Ф.А. МАНСУРОВА,
аспирант Российской Академии адвокатуры
Л.О. ТЕРНОВАЯ,
доктор исторических наук, профессор Российской академии государственной службы при Президенте РФ
 
Отличия XIX века от двадцатого столетия в гендерном плане почти столь же разительны, сколь в науке и технике. Чуть более ста лет назад судьи Британской империи, где у власти была просвещенная королева Виктория, линейкой измеряли орудия избиения подданными Ее величества своих жен. Если длина и толщина палки не превышала допустимых размеров, обидчик оставался ненаказанным. Многие молодые европейки стремились уехать в США в надежде не только найти работу, но и получить высшее образование, что невозможно было в Старом Свете, где женщин не принимали в университеты. 
 
Но сойти на берег Нового Света они могли только в сопровождении родителей или мужей. А за попытку выразить свою волю в качестве избирателя женщина могла попасть в тюрьму. О положении и правах женщин в странах Востока в XIX веке вообще трудно судить, столь неприметна была внешняя сторона их жизни.
К концу XX века оказалось, что проблемы прав женщин не только сохранились, но и приобрели новые характеристики, в которых вместо гендерного фактора акцент делался на правовом и социальном. Может быть, именно поэтому наиболее глубокий отклик у участников специальной сессии Генеральной Ассамблеи  ООН «Женщины — 2000: равенство между полами, развитие и мир в XXI веке» получили слова министра по делам равноправия Португалии Марии де Болеем Розерии, выступавшей от имени Совета Европы: «Когда мы говорим о феминизации бедности — мы говорим о правах человека, гражданских и экономических. Когда мы говорим о насилии в отношении женщин — психологическом либо сексуальном, дома или на улице, — это снова вопрос прав человека. И когда мы говорим об исключении женщин из политической власти, мы говорим о том же»[1]. Вероятно, это если и не итог, то достижение качественно новой стадии решения женского вопроса.
В течение многих веков борьба за права женщин носила характер протеста одиночек. Из древнего мира дошли до нас легенды о героинях, отстаивающих свое достоинство, свободолюбивых и непокорных женщинах. В средние века их сжигали на кострах, объявляли ведьмами, порождением нечистой силы. В 1786 году Мэри Вулстонкрафт, известная в английских радикальных кругах как педагог и защитник женского образования, опубликовала манифест «О защите прав женщин». Тогда эта книга, где доказывалось всего лишь то, что права человека и права женщин — одно и то же, вызвала настоящий скандал. На следующий год при обсуждении в конвенте Декларации прав человека Олимпия де Гуж изложила 17 статей «Прав женщин и гражданок», провозгласивших, что женщина рождается свободной и равной с мужчиной, что она имеет право публичного выражения своих интересов. Но предложение не получило поддержки, а Олимпия де Гуж закончила жизнь на эшафоте. Тем не менее с конца XVIII века все шире начинают распространяться идеи гражданского равенства женщин.
Однако чаще за права женщин боролись мужчины. Автор знаменитого памфлета «Здравый смысл» Томас Пейн в 1775 году осудил существующее положение женщин: «Даже в странах, где считается, что они живут наиболее счастливо, они сдерживают свои желания и не могут проявлять свои способности; с помощью законов, а также благодаря рабски покорному общественному мнению у них украли свободу и волю»[2]. Но таких, как Пейн, было немного.
А вот точка зрения, выраженная в послании королевы Виктории от 1870 года, была как раз типичной: «Мы глубоко озабочены увеличением числа тех, кто устно или письменно склоняется к безумию порочного движения за женские права со всеми сопутствующими ему ужасами, к которым склонен бедный слабый пол, забывая о самой сути женских чувств и природы… Это обстоятельство приводит нас в негодование, с которым мы бессильны справиться. Господь создал мужчин и женщин разными — так пусть же каждый из них пребудет самим собой»[3].
Во второй половине XIX века появляются первые женские организации. Они действовали в лоне церкви, становились секциями политических партий или носили культурно-просветительский, благотворительный характер. В России в 1899 году стал, например, выходить печатный орган одной из таких организаций — журнал «Женское дело». Подобные организации продолжают действовать в наше время и даже приобрели международный статус: Международная федерация женщин с университетским образованием, Международный совет женщин, Международная федерация планирования семьи, Международная федерация деловых и свободных женщин и др. А вот британская социалистка Эмилия Панхерст решила отказаться от ненасильственных методов борьбы за права женщин. В 1903 году она создала Женский социальный и политический союз. Демонстрации, которые организовывал этот союз, превращались в настоящие побоища. Появись первые политзаключенные феминистки. Э. Панхерст также неоднократно арестовывали, она устраивала голодовки протеста в тюрьме. Но с началом Первой мировой войны эта организация заняла патриотические позиции и сменила лозунг «За права женщин» на призыв «За короля, за родину, за свободу».
С развитием рабочего движения зарождаются пролетарские женские организации. В их деятельности женский вопрос рассматривается в единстве классовой борьбы пролетариата. Представительницы пролетарского революционного движения — Р. Люксембург, К. Цеткин, Н. Крупская, А. Коллонтай — видели в борьбе работниц часть общего рабочего движения с конечной целью ликвидации основ капиталистического общества, завоевания власти пролетариатом, строительства коммунизма. В 1910 году на Второй международной конференции социалисток в Копенгагене был провозглашен Международный женский день 8 Марта как день мобилизации широких женских масс на борьбу против буржуазного господства. В 1911 году он был проведен в нескольких западноевропейских странах, а с 1913 года стал проводиться в России. Воодушевленная первыми успехами Советской власти в решении женского вопроса, Александра Коллонтай считала, что установлен практический путь к коренному решению вопроса женского равноправия.
После Второй мировой войны в 1946 году была создана специальная Комиссия по положению женщин, которая действует в рамках  Экономического и социального совета ООН. Во время образования ООН из 51 государства, ставших его членами, только в 30 женщины обладали равными с мужчинами избирательными правами и правом руководства публичной структурой. И все же в основополагающих документах ООН было продекларировано равноправие, окончательно зафиксированное во Всеобщей декларации прав человека, инициатором принятия которой стала Элеонора Рузвельт. В течение почти 30 лет основная работа в рамках системы ООН велась по сбору информации и разработки стратегий вовлечения женщин в общественные процессы.
В 1972 году по инициативе Международной демократической федерации женщин XXVII сессия Генеральной Ассамблеи ООН принимает решение провести под эгидой мирового содружества наций Международный год женщины. Целью этой акции было привлечь внимание правящих кругов различных стран и мировой общественности к проблемам, связанным с положением женщин. Программа ООН на 1975 год, объявленный Международным годом женщины под девизом «Равенство. Развитие. Мир», поставила задачи добиться равноправия женщин, обеспечить их участие в экономическом, социальном и культурном развитии своих стран. Также предусматривалось повышение роли женщин в развитии дружественных отношений и сотрудничества между государствами и в укреплении мира. Первая международная конференция по положению женщин состоялась в 1975 году в Мексике. На ней обсуждались проблемы уничтожения дискриминации женщин, участия их в развитии своих стран и процессах миротворчества.
1976—1985 годы были провозглашены Десятилетием женщин ООН. Широкое обсуждение проблемы прав женщин вызвало необходимость выработки и принятия Международной конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979), которая, в отличие от предыдущих документов ООН, налагает на правительства определенные юридические обязательства. До сих пор этот документ является одним из основных актов по проблемам гендерного равноправия. В 1980 году в Копенгагене на Второй международной конференции по положению женщин в центре внимания были проблемы, поднятые в Конвенции, а также вопросы выработки программы действий. Выступающие говорили о незаинтересованности мужчин в достижении гендерного равноправия, необходимости совершенствования форм социальной поддержки при современном развитии женской кооперации и повышении самосознания женщин. Были затронуты вопросы ущемления экономических прав женщин.
Еще через 5 лет на конференции в Найроби женское движение продемонстрировало такой размах, что некоторые аналитики заговорили о рождении мирового феминизма. Вероятно, это было связано с резко возросшей активностью женщин развивающихся стран, что и нашло отражение в принятых на конференции Стратегиях Найроби. В них говорилось и об участии женщин в принятии политических решений на всех уровнях.
На пекинской конференции, состоявшейся в 1995 году, присутствовало уже 30 тыс. человек,  дискуссии длились две недели, затронув самый широкий круг проблем. Была принята Пекинская платформа действий, куда вошли 12 приоритетных позиций, на которых необходимо сконцентрировать внимание применительно к женским проблемам, среди них: бедность, здоровье, насилие, вооруженные конфликты, экономика, власть, национальные механизмы улучшения положения женщин, права женщин как составные прав человека, средства массовой информации, окружающая среда и проблемы девочек. Особые надежды участницы конференции связывали с неправительственными организациями, назвав их «рупорами» и «стимуляторами» новых подходов к решению проблем женщин.
На специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2000 году в Нью-Йорке собрались представители более 170 государств, 2 тыс. неправительственных организаций. Представляется, что самым главным на сессии было изменение общей тональности выступлений по проблемам борьбы за гражданские права и свободы. И в них, и в принятых международных стратегиях речь идет не только о правах женщин, а о реальном равенстве для всех, о необходимости формирования нового взгляда на мир, о том, что возможны разные подходы к одним и тем же вопросам.
Юридическое признание равного положения женщины в обществе еще не означает его осуществления на деле. Женщины часто оказываются жертвами торговцев людьми. По данным Интерпола, в 90-х годах ХХ века ежегодно исчезали до 15 тыс. девушек и молодых женщин, многие из которых затем обнаруживались в притонах Северной и Южной Америки, стран Ближнего и Среднего Востока.
Одной из острых проблем остается проблема насилия в семье. Но далеко не во всех странах, как, например, в США, действуют законы о борьбе с насилием в отношении женщин. В США в рамках Министерства юстиции реализуется комплексная целевая программа, сочетающая в себе мероприятия по ужесточению федеральных законов в целях оказания помощи штатам и местным властям в организации борьбы с семейным насилием и другими преступлениями, осуществляемыми в отношении женщин.
В мире насчитывается более миллиарда трудящихся женщин. В промышленно развитых странах работающие женщины составляют около половины всех занятых. Вместе с тем все зарегистрированные трудящиеся женщины получают лишь около десятой части мирового дохода. Нельзя не учитывать глубоких различий в положении женщин в развитых и развивающихся странах.
Одной из важных проблем в решении женского вопроса в развивающемся мире остаются семейно-брачные отношения. Традиции и обычаи по-прежнему строго регламентируют взаимоотношения между мужчиной и женщиной. Молодые люди в большинстве развивающихся стран не могут жениться без разрешения родителей. Брак чаще всего заключается как сделка, основой для которой служит имущественное и социальное равенство. До сих пор в мусульманском мире из двух девушек — самостоятельно работающей, образованной и воспитанной или живущей дома — предпочтение на «рынке невест» отдается второй.
Как правило, женщины играют более активную экономическую роль за пределами своего дома в тех странах, где влияние ислама либо совсем отсутствует, либо незначительно. Несмотря на то что в большинстве развивающихся стран официально приняты законы о равной оплате за равный труд, распространено разделение работ на мужские и женские, а также наблюдается дискриминация женщин в оплате их труда. Ломка традиционных структур, в том числе традиционных семейных отношений, идет крайне медленно, потому основной вопрос женского движения в развивающихся странах — практическое осуществление права на труд, равенство с мужчинами в политической и гражданской жизни, активное включение женщин в общественную деятельность.
В странах Запада уровень безработицы среди женщин растет быстрее, чем среди мужчин. Особенно страдают женщины, имеющие малолетних детей в возрасте до 3 лет. Разница в оплате мужского и женского труда может доходить до 50%. По-прежнему из-за  дискриминации в общем и профессиональном образовании женщины, как правило, имеют более низкую квалификацию, чем мужчины. В Германии, например, каждая пятая девушка не получает никакой квалификации. В Дании среди 25 квалифицированных рабочих только одна женщина.
В течение всего двадцатого столетия шли постоянные изменения в женском движении. Все активнее ставились вопросы не только социального освобождения, равной оплаты труда, но и политических прав женщин. В этом плане происходила эволюция неофеминизма и существенные сдвиги в отношении к неофеминистским организациям со стороны других общественных сил. Либеральное по своему характеру движение неофеминисток объясняло все проблемы неравноправного положения женщин не социальными причинами, а сводило всю эту сложную проблему к сексизму, т. е. исключительно к взаимоотношениям полов, господству мужчин. Порой весьма экстравагантными акциями неофеминистки стремились привлечь внимание к женскому вопросу. Часто шокирующими были и сами названия их организаций — «Красные чулки», «Ведьмы», «Хлеб и розы» в США, «Сумасбродные женщины» в Голландии и др. В начале 60-х годов
ХХ века американская журналистка Бетти Фридан выступила с обличительной книгой «Загадка женственности», получившей широкий отклик в западных странах. В книге на основе социологических данных и анализа прессы разоблачался созданный пропагандой стереотипный взгляд на «буржуазную» семью и возможности женщины. Эта книга стала своеобразной энциклопедией для многих женщин из средних слоев населения.
В ряде стран неофеминистки создали широкую сеть организаций. Они издают и распространяют свою литературу, открывают детские дошкольные и другие воспитательные учреждения, дома для разведенных женщин, центры по оказанию юридических услуг и найму на работу, медицинские консультации, группы по борьбе с жестокостью и насилием над женщинами, магазины по продаже рукоделия. Доступные для понимания требования, конкретные действия, активные методы работы, стремление создать в своих организациях атмосферу взаимного понимания и поддержки способствовали тому, что в странах Запада движение неофеминисток превратилось в достаточно влиятельную силу.
К началу XXI века сформировалось несколько подходов к решению женского вопроса.
Патриархальное направление имеет наибольшее число сторонников. Суть этого направления состоит в том, что мир, общество, порядок и т. д. основываются на традиционных ценностях, разрушение которых крайне опасно. К их числу принадлежит и разделение в семье и обществе функций на мужские и женские. Сторонники данного подхода считают причиной возникновения многих проблем вовлечение женщин в экономические и общественные процессы в результате индустриализации. Предлагаемые ими меры носят в основном запретительный и ограничительный характер. Например, прекратить средствам массовой информации пропаганду идеала эмансипированной женщины как деструктивного для семьи и общества.
Экономическое направление развивают преимущественно экономисты, для которых интерес представляет роль человеческого фактора в экономике. И для решения экономических проблем предлагается ограничение или выведение из производства малоэффективного женского труда. Таким образом, наблюдается пересечение патриархального и экономического подходов.
Демографическое направление рассматривает женщину прежде всего в связи с функцией воспроизводства, что ставит женщину в положение рабыни своей «естественной» специфики.
Эгалитарное направление считает, что «естественные» устои общества — это социальная иллюзия и выход из существующих проблем надо искать на пути расширения пространства свободного выбора.
По поводу участия женщин в общественной жизни слагается немало мифов. Один из самых распространенных связан с тем, что по мере промышленного развития чуть ли не автоматически происходит освобождение женщин от тяжкого, не столько физически, сколько психологически, домашнего труда. На самом деле в современном обществе усложняется сама структура и характер домоводства. По наблюдениям американского социолога Джоаны Вейнек, в начале 70-х годов XX века американская домохозяйка тратила в среднем на ведение домашнего хозяйства столько же времени, сколько и ее бабушка, — приблизительно 53 часа в неделю. Схожая ситуация была прослежена венгерским социологом Александром Шалаи. Проанализировав бюджет времени граждан 12 европейских стран, он установил, что, например, в Германии домохозяйка, имеющая всевозможные приборы, тратит на ведение домашнего хозяйства приблизительно столько же времени, сколько женщина из югославской деревни, обходящаяся без современных кухонных приборов и удобств и носящая воду из колодца[4]. Никакие домашние заботы не в состоянии остановить процесс включения женщин не только в общественную жизнь, но и в те сферы, которые долгое время считались преимущественно мужскими: политику, бизнес, военную службу.
Есть основания считать, что границы феминизации этих областей пока даже трудно предугадать. Безусловно, патриархат остается частью национального менталитета еще очень многих стран и даже укрепляется в результате процессов, происходящих в религиозной жизни. Многие исследователи и политики склонны рассматривать проблемы прав женщин в региональном ракурсе. Например, скандинавские страны опередили все остальные государства по численности женщин, представленных в законодательных органах. Но для других государств квотирование само по себе способно лишь декорировать политическую сцену, а не решить реальные женские проблемы, которые  являются, скорее, социальными. Вместе с тем нельзя не отметить постоянного увеличения численности женщин, занятых на государственной службе. Если взять пример Франции, то с начала 80-х годов ХХ века женщины составляют более половины штата государственной службы[5]. Действует юридический механизм, гарантирующий равный подход ко всем государственным служащим. Но одновременно женщины пользуются так называемой позитивной дискриминацией, принимающей в расчет их положение в обществе. Принцип равного подхода включает равный доступ к государственным должностям, равный подход к продвижению по службе, равенство в отношении пенсионных прав. В Положении о государственных чиновниках Франции учитывается необходимость поиска сочетания между семейной и профессиональной жизнью путем сближения супругов, изменения ритма продолжительности труда и, в частности, развития деятельности с неполным рабочим временем, организации отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком трехлетнего возраста по выбору матери или отца.
По правилу Фани Херст, «женщина должна быть вдвое лучше мужчины, чтобы достичь вдвое меньшего». Может быть, поэтому женщины, которым удается подняться на верхние ступеньки политической иерархии, не только действительно неординарные личности, но и способны вызвать серьезные повороты в национальной и мировой политике. Растет число женщин — активных участниц правозащитного движения. И отстаивают они не только права женщин, а весь комплекс гражданских прав.
Так, иранская правозащитница Ширин Эбади, первая мусульманская женщина — лауреат Нобелевской премии мира, в 2004 году подала в суд на Правительство США, обвиняя его в препятствовании публикации ее мемуаров. Иск был подан от имени Эбади и издательства Strothman Agency, которое хотело бы выпускать ее книги. Эбади добивалась отмены установленного Министерством финансов США правила, запрещающего американским издательствам выпускать книги авторов из стран, в отношении которых действуют санкции США, например, Ирана, Кубы, Судана. В иске указывается, что это правило противоречит первой поправке к Конституции США, которая гарантирует свободу слова, а также заявлениям Конгресса США о том, что торговые эмбарго против зарубежных стран не должны препятствовать свободному распространению информации и идей. Эбади высказалась, что запрет на публикацию ее мемуаров в США не только лишает американцев возможности лучше узнать Иран и народ этой страны, но и в целом препятствует развитию взаимопонимания между странами[6]. Кстати, в самих США имеется Агентство международного развития (АМР), которое реализует за рубежом инициативы по участию женщин в политическом процессе и поддержке их юридических прав. В число направлений, осуществляемых АМР, входят подготовка политических программ, программа образования в области гражданских и избирательных прав и др.
Многие женщины в последние годы поднялись на вершину политического небосклона. Женщины занимают посты президентов или премьер-министров в 11 странах. Жизнь звезды предполагает публичность, к которой многие привыкли. Но жизнь женщины—политического деятеля при всей публичности политической сферы, безусловно, не может не иметь границ прозрачности.
Женщина у власти не может не загадывать загадок. Ее поведение часто неожиданно, а о ее политических намерениях можно судить по недоступным мужчинам нюансам. Здесь британскую «железную леди» превзошла американская «железная леди» Мадлен Олбрайт. Когда в иранской печати ее назвали «женщиной-змеей», она демонстративно надела брошь в виде змеи. И в последующем Олбрайт доставляла много проблем дипломатам и журналистам в связи с их желанием расшифровать символику очередной ее броши. Само явление Мадлен Олбрайт в мире высокой дипломатии свидетельствовало об экстраординарности ее поступков. Еще будучи постоянным представителем США в ООН, на приеме, который она давала на крыше фешенебельного отеля «Уолдорф-Астория», госпоже послу никак не удавалось произнести тост среди общего шума. И тогда она усмирила высокопоставленных гостей как разбушевавшихся школьников, крикнув: «С меня довольно, ребята! Хватит болтать, и ведите себя прилично»[7]. Олбрайт сравнивали с коммивояжером, столь успешно она «продавала» внешнюю политику США. Но ее линию поведения можно было сравнить с флагманским кораблем американской военной флотилии. Не случайно на рабочем столике Олбрайт лежал кинжал морского офицера.
Сказать, что мировая политика или хотя бы дипломатия все более приобретает женское лицо с неженским характером, было бы явным преувеличением. Но присутствие женщин в высших эшелонах государственной власти становится все более обычным. В начале XXI века ряды женщин-политиков пополнила Анна де Паласио, назначенная на пост министра иностранных дел Испании. Ее младшая сестра Лойола в этот момент была комиссаром Еврокомиссии по транспорту, а ранее возглавляла министерство сельского хозяйства и рыболовства Испании. До этого Анна Паласио (она настаивала, чтобы ее фамилия писалась без аристократической частицы «де») была избрана депутатом Европарламента, а затем председателем Комиссии по правовым вопросам и вице-президентом Европарламента. В 2000 году «Уолл-Стрит джорнал» включил ее в число 12 самых влиятельных женщин в мировой политике. Любопытно другое. Посвященная ей статья «Адвокат Европы» сопровождалась фотографией, где на голове у нее не было ни единого волоса. После перенесенного заболевания раком и операции Анна Паласио считала недостойным скрывать болезнь и носить парик.
Интересно, что женщины при их меньшем представительстве в высших государственных органах на руководящих постах в странах Запада реже становились и объектами обсуждений, связанных с различными скандалами. В последние годы они стали попадать в скандальные хроники все чаще, что, можно сказать, является косвенным подтверждением увеличения женского присутствия на верхних ступеньках иерархической лестницы. Все это также подтверждает, что не только путь женщин во власть, но и само пребывание во властных структурах оказывается для них весьма сложным испытанием.
Дело здесь, конечно, не в женской слабости, а в отсутствии модели женского лидерства. Безусловно, женщина-лидер должна обладать как женскими, так и мужскими чертами характера, что часто приводит к потере женственности. Но наличие женственности может создавать служебные проблемы, на Западе получившие название сексизма. На Востоке виновной всегда считается женщина, которую обвиняют в «зина», т. е. в сексуально-провокационном поведении.
Специалисты по социальной лингвистике отмечают существенные различия мужской и женской речи: последняя менее научна и информативна, но более эмоциональна, что важно в личном, а не в деловом общении. В существующих моделях политического лидерства мало учитывается женская специфика. К настоящему времени наметились региональные модели женского лидерства: западная (М. Тэтчер, М. Олбрайт, К. Райс, А. Меркель, Х. Клинтон); азиатская (И. Ганди, Т. Чиллер, Б. Бхутто); латиноамериканская (Э. Перон, В. Барриос де Чаморро, М. Бачелет). Но можно говорить, что эти модели являются следствием мужского варианта лидерства, не случайно многие из перечисленных женщин пришли в политику вслед за мужьями или отцами. Они не учитывают, что феномен лидерства и популярности женщин не может не опираться на чисто женские качества. Достаточно вспомнить необычную не только популярность, но и любовь к матери Терезе или принцессе Диане. Здесь нельзя не заметить, что на формирование оценки поведения женщины-лидера оказывает влияние архетип богини-матери. Конечно, легче всего женщине реализоваться даже при следовании такой модели в традиционных женских сферах государственной службы — управлении образованием, здравоохранением, социальной служ-бой; тяжелее в традиционно мужских — управлении обороной, иностранными делами, финансами.
В отношении женщин к службе в армии мы наблюдаем парадоксальную ситуацию. В то время как у нас в стране Движение солдатских матерей борется за создание профессиональной армии и ограничение ее численности, в странах Запада, наоборот, женщины добиваются, а во многих странах уже добились права на равные с мужчинами условия воинской службы. Например, во Франции для них были сняты последние профессиональные ограничения. Ныне женщины могут служить даже во всех подразделениях воздушно-десантных частей.
Существовавшие запреты объяснялись тем, что десантники должны владеть всем арсеналом приемов диверсионной борьбы, включая рукопашный бой, а также служить за пределами Франции: в Африке, Саудовской Аравии, бывшей Югославии. Еще раньше были отменены все квоты, связанные с приемом женщин в высшие военные учебные заведения. Правда, Франция относится к числу передовых стран, ведь еще в 1976 году военврач, а затем пилот боевого вертолета Валери Андре получила звание генерала авиации.
В течение столетия постоянно возрастала не только роль женщин в политике, экономике, но и женский электорат. Его отличие от мужского электората очевидно: женщины склонны  прагматически оценивать ситуацию на локальном уровне, находя критерии оценки в семейном бюджете. Это влияет на политические предпочтения женщин, которые не склонны отказываться от социальных программ в угоду амбициозным геополитическим проектам. Поэтому, например, в США в политике администрации Джорджа Буша резко обозначились именно такие проекты, особенно после 11 сентября 2001 г. И социологические опросы сразу же зафиксировали крен настроений женщин-избирательниц в сторону демократов.
Появилось также новое международное женское общественное объединение на базе Гарвардского университета, которое стало претендовать на роль организатора «крестового похода женщин за мир».
Как отразятся результаты борьбы женщин за свои права, изменение женской доли электората в мире в целом, на международной жизни, предсказать сложно, ведь очень часто женщины гораздо более консервативны и чувствительны к тем западням, которые расставляет постоянно трансформирующееся под влиянием глобализации и постоянно сопротивляющееся этой глобализации традиционное общество. Этих западней немало во всех областях жизни, в том числе и в правовой сфере.
 
Библиография
1 Независимая газета. 2000. 23 июня.
2 Цит. по: Фридан Б. Загадка женственности. — М., 1993. С. 129.
3 Там же. С. 181.1 Независимая газета. 2000. 23 июня.
4 См.: Воронина О. Загадка или мистификация? // Фридан Б. Загадка женственности. С. 9 — 10.
5 См.: Высшие административные кадры и устройство Европы // Collection franco-russe de document d’information et de formation. 1997. № 27. P. 54.
6 См.: Великовский Д. Навязчивые воспоминания // Политический журнал. 2004. № 41. С. 47.
7 Московская правда. 1998. 11 февр.