А.М. ЕГОРОВ,

кандидат юридических наук, доцент

 

Статья посвящена проблемам унификации и гармонизации международного и внутригосударственного права в уловиях глобализации. Автор особо выделяет имплементацию как один из основных механизмов правовой глобализации.

Ключевые слова: глобализация, унификация права, гармонизация права, имплементация.

 

The article is sacred to the problems of standardization and harmonization of international and domestic law in уловиях globalization. An author especially distinguishes имплементацию as one of basic mechanisms of legal globalization.

Keywords: globalization, standardization of right, harmonization of right, имплементация.

 

Сущность отдельных механизмов правовой глобализации представляется нам весьма интересной. Возможно, это связано с повышенным интересом российской юридической науки к глобальному, открытому  праву. Это инициирует многие процессы и в российской юридической мысли.

Следует отметить, что в настоящее время Россия переживает сложный процесс коренной ломки своего правопорядка и его адаптации к новым социально-политическим  и экономическим условиям[1].  Важную роль при этом могут сыграть различные механизмы правовой глобализации, в частности — унификация права. Только с помощью унификации права наша страна с успехом пройдет интеграцию в правовое пространство развитых западных стран.

Решения, предлагаемые правовой наукой по улучшению и реформированию правопорядка, станут эффективными лишь в том случае, если будут опираться на сравнительно-правовой метод. Именно этот метод позволяет выявить, как решается данная проблема в иностранных правовых системах, и определить, в какой мере ее решение может оказаться полезным и применимым в интересах национального правопорядка. То есть сравнительное правоведение является первоосновой унификации.

Потребность в унификации права обуслов-лена существенными расхождениями в национальном законодательстве стран, как при определении подлежащего применению права, так и при решении вопросов по существу, а также тем, что национальное законодательство не всегда содержит четкую регламентацию отношений в области права, возникающих в международном сотрудничестве, не учитывает их особенности, что может быть восполнено в унифицированных актах.

Анализ содержательной стороны процесса унификации в экономике, праве, политике и культуре и его осмысление с философских позиций позволили сделать вывод о том, что унификация есть явление сложное и противоречивое, представленное диалектически связанными процессами. Поэтому методология исследования процессов унификации очень важна: она предоставит возможность адекватного их описания и объяснения, а значит — и возможность более глубокого понимания многих правовых явлений современного мира.

В юридическом смысле унификация права — это обеспечение единообразия национально-правовых норм (коллизионных и материальных), регулирующих отношения в области частного права с международными элементами[2]. 

Исследователь унификации А.Л. Маковский отводил ей значительно более широкую сферу распространения. Он разработал не только определение унификации, но также классифицировал этот процесс. По его мнению, унификация есть «создание в праве разных государств единообразных по содержанию норм путем использования международно-правовых средств и влияния разных правовых систем друг на друга»[3].

Однако все данные определения унификации в итоге не отражают ее сути. В результате можно сказать, что этот процесс обеспечивает гармоничное взаимодействие российской экономики с экономиками других стран, поскольку правовое поле для экономических отношений уже будет подготовлено ввиду единообразия тех или иных правовых механизмов, регулирующих экономическую деятельность.

Вероятно, в современном понимания унификация представляется нам как нечто большее, чем стандартизация, т.е. приведение права к чисто техническому единообразию. Речь видимо должна идти и о гармонии самого права вследствие проведенного процесса унификации. В этом смысле существует некоторое единство понятий «унификация» и «гармонизация».

Идея унификации права изначально сложилось как первооснова создания вселенского права, постепенно утвердилась в умах ученых юристов и легла в основу длительного процесса унификации. Само понятие унификации права с точки зрения понятийного подхода всегда рассматривается как приведение к единообразию(unio — единство, facere  — делать).

Учитывая вышеизложенное, можно дать следующее определение правовой унификации: это правотворческий процесс, направленный на создание единых или единообразных правовых норм не только с целью исключения противоречий и различий между национальными правовыми системами, либо между международными правовыми нормами, но и с целью создания новых норм, восполняющих существующие пробелы в регулировании некоторых специальных вопросов.

В этом смысле следует отметить, прежде всего, законодательную деятельность Европейского сообщества. Хотя различные регламенты и директивы подвергаются критике за фрагментарность и наличие пробелов, но именно отсутствие необходимой взаимосвязи между ними привлекло внимание ученых и явилось предметом данной дискуссии[4]. 

Кроме того, не следует забывать и о влиянии Европейской конвенции о правах человека и ее институтах на развитие национального права. Оно, правда, ощущается не столь значительно в Германии и Италии, где граждане имеют прямой доступ в конституционные суды своих стран.

Необходимо констатировать, что унификация презюмирует один из важных принципов — это принцип стабильности договора. Следствием признания принципа стабильности договора является признание эстоппиля. Саму унификацию права в принципе можно рассматривать как разновидность процесса интернационализации отраслей права внутри национальной правовой системы (внутриправовая интеграция). Когда речь идет о международной унификации права, которая возможна при взаимодействии национальных правовых систем на международном уровне, то в этом случае есть возможность говорить о внешней интеграции, в основе которой, как правило, лежит взаимная имплементация международных норм. Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что унификация права есть также процесс юридической аккультурации норм.

Ранее говорилось о той глобальной и конечной цели, которой служит унификация в пра-ве — создание единого правового пространства в мировом масштабе. Теперь следует остановиться на более конкретных и «приземленных» целях унификации в целом, потому как в рамках именно этого процесса имеет место быть модельное нормотворчество.

По аналогии с предложенными в одной из работ М. Пунжина целями нормотворчества можно выделить цели унификации еще и потому, что унификация является нормотворчеством по сути:

1) цели, вытекающие из потребностей глобального развития и интересов мирового сообщества;

2) классовые, высшие цели государства, обусловленные основами социального строя и существования государств;

3) цели, отражающие особые, специфические цели государств;

4) частные конкретные цели, связанные со множеством действий, осуществляемых на международной арене в ходе повседневного проведения внешней политики[5].

Вторым этапом стал процесс унификации корпоративного права на уровне Европейского экономического сообщества, и здесь необходимо выделить три способа унификации корпоративного права.

Первый способ предусматривал включение в текст Римского договора 1957 года ст. 85 и 87, имеющих унифицирующий характер и запрещающих любые соглашения об объединении, а равно и действия, препятствующие, ограничивающие или нарушающие свободу конкуренции внутри Общего рынка.

Вторым способом является гармонизация норм национального права стран-участниц путем заключения международных конвенций, которые, вступив в законную силу, являются неотъемлемой частью Римского договора. Подписание Конвенции о взаимном признании компаний и иных юридических лиц от 29 февраля 1968 года произошло на основании именно этой статьи.

Третьим способом унификации корпоративного права в странах — членах ЕЭС является применение правовых актов высших органов Европейского экономического сообщества. Эти органы ЕЭС — Совет и Комиссии — наделены правом издавать регламенты, директивы, решения и рекомендации-заключения.

При унификации с помощью модельных норм, вне всякого сомнения, формируются новые международные и внутригосударственные нормы. Хотя и созданные по единому образцу, они действуют в форме, в которой в данной стране функционируют ее собственные правовые установления (если модельными не предусмотрено иное).

Модели принципы, рамки, примерные правила не обеспечивают единообразия будущих норм и, следовательно, будущие нормы, созданные в соответствии с ними, не будут унифицированными. Можно сказать, что это единообразие в принципе, в основном, но неполное. Унифицированными будут только те нормы международного и внутригосударственного права, которые будут абсолютно совпадать по содержанию с моделью, то есть основанные на модели (правиле), отступление от которой не допускается.

Полной унификации (единообразия) до-стичь трудно, а может быть в этом нет необходимости. Она нужна в такой мере, чтобы обеспечить развитие международного сотрудничества и преодоление трудностей в решении экономических, социальных, гуманитарных и других вопросов, связанных с различием в их правовом регулировании.

Разработка норм, определяющих общие подходы в регулировании, по сути, не столь существенно зависит от особенностей отдельных государств. В них отражаются их основополагающие интересы, а они, как правило, совпадают. Для достижения согласия относительно их содержания и признания обязательными не должно быть серьезных препятствий.

Как механизм, приводящий к единообразию, можно рассматривать также правовую имплементацию. Имплементация (от англ. Implementation — осуществлять, обеспечить выполнение) буквально означает «претворение в жизнь в соответствии с определенной процедурой», «обеспечение практического результата и фактического выполнения конкретными средствами»[6]. В справочной литературе можно встретить следующие определения. «Имплементация в широком смысле означает осуществление международно-правовых и внугригосударственных норм во исполнение международно-правовых, а также создание на международном и внутригосударственном уровнях условий для такого осуществления»[7]. «Имплементация международного права —фактическая реализация международных обязательств на внутригосударственном уровне, осуществляемая пу-тем трансформации международно-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты». Такое же определение имплементации дается и в юридическом энциклопедическом словаре[8].

Проблема имплементации является наиболее дискуссионной в науке международного права. Ей посвящены многочисленные исследования советских, российских и зарубежных юристов-международников. Причем, некоторые из них не признают либо заменяют термин «имплементация» другим термином. Так, С. Ю. Марочкин, не употребляет термин «имплементация», заменяя его более привычным термином «реализация», т.е. «воплощение норм международного права в поведении, деятельности государств и других субъектов, это практическое осуществление нормативных предписаний»[9] .

Другая группа ученых термин «имплементация» принимает, и в целом их мнения относительно процесса имплементации норм международного права совпадают. Так, профессор О.И. Тиунов понимает под имплементацией норм международного права «перевод требований международно-правовой нормы в требования национального права».

По мнению профессора Ю.М. Колосова, имплементацией является система мер, которой государство обеспечивает фактическое выполнение на всей своей территории и всеми органами и лицами, находящимися под его юрисдикцией, принятых на себя международных обязательств. Профессор К.А. Бекяшев и доцент М.Е. Волосов обозначают понятием имплементация «процесс реализации предписаний международной системы права во внутригосударственном праве»[10]. Профессор И.И. Лукашук считает, что имплементация — это воплощение норм международного права в жизнь или «правоосуществление»[11].

Анализ работ вышеперечисленных ученых в значительной степени облегчил задачу автора по определению понятия имплементации. По мнению автора, термин «имплементация» можно понимать в широком и узком смысле. В широком смысле  это совместная организационно-правовая деятельность государств и международных организаций, направленная на реализацию целей международно-правовых норм на международном уровне.

 В узком смысле — это осуществление норм международного права на территории государства в сфере действия внутригосударственного права при помощи последнего в соответствии с определенной процедурой, обеспечиваемое организационно-правовой деятельностью органов государства, направленной на фактическое  выполнение  принятых  государством   международных  обязательств.

Представляется немаловажным тот факт, что проблема имплементации приобрела особое значение в последнее время. Если раньше основное внимание при разработке международных актов обращалось на содержание материальных норм и формирование новых стандартов, то с 1980-х гг.  упор делается на повышение эффективности существующих и вновь создаваемых стандартов. Причем, как справедливо считает известный защитник прав человека, профессор В.А. Карташкин, «цель контрольного механизма состоит не в принуждении или применении санкций к государствам за невыполнение взятых ими на себя обязательств, а лишь в контроле за претворением в жизнь положений международно-правовых конвенций». Таким образом, одной из основных задач органов контроля является оказание содействия и помощи государствам в выполнении ими международных обязательств путем принятия соответствующих решений и рекомендаций.

«Имплементация международного права — фактическая реализация международных обязательств на внутригосударственном уровне; осуществляется путем трансформации международно-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты».

Следует отметить, что Р.А. Мюллерсон применяет термин «национально-правовая имплементация»[12], А.С. Гавердовский — «внутригосударственно-правовая имплементация»[13], а Э.М. Аметистов — «внутриправовая имплементация».

Полагаем, что имплементация норм международного права в широком смысле — это совместная организационно-правовая деятельность государств и международных организаций, направленная к осуществлению целей международно-правовых норм на международном уровне.

Следует констатировать, что разнообразие правовых механизмов инициирует и процесс развития и дальнейшего становления российской государственности и российского права.

 

Библиография

1 Гафуров З.Ш. Социально-правовое государство: причины возникновения, объективные основы, противоречивая сущность.// Государство и право.  2009. № 4. С. 5-14.

2 Большой юридический словарь./Автор-сост. Додонов В.Н. и др. — М., 1999.

3 Маковский А.П., Иванов Г.Г. Международное частное морское право. — Л., 1984. С. 35.

4 Смоленский М.Б. Правовая культура и идея государственности. // Государство и право .  2009. №  4. С. 15-21.

5 Пунжин М. Цель в процессе создания норм международного права // СЕМП. 1986. С. 291.

6 Dictionary of English Language, NY, 1968, p.667.

7 'Webster's Third New International Dictionary, Cambr (Mass.), 1966, p. 1134.

8 См.: Юридический энциклопедический словарь. — М.. Инфра-М, 1996. С. 76.

9 См.: Марочкин С.Ю. Реализация норм международного права. - В кн.: Международное право Учебник. / Под ред. Игнатенко Г.В, Тиунова О.И. М. — М.: Инфра М, 1999. С. 174.

10  Волосов М.Е. Международное публичное право. Практикум. — М.: Проспект, 2000. С. 3О.

11 См.: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. Учебник. — М.: Бек, 1996. С. 159.

12  Мюллерсон Р. А. Соотношение международного и национального права. — М., 1982. С. 74.

13 Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. — Киев, 1980. С. 72