УДК 347.97

Страницы в журнале: 100-101

 

Г.С. РАМАЗАНОВ,

аспирант кафедры теории государства и права Дагестанского государственного университета,

 

Р.А. ЭЛЬДАРОВ,

аспирант кафедры теории государства и права Дагестанского государственного университета

 

Рассматриваются актуальные проблемы эффективности функционирования Дисциплинарного судебного присутствия как относительно новой дисциплинарной инстанции, учрежденной в целях повышения результативности судебной защиты и укрепления независимости судей.

Ключевые слова: суд, дисциплинарная ответственность, судебная защита.

 

In current article we considered actual problems of Disciplinary judicial presence functioning effectiveness, as a relatively modern disciplinary instance, established with a view of judicial protection effectiveness increasing and of judicial independence strengthening.

Keywords: court, disciplinary responsibility, judicial protection.

 

По смыслу положений Конституции РФ и федерального законодательства судебная власть в России принадлежит только судам в лице судей, действующих самостоятельно и независимо от других органов власти, что представляется исключительно важным, поскольку данное обстоятельство позволяет рассматривать самостоятельность судов и независимость судей в неразрывном единстве, а также исключает возможность какого-либо влияния на деятельность судов по защите прав и свобод человека и гражданина, как со стороны органов власти, так и со стороны самих граждан.

Независимость судьи — неотъемлемая составляющая самостоятельности судебной власти. Все меры гарантий правового, организационного, материального и социального характера для судьи, в сущности, не являются льготой, а направлены на удовлетворение потребности общества в справедливом, профессиональном, беспристрастном, самостоятельном суде[1].

В этой связи можно, на наш взгляд, утверждать, что степень эффективности и результативности судебной защиты прав граждан детерминирована степенью самостоятельности и независимости как всей судебной власти, так и ее носителей в лице судей. Поскольку правозащитная деятельность каждого судьи в отдельности олицетворяет деятельность всей судебной системы, очень важно законодательно сформировать правовой статус судьи, позволяющий ему соответствовать столь значимой общественной функции. Именно поэтому законодательные меры, направленные на укрепление данного статуса и независимости судебной власти, следует рассматривать в первую очередь как меры, ориентированные на реализацию судебной защиты граждан и обеспечение им права на справедливое судебное разбирательство.

Одним из необходимых факторов реализации принципа независимости судов является наличие дисциплинарной ответственности судей, обеспечивающей ответственный подход к осуществлению соответствующих должностных обязанностей. Вместе с тем порядок применения мер дисциплинарного воздействия должен быть организован таким образом, чтобы обеспечивалась самостоятельность судей и не допускалась зависимость судей от лиц, уполномоченных подвергать их дисциплинарным взысканиям.

Дисциплинарная ответственность призвана выполнять функцию предупреждения проступков и очищения судейского корпуса от недостойных лиц, должна быть направлена на борьбу с коррупцией в судейской среде, поэтому ее необходимо тщательно урегулировать[2]. Важным условием для повышения реальной независимости судей и осуществляемой ими защиты прав граждан является создание специального дисциплинарного суда, в связи с чем Президентом РФ на VII Всероссийском съезде судей был озвучен целый ряд предложений, не только укрепляющих авторитет судебной власти, но и призванных законодательно обеспечить «создание единого дисциплинарного органа, который бы мог рассматривать конфликты, связанные с применением дисциплинарного воздействия в отношении судей»3. Спустя определенное время главой государства в Государственную думу был внесен соответствующий законопроект, по результатам рассмотрения которого был принят Федеральный конституционный закон от 09.11.2009 № 4-ФКЗ «О Дисциплинарном судебном присутствии» (далее — Закон о ДСП).

Указанный закон учредил новый судебный орган, именуемый Дисциплинарным судебным присутствием (далее — ДСП), уполномоченный рассматривать дела по жалобам на решения Высшей квалификационной коллегии судей РФ и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков и обращениям на решения указанных органов судейского сообщества об отказе в досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков. В соответствии с Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» данный дисциплинарный орган включен в систему федеральных судов. Состав ДСП формируется на конкурсной основе тайным голосованием на пленумах Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ из трех судей от каждого из указанных судов. Срок полномочий члена ДСП — 3 года. Решения ДСП окончательны и обжалованию не подлежат. Кроме того, Закон о ДСП предусматривает порядок рассмотрения жалоб и обращений ДСП и принятия решений по ним.

В этой связи представляется интересной точка зрения Ш.А. Кудашева, считающего нецелесообразным создание ДСП и полагающего, что дела о досрочном прекращении полномочий судьи (в качестве меры дисциплинарной ответственности)  должны быть подведомственны высшему судебному органу страны, т. е. Верховному суду РФ, всем его судьям, а не узкому составу судей, так как правосудие в Российской Федерации, согласно законодательству, осуществляется только судами, а создание квазисудебных органов не допускается. Свою позицию автор также обосновывает тем, что абсолютной независимости быть не может и на постоянный состав небольшой по количеству коллегии судей легче оказать воздействие, повлияв на ее беспристрастность[3].

Такой подход к организации системы дисциплинарной ответственности судей, по нашему мнению, является несколько преждевременным, поскольку возлагает вопросы дисциплинарной ответственности исключительно на судей одной системы судов общей юрисдикции, что не будет способствовать объективности и всесторонности рассмотрения каждого конкретного дисциплинарного проступка.

В этом плане ДСП представляется более универсальным органом, в состав которого входят  судьи как Верховного суда РФ, так и Высшего Арбитражного суда РФ. Кроме того, в целях обеспечения наиболее полной независимости и беспристрастности данного органа полагаем необходимым внести в Закон о ДСП дополнения, которые помимо указанных судей включили бы в его состав также трех судей Конституционного суда РФ. Указанное дополнение необходимо также и в связи с тем, что жалобы и обращения в ДСП будут преимущественно касаться защиты конституционных прав и свобод граждан, в том числе и в области трудовых отношений. Что касается сроков полномочий членов ДСП, то считаем их довольно длительными и в этой связи разделяем опасения Ш.А. Кудашева о том, что на постоянный состав коллегии гораздо легче оказать давление и повлиять на его объективность. Именно поэтому оптимальным сроком полномочий члена ДСП считаем не 3 года, а 1 год, и предлагаем внести данные изменения в ст. 5 Закона о ДСП, что должно способствовать периодическому обновлению состава судей и сводить к минимуму возможность оказания на них влияния в связи с осуществляемой ими деятельностью.

Вместе с тем, как справедливо указывает О.В. Макарова, ДСП не заменяет существующие квалификационные коллегии судей, так как рассматривает лишь жалобы (обращения) о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков. Другие дела об оспаривании решений Высшей квалификационной коллегии судей РФ и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации о приостановлении или прекращении полномочий будет рассматривать Верховный суд РФ. В этой связи хочется разделить точку зрения О.В. Макаровой, предлагающей отнести к компетенции нового судебного органа дела об оспаривании всех без исключения решений Высшей квалификационной коллегии РФ, включая решения о привлечении к дисциплинарной ответственности, об отставке, о приостановлении отставки, об отказе в рекомендации на должность судьи, ввиду того что установление двух различных процедур судебного разбирательства (на базе разных судебных органов) для дел одной и той же категории не будет способствовать формированию единообразной практики[4].

Итак, подводя итоги сказанному выше, следует сделать вывод о том, что ДСП как независимая и беспристрастная инстанция по рассмотрению дисциплинарных проступков вполне способно, не нарушая принцип независимости судебной власти, повлиять положительным образом на уровень ответственности представителей судейского корпуса, повысив тем самым качество отправления правосудия и результативность судебной защиты.

 

Библиография

1 См.: Анишина В.И. Основные принципы статуса судьи как носителя судебной власти: конституционно-правовое содержание и проблемы реализации // Мировой судья. 2006. № 10.

2 См.: Скутин А.Ф. Судебная реформа и проблемы коррупции в судах // Российское правосудие. 2008. № 10(30). С. 79—85.

3 Фоков А.П. О дисциплинарном судебном присутствии // Российский судья. 2010. № 1.

4 См.: Кудашев Ш.А. Ответственность судей — эффективно ли будет дисциплинарное присутствие? // Мировой судья. 2009. № 9.

5 См.: Макарова О.В. Обеспечение независимости судей в Российской Федерации // Журнал российского права. 2010. № 1. С. 95—104.