УДК 346.57 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №7 2011 Страницы в журнале: 82-87

 

М.Б. РУМЯНЦЕВ,

аспирант Российского университета дружбы народов

 

В статье предпринята попытка выработать юридическое определение источника повышенной опасности. Рассмотрена роль субъекта в причинении вреда. Потеря контроля связывает объект в виде источника повышенной опасности и субъект в единый потенциально опасный механизм.

Ключевые слова: определение, вид, субъект, источник повышенной опасности, механизм.

 

Essence of legal definition of a source of the raised danger and role of the subject in a trespass

 

Rumancev М.

 

In article attempt to develop legal definition of a source of the raised danger is undertaken. The role of the subject in a trespass is considered. Control loss connects object in the form of a source of the raised danger and the subject in the uniform potentially dangerous mechanism.

Keywords: definition, a kind, the subject, a source of the raised danger, the mechanism.

 

В   российской цивилистике нет единства в понимании источника повышенной опасности, а также его юридических признаков.

С.В. Трофимов, сторонник теории «источник — объект», отмечает: «К сожалению, следует согласиться, что не только нормы законодательства, но и его комментарии не содержат общепризнанного определения понятия “источник повышенной опасности”»[1]. Такого же мнения придерживается и Г.В. Кулешов, который считает: понятие «источник повышенной опасности» должно содержать в себе два элемента: объективный (показывает используемые в человеческой деятельности предметы и их особые свойства) и субъективный (отражает саму деятельность человека при управлении процессом указанных свойств)[2]. Аналогичную точку зрения высказал и О.М. Солдатенко[3].

Непонимание физической сущности источника повышенной опасности порождает и разноречивые формулировки его юридического определения.

 Также противоречивым является и мнение ряда авторов, полагающих, что под источником повышенной опасности надо понимать только объекты, находящиеся в состоянии проявления своих специфических вредоносных свойств, «которые бы не были подконтрольны человеку»[4]. Такая позиция совершенно неприемлема. Многие источники повышенной опасности обладают несколькими свойствами, которыми можно причинить вред в случае потери контроля над ними. Значит, надо регламентировать присущие каждому объекту его потенциально опасные свойства. Кроме того, следует установить, в каких случаях эти свойства подконтрольны человеку, а в каких нет.

Таким же противоречивым и недостаточно понятным является и разъяснение, данное Пленумом ВС РФ в постановлении от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

С.В. Трофимов заметил, что «непрерывное усложнение техники и различных видов ее использования требует нового осмысления таких непростых понятий, как “источник повышенной опасности”, “повышенно опасная деятельность”, “владелец”, “подконтрольность”, “механизм причинения вреда” и др.»[5].

Формулируя юридическое определение понятия источника повышенной опасности, большинство авторов почему-то игнорируют роль субъекта, ошибочные действия которого и вывели источник из-под контроля и обусловили причинение вреда. Так, М.П. Редин источником повышенной опасности признает «вещь (объект материального мира), которая: 1) вовлечена в деятельность юридического лица, гражданина; 2) обладает сама по себе или наделена человеком вредоносными свойствами; 3) создает повышенную вероятность причинения вреда окружающим; 4) не поддается полному и всеобъемлющему контролю над ней со стороны человека, несмотря на принятие им всех мер предосторожности и осмотрительности»[6].

В данном определении объект материального мира, по сути, помимо воли человека, несмотря на принятие им всех мер предосторожности и осмотрительности, все же причиняет вред. То есть роль субъекта сводится не к запуску и управлению объектом в процессе деятельности, а к попытке предотвратить его вредоносные свойства. Получается, что не субъект виноват в том, что вовлеченный им в процесс деятельности объект выходит из-под его контроля, а сам объект, в котором были возбуждены его свойства, генерирующиеся в автоматическом режиме. Человек, запуская процесс генерации объектом его свойств (вольно или невольно), достоверно знает, что потеря контроля над ним в таком состоянии обусловливает ту самую «вероятность причинения вреда окружающим».

А.Д. Власова, обобщая существующие в цивилистике подходы в понимании источника повышенной опасности, выделяет следующие их признаки:

1) это всегда объект (предмет) материального мира;

2) имеет вредоносные, опасные для окружающих качества;

3) находится в процессе эксплуатации;

4) исключает возможность полного контроля над собой со стороны человека[7].

Такой же позиции придерживается С.К. Шишкин[8].

Во всех этих (и многих других) определениях юридического содержания понятия источника повышенной опасности имеются противоречия[9] и даже ошибки, которые обусловлены непониманием их авторами сущности источника, механизма проявления в нем потенциальной опасности и причин возникновения вреда.

Все определения понятия источника повышенной опасности даются с использованием совершенно абстрактных, не отражающих реальной действительности терминов «вредоносность» и «неподконтрольность»[10], к тому же являющихся оценочными.

Повышенная опасность источника определяется не степенью его подконтрольности, а потенциально опасными свойствами, которые присущи источнику повышенной опасности с момента его изготовления или которые придаются ему в процессе деятельности. Автомобиль в контролируемом и неконтролируемом режиме имеет объективные свойства, обусловленные законами природы, а не человеком; в случае наезда на потерпевшего ему может быть причинен вред. То же самое можно сказать об упавшем с высоты кирпиче, который причиняет вред, если случайно упадет на потерпевшего, за счет возникающей в нем энергии, а не в связи с потерей контроля над процессом деятельности.

Потеря контроля — это спусковой крючок в механизме превращения потенциальной опасности в реальную опасность источника. Поэтому попытка объяснить эту опасность потерей контроля над источником всегда будет вступать в противоречие с объективными законами природы, которые неподконтрольны человеку[11]. В то же время потеря контроля над источником повышенной опасности является важным признаком его юридического определения.

Субъект обязан контролировать источник, не допускать причинения вреда. Отрывая источник повышенной опасности от субъекта, нарушаются причинно-следственные связи, показывающие, кто именно привел источник повышенной опасности в движение. Оставляя за рамками понятия источника повышенной опасности субъекта, невольно источнику придаются такие свойства, которые сами по себе, вне желания человека, способны причинить вред. Но поскольку всякий источник повышенной опасности приводится в действие человеком, то налицо развитие причинной связи от человека к наступившему вреду через стадию проявления объектом своих свойств в ущерб охраняемым законом интересам.

Конструируя юридическую формулу источника повышенной опасности, мы должны иметь в виду, что причина порождает следствие, т. е. нарушение правил использования источника порождает вред. Свойства вещей, не имеющих социальной ориентации, выступают средством причинения вреда, а не его причиной, тем более что на них ответственность не возложить. Так, С.А. Корзун справедливо заметил: «Причинная связь между действиями водителя и наступившими последствиями отсутствует, если эти действия не создавали опасной обстановки и если до момента, когда наезд на пешехода стал неотвратим, нельзя было предусмотреть возможность ее (опасной обстановки) возникновения»[12].

 Игнорирование субъекта и причинно-следственных связей между ним и наступившим вредом в юридическом определении источника повышенной опасности не дает возможности принять в качестве правовой нормы ни одно из предложенных наукой понятий.

Причинение вреда специалистом при исполнении обязанностей по эксплуатации источника повышенной опасности, знающим особенности возможной опасности, исходящей от источника повышенной опасности, имеющим соответствующую подготовку по предотвращению такой опасности, может говорить о виновном поведении такого специалиста, так как наличие знаний и навыков обязывало его предотвратить данный вред. О виновном поведении лица в подобных ситуациях говорит О.А. Красавчиков[13], а также В.Д. Аветисян[14].

Признак потери контроля над источником повышенной опасности специалистом связывает между собой в единое целое объект, от воздействия которого наступил вред, и субъект, усилиями которого он приведен в состояние проявления своих свойств, потенциально способных причинить вред.

Потеря контроля над объектом может быть виновной и без вины. Это влияет на ответственность, но не на признание или непризнание объекта источником повышенной опасности.

Виновная потеря контроля над источником повышенной опасности может быть умышленной и наступившей в результате проявленной преступной халатности. Ответственность за потерю контроля над источником повышенной опасности  зависит от характера нанесенного ущерба: умышленное причинение вреда влечет, как правило, уголовную ответственность.

А вот причинение вреда источником повышенной опасности по неосторожности, т. е. та форма вины, которая в основном и присутствует в процессе использования источников, влечет в первую очередь административную и гражданско-правовую ответственность: виновное причинение вреда — по ст. 1064 ГК РФ, без вины — по ст. 1079 ГК РФ.

Для выработки юридической абстракции понятия источника повышенной опасности мы должны, во-первых, определить его правовые признаки; во-вторых, создать три самостоятельных дефиниции с учетом того, что, по нашему мнению, в реальной действительности существует три вида источников повышенной опасности; в-третьих, показать их правовые различия; в-четвертых, назвать субъекта ответственности за причинение вреда в результате его воздействия.

Большинство российских ученых исходят из того, что в числе юридических признаков источника повышенной опасности должны быть объективные признаки, характеризующие источник опасности, и субъективные, где «отражается сама деятельность человека при управлении процессом» по извлечению из него присущих ему свойств[15]. Нет сомнения, что такой подход является правильным. В юридической формуле источника повышенной опасности должно быть четко зафиксировано, при каких условиях определенные предметы материального мира в процессе их использования человеком способны причинить вред, за который наступает гражданско-правовая ответственность.

При этом, как справедливо заметил М.П. Редин, определение источника повышенной опасности должно быть однозначным[16]. На эти обстоятельства указывают также С.Н. Абрамов и А.Ф. Попов, которые считают, что положения ст. 1079 ГК РФ противоречивы и неопределенны[17]. Более того, мы должны помнить, что законодательная дефиниция — это «особое, обязательное для всех, государственно-волевое предписание, изложенное в тексте закона, устанавливающее содержание понятия (термина) с помощью краткой передачи необходимой информации о нем, позволяющей идентифицировать данное понятие (термин) среди других»[18].

Но поскольку мы называем три вида источников повышенной опасности, то каждый из них должен иметь свои особенности.

Источник повышенной опасности как объект материального мира и категория гражданского права характеризуется следующими признаками: 1) это объект, который создается человеком для использования с целью извлечения из него высокоэффективных полезных свойств;

2) объект способен генерировать свои свойства в автоматическом режиме по воле человека, а бесконтрольное их проявление порождает реальную потенциальную опасность причинения случайного вреда; 3) лицо, которое использует объект, знает о его свойствах приносить пользу только в контролируемом режиме; 4) контроль над объектом может быть потерян в связи с нарушением правил обращения с ним либо из-за недостаточной изученности объекта.

К этому следует добавить, что источник повышенной опасности в форме объекта конструктивно создается так, что свои свойства он приобретает в момент его изготовления, т. е. до процесса использования. Поэтому неосторожное обращение с ним может повлечь случайный запуск генерации его свойств (одного или нескольких), что создает реальную опасность причинения вреда, поскольку отсутствует контроль над объектом. Лицо добровольно берет на себя обязанность использовать объект повышенной опасности так, чтобы не допустить причинения какого-либо вреда. Допуск к использованию объекта может быть обусловлен в результате получения лицом специального разрешительного документа либо в связи с тем, что оно данный объект изготовило (автомобиль, дом, котлован, взрывчатое, отравляющее или горючее вещество и т. д.) или незаконно им завладело. Способ приобретения допуска к эксплуатации объекта повышенной опасности не имеет значения для возложения ответственности за вред, возникший от его воздействия. Юридическое значение имеет только причина выхода объекта из-под контроля человека. В случае если таковой является нарушение правил обращения с источником повышенной опасности, требуется установить форму вины лица, в ведении которого источник повышенной опасности находился. Это позволит правильно квалифицировать ответственность за причиненный вред: по ст. 1064 или ст. 1079 ГК РФ.

С учетом сказанного дефиниция источника повышенной опасности в форме материального объекта может иметь следующую формулировку: источник повышенной опасности как объект материального мира обладает потенциально опасными свойствами с момента его создания. Свои свойства он генерирует в автоматическом режиме после их запуска человеком. Потеря контроля над ним из-за нарушения правил использования или недостаточной его познанности может повлечь причинение случайного вреда жизни, здоровью людей, их имуществу либо иным охраняемым законом интересам общества и государства.

Деятельность повышенной опасности для окружающих характеризуется следующими признаками: 1) в ее процессе используются обычные предметы материального мира, не обладающие повышенно опасными свойствами; 2) вовлеченные в процесс деятельности, эти предметы под ее воздействием приобретают новые качественные свойства и становятся источниками повышенной опасности временно или постоянно; 3) действует субъект, который знает, что в процессе деятельности предмет видоизменил свои свойства и стал источником повышенной опасности; 4) субъект теряет контроль над таким предметом в связи с нарушением установленных правил осуществления деятельности.

Здесь также нужны уточнения. Не всякая деятельность может носить повышенно опасный характер. Такая опасность сопровождает только ту деятельность, в процессе которой обычные предметы видоизменяют свои энергетические (или другие) свойства под воздействием объективных законов природы. Так, предмет материального мира, поднятый на высоту, становится потенциально опасным, поскольку при падении он под воздействием закона всемирного тяготения будет набирать скорость и увеличивать свои энергетические качества. Сообщение в процессе деятельности обычному предмету кинетической энергии (например, за счет движения автомобиля, поезда или самолета) превращает его в потенциально опасный объект, который при потере контроля над ним может превратиться в своеобразный разрушающий снаряд. Покраска стен и полов в закрытом помещении может вызвать отравление газами, выделяемыми при высыхании краски. В этом тоже проявляются объективные физические и химические законы природы.

В процессе деятельности обычный предмет может приобрести потенциально опасные свойства на длительное (неопределенное) время, т. е. стать постоянным источником опасности. К числу таковых можно отнести те случаи, когда деятельность направлена на перевод обычных предметов в новое повышенно опасное качественное состояние, например, в целях рекламы (закрепление над входом в магазин деревянного или металлического макета продаваемого товара), в целях борьбы с насекомыми (обсыпание плинтусов жилого помещения ядами длительного действия).

В процессе деятельности могут создаваться из обычных предметов и объекты материального мира, которые относятся по своему качеству к источникам повышенной опасности (насыпные плотины, мосты, тоннели, дома, башни и т. п.). Эти материальные объекты повышенной опасности отличаются от тех, которые мы относим к первому виду источников повышенной опасности (транспортные средства, механизмы, электрические и химические аппараты и пр.), тем, что их потенциальная опасность может проявиться уже в процессе их создания, т. е. до ввода в эксплуатацию (обрушение недостроенного дома, размыв насыпной недостроенной плотины в результате паводка, обвал участка тоннеля и т. д.). Кроме того, транспортные средства, механизмы, электрические и химические аппараты, взрывчатые вещества, боеприпасы (объекты первой группы) обладают заложенными в них внутренними энергетическими способностями, в связи с чем они и являются потенциально опасными. Объекты повышенной опасности, созданные в процессе деятельности, приобретают потенциальную опасность постепенно именно за счет этой деятельности, т. е. под воздействием внешних, а не внутренних сил (дом, мост, башня разрушаются в силу большого веса и недостаточной прочности материалов, из которых они построены).

При осуществлении повышенно опасной деятельности для окружающих субъект берет на себя добровольно обязанность в ее процессе не допускать причинения вреда, поскольку он знает о тех опасностях, которые ей присущи.

Вместе с тем вред в процессе деятельности может наступить из-за нарушения правил ее проведения, установленных нормами права или устоявшимися обычаями. Поэтому ответственность определяется с учетом наличия или отсутствия вины производителя работ.

Дефиниция этого вида источника повышенной опасности может быть такой: деятельность является повышенно опасной для окружающих, если в процессе ее производства обычные предметы материального мира приобретают свойства источника повышенной опасности, что порождает потенциальную возможность причинения ими вреда в случае нарушения правил осуществления такой деятельности.

В качестве источника повышенной опасности могут выступать и свойства вещей. Этот вид характеризуется следующими признаками, которые могут выделять его как юридическую категорию: 1) используются обычные вещи, которые по своему статусу заведомо должны быть безопасны; 2) они неожиданно проявляют не присущие им потенциально опасные свойства; 3) субъект, использующий вещь, знает, что она является совершенно безопасной (и даже весьма полезной), поэтому не принимает мер для своей защиты; 4) обязанность контролировать качество вещи лежит на ее изготовителе.

Специфика данного вида источника повышенной опасности состоит в том, что потенциальная опасность вещи приобретается не за счет сознательной деятельности (как в первых двух случаях), а в результате допущенной ошибки. О потенциальной опасности объекта материального мира (первый вид источника) и деятельности повышенной опасности для окружающих (второй вид источника) субъект заведомо знает и берет на себя обязанность предотвратить всякий вред от их воздействия.

Когда мы говорим о потенциальной опасности свойств вещей, то исходим из того, что их потенциальная опасность не является обязательным признаком. Наоборот, субъект, использующий данную вещь, знает о ее абсолютно безвредных свойствах и применяет для удовлетворения своих потребностей.

Потенциальная опасность вещи может возникнуть в результате ошибки: 1) когда случайно безопасной вещи ее изготовитель придает новые повышенно опасные свойства; 2) когда в повседневный обиход вводится вещь, недостаточно изученная, которая неожиданно в новых условиях проявляет повышенно опасные свойства (биодобавки, продукты питания, вакцины, генно-модифицированные растения и т. д.).

Изготовитель вещей с потенциально опасными свойствами берет на себя добровольно обязательство выпускать свою продукцию только с полезными свойствами. Контроль над качеством такой продукции по закону должен осуществлять ее изготовитель. Изменение качества вещей в сторону появления в них потенциально опасных свойств происходит по ошибке изготовителя. Поэтому и ответственность должен нести именно он.

Дефиниция этого вида источника повышенной опасности должна отражать названные выше признаки и может быть следующей: свойства объектов материального мира являются источником повышенной опасности, если производитель полезному и совершенно безопасному продукту ошибочно придает несвойственные ему потенциально опасные качества либо если опасные характеристики обусловлены недостаточной изученностью введенного в обиход предмета.

Таким образом, отсутствие в гражданском праве научного определения понятия источника повышенной опасности, которое единообразно воспринималось бы учеными, связано со следующими причинами:

1) не был раскрыт механизм изменения его потенциальной опасности в зависимости от формы источника: а) объекта, б) деятельности, потенциально опасной для окружающих, в) свойства вещей;

2) отсутствовало четкое понимание, что собой представляет деятельность, потенциально опасная для окружающих, и чем она отличается от объекта повышенной опасности (большинство ученых считали, что таковая возможна только при использовании объектов повышенной опасности)[19];

3) не были выявлены конкретные внешние признаки источников повышенной опасности (до публикации статьи В.М. Сагруняна[20]), по которым можно было бы их отличить от других источников опасности, а использование совершенно абстрактных и не отражающих реальность терминов «вредоносность» и «неподконтрольность» только запутывало понимание термина «источник повышенной опасности»;

4) не применялся системный подход в понимании источника повышенной опасности как категории гражданского права с целью создания единого представления о нем с учетом всех достижений, которые выработала наука;

5) большинство ученых в своих исследованиях опирались больше на мнение законодателя (что, конечно, правильно) и на этой основе устремляли свои поиски только на выявление и подтверждение его точки зрения (а это не совсем правильно, поскольку точка зрения законодателя до сих пор остается противоречивой).

Представляется, что предложенные нами дефиниции трех видов источников повышенной опасности будут восприняты в науке гражданского права как перспективное направление в постижении этой сложной юридической категории.

 

Библиография

 

1 Трофимов С.В. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, и реалии научно-технического прогресса // Транспортное право. 2007. № 3.

2 См.: Кулешов Г.В. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности // Право в Вооруженных Силах. 2008. № 3.

3 См.: Солдатенко О.М. Гражданско-правовое регулирование ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности: Дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2002. С. 23.

4 Матвеев К.В. Условия наступления ответственности воинской части за вред, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия // Право в Вооруженных Силах. 2000. № 4. С. 25.

5 Трофимов С.В. Указ. ст.

6 Редин М.П. Понятие источника повышенной опасности и правовая природа (сущность) обязательства из причинения вреда его действием // Российская юстиция. 2008. № 2.

7 См.: Власова А.Д. Гражданско-правовое регулирование обязательств вследствие причинения имущественного вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности: Дис. … канд. юрид. наук. — Ставрополь, 2004. С. 83—83.

8 См.: Шишкин С.К. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, по российскому гражданскому праву: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 26.

9 См., например: Солдатенко О.М. Указ. раб. С. 26, 37.

10 См.: Шишкин С.К. Источник повышенной опасности и его виды // Российская юстиция. 2002. № 12.

11 См.: Красавчиков О.А. Возмещение вреда источником повышенной опасности. — М., 1966. С. 11.

12 Корзун С.А. Причинно-следственная связь — необходимое условие ответственности владельцев транспортных средств: вопросы теории и судебной практики // Российский судья. 2008. № 4.

13 См.: Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 110—111.

14 См.: Аветисян В.Д. Административные и гражданско-правовые средства защиты личных неимущественных прав граждан: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2001. С. 86.

15 См.: Солдатенко О.М. Указ. раб. С. 23.

16 См.: Редин М.П. Указ. ст.

17 См.: Абрамов С.Н., Попов А.Ф. Источник повышенной опасности: проблемы понятийного аппарата // Законодательство. 2004. № 1—2.

18 Туранин В.Ю. Теория и практика использования законодательных дефиниций. — М., 2009. С. 9.

19 См.: Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности: Дис. … канд. юрид.

наук. — Иркутск, 2000. С. 31; Солдатенко О.М. Указ. раб. С. 37; Зенцова С.А. Источник повышенной опасности и его уголовно-правовое значение: Дис. … канд. юрид. наук. — Елец, 2006. С. 24—26.

20 См.: Сагрунян В.М. Источник повышенной опасности как физический объект // Вестник Саратовской государственной академии права. — Саратов, 2009. № 3(67). С. 91.