С.Л. ПАНОВ,

кандидат юридических наук, доцент (Омская академия МВД России)

Терроризм появляется тогда, когда общество переживает глубокий кризис идеологии и государственно-правовой системы. В таком обществе возникают различные оппозиционные группы — политические, социальные, религиозные, для которых становятся неприемлемы законность власти и система управления. Если эти группы приходят к выводу, что не могут добиться своих целей законным путем, они пытаются достигнуть желаемого посредством насилия, т. е. терроризма. Моральным оправданием совершенных преступлений (в большинстве своем тяжких) оппозиция будет считать высокую важность и чистоту своих целей[1].

Терроризм беспрецедентен по своим последствиям и масштабу. Хроника террористических акций свидетельствует, что терроризм не имеет границ, его география порой не укладывается в рамки человеческого сознания. Гносеология и философия терроризма определяются состоянием общества, государства, объясняются противоречиями в политике, идеологии, психологии индивидов[2].

Изучение лиц, совершающих и причастных к осуществлению террористических актов, позволяет лучше разобраться не только в мотивах, внутренних побуждениях, психологических особенностях и прочих субъективных предпосылках совершения преступлений такого рода, но и дает возможность очертить примерный социальный круг, из которого наиболее вероятно «рекрутирование» будущих террористов. Однако вряд ли можно создать целостный портрет террориста и говорить о нем как о «четко» оформленном типе личности, характеризующемся набором определенных, свойственных всем без исключения представителям этой группы социологических и нравственно-психологических черт.

Террористы, как и любая иная категория преступников, разнообразны по многим характеристикам, и «подогнать» их под общий знаменатель невозможно. Сложно также дать определение понятию «личность террориста», поэтому логичнее утверждать о часто встречающихся идейных и психологических особенностях террористов, об особенностях лиц, потенциально опасных в плане возможной террористической деятельности. Любая типология и классификация подобного рода будет более условной, чем классификация видов и форм самого терроризма[3].

К террористам ряд исследователей причисляют и телефонных хулиганов, и шантажистов, и вообще всех неугодных «экстремистов»[4]. Это разные категории, и объединять их в одну группу можно только в угоду политическим целям. Терроризм многогранен. Причины, толкающие людей на крайние меры, многочисленны, и стричь всех под одну гребенку нельзя.

В психолого-правовой литературе преступник-террорист характеризуется как ущербная, неполноценная личность, аутсайдер любой социальной группы (школа, семья, друзья). По мнению К.Н. Салимова, У. Лакера, Д.В. Ольшанского, террористы — дезадаптированные и несостоявшиеся люди, пребывание в террористической группировке которым дает некое чувство психологической компенсации своей неполноценности. Действия террористов объясняются авторами комплексом биогенетических (наследственная патология, черепно-мозговая травма и т. д.) и онтогенетических (воспитание, социальная среда) факторов[5].

При вступлении в террористическую организацию у человека резко меняются ценности, этические нормы, социальные установки, цели поведения и мотивация. К нравственно-психологическим характеристикам личности террориста можно отнести следующие:

· примитивное, поляризованное, религиозно-фанатическое мировосприятие. Террорист практически никогда не анализирует конечные цели и результат террора;

· наличие определенной «слепой» веры (мечты) в правоту своего дела, а также сильная убежденность в оправданности применения террора для достижения своей мечты;

· ощущение собственного превосходства над целевой аудиторией, что отменяет или уменьшает разборчивость в средствах террора;

· малая чувствительность в отношении своих и чужих страданий при постоянной готовности причинять вред, убивать, а также наличие высокой профессиональной подготовленности;

· способность не задумываясь жертвовать собственной жизнью, имея в поле сознания только цели, связанные с осуществлением террористического акта.

Участие в террористической деятельности требует от террориста внутреннего самооправдания, которое осуществляется, как правило, через создание особой идеологии, обеляющей физическое устранение противника для достижения тех или иных целей.

Среди общенаучных методов познания человека и его деятельности особое место занимает типологизация. Под типологизацией обычно понимается умение находить, подмечать в окружающем типичное, повторяющееся, а затем его классифицировать, адекватно увиденному. Типологизация позволяет обнаруживать группы схожих между собой людей, объединять однообразные (типичные) образцы поведения в наиболее общую модель (тип)[6]. Вариантов типологии в зависимости от оснований дифференциации и целей проведения научного исследования множество. Типологизация участников террористической деятельности позволяет моделировать их ответную реакцию на усилия правоохранительных органов по противодействию их незаконной деятельности.

Террористов можно разделить на различные группы по следующим критериям (основаниям).

Классификация террористов по мотивационной направленности и устойчивости террористической деятельности.

Профессиональные террористы — лица, отчетливо представляющие себе, что они делают и зачем, имеющие главную цель — дестабилизировать обстановку. Нередко профессиональные террористы являются членами законспирированной организации с жесткой дисциплиной и работают исключительно за деньги по заказу «спонсоров», которые, в свою очередь, наживаются на последствиях, вызванных террористическим актом.

Террористы-идеологи — лица, участвующие в террористических актах по идеологическим мотивам, свойственным определенной группе людей. Их условно можно разделить на политических, религиозных, социальных и социокультурных террористов-идеологов.

Смертники-шахиды (в последнее время среди них немало женщин[7]), террористическая деятельность которых основывается на полном пренебрежении собственной жизнью и обусловлена религиозным «оболваниванием» и бедственным социальным положением (вознаграждение за террористический акт после гибели смертников-шахидов получают их родственники). Террористы используют смертников-шахидов как оружие («живую» бомбу), «расходный материал».

Террористы, преследующие меркантильные мотивы, — участие в террористической актах является для них хорошо оплачиваемой работой.

Шантажисты — участники, которые в большинстве случаев захватывают заложников и угрожают им расправой в целях получения материальных средств в виде выкупа. Иногда к этой категории террористов относят лиц, нарушающих закон в состоянии алкогольного опьянения, в силу ревности или по глупости (например, в результате просмотра передач, фильмов про террористов).

Поджигатели — преступники (чаще вообще не террористы, а банальные уголовники), использующие бездействие власти и преследующие цель привлечь к своей персоне общественное мнение посредством причинения вреда конкретному человеку (максимум семье) или объекту (например, памятнику культуры).

Повстанцы — лица, которые идут на преступление от отчаяния, полагая, что это единственный доступный им способ активно выразить свое несогласие с существующим положением. На крайние меры идут оттого, что власть не желает вступать с ними в диалог, не хочет их услышать. Нередко повстанцы берут в руки оружие из-за отсутствия средств к существованию.

Насильственные террористы — лица, совершающие преступления террористической направленности для того, чтобы реализовать себя в насильственном, разрушающем поведении, и относящиеся к своему занятию как к профессиональной и увлекательной деятельности.

Террористы-манипуляторы — участники террора, совершающие преступление в силу желания властвовать над жизнью других людей и манипулировать их поведением.

Идеалисты — восприимчивые к психологическому манипулированию люди, которых убедили в «несправедливости» окружающей их жизни, социально-политических отношений в обществе и необходимости борьбы за социальную «справедливость».

Апокалипсические террористы — лица, считающие себя посланниками Бога. Действуют в отношении тех лиц, кого считают воплощением зла, на кого возлагают вину за свои страдания и разочарования.

В зависимости от определенного стиля поведения, индивидуальной мотивации и нравственно-психологических характеристик преступника можно выделить следующие типы личностей террористов или людей, предрасположенных к терроризму[8].

Миссионеры — фанатики идеи (например, бен Ладен), готовые идти за нее на любые крайние меры, не считаясь с материальными разрушениями и человеческими потерями (например, события 11 сентября 2001 г. в США).

Лидеры — участники террористической организации с неадекватным мышлением, глубоко убежденные в своей мировоззренческой правоте и потому стремящиеся «исправить» окружающий мир.

Мстители — лица (среди них много женщин и подростков), мотивом поведения которых выступает личная вражда и месть за себя, друзей и близких (например, за свою униженную и оскорбленную нацию, этническую группу или веру).

Сценарист-режиссер — тип преступника, близкий к фанатику, но более уравновешенный и хладнокровный, занятый планированием и подготовкой террористической деятельности и конкретных акций, но предпочитающий оставаться в тени.

Нарцисс — типаж откровенного самоуверенного боевого лидера, обладающего абсолютным тщеславием и самоупоением (вплоть до мании величия), ярко выраженным презрением ко всему окружающему.

Ущербный — тип человека-неудачника, широко распространенный в бандитских и террористических группировках. Ущербный слаб как личность, у него низкая самооценка и он довольно легко попадает под влияние других; самоутверждается посредством устрашения других.

Садист — главное в этом типе — агрессивная страсть к насилию, убийству, разрушению и устрашению. Террор для садиста — основной способ эмоционального удовлетворения. Движущий мотив — иррациональное чувство вины и влечение к страданию, саморазрушению, а борьба за идею — только ширма, прикрывающая стремление к агрессии.

Актер — тип преступника, стремящийся сыграть роль и произвести эффект, стать знаменитым любой ценой. Своеобразный «адреналиновый наркоман», обожающий экстремальные ситуации.

Авантюрист — тип преступника, участвующий в деятельности террористической группировки не по идеологическим соображениям, а в поисках острых ощущений, легко меняющий свое занятие в самом широком спектре — политический террорист, участник криминальных группировок, наемный убийца и т. д.

Технарь — тип террориста, отличающийся тем, что ему абсолютно безразлично, кого, за что и где убивать. Его увлекает не сама цель террористического акта, а способ и техническое оснащение акции. Совершает преступление так, чтобы все было абсолютно надежно и эффективно.

Зомби — тип идеального исполнителя смертоносных заданий, действующий как запрограммированный автомат. Легко поддается внушению, кроме того, он исключительно работоспособен. При выполнении заданий зомби бесстрашен, сообразителен и быстр.

Отморозок — абсолютно безнравственный, «хищный» и беспощадный тип террориста, совершающий тяжкие преступления, как правило, из корыстных побуждений (работает «на хозяина» за ожидаемое вознаграждение).

В зависимости от участия в том или ином виде терроризма (поражающему воздействию) различают лиц, принимающих участие в международном терроризме, заключающемся в общественно опасных в международном масштабе деяниях, влекущих за собой бессмысленную гибель людей, нарушающих нормальную дипломатическую деятельность государств и их представителей и затрудняющих осуществление международных контактов, встреч, а также транспортных связей между государствами[9].

Участники антигосударственного (революционного) терроризма преследуют цель изменить социально-экономическую формацию, разрушить государственную идеологию, сменить форму правления и государственно-политический режим, нарушить территориальную целостность и нормальное функционирование государства, его институтов (например, Ирландская республиканская армия, Красные бригады).

Участники политического терроризма совершают террористический акт путем насильственных вооруженных акций, планируемых с достаточной периодичностью полулегальными или нелегальными группами, имеющими своей целью посредством нагнетания страха оказать давление на власть и добиться определенного политического результата.

Лица, участвующие в националистическом терроризме, преследуют сепаратистские или национально-освободительные цели.

Участники религиозного терроризма — приверженцы одной религии борются со сторонниками другой либо преследуют цель подорвать светскую власть и утвердить религиозный порядок.

Лица, участвующие в военном терроре, — в их доктрину ведения вооруженного конфликта входят особая бесчеловечность, беспощадность и жестокость военных операций в отношении мирного населения, объектов Красного Креста, военнопленных и др.

Сторонники экономического терроризма совершают различные дискриминационные экономические действия с целью оказать влияние на конкурентов по бизнесу, социальные группы и слои населения, а также на государства и их лидеров, чтобы достичь конкретных экономически выгодных для террористов решений.

Лица, участвующие в информационно-психологическом терроризме, непосредственно воздействуют на психику и сознание людей в целях устрашения, деморализации и формирования нужных мнений и суждений, определенным образом направляющих поведение граждан.

Преступники, осуществляющие криминальный (социально-бытовой) терроризм. Их деятельность сопровождается разгулом уличной преступности, нарастающим криминалитетом, общей социальной нестабильностью, выходящей нередко из-под контроля правоохранительных органов.

Бескорыстные террористы. Их деятельность направлена на достижение социальной справедливости для всех людей государства.

Приверженцы суицидного терроризма. Его отдельные участники, не задумываясь, готовы пожертвовать своей жизнью в интересах достижения определенной поставленной цели.

Участники превентивного террора — под руководством агентов спецслужб различных государств осуществляют террор в отношении «неугодных» лиц.

Классификация по характеру действий и групповой принадлежности субъектов террористической деятельности[10].

Индивидуальный терроризм — террористический акт (реже ряд терактов), совершаемый одним человеком, за которым не стоит какая-либо организация.

Индивидуальный терроризм — наиболее редко встречающееся явление в современном мире, тем не менее террористы-одиночки — наиболее неуязвимая категория. Отсутствие у террориста преступных связей и сугубо индивидуальный характер подготовки преступления осложняют работу по его предотвращению. Предупреждение на ранней стадии, по сути, невозможно. Эффективно действовать правоохранительные органы могут лишь в ходе пресечения террористического акта. В этом состоит исключительная опасность деятельности террористов-одиночек, именно этот признак послужил основанием для выделения их деятельности в особый тип.

Организованный, коллективный терроризм — самый распространенный вид террора, когда преступная деятельность планируется и реализуется специальной организацией.

В зависимости от занимаемого положения в преступной организации и исполняемой роли участников террористической деятельности можно разделить на:

· планировщиков и идеологов террористической деятельности;

· спецов — разработчиков террористических актов;

· службу тыла — лиц, обеспечивающих террористов поддельными документами, квартирами, доставляющих деньги, оружие, взрывчатку и др.;

· пособников — лиц, оказывающих определенную помощь в проведении террористических актов;

· исполнителей террористических актов;

· камикадзе — террористов-смертников.

Некоторые исследователи предлагают классифицировать террористов по способу исполнения преступных действий. Они полагают, что конкретное рассмотрение обстоятельств совершения преступления позволяет выявить цели и мотивы захвата, криминологические особенности личности преступника для эффективного воздействия на его поведение[11]. Террористический акт совершается путем:

· угона самолета, морского судна и других транспортных средств;

· партизанских действий в городах и сельской местности;

· вооруженной атаки на объекты (посольства, офисы гостиниц, места заключения и др.);

· незаконного использования ядерного, химического, бактериологического (биологического) оружия, разрушения или захвата военных, ядерных, химических или иных объектов, систем жизнеобеспечения городов и промышленных центров.

Криминологическая характеристика женщин-террористок позволяет говорить о них как об особом типе. Женщины в прошлом принимали самое активное участие в террористической деятельности, в настоящем эта тенденция нашла свое продолжение[12]. Часто организаторы террористического акта при выборе женщины в качестве исполнительницы играют на ее религиозных чувствах либо делают ставку на ее этническое самосознание. Могут использоваться и родственные связи.

Женщина-террористка как тип характеризуется некоторыми особенностями. Чаще представительницы слабого пола принимают участие в политическом терроризме. Это, видимо, связано с большей (по сравнению с мужчинами) склонностью женщин к эмоциональному, а не рациональному восприятию действительности, с их впечатлительностью и подверженностью фанатизму, потребностью в некоем идеале, за который можно было бы бороться до победы, влиянием всепоглощающей идеи. Удовлетворить подобные чувства и запросы может участие в политической борьбе, в жертву которой приносится то, что традиционно принято считать женским уделом, — семья и дети.

Интернет стал одной из причин возникновения нового вида терроризма[13], совершаемого децентрализованными, не имеющими единого штаба организациями, объединенными идеологией и сетями электронных коммуникаций. Деятельность террористов в интернете можно разделить на следующие три типа:

1) активизм — используется террористами для пропаганды своих идей в интернете: создание различных сайтов, массовая рассылка электронных писем, в том числе угрожающего характера;

2) хакеризм — проведение хакерских атак против локальных компьютерных сетей, интернет-сайтов. Конечной целью всех этих действий является получение секретной информации, которая позже может быть продана заказчику, или прямое хищение средств;

3) кибертерроризм — компьютерные атаки, которые специально спланированы для нанесения максимального ущерба жизненно важным объектам информационной инфраструктуры. Многие террористические организации используют интернет-сайты не только для пропаганды, но и для сбора средств.

Основания типологизации участников террористической деятельности не являются исчерпывающими, часть из них носит взаимосвязанный и условный характер и не исключает деления участников террора на различные группы по другим критериям.

Таким образом, типологизация участников террористической деятельности необходима для того, чтобы, во-первых, составить портрет современного участника преступлений террористической направленности; во-вторых, разработать и реализовать комплекс мероприятий, направленных на выявление лиц, которые в силу образа жизни, материального положения, взглядов, нравственно-психологических черт личности могут стать участниками террористических организаций.

 

Библиография

1 См.: Современный терроризм: состояние и перспективы. — М., 2000.

2 См.: Ениколопов С.Н. Современный терроризм и агрессивное поведение // Психология и психопатология терроризма. — СПб., 2004. С. 181—193; Кошель П.А. История российского терроризма. — М., 1995.

3 См: Цыцарев С.В. Социальная психология и психопатология терроризма // Психология и психопатология терроризма. С. 26—36.

4 См.: Глонти Г. Криминологический анализ сходства между организованными и террористическими формированиями // Правовая реформа. 1999. № 7; Крыштановская О.В. Нелегальные структуры в России // Социологические исследования. 1995. № 8.

5 См.: Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. — М., 1999; Лакер У. Новый терроризм: Фанатизм и оружие массового уничтожения // Международный терроризм и право. — М., 2002. С. 7—25; Ольшанский Д.В. Корни и психология террора // Психология террористов и серийных убийц. — Мн., 2004.

6 См.: Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирования личности. — М., 1976; Сперанский К.К. Проблема классификации преступников. — Краснодар, 1985.

7 См.: Попова С.А. Женский терроризм: история и современность // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. — М., 2005. С. 59—62.

8 См.: Почебут Л.Г. Эра терроризма // Почебут Л.Г. Социальная психология толпы. — СПб., 2004.

9 См.: Петрищев В.Е. Заметки о терроризме. — М., 2001; Гаврилин Ю.В., Смирнов Л.В. Современный терроризм: сущность, типология, проблемы противодействия: Учеб. пособие. — М., 2003.

10 См.: Семыкин Н.В. Создание террористических групп: проблемы криминализации // Право и политика. 2003. № 4.

11 См.: Насенник В. Терророведение // Реакционер. 2006. 7 сент.; Киреев М.П. Борьба с терроризмом на воздушном транспорте. — М., 1992; Бойнов Ю.И. Ядерный терроризм: аспекты, типология, профилактика // Терроризм: современные аспекты: Сб. науч. ст. — М., 1999.

12 См.: Будницкий О.В. Женщины-террористки: политика, психология, патология. — Ростов н/Д, 1996.

13 См.: Тропина Т.Л. Интернет и терроризм: прежние цели — новые средства // Современные проблемы государства и права: Мат-лы конф. молодых ученых, аспирантов и студентов. — Владивосток, 2003; Компьютерная преступность и кибертерроризм: Сб. науч. ст. / Под ред. В.А. Голубева, Э.В. Рыжкова. — Запорожье, 2005.