Ю.А. ГУБИН,

сотрудник ГУ МВД России по Северному федеральному округу,  полковник милиции

 

 Цель большинства преступлений сводится к получению прибыли одним человеком или группой лиц. Незаконная продажа оружия, контрабанда и организованная преступность, в том числе торговля наркотиками и проституция, могут приносить огромные доходы. Растрата, подкуп, компьютерное мошенничество — это также нелегальные каналы получения прибыли, которые могут быть «узаконены» с помощью отмывания денег. Путем отмывания денег можно скрыть незаконный источник прибыли. Когда криминальная деятельность приносит существенную прибыль, лицо или группа лиц, вовлеченные в эту деятельность, пытаются найти способ контролировать фонды, не привлекая внимания к источнику прибыли или лицам, имеющим отношение к преступной деятельности. Преступники добиваются этого посредством сокрытия источника прибыли, изменения формы деятельности или перемещения капитала в такое место, где он в меньшей степени будет привлекать внимание.

Хроника преступлений, связанных с так называемыми оффшорными прачечными или банками-ширмами, пестрит многочисленными сообщениями из наиболее развитых регионов мира. Так, в последней четверти ХХ века ЦРУ США занималось отмыванием «грязных» денег, полученных от наркоторговли в Латинской Америке, и затем вкладывало эти деньги в оружие, поставляемое никарагуанским «контрас» и другим антиправительственным формированиям. Уже в нынешнем столетии прозвучали новые громкие разоблачения. В 2004 году внезапно обанкротилась одна из крупнейших энергетических компаний США — «Энрон», в результате чего 4 млрд долл. вкладчиков «уплыли» в неизвестном направлении. В том же году рухнул как карточный домик могущественный итальянский концерн «Пармалат» — обманутые акционеры лишились 1 млрд долл., осевших в оффшорных зонах. Еще одна крупная афера (100 млрд долл.) коснулась программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие». Саддам Хусейн, как выяснилось в ходе следствия, укрывал деньги в тех же безналоговых «оазисах», что и террорист № 1 Усама бен Ладен. И таких преступлений насчитывается сотни и тысячи. Об этом, в частности, неопровержимо свидетельствуют документы Конгресса США о борьбе с отмыванием денег дельцов наркобизнеса и роли в этом процессе банковской системы и внешней политики Америки[1]. По данным Международного валютного фонда, общая сумма отмываемых денег в мире составляет 2—5% мирового валового внутреннего продукта[2].

Определение понятия «отмывание доходов от преступной деятельности» дается в ряде международно-правовых документов: Конвенции ООН «О борьбе с незаконной перевозкой наркотиков и психотропных средств» 1988 года, Положении Базельского комитета по банковскому регулированию и надзору «О предотвращении незаконного использования банковской системы с целью отмывания денег» 1988 года; Рекомендациях Специальной группы по борьбе с отмыванием денег (FATF) 1989 года; Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 года; Директиве Совета Европы о предотвращении использования финансовой системы с целью отмывания денег 1991 года; Рекомендации группы старших экспертов по транснациональной организованной преступности Совещания министров «восьмерки» (Париж, 12 апреля 1996 год).

В ответ на возрастающую озабоченность проблемой отмывания денег в 1989 году на саммите «большой семерки» в Париже была создана целевая группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег — Межправительственная комиссия по борьбе с отмыванием криминальных капиталов (Financial Action Task Force on Money Laundering, FATF). ФАТФ является международной межправительственной организацией, устанавливающей стандарты, разрабатывающей политику по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма.

В 1998 году для участия в ФАТФ были намечены семь стран — Аргентина, Бразилия, Китай, Индия, Мексика, Южная Африка и Российская Федерация. Все эти страны, за исключением Китая и Индии, со временем получили право на полноценное участие в работе организации. Руководство ФАТФ объявило о продолжении работы в целях принятия таких наиболее динамично развивающихся стран, как Китай и Индия, в качестве полноценных стран-участниц, но отметило, что «возможно, количество участников уже приблизилось к тому лимиту, который позволяет сохранять текущую структуру организации и характер ее работы»[3]. В настоящее время в ФАТФ входят 31 государство-участник и две международные организации (Европейский союз и Совет сотрудничества государств Персидского залива), а также более 20 наблюдателей: пять региональных организаций по типу ФАТФ и более 15 других международных органов[4].

Секретариат ФАТФ находится в штаб-квартире Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в Париже, но сама ФАТФ — самостоятельная многопрофильная организация, которая консолидирует политически определяющую юридическую, финансовую и законодательную власть стран — ее членов. ФАТФ способствует распространению и следит за внедрением мер против отмывания денег в странах-участницах, а также рассматривает технологии и меры по урегулированию проблемы.

После террористических актов 11 сентября 2001 г. ФАТФ вступила в борьбу, направленную на предотвращение финансирования криминальных структур, и приняла в связи с этим девять специальных рекомендаций, охватывающих меры, которые национальные системы должны использовать в уголовном правосудии; превентивные меры, которые следует принять финансовым учреждениям и другим организациям и лицам определенных профессий; меры в сфере международного сотрудничества. (ФАТФ не уполномочена непосредственно применять какие-либо меры воздействия к странам-нарушительницам: санкции — прерогатива каждой отдельной страны — участницы организации.)

С февраля 2000 года ведется «черный список» ФАТФ (NCCT list). Он включает страны и территории, уклоняющиеся от сотрудничества с ФАТФ в борьбе с отмыванием денег или сотрудничающие недостаточно активно. Первоначально этот список состоял в основном из оффшорных зон, однако правительства этих государств быстро согласились сотрудничать с ФАТФ. В 2002 году в список были включены следующие юрисдикции: Гватемала, Гренада, Египет, Индонезия, Мьянма, Науру, Нигерия, Острова Кука, Сент-Винсент и Гренадины, Украина, Филиппины. Россия входила в NCCT list вплоть до октября 2002 года и была принята в ФАТФ только в июне 2003 года. В 2005 году в списке оставались лишь два государства — Мьянма и Нигерия. В настоящий момент санкции официально введены только против Науру — крошечного островного государства в Тихом океане, известного своими оффшорными банками[5].

ФАТФ продлила срок своего действия до 2012 года в связи с обострением проблемы финансирования криминальных структур. Страны—участницы ФАТФ тем самым решили обозначить возможность перехода организации на постоянную основу в рамках осуществления контроля отмывания нелегальных денежных средств и предотвращения финансирования криминальных структур[6]. На заседании руководства ФАТФ в Париже 8 января 2004 г. президент организации Клаес Норгрен отметил, что продление срока ее действия «позволит придать стабильность и последовательность работе ФАТФ»[7].

Выработанные ФАТФ в 1990 году и уже дважды (в 1996 и в 2003 годах) пересмотренные Сорок рекомендаций против отмывания капиталов охватывают судебную и финансовую систему государств-участниц и предусматривают международное сотрудничество в этой сфере[8]. Сорок рекомендаций делятся на три основные группы.

Рекомендации, относящиеся к национальному законодательству. Странам-участницам предлагается: включить отмывание денег в список уголовных преступлений; законодательно предусмотреть возможность конфискации собственности, полученной таким путем.

Рекомендации, относящиеся к национальной финансовой системе. Банки стран-участниц должны: предъявлять определенные требования к финансовым институтам в отношении идентификации клиента (следовать принципу «Знай своего клиента», т. е. знать подлинного бенефициара счета); сообщать властям о подозрительных операциях; особое внимание обращать на операции со странами, не выполняющими данные рекомендации.

Рекомендации по международному сотрудничеству касаются обмена информацией, сотрудничества в расследовании дел по отмыванию капиталов, а также по конфискации отмытых капиталов и экстрадиции преступников[9]. При этом к правонарушениям относятся: участие в организованных преступных группах и рэкет; терроризм, в том числе финансирование терроризма; торговля людьми и незаконный ввоз мигрантов; сексуальная эксплуатация, включая сексуальную эксплуатацию детей; незаконный оборот наркотиков и психотропных веществ; незаконный оборот оружия; незаконный оборот краденых и иных товаров; коррупция и взяточничество; мошенничество; подделка денежных знаков; подделка и контрафакция продукции; экологические преступления; убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, похищение людей, незаконное лишение свободы и захват заложников; ограбление или кража; контрабанда; вымогательство; подлог; пиратство; инсайдерские сделки и манипулирование рынком[10].

Согласно Сорока рекомендациям ФАТФ странам-участницам следует рассматривать отмывание доходов как преступление на основании Конвенции ООН от 20.12.1988 «Организация Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» (Венская конвенция) и Конвенции ООН от 15.11.2000 «Против транснациональной организованной преступности» (Палермская конвенция). Следует применять понятие «преступление отмывания денег» ко всем серьезным преступлениям с целью охватить как можно более широкий круг основных преступлений. Меры, аналогичные изложенным в Венской и Палермской конвенциях, должны позволить компетентным органам конфисковать отмываемое имущество, доходы от отмывания денег или доходы от преступной деятельности[11]. ФАТФ также призывает ратифицировать и выполнять и другие международные конвенции, такие как Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 года и Межамериканская конвенция против терроризма 2002 года.

Рекомендации ФАТФ признаны МВФ и Всемирным банком в качестве международных стандартов по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма[12].

МВФ выделяет такие негативные макроэкономические последствия отмывания денег, как серьезные изменения в спросе на денежные средства, недоверие банкам, «заражающее» влияние на законные финансовые операции, непостоянство притока международного капитала и курса валют вследствие непредвиденных переводов иностранных активов[13].

В Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности отмечается, что если отмывание денег не контролируется властями или меры по борьбе с этим явлением неэффективны, то возможные социальные и политические последствия могут быть очень серьезными.

Организованная преступность проникает в финансовые учреждения, устанавливает контроль над крупными секторами экономики через инвестирование, осуществляет подкуп официальных лиц[14].

Правительство многих стран установило самые жесткие режимы, основанные на том, чтобы присваивать явлению отмывания денег статус преступления; наделять разведывательные органы полномочием отслеживать, взимать и на конечной стадии конфисковать прибыли, полученные нелегальным путем; обеспечивать инфраструктуру, позволяющую разведывательным органам осуществлять обмен информацией со своими коллегами за рубежом.

Например, в 2000 году власти США инструктировали финансовые институты страны о необходимости контроля за осуществлением операций с 15 государствами, не принимающими адекватных мер по борьбе с отмыванием капитала и не сотрудничающими в этой сфере с мировым сообществом. В этой связи Управлением по борьбе с финансовыми преступлениями Министерства финансов США был разослан циркуляр о системе мер, необходимых к принятию финансовыми институтами при проведении операций с кредитно-финансовыми учреждениями стран, попавших в «черный список». Всем банковским учреждениям США настоятельно было рекомендовано усилить контроль за коммерческими и инвестиционными операциями, имеющими отношение к кредитно-финансовым учреждениям неблагонадежных стран, которые осуществляются по нестандартным, неидентифицируемым схемам, а также за операциями, которые выполняются из этих государств через третьи страны, если их выполнение по внешним признакам не обусловлено коммерческой необходимостью[15].

Что касается перспектив сотрудничества России с ФАТФ, то они весьма благоприятны. Как считают в ФАТФ, в последнее время Россия сделала серьезные усилия, чтобы привести свою юридическую и исполнительную систему в соответствие с международными нормами по борьбе с отмыванием денег. Работавшая в России в октябре 2002 года комиссия ФАТФ дала положительное заключение о состоянии дел в этой сфере, что помогло исключению нашей страны из «черного списка» на октябрьской сессии ФАТФ того же года. Принят Федеральный закон от 10.07.2002 № 88-ФЗ «О ратификации Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма». Кроме того, Банк России ввел ряд процедур по контролю отмывания преступных доходов[16]. Наконец, Россия вступила в группу финансовых разведок стран мира «Эгмонт».

Законодательная база по противодействию отмыванию доходов, полученных преступным путем, начала создаваться в России лишь во второй половине 1990-х годов. Впервые уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, была установлена ст. 174 УК РФ. В августе 2001 года был принят Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» (в ред. Федерального закона от 30.10.2002 № 131-ФЗ он стал именоваться

«О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»; далее — Закон о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем). В соответствии с п. 2 ст. 3 этого закона легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, — это придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления. Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ в УК РФ введен новый состав преступления — ст. 174.1 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения преступления)».

Вместе с тем и в России, и во всем мире остаются значительные финансовые и правовые анклавы, которые позволяют отмывать крупные суммы. Но преступный путь — путь не столь уж скрытый. Первоначально преступник, отмывающий деньги, внедряет свои незаконные прибыли в финансовую систему: он разбивает крупные наличные суммы на менее мелкие, а затем переводит их непосредственно на банковский счет или покупает партии ценных бумаг (чеков, денежных поручений), по которым получает деньги, после чего отправляет их на банковские счета, расположенные в другом месте. Когда капитал благополучно внедрен в финансовую систему, начинается вторая, или распределительная, стадия отмывания денег. На этом этапе производится ряд операций по преобразованию и перемещению капитала с целью дистанцировать его от источника прибыли. Капитал может быть преобразован путем покупки или продажи ценных бумаг; лицо, отмывающее деньги, может просто переводить их с одного счета на другой в разных банках по всему миру. Такой способ распределения средств по разным счетам особенно распространен в тех юрисдикциях, которые не участвуют в программах, направленных на борьбу с отмыванием денег. В некоторых случаях криминальное лицо может замаскировать переводы денег под видом платежей за товары или услуги, таким образом придавая им законный облик. После того как нелегальные деньги успешно пройдут первые две стадии отмывания, начинается третья стадия их интеграции, в ходе которой эти деньги вновь обретают законный статус — они могут инвестироваться в недвижимость, драгоценности или коммерческие предприятия[17].

Отмывание денег — неотъемлемая составляющая почти всех преступлений. Обычно преступники стараются найти такие области, в которых риск быть вычисленным минимален, в силу того что программа, направленная на борьбу с отмыванием денег, слабо работает или не эффективна. Преступники предпочитают осуществлять передвижение капитала в странах со стабильной экономикой, поскольку конечной целью отмывания денег является возвращение нелегальной прибыли к «хозяину». На финальной стадии интеграции преступник может инвестировать деньги в совершенно другом месте, если они были получены в странах с нестабильной экономикой или с ограниченными возможностями инвестиций.

Прослеженный путь отмывания доходов прямо не затрагивает политику, но нельзя не обратить внимания и на политические аспекты этой проблемы. Так, неуклонное возрастание стоимости избирательных кампаний, поиск и апробирование новых выборных технологий, острота конкуренции различных политических сил, участвующих в выборах, приводят политические силы к необходимости использования собственных источников финансирования и выработке самостоятельной тактики расходования полученных средств. В этой связи отдельные кандидаты и политические партии добровольно или вынужденно прибегают к помощи преступных групп, подконтрольных им коммерческих структур и отмывают в ходе выборов незаконно полученные денежные средства. Об актуальности данной проблемы для России свидетельствует Послание Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации 2006 года, в котором отмечается, что «рынок предвыборных технологий в значительной степени является сегодня одним из секторов теневой экономики»[18].

Используемый в предвыборной кампании криминальный капитал обеспечивает политизацию организованной преступности. Это одна из важнейших функций отмывания денежных средств в ходе выборов, поскольку на базе легализованных денег осуществляется сращивание организованной преступности с органами государственной власти и управления путем коррумпирования должностных лиц, продвижения представителей преступных групп в структуры государственной власти и управления. В последующем отмытые в период выборов деньги инвестируются в различные отрасли экономики, что влечет за собой дальнейшую концентрацию экономической и политической власти в руках криминалитета.

Для эффективного противодействия отмыванию денежных средств в ходе выборов и оптимизации правоприменительной практики в данной сфере требуются четкое определение и выработка единого подхода к понятию «отмывание (легализация) денежных средств в ходе выборов». Здесь необходимо сделать ряд важных оговорок. Во-первых, процесс отмывания денежных средств происходит постоянно во всем мире. Во-вторых, акцент делается не на использовании в ходе выборов денежных средств или имущества финансово-промышленных групп (это стало своеобразной нормой избирательного процесса), а на финансировании выборов представителями организованных преступных групп. В-третьих, партийная коррупция становится одной из составляющих отмывания денежных средств в ходе выборов[19]. Все эти оговорки касаются большинства стран мира, имеющих разные политические традиции и опыт по борьбе с таким типом преступлений.

В наиболее общем виде отмыванием денежных средств в ходе выборов можно считать придание денежным средствам и (или) иному имуществу, полученному кандидатами, политическими партиями, избирательными блоками незаконным путем на цели подготовки и проведения выборов, действительного или мнимого статуса легитимности[20]. В ходе выборов денежные средства могут отмываться через различные структуры: специально создаваемые политические партии или избирательные блоки, обладающие правом выдвижения кандидатов в депутаты, с помощью продажи «проходных» мест в партийных списках; кредитные организации путем сговора отдельных кандидатов, избирательных блоков с руководством банков для размещения незаконно полученных доходов на счетах руководимых ими банков (филиалов) и дальнейшего использования на нужды избирательных кампаний[21].

С целью отмывания денежных средств в ходе выборов лицами, заинтересованными в продвижении определенных кандидатов в органы государственной власти или местного самоуправления, может осуществляться покупка недвижимости (ценных бумаг) по ценам ниже рыночных. Затем эта собственность перепродается по полной рыночной стоимости, а полученные средства передаются на финансирование кандидатов. В зависимости от финансовых возможностей криминальных спонсоров, стратегии организаторов выборов отмывание может приобретать характер постоянной финансовой подпитки или единовременной денежной выплаты кандидату, политической партии. Использование единовременной денежной выплаты обычно сопровождается смешиванием денег, полученных законным и незаконным путем. Отмывание денежных средств может осуществляться на всех стадиях выборов или на отдельной стадии. Для лиц, заинтересованных в отмывании денежных средств в ходе выборов, более предпочтительными являются расчеты в наличном порядке. Однако в действительности спонсоры кандидатов и избирательных блоков не всегда располагают возможностями для передачи крупных сумм наличными. Поэтому в целях финансирования избирательных кампаний практикуются и безналичные расчеты[22].

Аналогичные формы отмывания денежных средств в ходе выборов используются и в ряде иностранных государств[23]. К примеру, по данным экспертов, в США распространены три основные схемы, по которым осуществляется отмывание денег в период выборов[24]:

· внесение средств через подставных лиц. Эта схема предполагает наличие источника, из которого производится передача небольших и абсолютно законных сумм третьим лицам, которые, в свою очередь, направляют эти средства от своего имени в комитеты предвыборных кампаний, указанные таким источником;

· выставление фиктивных счетов. Согласно этой схеме, должностные лица, занимающие высокие посты, просят третьих лиц (которыми обычно бывают их подчиненные служащие) осуществить пожертвование от своего имени в разрешенных законом пределах в пользу определенного комитета предвыборной кампании, а затем разрешают таким лицам выставить фиктивные счета или выплачивают им фиктивные премии;

· платежи, производимые третьей стороной. Комитет предвыборной кампании направляет выставленные ему счета напрямую в организацию или лицу, осуществляющему противозаконное финансирование, которые оплачивают их, что позволяет официальным организаторам предвыборной кампании избежать отчетности по этим средствам.

Перечисленные формы отмывания доходов постоянно изменяются и совершенствуются. Наиболее удачные из них, существующие в зарубежной практике, активно используются российскими коллегами. В связи с интенсивным развитием компьютерных сетей, появлением электронных карточек и иных платежных средств можно прогнозировать возникновение электронных форм и способов отмывания денежных средств, в том числе и в ходе выборов.

С учетом высокой степени общественной опасности отмывания денежных средств противоправные тенденции в финансировании избирательных кампаний стали объектом пристального внимания не только правоохранительных, но и законодательных органов государственной власти Российской Федерации[25]. Федеральный закон от 10.01.2003 № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» (в ред. от 21.07.2005) установил, что предельная сумма всех расходов кандидата из средств его избирательного фонда не может превышать 250 млн руб. (для кандидата, по которому назначено повторное голосование, — 300 млн руб.). В соответствии с Федеральным законом от 20.12.2002  № 175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» для кандидата в депутаты Государственной думы РФ предельная сумма всех расходов из средств избирательного фонда не может превышать 6 млн руб. В отношении политической партии, избирательного блока на выборах в Госдуму  предельная сумма всех расходов из средств избирательного фонда составляет 250 млн руб. 

Особое значение для документирования правоохранительными органами противоправной деятельности в ходе финансирования избирательных кампаний имеют положения Закона о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем. В соответствии с ч. 3 ст. 7 этого закона вводится 5-летний срок хранения документации, содержащей сведения по операциям с денежными средствами или иным имуществом, подлежащим обязательному контролю.

Преступники постоянно ищут новые пути отмывания денег. Страны с растущим экономическим потенциалом и развивающимися финансовыми центрами, но недостаточным надзором за отмыванием денег особенно уязвимы. Различия в эффективности программ, направленных на борьбу с этим явлением, используются криминальными лицами, так как они стремятся переместить свои капиталы в страны, где принимаются малоэффективные меры.

Глобализация носит всеобъемлющий характер. Наряду с ее преимуществами, мир сталкивается с новыми рисками и вызовами; среди них — международный терроризм и транснациональная организованная преступность. Обе эти угрозы миропорядку и правопорядку постоянно сближаются. И одним из средств сближения становится отмывание денег, полученных нелегальным путем. Поэтому задача международного сообщества — превратить этот вид преступной деятельности в самое слабое звено международной преступной сети.

 

Библиография

1 International drug money Laundering: Issues and options for Congress: Rep. prep. for the Comm. on foreign affairs, US House of representatives. VIII. Wash., 2005. P. 45.

2 World Monetary Fund Annual Report 2005. Wash., 2005. P. 16.

3 World Monetary Fund Annual Report 2005. Wash., 2005. P. 16.

4 www.intermoneycard.ru/contents/ru/d8.html. 01.06.2006.

5 Global Financial Consulting. www.gfconsult.ru/obzor/fatf.shtml. 06.05.2006.

6 FATF Secretariat. Document 3. Paris. 2004. Jan. 8.

7 FATF Secretariat. Document 3. Paris. 2004. Jan. 8.

8 См.: Международная комиссия по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ): проблемы и перспективы сотрудничества с Россией // Право: теория и практика. 2003. № 5. С. 4—9.

9 Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыванием преступных доходов: Сб. док. / Сост. В.С. Овчинский. — М., 2004. С. 449.

10 www.intermoneycard.ru/contents/ru/d11.html. 01.06.2006.

11 Сорок рекомендаций ФАТФ. www.nalogi.net/print.htm?id=89&str=kriminal. 01.06.2006.

12 Ibidem.

13 См.: Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности. Страсбург, 8 ноября 1990 года // Российский юридический журнал. Екатеринбург, 2003. № 3. С. 137—154.

14 Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности // Панорама-форум. Казань, 1996.  № 4. С. 136.

15 US Department of Treasury. Document 1. Wash., 2005. P. 2.

16 www.radiomayak.ru/economics/03/06/16/21713.html. 01.06.2006.

17 См.: Кернер Х.-Х., Дах Э. Отмывание денег: Путеводитель по действующему законодательству и юридической практике. — М., 1996. С. 36.

18 Российская газета. 2003. 17 мая.

19 См.: Правовые аспекты деятельности политических партий / Под общ. ред. Е.П. Дубровиной. — М., 2002. С. 33—35.

20 См.: Красинский В.В. Борьба с отмыванием денежных средств в ходе выборов: проблема и возможные пути ее разрешения // Право и политика. 2003. № 6. С. 55. 

21 См.: Вопросы взаимодействия избирательных комиссий с органами государственной власти при подготовке и проведении выборов с учетом требований Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»: Стенограмма межрегионального семинара председателей избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, входящих в Центральный федеральный округ (Белгород, 3 декабря 2002 года) / Центральная избирательная комиссия Российской Федерации. — М., 2003.  С. 11.

22 В соответствии с ч. 4 ст. 59 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» расчеты между кандидатом, избирательным объединением, избирательным блоком и юридическими лицами осуществляются только в безналичном порядке.

23 Примечательно, что во Франции законом от 19 января 1995 г. № 95-65 введен запрет на пожертвования в избирательные фонды юридических лиц.

24 См.: Материалы для брифинга: Выборы и организация избирательного процесса в Соединенных Штатах Америки. Международный фонд избирательных систем. — М., 2006. С. 135—136.

25 См.: Постановление Совета Федерации ФС РФ от 4 сентября 1998 г. № 392-СФ «Об информации и.о. министра внутренних дел Российской Федерации и директора ФСБ России о криминогенной обстановке в Российской Федерации, принимаемых мерах по укреплению законности, пресечению фактов коррупции и проникновения криминальных элементов в органы государственной власти» // СЗ РФ.  1998. № 37. Ст. 4553.