УДК 343.412.2 

Страницы в журнале: 120-123

 

М.М. ЗЕЙНАЛОВ,

кандидат юридических наук, преподаватель Дагестанского государственного института народного хозяйства при Правительстве Республики Дагестан,

 

В.М. ГАММАЕВ,

младший советник юстиции, старший помощник прокурора Кировского района г. Махачкалы

 

Приводится уголовно-правовая характеристика квалифицирующих признаков торговли людьми; рассматриваются проблемы квалификации данных признаков в теории и на практике, вызванные недостатками конструкции нормы УК РФ, предусматривающей ответственность за торговлю людьми.

Ключевые слова: квалифицирующие признаки преступления, торговля людьми.

 

The criminal law analysis of aggravating circumstances of trafficking

 

 Zeynalov M., Gammaev V.

 

Provides criminal legal description of aggravating circumstances of trafficking deals with the problems of qualification data attributes in theory and in practice, due to design flaws norms of the Criminal Code, providing for liability for human trafficking.

Keywords: qualifying signs of a crime, trafficking in persons.

 

В  науке уголовного права по характеру и степени общественной опасности преступлений составы принято подразделять на основные, привилегированные, квалифицированные и особо квалифицированные. Составы преступления, предусматривающие ответственность за торговлю людьми, делятся на основной, квалифицированный и особо квалифицированный. Подобное законодательное решение позволяет разграничивать степень общественной опасности одинаковых по характеру деяний и индивидуализировать наказание.

Большинство признаков, традиционных для уголовного права, при толковании все-таки вызывают вопросы, на которые практики и теоретики дают противоположные ответы, что не способствует единообразному применению закона.

Первый квалифицирующий признак ч. 1 ст. 127.1 УК РФ характеризует количество лиц, против которых направлено преступное деяние. В результате исключения из УК РФ неоднократности как формы множественности преступлений и квалифицирующего признака в статьях Особенной части УК РФ по-новому сформулировано определение совокупности преступлений[1].

Так, согласно ч. 1 ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. В науке выработаны две позиции по поводу толкования этого положения. А.А. Жинкин считает, что торговля людьми, затрагивающая двух или более лиц, предполагает совершение деяния одновременно или с незначительным разрывом во времени, но при наличии у виновного единого умысла на совершение деяния именно с несколькими потерпевшими[2].

Если же умысел виновного лица был реализован в отношении одного потерпевшего, а затем сформировался и реализовался в отношении другого человека, то содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступных деяний, предусмотренных ст. 127.1 УК РФ[3].

Согласно другой точке зрения совокупность преступлений, предусмотренных одной и той же статьей Особенной части УК РФ, невозможна, когда совершение преступления в отношении двух или более лиц является квалифицирующим обстоятельством умышленного преступления. Деяние определяется по нормам УК РФ, предусматривающим квалифицирующие признаки и при наличии, и при отсутствии таких обстоятельств, как единство умысла, место и время посягательства на одного и другого потерпевшего[4].

По мнению Ю.Е. Пудовочкина, торговля, совершенная в отношении двух или более лиц, предполагает, что лицо одновременно или с разрывом во времени, с единым или различными намерениями совершает хотя бы одно из указанных в диспозиции ч. 1 ст. 127.1 УК РФ действий в отношении двух или более лиц[5].

Необходимо отметить, что вторая точка зрения отчасти представляется обоснованной, поскольку акцент сделан на количестве потерпевших, а не на субъективной стороне. По этому пути идет и судебная практика. В качестве примера можно привести уголовное дело, возбужденное в отношении Г., в действиях которого усматриваются признаки преступлений, предусмотренных пунктами «а» и «ж» ч. 2 ст. 127 и п. «а» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Г., вступив в предварительный сговор с М., с целью дальнейшей эксплуатации — использования для занятия проституцией и для своего личного обогащения — незаконно удерживал с 18.03.2009 по 23.03.2009 Ш. и К. в съемной комнате. Он же, 23.03.2009 по предварительному сговору с лицом, установленным следствием, посадил Ш. и К. в принадлежащую ему автомашину, после чего против их воли перевез в другой город и передал их неустановленному лицу с целью дальнейшей эксплуатации их труда — занятия проституцией — для своего личного обогащения[6].

Ответственность за торговлю заведомо несовершеннолетними предусмотрена п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Данный квалифицирующий признак характеризует возраст лица, против которого направлено преступление.

Ребенком (несовершеннолетним) согласно ст. 54 Семейного кодекса РФ признается лицо, не достигшее 18 лет. В качестве дополнительного объекта в рассматриваемом квалифицирующем составе преступления выступают общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие несовершеннолетних, в том числе малолетних, лиц. К сожалению, практика показывает, что именно малолетние чаще всего становятся объектом торговли для усыновления, использования для попрошайничества и в иных целях.

Признак «заведомость» указывает на то, что факт несовершеннолетия должен охватываться умыслом виновного. Лицо, торгующее людьми, либо однозначно знает возраст потерпевшего, либо осознает, что он является несовершеннолетним.

Если лицо ошибочно полагало, что потерпевший является несовершеннолетним, тогда когда он был совершеннолетним, либо имела место продажа беременной женщиной родившегося ребенка, такие действия следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ.

Торговля людьми лицом с использованием своего служебного положения облегчает процесс совершения преступления (п. «в» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ). Закон не раскрывает значение понятия «служебное положение», в отличие от понятия «должностное лицо», определение которого сформулировано в примечании 1 к ст. 285 УК РФ. Под использованием своего служебного положения можно понимать выполнение должностным лицом управленческих функций в государственных, муниципальных органах, учреждениях, общественных, религиозных и коммерческих организациях, негосударственных организациях и иными лицами, обладающими такими полномочиями по службе, в целях облегчения процесса совершения преступления.

Существенным является то, что выполнение объективной стороны связано с профессиональной деятельностью виновного и она используется для совершения преступления или облегчает его совершение. Если лицо, совершившее торговлю людьми, обладая какими-либо возможностями по службе, не использовало их, данное деяние нельзя квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ.

Торговля людьми с использованием служебного положения — частое явление. Наглядным примером может выступать случай, происшедший в Астраханской области, когда бывший милиционер, который вместе с подельником насильно (под угрозой применения служебного оружия) вывез местного жителя в Калмыкию и там продал в качестве бесплатной рабочей силы, был приговорен к 8 годам лишения свободы[7].

В приведенном примере лицо, являясь сотрудником правоохранительных органов и используя свое служебное положение (что значительно облегчало процесс совершения преступления и увеличивало его общественную опасность), похитило и продало человека в рабство. Действия виновного были квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ.

Торговля людьми, сопряженная с перемещением потерпевшего через государственную границу РФ или с незаконным удержанием его за границей, квалифицируется по п. «г» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Введение данного признака является вполне обоснованным: возможностей по защите своих прав у лица, оказавшегося за границей, значительно меньше; его положение становится более уязвимым, что усиливает общественную опасность совершаемого деяния.

Перемещение через границу может осуществляться как на законном основании, так и незаконно. Законным оно будет считаться, если оно соответствует нормам Федерального закона от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Люди часто вполне осознанно, по своей воле выезжают за границу. При этом агентства оформляют все необходимые для выезда документы в соответствии с законодательством. В данном случае пересечение границы будет вполне законным.

Если пересечение границы происходит незаконно, дополнительной квалификации действий лица, совершающего торговлю людьми, по ст. 322 УК РФ не требуется, так как нарушение установленных правил въезда и выезда в данном случае выступает в качестве способа совершения квалифицирующего состава торговли людьми.

Торговля людьми с использованием поддельных документов, а равно с изъятием, сокрытием либо уничтожением документов, удостоверяющих личность потерпевшего, квалифицируется по п. «д» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 325 УК РФ (похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия) и ч. 2 ст. 327 УК РФ (подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, совершенная с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение) не требуется.

Использование поддельных документов означает их официальное предъявление с целью сокрытия преступных действий либо облегчения их совершения. Если виновный сначала сам подделал документы, а потом использовал их для совершения торговли людьми, его действия дополнительно квалифицируются по ч. 2 ст. 327 УК РФ.

Изъятие, сокрытие, уничтожение документов, удостоверяющих личность потерпевшего, ущемляют его возможности (отказаться от предлагаемой работы, вернуться в страну) и ставит его в зависимое положение. Под изъятием документов понимается незаконное лишение потерпевшего его документов путем завладения ими. Сокрытие документов предполагает помещение их в такое место, где доступ к ним затруднен или невозможен. Уничтожение документов подразумевает такие действия, в результате которых документы ликвидированы либо перешли в состояние, при котором их дальнейшее использование по назначению невозможно.

Торговля людьми с использованием насилия или с угрозой его применения квалифицируется по п. «е» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Поскольку характер насилия в данной уголовно-правовой норме не конкретизирован, под насилием следует понимать как физическое, так и психическое воздействие. Торговля людьми с применением насилия охватывает использование физического насилия в виде ограничения свободы, побоев, истязания, иных насильственных действий, причиняющих физическую боль, легкий или средней тяжести вред здоровью. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью дополнительно квалифицируется по ст. 111 УК РФ.

Вызывают сомнения выводы авторов, считающих, что причинение вреда здоровью при совершении торговли людьми требует дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ в зависимости от направленности умысла виновного и наступивших последствий[8]. Если в качестве способа совершения торговли людьми используется незаконное удержание человека, дополнительная квалификация по ст. 127 УК РФ не требуется.

Угроза применения насилия предполагает выраженное вовне намерение лица причинить потерпевшему смерть или вред здоровью любой степени тяжести[9]. Угроза должна носить реальный характер. Реальной угроза является тогда, когда она воспринимается потерпевшим в качестве действительной и такое восприятие осознается виновным, который этого желает. Как угрозу применения насилия в некоторых случаях можно расценить демонстрацию оружия или иных предметов, используемых для нанесения телесных повреждений или лишения жизни, жесты устрашающего воздействия. Насилие и угроза его применения также могут использоваться в отношении родных, близких и знакомых потерпевшего.

С развитием трансплантационной хирургии в последнее время получила широкое распространение торговля людьми в целях изъятия у них органов и тканей, ответственность за которую предусмотрена п. «ж» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. При этом для квалификации не имеет значения цель самого использования органов или тканей человека (в целях трансплантации, проведения экспериментов и пр.).

Условия и порядок трансплантации органов и тканей человека определяются Законом РФ от 22.12.1992 № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Российское законодательство о трансплантации не распространяется на органы, их части и ткани, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека, включающие в себя репродуктивные ткани (яйцеклетку, сперму, яичники, яички или эмбрионы), а также на кровь и ее компоненты[10]. В УК РФ не указан перечень органов или тканей, изъятие которых образует состав преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Поэтому к предмету преступления нужно отнести любые органы и ткани человека, в том числе и те, которые не являются объектом трансплантации.

Данное преступление считается оконченным с момента, когда виновный добился согласия потерпевшего на изъятие у него органов и (или) тканей. В случае реального изъятия содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ и соответствующими статьями о преступлениях против жизни или здоровья. Если торговле людьми сопутствовало принуждение к изъятию органов или тканей для трансплантации, деяние следует дополнительно квалифицировать по ст. 120 УК РФ.

Законодатель, предусмотрев такой обязательный признак субъективной стороны торговли людьми, как совершение преступления с целью эксплуатации человека, ограничил применение ст. 127.1 УК РФ. А в случае торговли людьми в целях изъятия органов и тканей получается, что сначала человека должны были использовать для сексуальной эксплуатации, рабского труда и т. д. и только потом изъять органы и ткани. На сегодняшний день уже ясно, что законодатель поторопился с данным решением.

Торговля людьми, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, характеризуется особыми свойствами потерпевшего от преступления и квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Необходимо, чтобы лицо, в отношении которого осуществляется торговля людьми, находилось в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а виновный достоверно знал об этом. К числу таких лиц следует отнести прежде всего тяжело больных (в том числе послеоперационных), престарелых, немощных лиц и малолетних, а также лиц, страдающих такими психическими расстройствами, которые лишают их способности правильно воспринимать происходящее. В беспомощном состоянии потерпевшие неспособны в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, избежать расправы, и последний должен это осознавать. В итоге совершение преступления облегчается, возможность причинения вреда возрастает: коль скоро речь идет о лицах, нуждающихся в особой защите и заботе, в преступлении отражаются такие стороны личности виновного, как исключительная аморальность и бессердечие. Также немощность может возникнуть и ввиду тяжелой степени опьянения человека, бессознательного состояния либо сна.

Указание на заведомость как субъективный признак рассматриваемого квалифицирующего обстоятельства означает, что виновный не просто осознает, а знает, что потерпевший находится в беспомощном состоянии; такое состояние облегчает совершение преступления и причиняет дополнительные страдания потерпевшему.

Материальная или иная зависимость потерпевшего от виновного ограничивает способность лица противостоять посягательству и облегчает совершение преступления. Под материальной зависимостью принято понимать ситуацию, когда потерпевший находится на полном или частичном иждивении посягающего; под иной — служебная зависимость, а также та, которая проистекает из родственных или супружеских отношений, основана на законе или договоре (например, зависимость от опекуна и попечителя, обвиняемого — от работника дознания). Во всех случаях зависимость должна быть существенной, т. е. способной серьезно затруднить либо даже подавить волю потерпевшего к противодействию.

Совершение торговли людьми в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, также характеризуется особыми свойствами и квалифицируется по п. «и» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Данный квалифицирующий признак обусловливает повышение ответственности за торговлю людьми в связи с тем, что вред как бы удваивается: объектом посягательства выступает и женщина, и ее плод. Виновный может причинить вред не только женщине, но и еще не родившемуся ребенку. При этом для квалификации не имеет значения продолжительность беременности.

Практике известны случаи сексуальной эксплуатации беременных женщин, а также использования женщин как суррогатных матерей. Женский организм используют для вынашивания беременности и родов, а в последующем ребенка продают с целью усыновления или с иной целью.

Для вменения виновному указанного квалифицирующего признака необходимо установить, что он знал о состоянии беременности жертвы, о чем могут свидетельствовать внешние или иные данные. Если лицо заблуждалось относительно факта беременности, торговля женщиной квалифицируется по п. «и» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ.

 

Библиография

1 Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации».

2 См.: Жинкин А.А. Торговля людьми и использование рабского труда: проблемы квалификации и соотношение со смежными составами преступлений: Дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2005. С. 121.

3 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. 4-е изд., перераб. и доп. — М., 2007. С. 163.

4 См.: Грачева Ю.В., Ермакова Л.Д. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2004. С. 28.

5 См.: Бриллиантов А.В., Долженкова Г.Д., Иванова Я.Е. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.В. Бриллиантова. — М., 2010. С. 240.

6 См.: Архив Федерального суда г. Каспийска за 2009 год.

7 См.: Осужден за работорговлю // Российская газета. 2010. 29 янв. № 18.

8 См., например: Громов С.В. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми и использования рабского труда: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. С. 127.

9 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Есакова. — М., 2010. С. 58.

10 Донорство крови регламентировано самостоятельным нормативным актом — Законом РФ от 09.06.1993 № 5142-1 «О донорстве крови и ее компонентов».