УДК 341:34797/99
 
М.С. ШАВАРИН,
аспирант сектора сравнительного права Института государства и права РАН
 
Статья посвящена малоисследованной в России области. Актуальна статья ввиду большого опыта США в создании подобных судов и незавершенности судебной реформы в России, признанной необходимости специализации судебной деятельности, в том числе путем учреждения новых судов.
Ключевые слова: суды ограниченной юрисдикции, суды специальной юрисдикции, конституции штатов (США), суды по рассмотрению дел с небольшой суммой иска (суды мелких исков), перегруженность судов, суды для разрешения проблем.
 
Courts of limited and special jurisdiction in Northern America states
 
Article by Shavarin M.S. “Courts of limited and special jurisdiction in Northern America states” deal with scantily explored in Russia area. Article is actually because of great experience of USA in establishment such courts. Also article is actually owing to incomplete reform of court system in Russia and necessity specialization court, sometimes by establish new courts.
Keywords: courts of limited jurisdiction, courts of special jurisdiction, constitutions of states (USA), small claim courts,
overload courts, problem-solving courts.
 
В  рамках проводимой в России судебной реформы особого внимания заслуживают суды США ограниченной (иногда специальной) юрисдикции, рассматривающие по статистике большинство дел штата.
Компетенция этих судов в ряде случаев весьма определенно различается в текстах конституций штатов. Если предметности дела в судах ограниченной юрисдикции не придается такого значения: им подсудны все дела, например, с суммой иска до 1000 долларов и по незначительным правонарушениям (так называемые misdemeanors’s), то предметом рассмотрения специализированных судов могут стать только определенные дела: наследственные, семейные, по гражданским правонарушениям в сфере дорожного движения, в отношении несовершеннолетних.
По существу, любой суд первой инстанции штата имеет ограниченную юрисдикцию, а смысл в таком выделении в том, что в одних штатах суды первой инстанции имеют неограниченную юрисдикцию по гражданским делам, где основание рассмотрения — законодательство штата, в других штатах особо выделяются суды ограниченной юрисдикции.
Суды по рассмотрению дел с небольшой суммой иска (small claim courts). Безусловно, подобные суды с ограниченной юрисдикцией относятся к судебным органам. Но в американской юридической литературе эти суды нередко рассматриваются в рамках исследования альтернативного разрешения споров. Такое отношение к ним не случайно: они часто не соответствуют тем требованиям, которые обычно предъявляют к органам правосудия (например, стаж и юридическое образование судьи). Непрофессионализм судей проявляется также в том, что нередко для них судейство не является основным местом работы. В большинстве своем не являются они судами с письменным производством, поскольку протокол судебного заседания не ведется. Этот факт (наряду с другими) и обусловливает апелляционную форму обжалования их решений. Можно предложить не вести протокол судебных заседаний и в российских мировых судах, потому что можно будет увеличить нагрузку на мировых судей, облегчив ее для вышестоящих районных (самых загруженных во всей системе). К тому же дела, поступающие из мировых судов, все равно пересматриваются в порядке апелляции, и в таком случае протокол судебного заседания не играет такой роли, как при кассационном и надзорном обжаловании. Фактически протокол пишется на судебном заседании только в черновом варианте, а потом переписывается (имея в своей основе приговор, решение и т.д.), и причина кроется в том, что при наличии противоречий между протоколом и решением по делу последнее подлежит отмене. Понятно, что судья не будет писать итоговое решение на основании изложенного в протоколе мнения секретаря… Когда расходятся мнения секретаря заседания и судьи о том, что говорилось в ходе рассмотрения дела и что должно быть занесено в протокол, то разрешение такого конфликта — серьезная проблема для суда.
Чаще в судах с небольшой суммой иска апелляция вообще не предусмотрена: по заявлению одной из сторон дело переносится в «полноценный» суд первой инстанции. В некоторых штатах проигравшая сторона имеет право инициировать разбирательство заново в вышестоящем суде[1]. Нередко в штате не существует единых правил судопроизводства для таких судов. Роднит такие суды и практикуемая непостоянная система оплаты работы судей (гонорар выплачивают стороны). Практически во всех штатах, где существуют подобные суды, судьей можно работать по совместительству.
Многие обобщения, касающиеся этой категории судов, условны также в силу того, что их организация и статус определяются законодательством штата. Объединяет эти суды то, что они, как видно из названия, рассматривают споры гражданского характера с небольшой суммой иска. Наряду с наиболее распространенным названием small claim courts они могут называться мировыми судами (Justice of the Pease) в штатах Делавэр, Аризона; магистратскими (Magistrate’s Court) в Южной Каролине; судами графств (County Courts) во Флориде. Другое объяснение тому, что эти суды часто называют мировыми в том, что так именуют официально председательствующего в процессе судью[2].
В конституциях штатов Миссисипи (1890 года) и Арканзас (1874 года) содержатся сведения о трех-четырех судах ограниченной и специальной юрисдикции, среди которых общими по названию для этих штатов являются мировые судьи. Юрисдикция некоторых из этих судов указана в конституциях.
В конституциях штатов Нью-Йорк (1895 года) и Пенсильвания (1968 года) определены основы организации от шести и более судов ограниченной и специальной юрисдикции, причем указана юрисдикция большинства из таких судебных органов. Более того, конституции этих штатов содержат данные о судах отдельных городов.
Суды по рассмотрению дел с небольшими исками могут выступать как подразделения вышестоящих судов первой инстанции (окружные и районные суды) — основного звена судебной системы штата и могут быть отдельным звеном судебной системы. Существует также третий вариант, но ему не уделяется внимание, поскольку это в большей части не судоустройственный, а процессуальный вопрос: судом небольших исков называют судебный процесс суда первой инстанции с упрощенной процедурой при небольшом размере иска.
Очевидно, что такие суды с ограниченной юрисдикцией имеют ряд преимуществ перед традиционными судебными органами. Разбирательство в них более доступно, менее формально и, что немаловажно, оперативно. Они приближают правосудие к широким слоям населения, делают его массовым. Хотя такие суды и обеспечивают меньше возможностей для реализации всех и в полном объеме принципов правосудия, это обратная сторона простоты и ускоренной процедуры. Иногда указывают на такую их особенность, как архаичность, вероятно, имея в виду их родство с самосудом, существовавшим в некоторых штатах до образования государства и даже после этого (суды Линча и подобные). Они несут большую нагрузку по рассмотрению многочисленных дел и тем самым освобождают суды других уровней, которые просто не справились бы с такой нагрузкой.
Обращение в такие суды позволяет сторонам удешевить разбирательство еще по одной причине: они могут обходиться без дорогостоящих адвокатов, затраты на которых в таких судах запросто могут превышать сумму иска. А в некоторых штатах (например, Вашингтон) участие адвоката в таких судах запрещено законом, но возможно в исключительных случаях. Также нет и предварительного досудебного производства.
Подсудность судов с небольшой суммой иска (фактически — судов ограниченной юрисдикции) определяется двумя подходами. Во-первых, такие суды, как правило, рассматривают только споры гражданского характера, требования в которых имеют денежную форму. Другие иски (например, негаторные — по запрещению ограничивать пользование вещью) не могут рассматриваться подобными судами. Во-вторых, имущественные иски ограничены определенной суммой, часто тысячей долларов, но может быть и больше (в штате Калифорния — 5000 долл.), таким образом иски по спорам, поступающим в эти суды, нельзя в полной мере назвать небольшими. Тем более что в связи с инфляцией — обязательной спутницей современной рыночной экономики — верхний предел иска постоянно повышается. Если данные суды и рассматривают уголовные дела, то только те, которые предусматривают незначительную санкцию: штраф или, реже, лишение свободы на срок до года (к ним относятся клевета, оскорбление, нарушение общественного порядка).
Следует отметить, что современные суды мелких исков весьма перегружены. В ряде штатов введены ограничения на подачу заявлений в подобные суды в течение определенного срока (так, в Калифорнии истец может подать в течение года только два заявления).
В американской литературе суды мелких исков нередко критикуются. Исследователи считают, что судьи уделяют конкретным делам крайне мало времени. Кроме того, в отличие от традиционных судов, судьи играют более активную роль в процессе, что может и не устраивать их самих (положение усложняется иногда тем, что судьям приходится самим для себя разрабатывать процессуальные правила). Судей критикуют за некомпетентность и неопытность, ставятся под сомнение их независимость (особенно от местных властей) и эффективность применения норм права. Суды мелких исков иногда даже называют жалкой пародией на альтернативу полноценного судопроизводства. Еще одной проблемой можно признать исполнение решений судов небольших исков: для этой процедуры сторонам часто приходится прибегать к услугам дорогостоящих адвокатов. Поскольку любой способ судебного разбирательства несовершенен, для преодоления недостатков в ряде штатов (например, Мэн) предусмотрена альтернатива разбирательства в таком суде — процедура посредничества, когда независимый посредник еще до процесса пытается примирить стороны путем переговоров. В некоторых ситуациях предварительное посредничество обязательно.
Специализированные суды. Специализированные суды рассматривают определенную категорию дел: дела, связанные с браком, разводом, разделом имущества супругов, о преступности несовершеннолетних (juvenile courts). Некоторые города США имеют суды, рассматривающие большое количество дел о правонарушениях, связанных с дорожным движением, нарушением правил парковки (traffic courts). Некоторые из этих судов были образованы в результате реорганизации существовавших до объединения штатов муниципальных судов. Существуют специализированные суды по наследственным делам (probate courts).
Такое внимание к специализированным судам не случайно: в России давно обсуждается создание аналогичных судов. Одна из причин реформы — потребность в специализации судебной деятельности[3], в связи с чем безусловный интерес представляет опыт тех стран, где такие суды уже давно и успешно функционируют.
В США «громадный объем дел ограничивает возможность для судьи уделить должное внимание любому индивидуальному делу»[4]. По мнению Д. Карлен, важнейшей проблемой отправления правосудия в США является перегруженность судов: «обилие судебных дел и неспособность судов при нынешних методах их работы справиться с этой нагрузкой»[5]. С того момента, как были написаны эти строки, для решения проблемы не только приняты многие процессуальные меры, но и организованы новые суды.
Перегруженность судов — проблема широко распространенная, поэтому, полагаем, будет интересно рассмотреть, как она решается в США, где гибкость и способность приспосабливаться к изменяющейся обстановке позволяет оставаться действующей самой старой конституции. Между прочим, Основной закон США содержит нормы, актуальные и в наши дни и характерные для новейших конституций: например, устанавливает связанность судей международными нормами[6]. Роль судов Америки в сохранении конституции трудно преуменьшить. Как известно, «живой» эту крайне жесткую в плане порядка изменения конституцию сделали американские суды, особенно Верховный суд США. То есть «можно говорить о смягчающем характере толкования жесткого основного закона»[7].
Зачастую решение проблемы перегруженности судов за счет создания специализированных судов ведет к ограничению и упрощению действия некоторых принципов правосудия, а некоторые исследователи, в зависимости от позиции, которой они придерживаются, говорят не о перегруженности судов, а о проявляемой ими волоките и бюрократизме.
Специализированные суды создаются по двум основным основаниям: для решения определенных споров (деловые споры, дела с участием несовершеннолетних) и для рассмотрения споров с участием определенных сторон (семейные споры). Кроме того, иногда специализированный суд не создается, а споры рассматриваются в судах общей юрисдикции в соответствии с особой процедурой (процессуальными действиями).
В особом порядке рассматриваются дела по правонарушениям, связанным с употреблением наркотиков и алкоголя, при психическом заболевании представителя одной из сторон, при бытовом насилии (часто такие дела рассматривают суды для решения проблем). Специализированные суды позволяют оставаться судебному процессу оперативным и эффективным в условии роста количества судебных дел, и в этом смысле такие суды косвенно позволяют соблюдать другие принципы правосудия.
К ним также, помимо перечисленных, относятся суды по делам о насилии на бытовом уровне (domestic violence courts) — они часто функционируют при усиленной охране и имеют обширные возможности для психологического консультирования и лечения; в них предоставляются специальные места в зале для свидетелей и сторонников. Семейные суды (family courts) созданы для того, чтобы судебные приказы, касающиеся семьи, были последовательными и чтобы необходимые услуги оказывались как отдельным лицам, так и семье в целом. Суды для решения проблем (problem-solving courts) появились по ходатайству судей, которым приходилось судить многократно одних и тех же лиц за одни и те же преступления или проступки, когда они поняли, что классические способы наказания неэффективны.
Так, суд по делам несовершеннолетних больше озадачен проблемами искоренения правонарушений в будущем и причинами поведения несовершеннолетних, чем конкретным составом правонарушения. Такие суды имеют и другие названия: детский суд, семейный суд, суд по рассмотрению дел несовершеннолетних и семейных отношений. Иногда указывают, что название juvenile courts вторично по отношению к названию probate courts, потому что первое название употребляется, если «дела в отношении несовершеннолетних не рассматривают probate courts»[8]. Зачастую подобные суды решают такие проблемы, как употребление наркотиков и алкоголя правонарушителем, его психическое заболевание, бедность. Цель судьи в таких делах — незаурядно назначить соответствующие принудительные меры или наказание, а помочь решить жизненные проблемы нарушителю.
Специальные суды по делам несовершеннолетних характерны и для стран, не имеющих других типов специализированных судов. В США накоплен большой опыт функционирования таких судов, так как впервые они возникли в 1899 году[9]. Общепризнанные задачи ювенальных судов претерпевают в настоящее время изменения, обусловленные в частности смещением акцентов в концепции реабилитации[10]. Возможно, не в последнюю очередь такие процессы связаны с успешной работой американских судов по разрешению проблем. Юрисдикция подобных судов различна от штата к штату, даже возраст несовершеннолетия (для определения подсудности) может колебаться от 16 лет до 21 года. Суды рассматривают факты такого поведения несовершеннолетних, которые не заинтересовали бы суд общей юрисдикции: прогул занятий в школе, непослушание родителям, сквернословие, нахождение в общественных местах в ночное время, а также жалобы на родителей, не занимающихся воспитанием детей или жестоко обращающихся с ними. Процесс в судах по делам несовершеннолетних менее формализован, иногда нет даже строгих процессуальных правил, что обусловливает активную роль судьи.
Данные суды внимательно следят за выполнением приказа, содержащего обычно условия лечения и предписания для служб условного наказания. Этот приказ зачастую сопровождается договоренностью между обвинением и правонарушителем о том, что если он будет выполнять все условия судебного приказа, то обвинение будет с него снято. Перечень санкций таких судов существенно отличается: предупреждение именем суда, передача на попечение родителей, заключение в воспитательные дома или в специальные исправительные школы штата, имеющие подобно колониям режимы разной строгости.
Похожий тип суда по решению проблем, связанных с наркотиками и психическими расстройствами, является городской общественный суд в Мидтауне, предназначенный для рассмотрения незначительных, частых, ненасильственных правонарушений в одном из районов Нью-Йорка. Если подсудимый признается в нарушении, суд устанавливает, совершал ли он что-либо ранее и проходил ли какое-нибудь лечение по судебному приказу. Проводя беседы с подсудимым, суд решает, целесообразно ли назначить условное наказание с соответствующими лечебными и реабилитационными мерами. Социальные службы при суде помогают подсудимому решить вопросы трудоустройства, образования, места жительства, лечения. Зачастую его также направляют для участия в общественных работах.
Как показывает практика, те нарушители, которые не были осуждены, а выполняли предписания такого суда, впоследствии гораздо реже совершают правонарушения, чем лица, осужденные по обвинению в подобных преступлениях к лишению свободы (ведь ни для кого не секрет, что уголовная среда мест лишения свободы зачастую выступает криминогенным фактором, более того, некоторые преступники стремятся попасть за решетку для обмена опытом, повышения авторитета). Кроме того, стоимость подобных мер на порядок ниже, чем содержание в местах лишения свободы. Эти суды «дают правонарушителям шанс кардинально изменить их жизнь, они гарантируют судам возможность изменять приговор под конкретных правонарушителей»[11].
Суды по разрешению проблем и специализированные суды критикуются за возможность несоблюдения некоторых принципов правосудия. Так, подвергается сомнению, что данные суды принимают решения на основе только значимых юридически факторов (очевидно, что в таких судах нельзя говорить о беспристрастности и равном обращении со всеми). Кроме того, судья и аппарат суда тратят гораздо больше времени на подобных правонарушителей, а значит, ставится под сомнение оперативность принятия решений.
Таким образом, рассмотренные суды выступают своеобразным местом для проведения экспериментов для других штатов и федерации в целом. Более того, подобный эффективный опыт должен быть очень ценным для судов других государств и реформаторов судебных систем.
 
Библиография
1 См.: William Burnham. Introduction to the law and legal system of the United States. — Second edition. St. Paul., 1999. P. 170.
2 См.: William Burnham. Ibid.
3 См. п. 1 ст. 5 Постановления Верховного Совета РСФСР от 24.10.1991 № 1801-1 «О концепции судебной реформы в РСФСР».
4 Nutter. R. The quality of justice in Misdemeanor arrangement courts // J. Criminal law, Criminal, аnd Police Science. 1962.
№ 53. P. 215 (цит. по: Судебные системы западных государств. — М., 1991. С. 69).
5 Карлен Д. Американские суды: система и персонал (организация правосудия в США). — М., 1972. С. 9.
6 См.: Чиркин В.Е. Дискриминация национальных меньшинств в США. — М., 1958. С. 208.
7 Шульженко Ю.Л. Форма российской конституции и ее толкование // Теоретические проблемы российского конституционализма / Под ред. Т.Я. Хабриевой. — М., 2000. С. 35.
8 William Burnham. Ibid. P. 169.
9 См.: Решетников Ф. Суды по делам несовершеннолетних в США // Социалистическая законность. 1976. № 6. С. 70.
10 См.: Кабилова С.А., Штыкова Н.Н. Суды по делам несовершеннолетних в США, Англии и России. Сравнительно-правовой анализ. — Муром, 2000. С. 93.
11 David C. Anderson Sensible justice – Alternatives to Prison. N.Y., 1998. P. 160.