Чхорн Пролынг,

кандидат юридических наук, стажер кафедры гражданского и трудового права РУДН, научный сотрудник института языкознания РАН

 

 

В  Сеульской декларации определены основные цели создания и принципы действия Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (далее — АТЭС). На этой основе странами — участниками АТЭС достигнуты определенные договоренности о постепенном устранении препятствий в развитии делового сотрудничества в области сокращения тарифов, ликвидации необоснованных нетарифных ограничений; открытия доступа на рынок услуг; либерализации инвестиционного законодательства; обеспечения взаимного соответствия стандартов; упрощения и гармонизации таможенных процедур; защиты интеллектуальной собственности; создания условий для здоровой конкуренции; либерализации рынков государственных закупок; согласования правил об указании происхождения товаров; выработки способов урегулирования споров; развития деловой мобильности; выполнения решений Уругвайского раунда ГАТТ/ВТО; обеспечения сбора, анализа и обобщения информации.

Выполнение комплекса этих мер, как ожидается, к 2010 году выльется в создание системы свободной торговли и инвестиций для промышленно развитых стран, а к 2020 году — и для развивающихся стран.

В части проблемы дальнейшей либерализации порядка взаимного допуска внешних инвестиций на свои рынки страны — участники форума выступают за недискриминационный подход ко всем странам-донорам, предоставление национального режима для всех видов инвестиций, включая финансовый сектор, услуги, рынок ценных бумаг, а также отказ от экспроприации инвестиций, устранение препятствий при вывозе капитала, соблюдение иностранным инвестором наравне с собственным национальным законодательством законов, административных правил и положений страны-реципиента, разрешение споров путем консультаций и переговоров между сторонами либо через арбитраж и пр.

Эти принципы сформулированы в Добровольном кодексе прямых иностранных инвестиций АТЭС, который является главным инструментом проведения унификации инвестиционных правовых режимов в странах — участниках АТЭС[1].

Толковый словарь С.И. Ожегова трактует «унификацию» как «приведение к единообразию», что должно означать полное совпадение инвестиционных режимов в странах — участницах АТЭС.  В современном праве, и особенно международном частном праве, под унификацией понимается процесс выработки единообразных национально-правовых норм, регулирующих отношения, возникающие в сфере международного хозяйственного оборота. В нынешних условиях унификация осуществляется преимущественно посредством заключения договоров международно-правового характера, хотя возможны и другие ее формы (например, воспроизведение во внутригосударственном праве отдельными государствами положений или принципов, подходов и решений, содержащихся в рекомендательных по своей природе документах, разработанных на международном уровне, — типовых законах, единообразных регламентах, унифицированных правилах, правилах толкования и т.д.). Задачи унификации — выявление общих особенностей, правил, обычаев во внутригосударственном праве, создание единообразных правовых норм и обеспечение единообразной практики их применения, в том числе через международное право или международное экономическое право[2].

Возникнув в конце XIX века, идея всемирной унификации права международной торговли получила признание и специалистов,   и многих государств; эта идея воплотилась с созданием в 1966 году Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) и принятии международных конвенций по вопросам обмена товарами и услугами.

Будучи инкорпорированными в право государств — участников АТЭС, правила этих международных конвенций позволили перейти к качественно новому этапу, заключающемуся  в сборе и обобщении практики применения этих конвенций в ходе рассмотрения международных коммерческих споров судами и международными коммерческими арбитра-жами[3].

Высказываясь за унификацию права международной торговли, К.М. Шмиттгофф подчеркивал, что «настоящий мировой порядок все еще основан на традиционной конвенции национального государства, которой мы должны сохранять верность, однако невозможно игнорировать растущие тенденции к интернационализации, которая, несмотря на отдельные неудачи, развивается в новых формах глобальных и региональных организаций. Причины такого развития хорошо известны: в результате беспрецедентного развития науки мир становится все меньше, массовое производство сельскохозяйственных и промышленных товаров требует более крупных рынков, стандарты жизни повсеместно возрастают, что также требует постоянного расширения международной торговли...»[4].

В советской доктрине экономические факторы как основополагающие в возникновении и развитии движения за унификацию отмечали все исследователи международного частного права, прежде всего Л.А. Лунц, Б.С. Крылов, О.Н. Садиков, А.Л. Маковский, С.Н. Лебедев, А.С. Комаров.

Помимо чисто экономических причин возникновения и осознания потребностей в унификации необходимо выделить и факторы правового характера, среди которых важнейшим является невозможность средствами только национального права обеспечить адекватное регулирование международных коммерческих отношений.

Это проявилось в противоречии между интернациональным характером отношений международного экономического оборота и национальным в своей основе способом регламентирования возникающих в этой связи коммерческих, гражданско-правовых отношений.

Впервые на это было обращено внимание в докладе Т. Попеску на II конгрессе сравнительного права, проходившем под эгидой УНИДРУА в 1976 году в Риме. Недостаточность современного регулирования внешней торговли, значительное число правовых систем (например, при поставке сухопутным путем товар пересекает несколько границ, подпадая в каждой новой стране под регламентирование нормами внутреннего права) порождает противоречие между интернациональным характером юридических отношений, с помощью которых они реализуются (контракт и.т.п.), и национальным, или внутренним правом, которое регулирует эти юридические отношения.

Это фундаментальное противоречие является постоянным источником неуверенности для международных коммерческих отношений.

Вторым правовым фактором, обусловившим возникновение и развитие идеи унификации рассматриваемой группы отношений, является многообразие национальных правовых систем, что приводит к юридической неопределенности[5].

Третьим правовым фактором стало признание недостаточности коллизионного способа регулирования рассматриваемой сферы отношений (даже при наличии унифицированных правил).

Кроме термина «унификация» существуют термины «кодификация» и «гармонизация», которые сложно разграничить. Так, по мнению Н.Г. Вилковой, и на практике, и в доктрине при упоминании кодификации международного частного права[6] речь идет не только о кодификации национальной, что, естественно, предполагает именно развитие и совершенствование внутреннего законодательства какой-либо страны, но и о международной кодификации, где рассматриваются договоры Монтевидео 1889 года, Кодекс Бустаманте, а также общие проблемы международной кодификации. Когда речь идет о кодификации вообще, имеется в виду унификация, когда говорят о гармонизации, речь идет об унификации, т.е. данные термины часто используются как взаимозаменяющие и взаимодополняющие[7].

Итак, кодификация означает процесс разработки и совершенствования национального законодательства в определенной сфере. Естественно, такой процесс происходит не в «безвоздушном» юридическом пространстве; он протекает при взаимовлиянии и взаимообогащении правовых культур и систем, поэтому «создание в разных государствах единообразных правовых норм в результате влияния различных правовых систем друг на друга» ряд ученых-правоведов, в частности А.Л. Маковский, относят к унификации без использования международно-правовых средств[8];

Б. Нольде подразделяет кодификацию на национальную и международную[9]. Таким образом, можно говорить о кодификации в узком смысле слова, охватывающей процессы становления национального права, и о кодификации в широком смысле слова, под которой в настоящее время понимается унификация, или гармонизация, права[10].

С момента одобрения инвестиционных принципов для унификации инвестиционных правовых режимов страны — участники АТЭС приняли различные либерализационные меры, неодинаковые по объему и степени открытости инвестиционных режимов, что отражает дифференциацию уровней их экономического развития и правового регулирования в сфере торгового оборота. Большинство развитых государств — членов АТЭС отличаются относительно либеральными инвестиционными режимами. Например, Австралия в своих индивидуальных планах действий определяет, в частности, следующие задачи: расширить принятый в рамках Уругвайского раунда ГАТТ/ВТО список товаров, для которых предусмотрено снижение тарифов; отменить экспортный контроль на некоторые виды сырья; осуществить либерализацию в сфере услуг, коммуникаций, транспорта; поддержать все направления, признанные АТЭС приоритетными; содействовать упрощению формальностей в ходе деловых поездок; расширить верхние границы лицензирования прямых иностранных инвестиций до 50 млн долл.[11]

Канада намерена увеличить долю иностранной собственности в сфере телекоммуникаций; ликвидировать монополию трех компаний в области телекоммуникаций; предоставить всем заинтересованным учреждениям Канады информацию о предварительных условиях по импорту товаров; открыть для стран АТЭС свои рынки услуг в таких сферах, как финансы, туризм, телекоммуникации и транспорт[12].

США отличаются наиболее либеральным инвестиционным режимом: национальный режим обеспечивается иностранным инвесторам наравне с национальными — они допущены приобретать доли во всех уже существующих предприятиях. Исключениями для них являются те секторы экономики, которые считаются стратегическими, т.е. обеспечивающими сферу национальной и общественной безопасности. Поэтому вместо предложения либерализации своих инвестиционных режимов в индивидуальном плане действий США предложили принять по линии АТЭС дополнительные меры, которые к 2000 году позволили бы отменить тарифы на продукцию информационных технологий. США выдвинули также ряд предложений по реализации продукции химической промышленности; по отмене тарифов на продукцию деревообработки, семена масличных культур и продукцию из них[13]

Япония в соответствии с решениями Уругвайского раунда ГАТТ/ВТО будет содействовать перемещению через границы людей, товаров и услуг; пересмотрит требования при выдаче многократных виз для деловых поездок гражданам стран АТЭС; продолжит снижение ограничений на иностранные инвестиции в добывающую промышленность; в течение 2 лет ускорит принятие мер по снижению тарифов на 697 наименований промышленной продукции; примет закон о реформе финансовой системы, который включает поправки к 24 законам в целом. Основные цели реформы: расширение способов привлечения инвестиций в фонды; создание привлекательных услуг, а также разнообразных рыночных систем; формирование структуры, которая дает возможность заключать сделки с соблюдением конфиденциальности; либерализация и облегчение инвестиционного режима, в частности дерегулирование закона о валютном регулировании и валютном контроле в отношении прямых внутренних инвестиций (1999—2000 гг.); пересмотр различных отраслей промышленности, где участие иностранного капитала ограничено (2001—2010 гг.)[14].

Новая Зеландия снизит тарифы в среднем до 3%, облегчит процедуру выдачи виз для деловых поездок гражданам стран АТЭС (с 10 странами Новая Зеландия уже заключила соглашения о безвизовом въезде)[15].

Практика многих развивающихся стран — членов АТЭС отличается достаточно жестким регулированием допуска прямых иностранных инвестиций в чувствительные отрасли национальной экономики, неоднократным нарушением национального режима, поэтому инвестиционная либерализация для них — сложная задача. Отдельные страны приняли и принимают широкомасштабные меры по инвестиционной либерализации в краткосрочной перспективе. Например, Республика Корея осуществила широкомасштабную либерализацию допуска прямых иностранных инвестиций в национальные отрасли в 1998 году (устранены ограничения на иностранные инвестиции в торговлю, в частности оптовые поставки мяса; до 50% повышена доля иностранного участия в капитале авиакомпаний; открыта для иностранцев сфера услуг в нефтепереработке и т.д.); обеспечивает передачу информации из правительственных учреждений по сети Интернет, чем облегчает доступ к работе своего правительства; продолжает заключение двусторонних и многосторонних соглашений со странами АТЭС о взаимном признании обязательств[16].

Филиппины должны выполнить требования Уругвайского раунда ГАТТ/ВТО, ввести международные стандарты, ускорить введение правил ГАТТ/ВТО по таможенной оценке, снизить требования к иностранному участию и разрешить презентации иностранных инвестиционных проектов; установить национальный режим для импортных товаров и привести в соответствие с международными стандартами внутреннее торговое законодательство, облегчить визовой режим для содействия деловым поездкам и др.[17]

Китай снизит с 23 до 15% уровень тарифов, проведет реформы в таких сферах услуг, как банковское дело, страхование, розничная торговля, транспорт, энергетика, телекоммуникации и туризм; откроет больше секторов экономики для прямых иностранных инвестиций, примет законы, улучшающие законодательную систему Китая в вопросах права на интеллектуальную собственность; будет добиваться общего понимания населением политики правительства в вопросах привлечения иностранных инвестиций; примет меры для того, чтобы облегчить передвижение иностранных бизнесменов по территории страны[18].

Россия в индивидуальном плане действий определяет кратко-, средне- и долгосрочные задачи. Наиболее развернутыми и четкими являлись краткосрочные задачи на период 1998—2002 гг.: создание благоприятного климата и условий для реинвестирования российского капитала, вывезенного ранее за рубеж; повышение рейтинга страны как реципиента капитала за счет снижения некоммерческих рисков для капиталовложений; создание благоприятного климата для привлечения зарубежных инвестиций на основе улучшения законодательного регулирования, налогового режима, введения современных методик бухгалтерского учета и отчетности, сопоставимых с западными стандартами; формирование системы гарантий, защиты и страхования иностранного капитала на федеральном и региональном уровнях; создание системы информации и консультаций, базы данных, маркетинга инвестиционных программ и проектов, предоставление потенциальным инвесторам соответствующих материалов об условиях вложения капитала; поддержка организационных и правовых механизмов привлечения иностранных капиталов, в том числе международных консорциумов, венчурных фондов, лизинговых компаний; дальнейшее развитие международных правовых рамок для привлечения иностранных инвестиций в экономику; формирование базы данных научно-исследовательских и технологических проектов, представляющих взаимный интерес для стран — членов АТЭС, с целью инвестирования в будущие проекты; проведение переговоров со странами ВТО в отношении принятия обязательств России по Соглашению по торговым аспектам защиты прав интеллектуальной собственности (ТРИПс). На среднесрочную и долгосрочную перспективу (2003—2010 гг.) определены следующие задачи в инвестиционной сфере: дальнейшая либерализация правового режима допуска и функционирования иностранных инвестиций с учетом инвестиционных принципов АТЭС и международного опыта; создание механизма привлечения капиталовложений в частный сектор российской экономики и содействие его эффективному функционированию; формирование цивилизованного рынка ценных бумаг и его интеграция в мировой финансовый рынок и пр.[19].

Вьетнам с целью привлечь иностранный капитал в короткий срок на 1999—2000 гг. ставил следующие задачи: внести поправки и дополнения в действующие законы и усовершенствовать ряд нормативных актов и инвестиционную политику, чтобы создать благоприятные условия для иностранной инвестиционной деятельности; улучшить привлекательность и конкурентоспособность инвестиционной среды благодаря регулированию налоговых ставок и первоначального налогового уровня; внести поправки в постановления об импорте используемого оборудования в целях создания упрощенного и благоприятного режима для предприятий, принадлежащих иностранцам и ориентированных на экспорт, принимая во внимание требования защиты окружающей среды и условий труда; добиться «прозрачности» и предсказуемости законов и постановлений об иностранных инвестициях; создать единообразную правовую основу налоговой политики и применять ее к национальным и иностранным инвесторам; расширять пределы предоставления национального режима иностранным инвестиционным проектам; внести поправки в правила о сроке действия въездной визы для экспатриантов, работающих над инвестиционными проектами, принимая во внимание условия их трудовых контрактов. На долгосрочную перспективу (2001 — 2010/2020 гг.) определены следующие задачи: приводить инвестиционные меры в соответствие с положениями ТРИМс; вводить режим инвестиционной регистрации вместо действующего режима инвестиционного лицензирования; разносторонне развивать инвестиционные формы и способы привлечения иностранного капитала; постепенно предоставлять национальный режим иностранным инвесторам, пересмотреть ограничения и улучшить рыночный доступ с целью достижения целей АТЭС к 2020 году[20].

Другие страны — члены АТЭС находятся в начальной стадии рассматриваемого процесса или принимают маломасштабные меры по инвестиционной либерализации в долгосрочной перспективе.

Например, Бруней проводит обзор инвестиционного режима и ускоряет проведение мероприятий по реализации всех решений Уругвайского раунда, что затронет 82% установленных тарифов; присоединяется к мерам таможенного регулирования ГАТТ/ВТО; обеспечивает компьютеризацию таможенных процедур; дополняет законодательство статьями, регулирующими охрану права интеллектуальной собственности; продолжает заключать двусторонние инвестиционные соглашения с другими странами — членами АТЭС; пересматривает положения закона об иммиграции о предоставлении длительного срока пребывания предпринимателям и инвесторам в Азиатско-Тихоокеанском регионе с целью повышения свободной мобильности деловых людей[21].

Гонконг открыл рынки телекоммуникаций и услуг, изменил валютное законодательство, устранил требования предварительного разрешения на прямые иностранные инвестиции в сфере горнодобычи; заключил соглашения с другими странами АТЭС о взаимном признании обязательств; переходит на компьютеризированную обработку таможенной информации; приводит в соответствие с требованиями ГАТТ/ВТО правила прохождения товара; к 2010 году отменит тарифы на все товары и ослабит нетарифное регулирование цен на рис и мясо[22].

Индонезия должна сократить до 10% существующие тарифы и к 2004 году отменить 98 нетарифных мер; внедрить методику ГАТТ/ВТО по таможенной оценке; продолжить заключение соглашений с другими странами — участницами АТЭС о взаимном признании обязательств[23].

Малайзия продолжит снижение тарифов и ускорит работу по приведению таможенных правил в соответствие с требованиями ГАТТ/ВТО; примет дополнительные меры для усиления «прозрачности» в инвестициях (публикация новейших данных об улучшении инвестиционных режимов, инвестиционной возможности, политики, порядка допуска и т.д.); сократит или устранит исключения и ограничения на прямые иностранные инвестиции и т.д.[24]

Мексика должна уменьшить тарифы на компьютеры, запасные части к ним и полупроводники; отменить 49%-ный лимит на прямые иностранные инвестиции в ряде секторов (например, автомобильной промышленности); постепенно увеличить долю участия иностранного капитала в мексиканских компаниях для международного наземного транспорта (пассажирского, туристического, фрахтового); заключить двусторонние инвестиционные соглашения с другими странами — членами АТЭС; пересмотреть свою инвестиционную политику, чтобы поддерживать открытый инвестиционный режим, и др.[25]

Перу должен либерализовать правовой режим допуска и функционирования иностранных инвестиций с учетом инвестиционных принципов АТЭС и международного опыта, подписать двусторонние, многосторонние и региональные соглашения о защите инвестиций; сотрудничать с другими межправительственными органами в разработке и осуществлении проектов, направленных на сокращение операционных издержек и улучшение условий конкуренции на рынке; улучшать аспекты саморегулирования предпринимательского сектора относительно нарушений положения закона о конкуренции, вносить поправки в закон о конкуренции в соответствии с принципами АТЭС по развитию конкуренции и проведению реформ в данной сфере (2006—2020 гг.); к 2020 году дерегулировать следующие области: капиталовложение, иностранную технологию, валютное регулирование, режим труда, финансовый, страховой и капитальный рынки, иностранную торговлю, секторальные меры (рыболовство, горная промышленность, нефть, сельское хозяйство и транспорт) и налоговую систему[26].

Папуа Новая Гвинея (1997—2020 гг.) снизит тарифы на продукты питания до 11%, на несельскохозяйственную продукцию — до 30—40%, пересмотрит ставки налогов на добавленную стоимость, продолжит заключение соглашений об избежании двойного налогообложения и приведет свое налоговое законодательство в соответствие с налоговыми законодательствами других стран — членов АТЭС; продолжит вести переговоры о заключении соглашений о защите и содействии капиталовложениям с другими странами — членами АТЭС[27].

Сингапур к 2010 году отменит все тарифные ограничения, примет меры по либерализации некоторых услуг, ускорит реализацию обязательств, взятых по Уругвайскому раунду.

Таиланд в 2001—2005 гг. должен увеличить квоты на отдельные товары; привести таможенные процедуры в соответствие с международными стандартами; внедрить систему обмена электронной информацией; организовать арбитражный суд по проблемам интеллектуальной собственности и международной торговли; пересмотреть иммиграционное законодательство, с тем чтобы облегчить деловые поездки в пределах региона; внести поправки в закон об иностранных инвестициях; постепенно снизить требования к использованию местного компонента; упростить процедуры регистрации компаний; создать центр «one stop-Service» для иностранных инвесторов; постепенно сократить экспортные требования, предусмотренные законом о поощрении инвестиций; упростить процедуры, связанные с учреждением и осуществлением иностранных инвестиций; в 2006—2020 гг. устранить барьеры на пути притока инвестиций[28].

Тайвань к 2010 году снизит до 6% номинальный средний уровень тарифов; существенно уменьшит не соответствующие требованиям ГАТТ/ВТО нетарифные ограничения и запреты на импорт товаров[29].

Чили ликвидирует тарифы на большинство товаров, а к 2010 году обеспечит отмену нетарифных мер; продолжит переговоры с другими странами АТЭС по заключению соглашений о содействии инвестициям и их защите и взаимном признании; введет правила ВТО по таможенной оценке; к 2010 года пересмотрит ограничения в отношении прямых иностранных инвестиций[30].

Таким образом, с учетом многообразия уровня экономического и правового положения в каждой стране — члене АТЭС унификация инвестиционных правовых режимов проводится странами-участниками только в той части, которая не соответствует общепринятым принципам АТЭС.

Из приведенных положений индивидуальных планов действий каждой страны следует, что особое внимание уделяется общеизвестным инвестиционным принципам в международном частном праве, таким как режим, основанный на принципе недискриминации в отношении иностранных инвесторов, режим наиболее благоприятствуемой нации и национальный режим.

Благодаря процессу унификации инвестиционных режимов в рамках АТЭС многие страны — члены АТЭС, в частности Россия и Вьетнам, приняли новые законодательные акты, регулирующие инвестиционные отношения, а другие страны (Таиланд, Мексика) внесли изменения и дополнения в действующее законодательство, что открыло путь прямым иностранным инвестициям, упростило процедуры регистрации иностранных компаний и отбора и оценки инвестиционных проектов, внесло изменения в процедуру уведомления, упростило процедурные требования на основе временных рамок (рассмотрение просьбы о выдаче разрешения или лицензии на вложение капитала), создало службы «одного окна» для упрощения процедурных вопросов и пр.

 

Библиография

1См.: Шумилов В.М. Международное экономическое право. Кн. 2. — М., 2002. С. 269.

2 См.: Шумилов В.М. Указ. соч. Кн. 1. — С. 124.

3 Вилкова Н.Г. Международные коммерческие контракты: теория и практика унификации правового регулирования: Дис. ... д-ра юрид. наук: — М., 2001. С. 55.

4  Schmitthoff C.M. P. 110—117.

5 David R. The International Unification of Private Law. P. 3.

6  См.: Вилкова Н.Г. Указ. раб. С. 73.

7 См.: Вилкова Н.Г. Указ. раб. С. 89; Бачило И.Л. Проблемы гармонизации законодательства союза. С.

8 Маковский А.Л. Международная унификация морского права // Международное частное морское право. — М, 2002. С. 35.

9 Nolde B. La codification du droit international privе. P. 304.

10 См.: Вилкова Н.Г. Указ. раб. С. 90—99.

11 Australia s Individual Action Plans for 1997, 1998, and 1999.

12 Canada’s Individual Action Plans for 1998, 1999.

13 United State of America’s Individual Action Plan for 1998.

14 Japan’s IAP for 1997 and 1999.

15 New Zealand’s 1998 Individual Action Plan.

16 Korea’s IAPs for 1997, 1998, 1999, 2000.

17 Philippines’s IAPs for 1997, 1998, 1999.

18 Individual Action Plans of the People’s Republic of China for 1997, 1998, 1999.

19 См.: Индивидуальные планы действий Российской Федерации: http://www.apec-iap. org/ или APEC: http://www.apec.org

20 Vietnam’s IAP for 1998. APEC: http://www. apec.org.

21 Brunei Darussalam’s Individual Action Plans for 1997, 1998, 1999.

22 Hong Kong’s Individual Action Plans for 1997, 1998, 1999.

23 Indonesia’s Individual Action Plans for 1997, 1998, 1999.

24 Malaysia’s Individual Action Plans for 1997, 1998.

24 Mexico’s IAPs for 1997, 1999.

25 Peru’s Individual Action Plan for 1998.

26 Papua New Guinea’s IAP for 1997.

27 Thailand’s IAP for 1998.

28 Chinese Taipei’s Individual Action Plan for 1999.

30Chile’s IAP for 1997.