В.М. ГЕВОРГЯН,

аспирант кафедры уголовного права и криминологии mМосковского государственного университета им. М.В. Ломоносова

 

При рассмотрении вопросов, касающихся права вообще и уголовного в частности, естественной необходимостью является изучение зарубежного опыта с целью использования решений, оказавшихся эффективными.

Законодательное определение убийства по найму — явление постсоветское, несмотря на то что заказное убийство как разновидность убийства из корыстных побуждений само по себе существовало давно. За последние 10—15 лет убийства по найму (заказу), совершаемые на территории России, стран СНГ и Балтии, приобрели ярко выраженные криминологические и криминалистические черты, так называемое собственное «криминальное лицо» стало относительно самостоятельным криминальным феноменом. В данной статье мы ограничимся анализом законодательств стран СНГ и Балтии, хотя признаем наличие общих черт в законодательном определении так называемых заказных убийств в различных странах мира. Как справедливо отмечает С.Н. Мальцева, «… несмотря на юридический распад Советского Союза, государства ближнего зарубежья остаются фактически связанными тысячами невидимых нитей, образованных как общностью исторической, так и иной направленности, в частности, географической общностью государственных границ»[1].

По этому поводу профессор Б.В. Волженкин указывает: «Суверенизация бывших союзных республик СССР вызвала распад ранее существовавшей правоохранительной системы и единого правового пространства, но, естественно, не привела к разрушению единого криминального пространства, наличию которого к тому же способствует “прозрачность” границ между вновь возникшими государствами»[2].

Убийство по найму — это новое уголовно-правовое явление и в нашей стране, и в законодательствах стран СНГ. Ранее убийство по найму рассматривалось в качестве разновидности убийства из корыстных побуждений. Убийство по найму впервые было закреплено в Модельном уголовном кодексе от 17.02.1996 (далее — Модельный УК), который был разработан во исполнение постановления Межпарламентской ассамблеи государств—участников СНГ от 28.10.1994 «О правовом обеспечении интеграционного развития Содружества Независимых Государств» и в соответствии с постановлением Совета Межпарламентской ассамблеи от 14.02.1995 № 4 «О программном комитете и рабочих группах по созданию модельных уголовного и уголовно-процессуальных кодексов для государств—участников СНГ». Непосредственная подготовка Модельного УК осуществлена рабочей группой, состоявшей из ведущих научных работников и должностных лиц правоохранительных органов десяти государств: Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Российской Федерации, Республики Таджикистан, Республики Узбекистан и Украины. Разработанный рабочей группой проект Модельного УК был единогласно одобрен Межпарламентской ассамблеей государств—участников СНГ 17.02.1996.

Как известно, модельный закон — это не нормативный акт прямого действия и не обладает обязательной юридической силой, а является лишь научно аргументированной рекомендацией законодательным органам государств рассматривать его положения в качестве образца при разработке собственного законодательства. Следование этой рекомендации могло служить основой для создания уголовного законодательства, в известной мере унифицированного для всех государств, входящих в СНГ[3].

Законоположения Модельного УК были учтены многими странами—участницами СНГ при разработке новых уголовных кодексов. Так, новое уголовное законодательство в Казахстане, Киргизии и Туркменистане появилось в 1997 году, Таджикистане — в 1998, Азербайджане, Белоруссии и Грузии — в 1999, Украине — в 2001, Молдавии — в 2002, Армении — в 2003 году.

В УК Узбекистана, принятом до появления Модельного УК, не содержится самостоятельного определения убийства по найму: устанавливается уголовная ответственность только за убийство из корыстных побуждений. Узбекский законодатель в этом вопросе следовал традициям советского закона. Вот что пишет по этому поводу А.В. Ежков: «Уголовное законодательство Эстонии, Латвии, Узбекистана вообще “не знает” понятий совершения преступлений по найму или по заказу. Квалифицирующими признаками многих преступлений, в том числе и убийств, является их совершение “из корыстных побуждений”, “из корысти”. Таким образом, можно сделать вывод, что данная группа стран в определенной мере до сих пор “верна” традициям уголовного законодательства бывшего Советского Союза, которое, как известно, не имело принципиальных различий, и когда бывшие советские республики, безусловно, брали за образец кодексы и законы РСФСР»[4]. Думается, нельзя в полной мере согласиться с указанными доводами.

Во-первых, неправильно ставить рядом позиции законодателей, с одной стороны, стран Эстонии и Латвии, с другой — Узбекистана. Что касается Узбекистана, то в данном случае действительно имеет место верность советским принципам и поспешность создания УК. Но прибалтийские государства едва ли можно упрекать в жестком следовании советским законодательным традициям.

Во-вторых, во время существования СССР союзные республики брали пример не с кодексов и законов РСФСР, как отмечает А.В. Ежков, а с основ законодательства СССР.

В-третьих, необходимо подчеркнуть своеобразную позицию эстонского законодателя, которая отразилась в новом Пенитенциарном кодексе Эстонии 2001 года. Если УК Литвы 1999 года (п. 9 ч. 2 ст. 126) и УК Латвии 1998 года (п. 9 ст. 117) действительно содержат квалифицирующий признак убийства из корыстных побуждений (в УК Латвии — из корысти, что одно и то же) и не содержат квалифицирующего признака убийства по найму, то Пенитенциарный кодекс Эстонии содержит квалифицирующий признак убийства из мотивов личной выгоды. Пункт 5 параграфа 114 Пенитенциарного кодекса Эстонии определяет ответственность за убийство, сопряженное с разбоем или совершенное из личной выгоды. Как справедливо подчеркивает Е.В. Риккас, «понятие личной выгоды более емко, чем понятие корысти. Первое понятие охватывает как убийство, совершенное с целью извлечения материальной выгоды непосредственно от его совершения, за счет имущества потерпевшего, так и за счет получения вознаграждения от третьих лиц — убийство по найму»[5].

Пункт «и» ч. 2 ст. 111 Модельного УК устанавливает уголовную ответственность за убийство из корыстных побуждений, а равно по найму. Некоторые законодатели стран СНГ пошли по этому же пути, выделив в уголовных кодексах отдельным пунктом «убийство из корыстных побуждений, а равно по найму». Таких кодексов два: УК Грузии (п. «и» ст. 109 «Убийство из корыстных побуждений или по найму») и УК Туркменистана (п. «и» ч. 2 ст. 101 «Убийство из корыстных побуждений, а равно по найму»). При этом указанные кодексы не содержат такой квалифицирующий признак, как «сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом».

Российский законодатель еще больше «раздробил» аналогичный пункт квалифицированного вида убийства, добавив «убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом». Полностью п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство» звучит следующим образом: «Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом». По нашему представлению, это решение по меньшей мере дискуссионное, хотя примеру России последовали создатели уголовных кодексов Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана.

В п. 5 ч. 2 ст. 120 (120.2.5) УК Азербайджанской Республики предусмотрена ответственность за убийство, совершенное из корыстных побуждений или по найму, а равно в целях использования органов или тканей потерпевшего. Надо отметить, что азербайджанский УК содержит и отдельный пункт, который определяет ответственность за убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. 11 ч. 2 ст. 120 (120.2.11)). Думается, что этот подход более рационален, поскольку убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего стоит ближе к убийству из корыстных побуждений, чем убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом.

Уголовные кодексы стран СНГ помимо прочего различаются определением, которое они дают термину «убийство по найму». В одних кодексах употребляется термин «убийство по найму» (в уголовных кодексах России, Белоруссии, Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Грузии, Туркменистана, Таджикистана), в других — «по заказу» (в уголовных кодексах Украины и Молдавии) или «заказное» (в УК Армении), что, по сути, одно и то же.

В п. 11 ч. 2 ст. 115 УК Украины указано: «умышленное убийство: ...совершенное по заказу». Иначе говоря, существует разница в терминологии и в юридической технике — в УК Украины заказное убийство не только выделено как отдельный вид, но и разграничено со смежными видами убийства, например, с убийством из корыстных побуждений. Таким образом, существенно различается урегулирование убийства по найму в украинском и российском уголовных кодексах. На это обратил внимание и И.В. Гайков, который в своей диссертационной работе одним из первых рассмотрел уголовно-правовые, а не только криминологические аспекты данного явления. По этому поводу исследователь отмечает: «Сравнительный анализ описания признаков этого убийства в УК РФ и УК Украины позволяет сделать вывод, что в первом из них это сделано намного удачнее. В статье 105 УК РФ рассматриваемое убийство, во-первых, названо убийством “по найму”, во-вторых, помещено в одном пункте с убийством из корыстных побуждений (п. “з”), что подчеркивает их родственный характер в том смысле, что убийство по найму всегда предполагает какую-либо выгоду убийцы-исполнителя, заинтересованность в его совершении. Причем интерес этот может носить и неимущественный характер. Законодателю России удалось вскрыть истинную опасность заказного убийства, назвав его убийством по найму. Она кроется в том, что исполнитель этого убийства — не просто убийца, а убийца нанятый, т. е. получивший или получающий вознаграждение, знающий себе цену как специалист по лишению жизни. Отсюда эффективность его преступного поведения неизмеримо выше, чем обычного убийцы, ибо оно стимулировано заказчиком»[6].

Думается, что здесь весьма сложно говорить о правильности или неправильности в употреблении терминов. Российский законодатель определяет убийство по найму как разновидность убийства из корыстных побуждений. Разница лишь в том, что при убийстве по найму обязательны два соучастника и корыстным мотивом должен руководствоваться только исполнитель, а мотив заказчика не имеет значения.

Украинский законодатель поставил перед собой другую задачу. Определяя в УК Украины убийство из корыстных побуждений (п. 6 ч. 2 ст. 115) и убийство по заказу (п. 11 ч. 2 ст. 115), он хотел подчеркнуть сам факт заказа, т. е. акцент сделан на существовании заказа как публичной оферты в гражданском праве, на профессионализме исполнителя, а не на факте, что он действует по найму. Отсюда вытекает, что при убийстве по заказу корыстный мотив у исполнителя тоже не обязателен. Далее И.В. Гайков все-таки уточняет свои доводы: «Таким образом, формула “убийство по найму”, использованная в УК РФ, более точно отражает сущность рассматриваемого преступления. Она подчеркивает, что наемное убийство есть результат сделки между убийцей и его нанимателем, сделки, предполагающей получение определенной выгоды, пусть и не всегда имущественного характера. А сделка, как известно, есть продукт соглашения при взаимном непротивлении сторон»[7]. По этому поводу следует отметить, что если мы употребляем в уголовном праве термины гражданского права, то не надо искажать их значение. В нашем случае получается не сделка, а договор, так как сделка может быть и односторонняя, а в данной ситуации это условие не соблюдается. Чтобы избежать подобных неточностей, предлагаем в таких случаях употреблять термин «договоренность». Факт договоренности не оспаривается, просто надо осознавать, что договоренность эта является двусторонней. Таким образом, представляется, что если употребляется термин «убийство по найму», то мы смотрим на явление под углом зрения нанимателя, а если употребляется термин «по заказу» — то под углом зрения наемника. Но от этого сама суть их договоренности не меняется.

В Модельном УК есть упоминание об особо квалифицирующем признаке. В ч. 3 Модельного УК определено: убийство, совершенное организованной группой. То есть изначально было решено создать статью, которая имела бы три части: основной состав, квалифицирующий состав и особо квалифицирующий состав.

Надо отметить, что некоторые законодатели пошли по этому пути и определили в статье про убийство три части. Например, в ч. 1 ст. 145 УК Молдавии определено простое убийство человека. В ч. 2 ст. 145 дано шесть квалифицирующих признаков, в том числе и убийство из корыстных побуждений (п. b ч. 2 ст. 145). В ч. 3 ст. 145 УК Молдавии указано 13 особо квалифицирующих признаков, в том числе и убийство, совершенное по заказу (п. m ч. 3 ст. 145).

Обобщая вышесказанное, можно выделить следующие подходы уголовных законодательств стран СНГ и Балтии при определении ответственности за убийство по найму. Уголовные кодексы:

1) вообще не выделяют квалифицирующий признак убийства по найму (Узбекистан, Литва, Латвия, Эстония):

а) употребляют термин «корысть» (Латвия, Литва, Узбекистан);

б) употребляют термин «личная выгода» (Эстония);

2) в одном пункте содержат квалифицирующие признаки убийства по найму и убийства из корыстных побуждений как разновидности последнего (Грузия, Туркменистан);

3) в одном пункте содержат квалифицирующие признаки убийства по найму и убийства из корыстных побуждений как разновидности последнего и убийства, сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан);

4) в одном пункте содержат квалифицирующие признаки убийства по найму и убийства из корыстных побуждений как разновидности последнего и убийства в целях использования органов или тканей потерпевшего (Азербайджан);

5) определяя ответственность за убийство по найму, употребляют термин «заказ» (Армения, Молдавия, Украина):

а) употребляют термин «заказ» вместе с убийством из корыстных побуждений и квалифицирующие признаки убийства, сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом (Армения);

б) употребляют термин «заказ», рассматривая при этом убийство по заказу как отдельное от убийства из корыстных побуждений преступление (Украина);

в) употребляют термин «заказ», рассматривая при этом убийство по заказу не только как отдельное от убийства из корыстных побуждений преступление, но и как особо квалифицирующий признак убийства (Молдавия).

Резюмируя вышесказанное, можно сделать следующие выводы.

Во-первых, надо определить ответственность за убийство по найму отдельно от убийства из корыстных побуждений в особом пункте как самостоятельный квалифицирующий признак убийства. Следует, правда, отметить, что те уголовные кодексы, которые в одном пункте содержат квалифицирующие признаки убийства по найму и убийства из корыстных побуждений, употребляют формулировку «из корыстных побуждений или (а равно) по найму». Однако логическое толкование предполагает рассмотрение убийства по найму в качестве разновидности убийства из корыстных побуждений. Об этом же идет речь в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ № 71-099-4 по делу Чиркова, Букреева и Тетеры. В частности, там сказано: «Убийство по найму судом необоснованно дополнительно квалифицировано как убийство из корыстных побуждений»[8].

Тот факт, что убийство по найму является самостоятельным квалифицирующим признаком убийства, сейчас не вызывает сомнения. Убийство по найму имеет ряд особенностей, которые позволяют рассматривать его как самостоятельный квалифицирующий признак. При убийстве по найму обязательно соучастие; необязателен корыстный мотив и у заказчика, и у исполнителя одновременно; исполнитель получает вознаграждение от третьего лица (заказчика) либо от приобретения имущественных выгод, либо от освобождения от имущественных обязанностей. По нашему мнению, определяя убийство по найму как отдельный самостоятельный квалифицирующий признак убийства, законодатель в значительной мере упростит судебную и правоохранительную практику по этим делам. Изучая материалы конкретных уголовных дел данного вида, мы пришли к выводу, что судебные органы испытывают затруднения при квалификации данного вида преступления.

Во-вторых, мы предлагаем, определяя убийство по найму, использовать не простую диспозицию, как сейчас, когда дается только название преступного действия, а описательную диспозицию, где вместе с названием преступного деяния даются основополагающие признаки данного убийства: по найму, т. е. за материальное или иное вознаграждение от третьих лиц.

В-третьих, в определении квалифицирующего признака следует использовать термин «убийство по заказу» вместо «убийство по найму». Это более четко отражает степень общественной опасности данного вида убийства. Термин «наем» подчеркивает факт найма, т. е.  преступный замысел идет от нанимателя. Мы не отрицаем, что в некоторых случаях действительно активно действует наниматель, но зачастую так называемый наемник уже готов к таким действиям, ему только нужен соответствующий заказ. Представляется, что в большинстве случаев совершения данного преступления в качестве исполнителя выступает профессиональный убийца. И термин «по заказу» или «заказное» переносит, на наш взгляд, акцент с фигуры так называемого нанимателя на исполнителя.

Термин «заказ» более четко выражает суть данного явления. Если, говоря «по найму», мы действительно подразумеваем убийство из корыстных мотивов, то заказное убийство может совершаться и по другим мотивам. Такого мнения придерживается и один из разработчиков нового УК Армении С. Аракелян: «Однако надо разграничить заказные убийства от убийств по найму, которые являются частными явлениями по сравнению с первыми. В частности, заказные убийства могут совершаться и по другим причинам, не из корыстных побуждений, без намерения получить материальную выгоду. Поэтому полностью оправдано выделение заказного убийства в ч. 2 ст. 104 нового Уголовного кодекса Республики Армения как квалифицирующего признака убийства»[9].

В-четвертых, убийство по найму следует выделить в качестве более общественно опасного преступления, чем убийство из корыстных побуждений, т. е. сделать его особо квалифицирующим видом убийства. Надо отметить, что трехуровневая конструкция статьи, определяющей ответственность за убийство, оправданна. Если наш законодатель определяет такой длинный перечень квалифицирующих признаков убийства, то он должен как-то дифференцировать и ответственность за такие преступления. Как мы уже отметили, изначально даже в Модельном УК статья, которая определяла ответственность за убийство, имела три уровня. И действительно, очевидно, что квалифицирующие признаки убийства, предусматривающие ответственность за убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), для общества опасны не в равной мере. Также ясно, что убийство по найму более общественно опасно, чем убийство из корыстных побуждений. При убийстве по найму существует не только заинтересованность (материальная или иная), но и реальность того, что человек идет на преступление, даже не зная будущую жертву или зная, но не имея с ней ничего личного. Это подчеркивает особую опасность данного вида преступления.

Обобщая все вышесказанное, мы думаем, что лучший вариант законодательного определения убийства по найму имеет место в УК Молдавии. Это связано, возможно, с тем, что данный кодекс был принят одним из последних и молдавский законодатель сумел на опыте других стран СНГ сделать правильные выводы. Мы также полагаем, что не случайно последние по времени принятые уголовные кодексы Украины, Молдавии и Армении определяют данный вид убийства как убийство по заказу.

 

Библиография

1 Мальцева С.Н. Насильственная преступность: сравнительно-правовой анализ по УК РФ и УК государств СНГ. — Рязань, 2005. С. 101.

2 Волженкин Б.В. Новое уголовное законодательство стран СНГ и Балтии / Под ред. Л.Л. Кругликова, Н.Ф. Кузнецовой. — М., 2002. С. 8—9.

3 См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 8—9.

4 Ежков А.В. Ответственность за убийство по найму в уголовном законодательстве Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2006. С. 29.

5 Риккас Е.В. Убийство при отягчающих обстоятельствах по уголовному законодательству Эстонской Республики (сравнительно-правовой анализ). — М., 2004. С. 149.

6 Гайков И.В. Проблемы квалификации и регламентации ответственности за убийство по найму: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ростов н/Д, 2004. С. 45—46.

7 Там же. С. 47.

8 Уголовное право Республики Армения. Особенная часть. — Ереван, 2004. С. 76.