть и целое. Основное содержание судимости, так же как и осуждения, заключается в порицании лица, совершившего преступление, обществом и государством[7]. При этом судимость, как представляется Е.В. Медведеву, выступает своеобразным шлейфом осуждения (порицания) преступника, который тянется за ним в течение определенного промежутка времени, необходимого для того, чтобы он своими действиями смог заслужить прощение у общества и вернуть к себе доверие со стороны государства, вновь стать полноценным членом социума.

С этим трудно согласиться. Вероятно, научный аппарат уголовного права, в отличие от административного права, не дает возможности соотнести между собой юридическое состояние и юридический факт, в результате которого данное состояние возникает. Осуждение — это прежде всего правовой акт (юридический факт), выраженный вовне в форме обвинительного приговора суда. Судимость, в отличие от осуждения, — возникшее на основании обвинительного приговора юридическое состояние осужденного лица. Разумеется, судимость как шлейф идет за осуждением. Без юридического факта не будет изменения юридического состояния; именно юридические факты приводят к возникновению, изменению и прекращению правоотношений и правовых состояний и никак не наоборот. С позиций административно-правовой науки это бесспорно.

Следовательно, судимость не может соотноситься с осуждением как часть и целое. Равно как пожар и последующее оказание социальной помощи погорельцам — явления самостоятельные, хотя и взаимозависимые. Нельзя же всерьез считать оказание помощи частью пожара или, наоборот, пожар частью оказания помощи.

Общие правила назначения уголовных наказаний установлены ст. 60 УК РФ. В соответствии с ними при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Это в свою очередь может потребовать признания справедливым наказания, более строгого либо менее строгого, чем предусмотренное санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Пунктом «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ установлено, что рецидив преступлений является отягчающим обстоятельством, подлежащим учету при назначении уголовного наказания. Правила назначения наказаний при рецидиве преступлений определены ст. 68 УК РФ. В соответствии с этой статьей рецидив неоднороден. Законодатель различает: рецидив, опасный рецидив, особо опасный рецидив.

Рецидив преступлений означает, что лицо, совершившее преступление, не встало на путь исправления, несмотря на применение по отношению к нему мер уголовно-правового воздействия за ранее совершенные преступления. Следовательно, данное лицо заслуживает более строгого наказания. Однако при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, перечисленные в ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, а при наличии исключительных обстоятельств, указанных в ст. 64 УК РФ, может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.

Исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно с активным содействием участника группового преступления раскрытию этого преступления.

Нормами главы 12 «Освобождение от наказания» УК РФ регламентируется освобождение от уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности не означает признание лица невиновным и следует за обвинительным приговором. А поскольку вступление в законную силу обвинительного приговора означает возникновение состояния судимости, встает вопрос о сохранении данного состояния либо о его прекращении. Анализ норм данной главы сквозь призму положений ст. 86 УК РФ позволяет сделать следующие выводы:

— лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. Состояние судимости прекращается в случае условно-досрочного освобождения (ст. 79 УК РФ), замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ), освобождения от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК РФ) или в связи с болезнью осужденного (ст. 81 УК РФ), а также в случае освобождения от наказания после отсрочки отбывания наказания (ст. 82 УК РФ), в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ);

— лицо, судимость которого погашена или снята, считается несудимым. В соответствии с данным правилом состояние судимости прекращается в отношении условно осужденных — по истечении испытательного срока; в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, — по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания; в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, — по истечении 3 лет после отбытия наказания; в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, — по истечении 6 лет после отбытия наказания; в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, — по истечении 8 лет после отбытия наказания.

В уголовно-правовой литературе обнаруживается немало примеров из судебной практики, свидетельствующих о сложностях учета судимости при вынесении приговоров по уголовным делам. Так, И.Н. Самылина анализирует содержащееся в архиве Маловишерского районного суда Новгородской области уголовное дело № 1-19/2009[8]. Федоров 17 февраля 2009 г. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. В приговоре суд указал, что Федоров судим 10 декабря 2001 г. по пунктам «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и осужден к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, а также судим 12 мая 2004 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ и осужден к 1 году лишения свободы, по ст. 70 УК РФ — к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден 9 ноября 2007 г.

Кассационная инстанция 31 марта 2009 г. исключила из приговора ссылки на судимости Федорова, указание о признании в его действиях рецидива преступлений, о признании рецидива преступлений отягчающим наказание обстоятельством; снизила срок наказания до 2 лет 4 месяцев лишения свободы; назначила отбывание наказания в исправительной колонии общего режима. Суд первой инстанции не учел, что 12 мая 2004 г. Федоров был судим за совершение кражи, ущерб от которой составил 723 руб., что в настоящее время не отнесено к уголовно наказуемым деяниям. Аннулирование последствий, связанных с этим осуждением, не позволяет учитывать и применение правил, предусмотренных статьями 74 и 70 УК РФ. При таких обстоятельствах испытательный срок по приговору от 10 декабря 2001 г. не прерывался и истек к моменту совершения последнего преступления, т. е. судимость по приговору от 2001 года погашена.

Распространенность подобных ошибок в приговорах судов стала поводом к изданию постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.10.2009  № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания», разъясняющего правила учета судимости при назначении наказаний.

В пункте 5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре» (в ред. от 06.02.2007) указано: «Если судимости сняты или погашены, суд не вправе указывать их во вводной части приговора». Такое разъяснение соответствует норме уголовного закона и не является спорным. Юристы спорят о том, как правильно указать на отсутствие судимости. Можно встретить мнение о том, что если подсудимый впервые привлекается к уголовной ответственности, то в приговоре указывается, что он ранее не судим. Поскольку в соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, во вводной части приговора суд не вправе указывать судимости, если они сняты или погашены. В этом случае необходимо указать, что лицо не имеет судимости[9]. Так, М.Н. Становский полагает, что, хотя погашенная или снятая судимость не может учитываться в качестве обстоятельства, влияющего на вид и размер наказания, но как характеристика личности виновного она должна иметь значение. Ученый убежден, что в противном случае цели уголовного наказания будут труднодостижимы[10].

Полагаем, приведенные выше мнения основаны на порочной аргументации, свидетельствующей о  правовом нигилизме авторов, недопустимом для юристов. Законоустановление о том, что снятие или погашение судимости прекращает всякие правовые последствия осуждения, должно толковаться однозначно, так, как предусмотрено законодателем, а именно как полное уничтожение памяти о совершенном лицом преступлении после снятия или погашения судимости. Этот факт не может характеризовать личность подсудимого, не может рассматриваться как обстоятельство, отягчающее уголовную ответственность. Не должно даже возникать вопроса о том, как указать в приговоре или ином судебном акте наличие у лица (правильнее было бы говорить — отсутствие) снятой или погашенной судимости. Как можно говорить о том, о чем в соответствии с законом следует забыть? После снятия или погашения судимости можно говорить только о том, что данное лицо не судимо. Его прежнее преступное поведение забыто. И для этого есть основания — ведь в период, когда состояние судимости имело место быть, данное лицо исполнило наказание и далее вело себя законопослушно, тем самым полностью загладив свою вину перед обществом и государством.

Необходимо, на наш взгляд, согласиться с Л.Л. Кругликовым, который пишет, что сведения о прежних случаях нарушений уголовно-правовых запретов осуждаемым и отбывание наказания за них, казалось бы, должны приниматься судом во внимание как данные, характеризующие личность подсудимого. Вместе с тем такое решение вопроса противоречит смыслу и духу погашения и снятия судимости в уголовном праве, поэтому такие судимости, думается, должны исключать для суда возможность усиления наказания со ссылкой на такое конкретное отягчающее обстоятельство, как рецидив преступлений, а также на личностные данные[11].

По этой причине мы не можем поддержать В.Т. Корниенко, который предлагает различать уголовно-правовые конструкции «лицо несудимое» и «лицо, впервые совершившее преступление»[12]. Такое отношение к вопросу опять же ведет к отрицанию смысла нормы об устранении всех правовых последствий судимости после ее снятия или погашения. В.Т. Корниенко предлагает о судимости забыть, но все же помнить о ней.

Основания для упоминания и учета снятых или погашенных судимостей в судебных актах и обвинительных приговорах обнаруживаются в руководящих разъяснениях высших судов. Так, в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» предлагается считать впервые совершившим преступление небольшой или средней тяжести лицо, совершившее одно или несколько преступлений, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено либо когда предыдущий приговор в отношении его не вступил в законную силу.

И.С. Алихаджиева в этой связи обращает внимание, что Верховный суд РФ оценивает деяние как впервые содеянное по наличию или отсутствию вступившего в законную силу приговора, безотносительно к снятию или погашению судимости[13]. В результате факт осуждения за преступление становится юридически значимым, что противоречит требованию ч. 6 ст. 86 УК РФ, аннулирующей все правовые последствия в результате снятия или погашения судимости. Если и после погашения или снятия судимости лицо считается совершившим преступление не впервые, это означает только одно: правовые последствия прежней судимости сохранены.

Введение категории «лицо, впервые совершившее преступление» в практику уголовного судопроизводства имеет важное значение. Как справедливо отмечает И.С. Алихаджиева, аннулирование правовых последствий судимости означает запрет на упоминание о ней в приговоре, но при этом не влияет на восприятие повторности преступления, де-факто второго либо последующего по счету, совершенного лицом, ранее осуждавшимся по вступившему в законную силу обвинительному приговору суда.

С этих позиций на лиц, ранее судимых, судимость которых погашена или снята, не распространяются положения о смягчении наказания (п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ), о назначении наказания несовершеннолетним (ч. 6 ст. 88 УК РФ), об освобождении от уголовной ответственности (статьи 75, 76 УК РФ, примечания к статьям 127.1, 337, 338 УК РФ), об освобождении от наказания (ст. 80.1 УК РФ).

Вместе с тем в отдельных случаях в статьях Особенной части УК РФ прямо указывается на совершение преступлений впервые. Например, торговля людьми (ст. 127.1 УК РФ), самовольное оставление части или места службы (ст. 337 УК РФ), дезертирство (ст. 338 УК РФ) — преступления, при совершении которых впервые лицо может быть освобождено от уголовной ответственности независимо от того, имело ли оно судимость по другим преступлениям. Стоит поддержать И.С. Алихаджиеву в том, что в данном случае речь идет о лице, впервые совершившем конкретное преступление.

Однако И.С. Алихаджиева в качестве примера несоответствия отдельных норм УК РФ требованию ч. 6 ст. 86 УК РФ приводит нормы ст. 58 УК РФ, в пунктах «а» — «в» ч. 1 которой имевшее место в прошлом отбывание лишения свободы подлежит учету при выборе вида исправительного учреждения. Буквальное толкование названных пунктов не позволяет согласиться с исследователем.

Так, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы лицам, в том числе ранее не отбывавшим лишение свободы, назначается в колониях-поселениях. По пункту «б» той же части статьи мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе при любом виде рецидива, назначается отбывание лишения свободы в исправительных колониях общего режима. А согласно п. «в» отбывание лишения свободы мужчинам назначается в исправительных колониях строгого режима при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы.

В последней норме обращает на себя внимание прежде всего не то, что осужденный ранее отбывал лишение свободы, а то, что при выборе вида учреждения подлежит учету рецидив или опасный рецидив, если осужденный ранее отбывал лишение свободы. Иными словами, не подлежит учету рецидив или опасный рецидив, если осужденный не отбывал ранее лишение свободы, а факт отбывания лишения свободы без рецидива учитываться не должен. Следовательно, законодатель установил в качестве критерия выбора вида учреждения исполнения наказаний именно судимость (рецидив) в совокупности с отбыванием лишения свободы. Если обвинительный приговор имел место, но не предусматривал лишения свободы, суд не вправе избрать исправительную колонию строгого режима.

Изложенное выше свидетельствует о том, что, поскольку снятие или погашение судимости не позволяет рассматривать вновь совершенное преступление как рецидив, то и отбывание лишения свободы в прошлом не может повлиять на выбор вида учреждения исполнения наказаний.

Таким образом, строгое следование букве уголовного закона однозначно требует не упоминать об имевшем место в прошлом преступном поведении лица, если судимость снята или погашена. Совершенное указанным лицом преступление должно квалифицироваться как совершенное в первый раз[14].

И.С. Алихаджиева, по нашему мнению, полно и четко изложила правила, связанные с формулированием судебных актов в отношении лиц, судимость которых снята или погашена. В таких случаях суд утрачивает право:

— упоминать в приговоре об имевшемся ранее нарушении предписаний уголовного закона;

— применять формулировки об отсутствии судимости, порождающие двоякое толкование данного факта;

— учитывать этот юридический факт как обстоятельство, характеризующее личность подсудимого;

— ссылаться на тяжесть совершенного ранее преступного деяния, умножающую негативные качества личности обвиняемого;

— рассматривать прежний случай осуждения как событие, влияющее на избрание вида и срока наказания, за исключением случаев, прямо оговоренных в уголовном законе[15].

Кстати, еще в 1937 году приказ НКЮ СССР № 34 устанавливал, что лица, которые признаются не имеющими судимости на основании ст. 10 Основных начал, а также лица, судимость с которых снята в порядке амнистии или помилования, имеют право в анкетах на вопрос о судимости отвечать «не судился». Никакой ответственности за дачу такого ответа указанные лица подвергаться не должны.

Особый интерес в связи с последующим рассмотрением влияния судимости на административно-правовой статус гражданина представляют правила учета судимости в уголовном законодательстве (в частности, случаи, когда судимость не подлежит учету, а преступное деяние не может быть квалифицировано как рецидив преступлений). В соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ «при признании рецидива преступлений не учитываются:

а) судимости за умышленные преступления небольшой тяжести;

б) судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет;

в) судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы, а также судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном статьей 86 настоящего Кодекса».

В соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания подлежат учету в том числе личность виновного и обстоятельства, отягчающие наказание. Обстоятельства, отягчающие наказание, представлены исчерпывающим перечнем в ч. 1 ст. 63 УК РФ. Среди них обнаруживаем и рецидив преступлений (п. «а»), правила учета которого содержатся в ч. 4 ст. 18 УК РФ. Как же быть с судимостью, не рассматриваемой в качестве рецидива преступлений, но негативно характеризующей виновного? Признать такую судимость отягчающим обстоятельством нет оснований, но негативная характеристика личности преступника в числе отягчающих обстоятельств не значится, что не мешает суду учитывать ее при назначении наказания.

К сожалению, приходится признавать, что устанавливаемые административным законодательством ограничения статуса граждан не позволяют обеспечить индивидуальный подход, без которого невозможно предусмотреть целый ряд обстоятельств, учитываемых судом в уголовно-правовых отношениях в пользу подсудимых.

 

 

Список литературы

 

Абдурахманов А.А. Правовые и организационные проблемы предупреждения участковыми уполномоченными милиции правонарушений, совершаемых ранее судимыми лицами // Вопросы совершенствования деятельности милиции общественной безопасности. Сб. № 12. — М.: ВНИИ МВД России, 2005. С. 36—41.

Бахрах Д.Н. Очерки теории российского права. — М., 2008.

Евтушенко И.И. Условно-досрочное освобождение осужденных к лишению свободы и их ресоциализация: Моногр. — Волгоград, 2005.

Елинский А.В. Неуголовно-правовые последствия прежней судимости в свете решений Конституционного суда РФ // Журнал российского права. 2010. № 7. С. 78—84.

Жаданов В.Н. Особенности деятельности участковых уполномоченных милиции по предупреждению преступлений среди ранее судимых лиц: социально-психологический аспект // Предупреждение преступлений и правонарушений в современной России: теория и практика. Материалы Межрегион. науч.-практ. конф. (г. Оренбург, 20—21 апреля 2005 г.). — Оренбург, 2007. С. 250—259.

Максимов И.В. Административные наказания. — М., 2009.

Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции и проблемы его реализации: Моногр. — М., 1999.

 

Библиография

1 См.: Самылина И.Н. Судимость // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2010. № 2. С. 10.

2 СУ РСФСР. 1920. № 34. С. 163.

3 Постановление КС РФ от 19.03.2003 № 3-П «По делу о проверке конституционности положений Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений, а также пунктов 1—8 Постановления Государственной думы от 26 мая 2000 года “Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов” в связи с запросом Останкинского межмуниципального (районного) суда города Москвы и жалобами ряда граждан».

4 См.: Малков В.П. Множественность преступлений: сущность, виды, правовое значение. — Казань, 2006. С. 89—90.

5  См., например: Курс уголовного права. Т. 2. Общая часть. Учение о наказании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. — М., 2002. С. 431; Зельдов С.И. О понятии судимости // Правоведение. 1974. № 2. С. 66.

6 См.: Медведев Е.В. Судимость и ее место в системе средств реализации уголовной ответственности // Мировой судья. 2010. № 3. С. 20.

7  См., например: Алешина А.П. Социально-нравственный аспект института судимости и его учет в современной правовой политике // Правовая политика и правовая жизнь. 2009. № 1. С. 89; Лобанова Л.В., Терешин Д.А. Понятие судимости по действующему уголовному законодательству России // Российский судья. 2007. № 9. С. 28.

8 На подобные факты указывают и другие исследователи. См., например: Алихаджиева И.С. О соотношении категорий «судимость» и «лицо, впервые совершившее преступление»: теория и судебная практика (на примере статей 240—241 УК РФ) // Современное право. 2010. № 2. С. 103—106.

9 См.: Научно-практическое пособие по применению УПК РФ. — М., 2004; Ботин А.Г., Кузнецов В.В. Как составить судебные документы. — М., 2003. С. 17—21.

10 См.: Становский М.Н. Назначение наказания. — СПб., 1999. С. 166—167.

11 См.: Кругликов Л.Л. Имеет ли погашенная или снятая судимость какое-либо уголовно-правовое значение? // Системность в уголовном праве: Материалы II Российского конгресса уголовного права (31 мая — 1 июня 2007 г.), посвященного 10-летию УК РФ. — М., 2007. С. 224.

12 См.: Корниенко В.Т. Понятие «лицо, впервые совершившее преступление» // Российский судья. 2008. № 3.

13 См.: Алихаджиева И.С. Указ. соч. С. 104.

14  В этом отношении прав Ю.И. Антонов: «Если военнослужащий осуждался, его судимость была снята или погашена, но он вновь самовольно оставил часть или место службы или не явился в срок на службу, то считается, что он совершил это деяние в первый раз». См.: Антонов Ю.И. Основания и условия освобождения военнослужащего от уголовной ответственности за самовольное оставление части или места службы (ст. 337 УК РФ) // Российская юстиция. 2007. № 10. С. 51.

15 См.: Алихаджиева И.С. Указ. соч. С. 106.