УДК 343.9

Страницы в журнале: 126-129 

 

К.А. СЕРГЕЕВ,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса Челябинского юридического института МВД России

 

Анализируется существующая научная теоретическая база о механизме преступной деятельности. Указывается, что с установлением уголовной ответственности за отдельные нарушения корпоративного права данная теория должна стать средством детальной разработки криминалистических характеристик этих преступлений, позволяющих следственным и оперативным подразделениям своевременно обнаруживать признаки преступлений, определять их как «фрагменты» проявления криминального рейдерства, своевременно пресекать преступную деятельность по поглощению юридических лиц и их имущественных комплексов.

Ключевые слова: механизм преступной деятельности, криминальное рейдерство, криминалистическая характеристика, системный подход.

 

The Science of the Mechanism of Criminal Activity in Disclosing Essence of Criminal Raid

 

Sergeev К.

 

In the article the scientific theoretical basis of the mechanism of criminal activity is analyzed. It is stated, that with an establishment of the criminal responsibility for separate violations of the Corporate Law, the mentioned theory should become a device for working out forensic characteristics of these crimes in details. So, investigative and operative divisions can find out elements of crimes, define them as “segments” of display criminal raid activity, prevent illegal takeovers of corporate persons and their property complexes timely.

Keywords: the mechanism of criminal activity, criminal raid, the forensic characteristic, the system approach.

 

Образование механизма преступной деятельности при криминальном рейдерстве обусловливают единство мотивов совершаемых преступлений; строгая последовательность этапов планирования, подготовки и реализации поглощений; закономерности типичных личностных характеристик лиц, осуществляющих захват, и лиц, чье имущество поглощается; формирование и реализация способов преступлений, подбор средств преступной деятельности  и пр.;  закономерности действий после криминального периода, представляющих существенное значение для результативности следственной, оперативно-розыскной и экспертной практики раскрытия всего комплекса преступлений и лиц, их совершивших.

М.А. Сергеев под механизмом преступной деятельности при противоправном поглощении имущественных комплексов понимает «опосредованную материальной средой (условиями и обстоятельствами) сложную динамическую систему криминального и некриминального взаимодействия участников преступного поглощения с потерпевшей стороной, а также другими лицами, обеспечивающими функционирование этих комплексов в правовой сфере экономики»[1].

Исходя из определения, в качестве структурных элементов А.М. Сергеев выделяет субъектов преступной деятельности — лиц, планирующих, организующих, осуществляющих противоправное поглощение; систему способов поглощения; потерпевшую сторону; предмет посягательства; обстановку протекания преступной деятельности; лиц — случайных участников. «Эти элементы, взаимодействуя друг с другом, отражают динамический процесс преобразования криминальных ситуаций и по следам-последствиям указывают на закономерные связи и взаимодействия между ними, что в итоге позволяет установить корреляционную зависимость между элементами криминалистической характеристики преступлений»[2].

Знание механизма преступления как целостной системы обстоятельств, процессов и факторов, обусловивших возникновение материальных и иных носителей информации о самом преступлении и его участниках, обеспечивает возможность выдвижения общих и частных версий, планирования расследования, а также целенаправленного поиска материальных последствий преступления, установления преступника и потерпевшего, способствует правильной квалификации преступного деяния, исследованию всех обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с требованиями закона[3]. Данное знание во многом предопределяет пути поиска похищенного имущества, возмещения материального и морального вреда, выявления организаторов, исполнителей, пособников и лиц, случайно втянутых в преступное событие, в целях установления следователем объективной истины по уголовному делу.

Мы полностью разделяем позицию А.М. Кустова, считающего, что «такая концепция согласуется с требованием системного подхода в познании — изучать объект не только с позиции его состава, структуры и особенностей функционирования в момент исследования, но и с точки зрения того, как он формировался, в каком направлении развивался, как изменялся в процессе своего развития, что с ним происходило в прошлом, каким он может стать в будущем»[4].

Криминалистическая характеристика механизма преступной деятельности по поглощению имущественных комплексов юридических лиц — это обобщенная на основе репрезентативного материала типовая модель, позволяющая воссоздать преступную деятельность по конкретному уголовному делу при наполнении этой модели сведениями оперативно-розыскного, криминалистического и процессуального характера[5]. В значительной степени данное определение соответствует мысли Л.Л. Каневского о том, что «криминалистическая характеристика служит следователю своеобразным трафаретом, который как бы накладывается на имеющиеся в его распоряжении на данном этапе расследования исходные данные»[6], а информационная модель складывается из «присущих тому или иному виду преступлений особенностей, имеющих наибольшее значение для расследования и обусловливающих применение криминалистических методов, приемов и средств»[7].

Согласимся с мнением С.И. Коновалова, который считает, что «наиболее очевидным представляется значение криминалистической характеристики преступлений в тех следственных ситуациях, в которых имеется дефицит конкретной, фактической информации о расследуемом преступлении: чем более заметным является ее дефицит, тем большее значение приобретает информация ориентирующего характера, а следовательно, более востребованной должна быть типовая криминалистическая характеристика расследуемого преступного события»[8].

Как «рабочий инструмент» изучения системы собранных и обобщенных данных о криминалистически значимых признаках определенного вида (группы) преступлений[9] для следователей, специализирующихся на преступлениях о криминальных захватах активов акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, криминалистическая характеристика должна представлять собой единый комплекс. При этом важной задачей является установление корреляционных связей и зависимостей между его элементами. Данные об этих зависимостях в дальнейшем и должны стать основанием для построения типичных версий по конкретным делам[10]: криминалистически значимые сведения об одних элементах позволяют выявить другие связанные с ними элементы или подсказать направление их поиска.

Так, сведения о совокупности и последовательности осуществления криминальных деяний, направленных на перехват управления юридическим лицом и механизм следообразования, позволяют своевременно определять дальнейшие действия членов преступной группы и принимать соответствующие меры по своевременному пресечению такой деятельности, изобличению виновных и сохранению за собственниками их активов.

Криминалистическая характеристика лиц, занимающихся рейдерством, и криминальные способы достижения преступных целей существенно помогают в формулировании правильных версий об обстоятельствах протекания преступной деятельности. Сведения об обществах, уже подвергнувшихся криминальному поглощению, позволяют определять потенциальных потерпевших, принимать соответствующие профилактические меры и т. д. К содержанию криминалистической характеристики преступлений как практического инструмента расследования должны быть отнесены только те элементы, которые отличаются четкой поисково-розыскной направленностью[11]. Преступная деятельность по перехвату управления юридическим лицом, часто складывающаяся из последовательно-параллельных криминальных эпизодов, имеет сложную причинно-следственную связь, сохраняющуюся на протяжении длительного времени. Установление этой связи требует объемной и кропотливой процессуальной и оперативно-розыскной работы, предполагает высокий уровень профессиональной подготовки субъекта доказывания.

Понятие «криминальное рейдерство» в нормах УК РФ не содержится, однако в правоприменительной практике (следственной и судебной) используется постоянно. Более того, нет норм, предусматривающих уголовную ответственность за такую деятельность. Позитивные изменения произошли в связи с принятием федеральных законов о внесении изменений в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство от 30.10.2009 № 241-ФЗ и от 01.07.2010 № 147-ФЗ, которыми установлена уголовная ответственность за отдельные умышленные нарушения корпоративного законодательства: фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета (ст. 170.1); злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах (ст. 185.1); нарушение порядка учета прав на ценные бумаги (ст. 185.2); манипулирование ценами на рынке ценных бумаг (ст. 185.3); воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг (ст. 185.4); фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества (ст. 185.5); внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений (ст. 285.3).

Таким образом, научная теоретическая база о механизме криминального рейдерства должна стать средством детальной разработки криминалистических характеристик указанных преступлений в их взаимообусловленности и взаимосвязанности. Такой системный подход позволит установить разнообразные виды, формы и способы проявления данного деяния и, значит, будет способствовать следственным и оперативным органам своевременно обнаруживать признаки соответствующих преступлений.

 

Библиография

1 Сергеев М.А. Особенности методики расследования преступлений, связанных с присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями: Дис. … канд. юрид. наук. — Тюмень, 2008. С. 62.

2 Гавло В.К., Клочко В.Е., Ким Д.В. Судебно-следственные ситуации: психолого-криминалистические аспекты: Моногр. / Под ред. проф. В.К. Гавло. — Барнаул, 2006. С. 106.

3 См.: Кустов А.М. Криминалистика — этапы эволюционного развития // Вестн. криминалистики. 2004. Вып. 2(10). С. 8.

4 Он же. Понятие и элементы механизма преступления // Там же. 2005. Вып. 2(14). С. 41.

5  См.: Гавло В.К., Клочко В.Е., Ким Д.В. Указ. раб. С. 106.

6 Каневский Л.Л. Дискуссионные проблемы сущности типовой криминалистической характеристики преступлений и ее использования в процессе расследования // Вестн. криминалистики. 2002. Вып. 1(3). С. 30.

7 Филиппов А.Г. Общие положения методики расследования отдельных видов и групп преступлений (криминалистической методики): Учеб. 2-е изд. — М., 2000. С. 407.

8 Коновалов С.И. Теоретико-методологические проблемы криминалистики: Моногр. — Ростов н/Д, 2001. С. 192.

9 См.: Бахин В.П. Криминалистическая характеристика преступлений как элемент расследования // Вестн. криминалистики. 2000. Вып. 1. С. 18.

10 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. Т. 3. — М., 1997. С. 316.

11  См.: Бахин В.П. Указ. раб. С. 20.