Г.В. МАТВИЕНКО,
кандидат юридических наук, доцент кафедры финансового права  ГОУ ВПО «Российская академия правосудия»
 
Осуществление продуманной таможенной политики невозможно без транспарентности таможенно-правовых норм, разработки единых подходов к толкованию и применению положений таможенного законодательства.
Таможенный кодекс Российской Федерации (далее — ТамК РФ), принятый в 2003 году, заставил ученых задуматься о содержании такой категории, как таможенное дело. Отсутствие единой концепции приводит к разночтению данного понятия, непониманию его сути и назначения. Таможенное дело неразрывно связано с таможенным регулированием, являющимся исключительным правом федеральной власти.
 
Согласно ч. 1 ст. 1 ТамК РФ таможенное регулирование заключается в установлении порядка и правил, при соблюдении которых лица реализуют право на перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации. Иными словами, государство с помощью норм права определяет положения, подлежащие выполнению физическими и юридическими лицами при перемещении грузов через таможенную границу.
Возвести норму в правило недостаточно, государство применяет обширный арсенал средств и методов в целях обеспечения соблюдения норм таможенного права. Обратим внимание на категорию «таможенное дело».
Согласно ч. 2 ст. 1 ТамК РФ таможенное дело представляет собой совокупность методов и средств обеспечения соблюдения мер таможенно-тарифного регулирования и запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу.
Однако, несмотря на относительно долгий срок действия ТамК РФ, отсутствует четкая дефиниция рассматриваемой категории.
Верно отмечено в одном из комментариев к ТамК РФ: таможенное дело «в целом направлено на создание правовых, экономических и организационных основ перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу, защиту экономического суверенитета и экономической безопасности государства, активизацию связей российской экономики с мировым хозяйством, обеспечение защиты прав граждан, хозяйствующих субъектов и государственных органов, соблюдение ими обязанностей в области таможенного и иного законодательства»[1].
По мнению других авторов, таможенное дело представляет собой «инструментарий таможенного регулирования. Основными средствами (инструментами) таможенного регулирования являются таможенные пошлины и иные таможенные платежи (таможенно-тарифное регулирование), таможенное оформление, таможенный контроль, различные ограничения и формальности, связанные с практикой внешнеторгового лицензирования и квотирования (нетарифное регулирование)»[2]. Представляется, что данное разъяснение не совсем логично. Законодатель действительно рассматривает таможенное дело в качестве инструментария таможенного регулирования, позволяющего обеспечить соблюдение установленных запретов и ограничений, а также таможенно-тарифных мер.
Исходя из смысла Федерального закона от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (далее — Закон № 164-ФЗ), к числу мер, соблюдения которых требует законодатель, относятся тарифные и нетарифные ограничения: таможенные, антидемпинговые, компенсационные пошлины, квотирование экспорта и импорта, лицензирование, технические барьеры и др.
Цель таможенного дела как комплекса правовых инструментов воздействия на участников таможенных отношений заключается в обеспечении соблюдения определенных запретов и ограничений. Заметим, что такие барьеры устанавливаются не только в нормах таможенного законодательства, но и в законах, регулирующих порядок осуществления внешнеторговой деятельности. В этой связи возникает вопрос: относить ли к средствам таможенного дела нормы таможенного права, которые устанавливают запреты и ограничения на перемещение товаров и транспортных средств физическими лицами, не являющимися субъектами внешней торговли? Очевиден положительный ответ. В Законе № 164-ФЗ указано на важность соблюдения иных запретов и ограничений. Такие меры применяются, например, из соображений общественной безопасности, в целях охраны окружающей природной среды, в связи с соблюдением международных обязательств. Однако число применяемых государством барьеров небезгранично. Одним из свойств механизма правового регулирования является наличие пределов воздействия, что выражается в достаточном для регламентации определенной группы отношений количестве методов и средств регулирования, применяемых в совокупности и различном сочетании.
Итак, таможенное дело определяется как совокупность методов и средств, позволяющих обеспечить соблюдение лицами обязательств по уплате таможенной пошлины и иных таможенных платежей, а также нетарифных запретов и ограничений. Полагаем, что в контексте ч. 2 ст. 1 ТамК РФ речь идет о тех способах воздействия, совокупность которых в науке административного права принято называть методами управления.
Таким образом, законодатель предполагает установление благоприятного климата посредством закрепления в нормативных актах статуса участников таможенных отношений, порядка применения запретов и ограничений на перемещение отдельных товаров, т. е. указывает на возможность применения убеждения и стимулирования и гарантирует создание и поддержание режима законности такого перемещения посредством использования метода государственного принуждения.
Чтобы разобраться в сущности средств, обеспечивающих соблюдение установленных запретов и ограничений, следует обратиться к теории права.
Представляется верной классификация юридических средств на средства права (средства-инструменты) и средства правореализации[3]. Средства-инструменты представляют собой правовую базу для регулирования общественных отношений. Таким образом, к средствам права мы относим весь арсенал источников таможенного права — нормативные акты, устанавливающие правовой статус субъектов таможенных правоотношений, порядок перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу, включая общие правила применения таможенных режимов и иных таможенных процедур, таможенного оформления и контроля.
Средства правореализации — акты практической реализации установленных в законе положений о статусе субъектов, выраженные в форме документа или действия.
Представляется, что в качестве элемента таможенного дела выступают только такие акты правореализации, которые принимают властные участники таможенных правоотношений — таможенные органы и их должностные лица, поскольку законодатель возлагает на данную категорию субъектов обязательства по обеспечению соблюдения иными лицами установленных запретов, ограничений в целях поддержания режима законности перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу.
Итак, средствами, обеспечивающими соблюдение мер таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, являются правовые акты управления, принимаемые таможенными органами в целях реализации нормативных актов в части упорядочения поведения участников таможенных правоотношений, а также действия, осуществляемые таможенными органами в рамках установленных ТамК РФ процедур и производств. Применение таможенными органами методов и средств воздействия осуществляется в рамках реализации закрепленных за ними полномочий разрешительного, регистрационного, финансового (фискального, регулятивного) или правоохранительного характера. Таким образом, установленные методы и средства используются в рамках правоприменительной деятельности таможенных органов.
Итак, объектом таможенного регулирования следует считать все те правоотношения, которые складываются в связи или по поводу перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу. Результатом таможенного регулирования является принятие нормативных и иных правовых актов управления. Совокупность средств воздействия на участников таможенных правоотношений образует таможенное дело. Категории «таможенно-правовые нормы», «индивидуальные акты применения в области таможенного дела», «правоотношения в области таможенного дела» и «таможенное дело» являются базовыми составляющими понятия «механизм таможенного регулирования». Важно указать на то, что средства, инструменты таможенного регулирования всегда закреплены на законодательном уровне.
Предлагаемый элементный состав механизма таможенного регулирования вполне соответствует принятому в науке.
Так, С.С. Алексеев в числе основных юридических средств правового регулирования называет:
 1) юридические нормы;
2) индивидуальные акты применения норм права, принимаемые судебными и иными государственными органами по конкретным делам в целях обеспечения требований правовых норм в реальной жизни;
3) правоотношения;
 4) акты реализации прав и обязанностей, т. е. юридически значимые действия субъектов конкретных правоотношений, направленные на исполнение юридической обязанности и использование правомочий[4].
К элементам механизма правового регулирования, кроме указанных С.С. Алексеевым, Н.И. Матузов и А.В. Малько относят также юридический факт или фактический состав (особенно организационно-исполнительный правоприменительный акт) и факультативный элемент — охранительный правоприменительный акт[5]. По мнению ученых, «в качестве своеобразных дополнительных элементов механизма правового регулирования могут выступать акты официального толкования норм права, правосознание, режим законности и др.».
Механизм правового регулирования не может существовать в статике. Исходя из основного показателя существования права — эффективности реализации правовых предписаний, учеными саратовской школы права предлагается выделять стадии рассматриваемого механизма:
1) формулирование общей модели поведения, направленной на удовлетворение интересов, находящихся в сфере права и требующих их справедливого упорядочения. Такая модель поведения выражается в норме права;
2) определение специальных условий, т. е. установление юридического факта или фактического состава, играющего роль спускового крючка, позволяющего перейти от абстрактного условия к регулированию конкретного отношения. Так, функцию решающего факта может выполнять оперативно-исполнительный правоприменительный юридического акт;
3) установление юридической связи с разделением субъектов на управомоченных и обязанных в конкретном правоотношении;
4) реализация субъективных прав и юридических обязанностей в целях удовлетворения интересов субъекта.
По мнению авторов, возможно наступление пятой, факультативной стадии, например, в случае нарушения субъектами отношения своих обязанностей[6].
В данном случае исследователи рассматривают динамику механизма правового регулирования применительно к конкретному правоотношению. В таком контексте речь должна идти скорее о действии правового механизма.
Интерес вызывает позиция К.В. Шундикова, который разграничивает понятия «механизм правового регулирования», «правовой механизм». Под механизмом правового регулирования ученый понимает взятую в единстве систему всех правовых средств, организованных последовательным образом, с помощью которых обеспечивается результативное специально-юридическое воздействие на общественные отношения[7]. Подобное явление В.Н. Протасов называет механизмами правовой системы.
Правовой механизм представляет собой необходимый и достаточный для достижения конкретной юридической цели системный комплекс юридических средств, последовательно организованных и действующих поэтапно по определенной нормативно заданной схеме (процедуре). Данная категория в системном подходе В.Н. Протасова получила название отраслевого механизма правового регулирования.
В науке существуют и иные точки зрения на содержание данного понятия.
Так, В.М. Сырых критикует подобное восприятие учеными рассматриваемой правовой категории. По его мнению, в механизм правового регулирования входят не только правовые средства (инструменты) юридического воздействия, но и субъекты, осуществляющие правовое регулирование или правовую деятельность; юридически значимые результаты их деятельности. При этом единый механизм правового регулирования сообразно стадиям правового регулирования подразделяется на три компонента: механизм правотворчества, механизм реализации норм права и механизм государственного принуждения[8].
Очевидно, что любые нормы, представляющие совокупность средств правового регулирования и содержащие запреты, ограничения, стимулы, реализуются в конкретных правоотношениях. Процессуально-процедурные нормы обеспечивают реализацию норм материальных и отвечают за последовательность совершаемых действий в рамках закона. Наличие таких норм характерно как на стадии нормотворчества, так и в процессе применения. Представляется, что функционирование механизмов, указанных В.М. Сырых, проявляется в конкретных отношениях через процессы, производства и процедуры.
Подобной точки зрения придерживается В.В. Лазарев. Главное назначение механизма правового регулирования ученый видит в том, что данная категория позволяет раскрыть процесс перевода предписаний права в реальное правомерное поведение человека[9]. Такое понимание разделяют и другие ученые[10].
Думается, что рассмотренные выше мнения исследователей по поводу основного предназначения механизма правового регулирования вряд ли можно назвать взаимоисключающими, они лишь дополняют друг друга.
Очевидно, что таможенное дело как совокупность инструментов воздействия на участников таможенных правоотношений является важным элементом механизма таможенного регулирования.
Полагаем, что формирование научных воззрений, обучение студентов основам таможенного законодательства требуют разработки единых подходов в определении содержания системообразующих категорий таможенного законодательства. Основой для дальнейших исследований в данном направлении должны стать фундаментальные труды теоретиков права.
 
Библиография
1 Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Ю.Ф. Азарова, Г.В. Баландиной. — М., 2004. С. 7.
2 Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.Н. Козырина. — М., 2004. С. 8.
3  См. подробнее: Шундиков К.В. Механизм правового регулирования: Учеб. пособие. — Саратов, 2001. С. 36—38.
4 См.: Алексеев С.С. Теория права. — М., 1994. С. 223.
5 См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 2003. С. 627.
6 См. там же.
7 См.: Шундиков К.В. Указ. соч.
8 См.: Сырых В.М. Теория государства и права: Учеб. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2004. С. 166—167.
9 См.: Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учеб. для вузов. — М., 2001. С. 146.
10 См., например: Морозова Л.А. Теория государства и права. — М.: Учеб. 2-е изд., перераб., доп. — М., 2005. С. 349—350.