УДК 343.211
 
Р.А. САБИТОВ,
доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии Челябинского юридического института МВД России, заслуженный юрист Российской Федерации, 
А.Ю. ЛИТВИНЕНКО,
преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Челябинского юридического института МВД России
 
В статье рассматриваются понятия «деловая репутация», «моральный вред», теоретические и практические проблемы, связанные с защитой деловой репутации юридического лица; акцентируется внимание на отсутствии уголовно-правовой охраны деловой репутации юридического лица в случаях клеветы, в связи с чем предложено дополнить УК РФ статьей 178.1 «Клевета в отношении юридического лица».
 
Concepts “business reputation”, “moral injury”, the theoretical and practical problems connected to protection of business reputation of the juridical person are considered in the article. In the article it is paid attention to absence of a criminal-right protection of business reputation of the juridical person in cases of slander, in this connection it is offered to fix in Criminal Code of the Russian Federation cl. 178.1 “Slander concerning the juridical person”.
Ключевые слова (keywords): деловая репутация (business reputation), моральный вред (moral injury), страдание (suffering), потерпевший (injured person), физическое лицо (individual person), юридическое лицо (juridical person).
 
В  уголовном праве потерпевшим от преступления, бесспорно, признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред. Вопрос о признании юридического лица потерпевшим от преступления в теории решается неоднозначно. Так, в некоторых учебниках по уголовному праву категорически утверждается, что потерпевший от преступления — это человек, в отношении которого совершено преступление[1]; потерпевшим в уголовно-правовом смысле может считаться только физическое лицо, а юридическое лицо является субъектом гражданско-правового отношения[2]. Многие авторы ограничиваются указанием на то, что потерпевшим от преступления является физическое лицо, и не затрагивают вопрос о признании таковым юридического лица[3].
В следственной практике вопрос о признании потерпевшим юридического лица, которому преступлением был причинен тот или иной вред, также решается неоднозначно. Так, В.В. Афисов, изучив 450 уголовных дел о такого рода преступлениях, установил, что только в 37% из них потерпевшим было признано юридическое лицо, в остальных же случаях дознаватели и следователи признавали потерпевшим представителя юридического лица[4].
На наш взгляд, потерпевшими от преступлений в уголовно-правовом смысле могут быть не только физические, но и юридические лица. Этого мнения придерживались некоторые дореволюционные и советские ученые. Например, Н.С. Таганцев считал, что «потерпевшим от преступного деяния является прежде всего обладатель того правоохраненного интереса, которому непосредственно повредил или которого поставил в опасность преступник, все равно, будет ли таким обладателем единичное лицо, совокупность лиц, составляющая или не составляющая юридическое лицо, включая сюда и самое государство»[5]. П.С. Дагель выделял в качестве признака потерпевшего физическое или юридическое лицо[6]. Из числа современных ученых, разделяющих эту точку зрения, можно отметить Э.Л. Сидоренко и А.В. Сумачева, опубликовавших работы о потерпевшем в уголовном праве3[7].
В пользу признания потерпевшим от преступления юридического лица приведем следующие аргументы.
Во-первых, согласно ст. 42 УПК РФ потерпевшим признается юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. При этом права потерпевшего осуществляет представитель юридического лица. Здесь мы согласны с теми юристами, которые полагают, что материально-правовое понятие потерпевшего должно быть закреплено в уголовном законе[8]. До тех пор, пока оно не включено в УК РФ, следует руководствоваться уголовно-процессуальным понятием потерпевшего.
Уголовно-процессуальный закон к потерпевшим относит только физических лиц и юридические лица. Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 48 ГК РФ). Этим понятием юридического лица не охватываются Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, городские, сельские поселения и другие муниципальные образования (статьи 124—127 ГК РФ). Однако перечисленным субъектам права преступным деянием может быть причинен вред, и они должны быть наравне с физическими и юридическими лицами признаны потерпевшими от преступлений.
Во-вторых, задача уголовного закона — это охрана не только прав и свобод человека и гражданина, но и общественных отношений в сфере экономики, обеспечения государственного и муниципального управления, в которых функционируют юридические лица, государственные органы и органы местного самоуправления.
В-третьих, по административному законодательству потерпевшим является как физическое, так и юридическое лицо, которому административным правонарушением причинен имущественный или моральный вред (ст. 25.2 КоАП РФ).
В-четвертых, в статьях Особенной части УК РФ зачастую говорится о причинении ущерба или о существенном нарушении охраняемых законом интересов не только граждан, но и организаций, общества или государства (статьи 171—173, 185, 201, 202, 285—286, 288 УК РФ и др.). Причинение преступлением вреда организациям или государству должно повлечь за собой признание их потерпевшими.
Потерпевшим от преступления является именно юридическое лицо в случае причинения вреда его имуществу или деловой репутации, а не представитель юридического лица и не руководитель его представительства или филиала. Именно поэтому в ч. 9 ст. 42 УПК РФ указано, что в случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель.
Несмотря на то что к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила ГК РФ, индивидуальный предприниматель не является юридическим лицом. Нельзя согласиться с утверждением В.В. Афисова о том, что с учетом положений гражданского законодательства индивидуальных предпринимателей следует отнести к юридическим лицам в том случае, если преступление причинило (или могло причинить) ущерб их хозяйственной деятельности[9]. Глава 3 ГК РФ, напротив, индивидуальных предпринимателей включает в число физических лиц, в силу чего они должны признаваться потерпевшими физическими лицами.
Какие виды вреда могут быть причинены физическим лицам? Н.С. Таганцев писал, что вред, причиняемый потерпевшим различных групп, может быть материальным, имущественным или идеальным, не находящим осязаемого выражения[10]. Несомненно, юридическое лицо может потерпеть имущественный ущерб, который заключается в нарушении правомочий собственника (владельца) имущества путем противозаконного его изъятия, повреждения, уничтожения либо непредоставлении ему имущества. В ст. 42 УПК РФ указано, что потерпевшим является юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу. Физический вред юридическому лицу причинен быть не может, поскольку под физическим вредом понимают ущерб жизни или здоровью человека[11].
Вопрос о возможности причинения юридическому лицу морального вреда остается весьма спорным. Некоторые цивилисты утверждают, что юридическое лицо может претерпевать моральный вред[12]. Такой вред имеет объективное содержание и заключается в отрицательной оценке третьими лицами качеств юридического лица и его продукции[13]. Моральный вред может выразиться в дискриминации, подрыве авторитета какого-либо юридического лица[14]. В п. 7 ст. 152 ГК РФ сказано, что правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. В ст. 17 Модельного гражданского кодекса, принятого 29 октября 1994 г. на пятом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств—участников СНГ, прямо указано, что «в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими законами, моральный вред может быть компенсирован юридическому лицу»[15].
Однако многие юристы обоснованно считают, что моральный вред не может быть причинен юридическому лицу[16].
В п. 2 постановления Пленума Верховного суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» говорится о причинении нравственных или физических страданий действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные права либо нарушающими имущественные права гражданина[17]. В этом понятии постановление связывает причинение морального вреда только с гражданином. Юридическое лицо, в отличие от физического лица, не может испытывать нравственные или физические страдания, поскольку оно — искусственная правовая конструкция, не имеющая телесной оболочки, не обладающая ни сознанием, ни психикой, не способная к эмоциям и переживаниям[18]. Понятие «страдание» означает физическую или нравственную боль[19], которую юридическое лицо не способно претерпеть.
Однако может быть причинен вред деловой репутации юридического лица. Понятия деловой репутации в законодательстве нет. Отсутствует оно и в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»[20]. В некоторых публикациях предпринята попытка определить рассматриваемое понятие как определенное мнение о физическом или юридическом лице, оценку его деятельности. Например, А.Л. Анисимов считает, что деловая репутация гражданина определяется уровнем его квалификации и характеристикой профессиональной деятельности, а юридического лица — оценкой производственной или иной деятельности в соответствии с его правовым статусом в условиях предпринимательских и рыночных отношений[21]. А.М. Эрделевский определяет деловую репутацию физического и юридического лица как относящуюся к общественно значимой деятельности лица его оценку обществом, мнение общества о качествах, достоинствах и недостатках этого лица[22].
Т. Шулепова, судья Арбитражного суда Свердловской области, поясняет, что понятие «деловая репутация» определяется судом как сложившееся мнение о физическом или юридическом лице как участнике коммерческого оборота[23].
Приведенные понятия юридического лица базируются на его лингвистическом толковании. Например, в одном из словарей репутация (от фр. reputation и лат. reputation — обдумывание, размышление) определяется как сложившееся общее мнение о достоинствах или недостатках кого-либо, чего-либо, общественная оценка[24]. По словарю С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой репутация — это приобретаемая кем-нибудь, чем-нибудь общественная оценка, общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-нибудь, чего-нибудь[25].
Цивилисты связывают деловую репутацию юридического лица с предпринимательскими отношениями, коммерческим, деловым оборотом. На наш взгляд, понятие деловой репутации необходимо толковать таким образом, чтобы можно было защитить от причинения репутационного вреда не только юридическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, но и некоммерческие организации (общественные и религиозные организации, фонды, учреждения, ассоциации и союзы). Слово «деловая» означает «относящаяся к работе», общественной, служебной деятельности[26]. Она завоевывается делами организации. С этой точки зрения деловой репутацией могут обладать, например, политические партии, учреждения образования, здравоохранения, культуры, не осуществляющие предпринимательскую деятельность.
Деловая репутация может быть положительной (хорошей) или отрицательной (плохой). Юридической защите подлежит положительная деловая репутация. По-видимому, нельзя исключить защиту репутации организации и в том случае, если она еще более ухудшилась в результате распространения порочащих сведений или других противоправных действий. Вред юридическому лицу может быть причинен не только путем утраты положительной репутации, но и путем ее умаления.
Таким образом, деловая репутация юридического лица — это приобретенная юридическим лицом положительная или отрицательная общественная (возможна и государственная) оценка его деятельности, достоинств, недостатков и качеств.
Вред деловой репутации юридического лица не является разновидностью морального вреда, поскольку организация не может испытывать физические и нравственные страдания в результате совершения преступления. Именно поэтому в ч. 1 ст. 42 УПК РФ он выделен в самостоятельный вид вреда.
Репутация — признак состава клеветы, предусмотренный ст. 129 УК РФ. Однако эта статья не касается юридического лица, поскольку объектом данного преступления является личность. Более того, ни в одной статье Особенной части УК РФ причинение вреда деловой репутации юридического лица не значится в качестве признака состава преступления. Тем не менее такой вред может быть нанесен в результате совершения экономических, экологических, должностных и прочих преступлений как самими работниками организации (изнутри), так и посторонними лицами (извне). При этом деловая репутация юридического лица выступает в качестве дополнительного объекта посягательства.
Вред деловой репутации может быть причинен, например, в результате незаконного использования товарного знака (ст. 180 УК РФ), получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ), фиктивного банкротства ст. 197 УК РФ), коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ) и совершения других преступлений. Например, использование чужого товарного знака негативно отражается прямо или опосредованно на репутации качества товара, деловой репутации его производителя и финансовом положении предприятия. Репутационный вред является разновидностью тех последствий преступлений, которые выражаются в причинении существенного вреда правам и интересам организации (статьи 201, 285, 286, 288, 292, 293, 330 УК РФ).
Часто встречается такой способ причинения вреда деловой репутации юридического лица как распространение о нем ложных порочащих сведений. Под распространением таких сведений понимается опубликование их в печати, трансляция по радио и телевидению, распространение в сети Интернет, изложение в публичном выступлении или сообщение в той или иной форме хотя бы одному лицу. Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении юридическим лицом действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, неправильном, неэтичном поведении представителя юридического лица, которые умаляют его деловую репутацию (п. 7 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).
Самостоятельная уголовная ответственность за распространение заведомо ложных сведений, порочащих юридическое лицо, уголовным законом не предусмотрена. На наш взгляд, ее следует установить, поскольку это деяние способно причинить существенный имущественный вред и вред нематериального характера.
Распространение заведомо ложных порочащих организацию сведений может быть одним из способов подготовки к ее рейдерскому захвату. Компания-захватчик организует публикации в прессе, «заказные» выступления на телевидении, рассылку клеветнических писем в конкурирующие компании с целью дискредитации собственников, руководителей, менеджеров или основных акционеров компании-цели. Обличительные статьи, выступления и письма могут касаться плохого управления предприятием, невыполнения договорных обязательств, нарушения прав работников и акционеров, предполагаемого банкротства, неэффективного использования имущества и т. п.[27]
Подрыв деловой репутации юридического лица может быть способом устранения с рынка конкурирующих субъектов экономической деятельности. В условиях финансового кризиса антимонопольные службы отмечают увеличение количества жалоб на недобросовестную конкуренцию. Некоторые компании прибегают к дискредитации конкурентов путем публикаций в печатных СМИ, распространения листовок, отправки писем клиентам компании. Например, одна из екатеринбургских управляющих компаний расклеивала в подъездах домов листовки, в которых очерняла организацию, оказывающую коммунальные услуги их жителям. Другая компания направляла клиентам конкурирующей фирмы электронные письма, в которых рассказывалось, что фирма не доставила вовремя товар, что реальные цены не соответствуют заявленным в интернет-каталоге. Из-за этого фирма потеряла десятки заказов[29].
По нашему мнению, в уголовном законодательстве существует пробел, т. е. отсутствует уголовно-правовая охрана деловой репутации юридических лиц. Чтобы его ликвидировать, предлагаем главу 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» УК РФ дополнить статьей 178.1 «Клевета в отношении юридического лица» следующего содержания:
1. Распространение заведомо ложных сведений, подрывающих репутацию юридического лица, наказывается...
2. То же деяние, совершенное в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, наказывается…
 
Библиография
1 См.: Уголовное право России. Часть Общая: Учеб. для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. — М., 1999. С. 132.
2 См.: Уголовное право России. Часть Общая: Учеб. для вузов / Под. ред. Ф.Р. Сундурова. — Казань, 2007. С. 200.
3 См., например: Квашис В.Е. Основы виктимологии. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений. — М., 1999. С. 129, 142; Российское уголовное право: Учеб.: В 2 т. Т. 1: Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комисарова, А.И. Рарога. — М., 2008. С. 121—122.
4 См.: Афисов В.В. Процессуальное положение юридического лица как потерпевшего в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Тюмень, 2008. С. 11.
5 Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая: В 2 т. Т 2. — М., 1994. С. 13.
6 См.: Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве // Потерпевший от преступления: тематический сборник. — Владивосток, 1974. С. 18.
7 См.: Сидоренко Э.Л. Отрицательное поведение потерпевшего и уголовный закон. — СПб., 2003. С. 15; Сумачев А.В. Потерпевший в уголовном праве (анализ основных проблем). — Нижневартовск, 2005. С. 65.
8 См.: Яни П. Законодательное определение потерпевшего от преступления // Российская юстиция. 1995. № 4. С. 41; Сидоренко Э.Л. Указ. соч. С. 13; Сумачев А.В. Указ. соч. С. 47.
9 См.: Афисов В.В. Указ. раб. С. 11.
10 См.: Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 13.
11 См.: Малинин В.Б., Парфенов А.Ф. Объективная сторона преступления. — СПб., 2004. С. 88.
12 См.: Афанасьева И.В., Белова Д.А. Компенсация морального вреда юридическому лицу // Юрист. 2002. № 8. С. 29—32.
13 См.: Плотников В. Деловая репутация как объект гражданско-правовой защиты // Хозяйство и право. 1995. № 11.
С. 17—19.
14 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учеб. / Отв. ред. П.А. Лупинская. — М., 2001 С. 103.
15 Информационный бюллетень Межпарламентской ассамблеи государств—участников СНГ. 1995. Июнь.
16 См., например: Багданов О.В. Компенсация морального вреда: Учеб. пособие. — Саратов, 2005. С. 27—28; Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. — М., 2004.
С. 122—123; Афисов В.В. Указ. соч. С. 12—13; Боннер А. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу? // Российская юстиция. 1999. № 7. С. 15.
17 Бюллетень ВС РФ. 1995. № 3. С. 16—17.
18 См.: Эрделевский А.М. Указ. соч. С. 123.
19 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1999. С. 771.
20 Российская газета. 2005. 15 марта.
21 См.: Анисимов А.Л. Честь, достоинство и деловая репутация под защитой закона. — М., 2004. С. 3.
22 См.: Эрделевский А.М. Указ. соч. С. 116.
23 См.: Шулепова Т. Честное имя бизнеса // Российская газета. 2007. 3 апр.
24 См.: Современный словарь иностранных слов. — СПб., 1994. С. 528.
25 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. С. 677.
26 Там же. С. 159.
27 См.: Анисимов С.Н. Рейдерство в России. Особенности национального захвата. — СПб., 2007. С. 190—193; Фаенсон М.И., Пиманова А.А. Рейдерство (недружественный захват предприятий): практика современной России. — М., 2007. С. 34,
39—40.
28 См.: Вылегжанина У. «Черный баннер». Участились случаи недобросовестной конкуренции // Российская газета. 2009. 9 июля.