Н.В. ВОЛОДИНА,

доктор философских наук, юрист, профессор Московского университета МВД России, майор милиции

 

Государственно-правовые системы отдельных стран современного Востока неоднотипны и неоднозначны по степени и форме воздействия мусульманского права в исламских странах. Л.Р. Сюкияйнен отмечал: «Ведущим конституционным принципом, отражающим влияние исламских институтов и норм на государственное право и одновременно выступающим правовой основой такого влияния, является признание ислама государственной религией»[1].

В настоящее время ислам является государственной религией в 28 странах мира. Однако государство носит теократический характер, а исламские институты являются доминирующими. Официальный статус этих институтов выше в тех странах, где за мусульманским правом юридически закреплено положение основы государственного законодательства.

В некоторых странах действуют государственные инстанции, контролирующие эффективность и реализацию на местах нормативно-правовых установлений. Конституции ряда стран включают некоторые нормы власти и управления, связанные с исламом. Среди них — установление религиозного ценза для главы государства, исключение возможности занимать этот пост немусульманам, а в отдельных случаях — теми мусульманами, у которых родители не были мусульманами. Традиционное наделение правителя светской и духовной властью над подданными, а также законодательными функциями практикуется и в современных мусульманских странах с монархическим режимом.

Широко применяется принцип совещательности, почерпнутый из исламских управленческих нормативов. Он используется при принятии управленческих решений и находится в основе организации и функционирования совещательных органов разного рода государственных инстанций и учреждений.

Воздействие ислама и шариата на государственное право ряда стран с мусульманским населением проявляется в определении правового статуса граждан (подданных). Еще во времена средневековья сформировалась система статусных норм, при которой мусульмане имели преимущество над немусульманами (невольники-мусульмане считались в мусульманской среде выше свободных неправоверных), свободные — над невольниками, мужчины — над женщинами, ученые — над неучеными.

В период реформ в исламе ставился вопрос о гражданском равноправии и правах человека, однако в законодательстве стран мусульманского Востока в настоящее время нет единообразного подхода к определению правового статуса личности. Принципы гражданского равноправия и свободы вероисповедания были провозглашены в Турции еще в период Османской империи и зафиксированы в ныне действующей Конституции Турецкой Республики. В большинстве других государств мусульманского Востока имеют место правоограничения в сфере свободы совести и вероисповедания, а также в отношении политических и ряда иных прав женщин-мусульманок. Согласно Конституции ЙАР, женщины — сестры мужчин; они пользуются правом и несут обязанности, гарантируемые и возлагаемые на них шариатом и законом. В современных исламских государствах женщине отказывают в избирательных правах, но Конституция Исламской Республики Иран провозглашает равенство перед законом мужчин и женщин, с оговоркой о соблюдении исламских предписаний.

Правовые гарантии свободы совести практически отсутствуют в Саудовской Аравии и Омане. Там действует шариатский запрет на вероотступничество, т. е. отказ от исповедания ислама.

Международные нормы гуманитарного права признаются мусульманским миром. Представители исламской группы государств — членов ООН участвовали в разработке Всеобщей декларации прав человека (1948). Из этой группы не проголосовали за принятие такого правового акта Северный Йемен и Саудовская Аравия. Однако в современном исламском мире до сих пор не выработан единый подход к проблеме прав человека, хотя в конце ХХ века некоторые попытки предпринимались. Подтверждением могут служить Всеобщая исламская декларация прав человека (1981) и «Права человека в исламе» (изд. в начале 1990-х годов Всемирной ассамблеей мусульманской молодежи в Саудовской Аравии).

Следует отметить, что многое зависит от конкретной ситуации в том или ином государстве при формировании и развитии государственно-правовой доктрины ислама. В современной исламской правовой мысли намечена тенденция упрочения в массовом правосознании позиций сторонников диалога мира ислама с остальным мировым сообществом на правовой основе.

Исламская государственно-правовая доктрина требует закрепления за исламом и шариатом функции единого законодательства. Свободная от религии юриспруденция в мусульманстве неприемлема. По учению ислама, люди не создают свои законы, а применяют божественные. Таким образом, власть может быть исполнительной, но не законодательной. Между органами исполнительной власти и органами законодательной власти в исламе не может быть противоречий, так как они являются исполнителями божественных законов. Следовательно, Коран — конституция исламских стран. Библия для стран Запада, допускающих политическое влияние христианства на законодательные органы и правительства этих стран, таковой не является. Социально-правовая доктрина ислама рассматривает государственный строй как установленный свыше, а частную собственность объявляет неприкосновенной. Власть, не санкционированная религией, толкуется как зло, и богословы требуют религиозного контроля над государством. Однако религиозный контроль не означает, что духовенство должно занимать какой-либо государственный пост.

Учитывая социально-политические перемены, происходящие в мире, идеологи ислама стремятся показать, что ислам является важным стимулятором строительства справедливого государственного строя и народные выступления за справедливое общество вполне законны, поскольку вытекают из учения Корана и Сунны. Мусульманский общественный строй и государства времен пророка Мухаммеда и средневекового халифата провозглашаются образцом социального устройства, а введение норм права и морали, установленных Кораном и Сунной, — единственным путем построения прогрессивного и процветающего общества[2].

Суть изложенного в том, что на основе учения ислама о государстве, политике, экономике, праве делаются попытки создать тип государства, отличный от западного.

Из-за специфики религиозной системы ислама в политической области существует принцип неразделенности светской и духовной властей, а в социальной — равенство членов общины и безу