Д.Ю. ГОСТЕВСКИЙ,

соискатель Российской таможенной академии

 

Специалисты-практики, ученые-криминалисты при рассмотрении проблем технико-криминалистического обеспечения (ТКО) расследования преступлений основное внимание уделяют общим вопросам, специально не заостряя внимания на вопросах технико-криминалистического обеспечения производства следственных действий.

В процессе раскрытия и расследования преступлений речь идет не только об обеспечении соответствующими рекомендациями следователя, но и оперативно-розыскных аппаратов, экспертно-криминалистических подразделений и иных служб, осуществляющих данную деятельность[1]. В определенной степени, такой подход является оправданным.

Эффективное, законное и обоснованное получение комплекса доказательственной информации при проведении следственных действий предполагает использование специальных знаний, обладателями которых, прежде всего, являются эксперт и специалист (ст. 57, 58 УПК РФ).

В соответствии с законом специальные знания эксперта используются для производства судебной экспертизы, дачи заключения (ст. 57 УПК РФ) и являются доказательствами по уголовному делу.

Специальные знания специалиста используются для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технико-криминалистических (технических) средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК РФ). Ранее специалист, в отличие от эксперта, не проводил исследований (исключением являлись предварительные) и не составлял документов, отражающих результаты использования им специальных знаний. Роль специалиста заключалась в содействии дознавателю, следователю при осуществлении процессуальных действий. Он обращал их внимание на обстоятельства, которые могли иметь значение для дела; оказывал техническую помощь; давал разъяснения, консультации по вопросам, требующим специальных знаний.

В настоящее время законодатель внес изменения в ч. 2 ст. 74 и ч. 3 ст. 80 УПК РФ и установил, что в качестве доказательств, наряду с заключением и показаниями эксперта, признаются заключение (представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами) и показания специалиста.

С такой постановкой вопроса не соглашаются ученые-процессуалисты. Так, В. П. Божьев отмечает, что закон признал доказательством суждение, который не обладает и, в отличие от любого другого доказательства, не может (по определению) обладать свойствами допустимости[2].

«Впечатление случайности, непродуманности и поспешности, — пишет С.А. Шейфер, — оставляет закрепление в УПК нового вида доказательства — заключение специалиста. Оно никак не вписывается в систему доказательств как сведений, полученных субъектом доказывания с соблюдением требований допустимости»[3].

По мнению Т.В. Аверьяновой, законодатель определил заключение и показания специалиста как новые доказательства. Причем в соответствии с ч. 3 ст. 80 УПК РФ заключение специалиста есть «представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами». Вот и все. Не раскрыто ни содержания этого доказательства, ни его назначение, ни форма изложения, ни многое другое[4].

Далее Т.В. Аверьянова отмечает, что сведения, сообщаемые специалистом об обстоятельствах, требующих специальных знаний, — это его консультативная деятельность. Консультации его могут касаться как общих положений науки, техники, искусства, ремесла, так и конкретного их приложения к обстоятельствам дела[5].

В этой связи представляется достаточно интересной точка зрения А.А. Тарасова, который, задавая вопрос и сам же отвечая на него, приходит к следующему выводу: «А есть ли иная, юридически более корректная правовая форма введения в процесс доказывания по уголовному делу иного, чем у эксперта, альтернативного профессионального мнения по вопросам, выяснение которых требует специальных знаний? В этих условиях получается, что несовершенный институт заключений и показаний специалиста — это единственная возможность ввести в процесс доказывания по уголовному делу мнение другого профессионала относительно тех же вопросов, которые поставлены перед экспертами. Наличие аналогичного права у обеих состязающихся в уголовном процессе сторон — это возможность проверки и перепроверки соответствующих профессиональных мнений»[6].

Некоторые ученые пошли в своих исследованиях гораздо дальше. Так, С.В. Щипов указывает, что защитник вправе пригласить для участия в следственных действиях специалиста. Ограничивать защитника использованием специалиста только для дачи разъяснений и консультирования было бы нарушением его законных прав на участие в доказывании по уголовному делу. В условиях состязательного процесса это недопустимо[7]. Следует сказать, что аналогичной позиции придерживается и ряд других ученых[8].

При такой постановке вопроса сбора доказательств в процессе проведения следственных действий отпадает необходимость в ведущей процессуальной фигуре, каковой является следователь. Так как у защитника и адвоката есть возможность предоставления ими доказательств (ст. 53, 86 УПК РФ), в том числе за счет получения заключения эксперта или специалиста.

В подтверждение сказанного следует привести мнение Т.В. Аверьяновой, которая отмечает, что сторона защиты, не согласная с заключением эксперта или не получившая положительного решения об удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы (первичной, дополнительной, повторной,) может обратиться непосредственно к специалисту для получения его заключения. Такое заключение может быть дано до назначения экспертизы и стать основанием ее последующего проведения. Заключение специалиста может быть дано по имеющемуся в деле заключению эксперта. Не следует полагать, что в подобных случаях специалисту доверяется оценка доказательства, каковым является заключение эксперта. Речь должна идти о проверке, а не об оценке доказательств. Это очень близкие, но все же разные категории[9].

Об этом свидетельствует и невозможность использования специальных знаний на стадии возбуждения уголовного дела в рамках проверки заявлений и сообщений граждан о преступлении. Ранее существовала возможность назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела, однако в настоящее время такой возможности у следователя нет. В связи с этим на практике следователь в рамках производства проверки пользуется услугами специалиста.

Таким образом, как отмечает Т.В. Аверьянова, необходимо законодательно урегулировать  статьи, касающиеся порядка обращения сторон к помощи специалиста (порядок его привлечения к уголовному судопроизводству), формы постановления, формы заключения специалиста; норму об обязательном приобщении к делу заключения специалиста (при предварительном исследовании), данного по инициативе стороны защиты (по аналогии с ч. 4 ст. 271 УПК РФ), норму, касающуюся допроса специалиста (как следственного действия) на стадии предварительного расследования. Возможна нормативная регламентация и иных действий, связанных с использованием заключения специалиста как одного из средств доказывания[10].

Ориентируясь на приведенное мнение, следует иметь в виду, что организатором технико-криминалистического обеспечения производства следственных действий является дознаватель, следователь, на что прямо указывает Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

В частности, ч. 2 ст. 169 УПК РФ говорит о том, что перед началом следственного действия, в котором участвует специалист, следователь удостоверяется в его компетентности. Связано это с тем, что, во-первых: при производстве любого следственного действия следователь определяет сам, специалиста из какой сферы ему необходимо привлечь к участию в его производстве. А такое возможно лишь в тех случаях, когда у него самого имеются хотя бы номинальные знания в этих областях.

По мнению А.А. Сидорова, следователи, являясь юристами, не могут разобраться в тонкостях специальных вопросов, да и имея отдельные специальные знания, например, в дактилоскопии, зачастую ограничены процессуальными сроками и не могут уделить проблеме достаточно времени; кроме того, у специалистов-криминалистов существуют специализации, по которым они работают годами, становясь высококлассными профессионалами по тем или иным вопросам[11].

Это, по нашему мнению, не совсем так. На это же указывает и Т.В. Аверьянова, которая отмечает, что общими являются знания следователя (дознавателя) в области уголовного процесса, специальными — знания, позволяющие решать частные задачи уголовно-процессуальной деятельности. Например, знания следователя (дознавателя) в области судебной экспертизы позволяют ему правильно поставить перед экспертом вопросы, оценить ход и результаты проведенных экспертных исследований, на основании установленных фактических данных составить план проведения допроса, в совокупности с иными фактическими данными правильно квалифицировать действия преступника. Овладение профессиональными и специальными знаниями позволяет следователю воспринимать поступающую к нему информацию по расследуемому событию[12].

Кроме того, как отмечает А.Б. Соловьев, каждое следственное действие представляет собой специфическое сочетание методов познания (наблюдение, измерение, описание, сравнение, расспрос, эксперимент, моделирование), с помощью которых формируются соответствующие доказательства, необходимые для решения задач уголовного судопроизводства[13]. Решением же этих задач и занимается следователь.

Выбор технических средств и тактических приемов их применения зависит не от специалистов и экспертов, а в полной мере от следователя. Только он может, учитывая обстоятельства уголовного дела, определить, где, когда и как применить необходимые технические средства, для достижения поставленных целей. На подготовительном этапе производства следственного действия существует необходимость подобрать, проверить готовность научно-технических средств[14] и обеспечить прибытие соответствующих специалистов[15]. Эта обязанность возложена на следователя.

Следует обратить внимание и на тот факт, что в процессе рабочего этапа применение технических средств возможно только при согласовании со следователем. Специалист может без согласования со следователем применять лишь те средства, которые направлены на обнаружение объектов, имеющих отношение к расследуемому событию, да и то не во всех случаях.

На заключительном этапе производства следственного действия следователь составляет протокол, в котором должны быть указаны технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты (ч. 5 ст.166 УПК РФ). Представляется, что отражение таких сведений в протоколе следственного действия возможно лишь при условии, что следователь обладает знаниями об этих технических средствах, условиях и порядке их применения. Кроме этого, при применении специалистом указанных научно-технических средств следователь обязан контролировать этот процесс, иначе каким образом он сможет указать объекты, к которым они были применены, и описать полученные в ходе их применения результаты. В этом случае следователю будет сложно, а в некоторых случаях невозможно осуществлять производство самого следственного действия.

Для того, чтобы решить перечисленные вопросы, повысить качество производства следственных действий за счет технико-криминалистического их обеспечения, необходимо совершенствовать (используя различные формы) специальную подготовку дознавателей и следователей.

 

Библиография

1 См. напр.: Волынский А.Ф. Концептуальные основы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений: Дисс…  дра. юрид. наук. — М., 1999; Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. — М.: ВНИИ МВД России, 1994; Волынский В.А. Криминалистическая техника: наука-техника-общество-человек. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000; Демин К.Е. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования убийств, совершаемых наемными лицами: Дисс… канд. юрид. наук. — М., 2001, и др.

2 См.: Божьев В. Изменение УПК — не всегда средство его совершенствования // Законность. 2005, № 8. С. 2—3.

3 См.: Шейфер С.А. Пути развития российского судопроизводства // Проблемы укрепления Российской государственности / Сб. статей. Изд. Томского ун-та, 2005. Ч. 29. — С. 7.

4 См.: Аверьянова Т.В. Некоторые проблемы практики судебной экспертизы и пути их решения. // Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства: Матер. межвуз. науч.-прак. конф.: В 2-х ч. — М.: Академия управления МВД России, 2007. Ч. II. С. 15.

5 Там же. С.16.

6 См.: Тарасов А.А. Антикоррупционный аспект некоторых теоретических проблем современного уголовного процесса России // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей /Под ред. М.К. Свиридова. Ч. 29. Изд. Томского университета, 2005. — С. 12.

7 См.: Щипов С.В. Привлечение защитником специалиста для участия в следственных действиях // Современные тенденции управления расследованием преступлений: Сб. науч. трудов: В 2-х ч. Ч.1. — М.: Академия управления МВД России, 2007.  С. 60—61.

8 См. например: Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. — М., 2003.  С. 162, 62; Комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.П. Верина, В.В. Мозякова. — М., 2004.  С. 170; Комментарий к УПК РФ / Отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. — М., 2004.  С. 212; Смоленский М.Б. Адвокатская деятельность и адвокатура в Российской Федерации. — Ростов н/Д., 2004.  С. 115 и др.

9 См.: Аверьянова Т.В. Некоторые проблемы практики судебной экспертизы и пути их решения // Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства: Матер. межвуз. науч.-прак. конф.: В 2-х ч. — М.: Академия управления МВД России, 2007. Ч. II. — С.16.

10 См.: Аверьянова Т.В. Некоторые проблемы практики судебной экспертизы и пути их решения // Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства: Матер. межвуз. науч.-прак. конф.: В 2-х ч. — М.: Академия управления МВД России, 2007. Ч. II. — С.17.

11 См.: Сидоров А.А. Проблемы организации участия специалистов в расследовании преступлений: Дисс…. канд. юрид. на-ук. — Краснодар, 2000. — С.16.

12 См.: Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза: Курс общей теории. — М., 2006.  С.188.

13 См.: Соловьев А.Б. Система следственных действий как средство уголовно-процессуального доказывания. — М., 2006. С. 32.

14 См. например: Гаврилин Ю.В., Победкин А.В., Яшин В.Н. Следственные действия. — М.: МосУ МВД России, Книжный мир, 2006. С. 28.

15 См. например: Шурухнов Н.Г., Флоря Д.Ф., Шурухнов В.А. Криминалистическая тактика: Курс лекций. — М.: Изд-во Моск. гуманитарного ун-та, 2006. С. 42.