Продолжаем публикацию новых глав книги Е.В. Черносвитова «Формула смерти». Начало см в № 7—12’2007.
 
Е.В. ЧЕРНОСВИТОВ
 
Весной 1914 года Мата Хари опять едет в Берлин и 23 марта подписывает с берлинским театром «Метрополь» контракт на участие в балете «Похититель миллионов», премьера которого назначена на 1 сентября. Но за месяц до премьеры начинается война.
Поскольку Германия и Франция находятся в состоянии войны, Маргарет пытается вернуться в Париж через нейтральную Швейцарию, но на швейцарской границе сталкивается с неожиданным препятствием:  у нее, оказывается, нет необходимых документов. В нидерландском консульстве она получает документы на право выезда в  Голландию, но по прибытии в Амстердам  попадает в довольно затруднительное положение: у нее нет знакомых, очень мало денег, а о театральном ангажементе не приходится и мечтать. 
 
Привычка жить на широкую ногу вынуждает ее завести роман с банкиром  Генрихом ван дер Шельком, который, в свою очередь,  знакомит ее с господином Верфляйном, сыгравшим решающую роль в ее судьбе. Через Верфляйна в 1915 году она знакомится с консулом Карлом Крамером — руководителем официальной германской информационной службы в Амстердаме, под крышей которой скрывается отдел германской разведки IIIb.  В конце осени 1915 году германская секретная служба IIIb завербовывает Мата Хари.
Более четверти века спустя майор в отставке фон Репель, который в Первую мировую войну руководил центром военной разведки «Запад», признается, что он был куратором Мата Хари. Выйти на Мата Хари ему удалось через барона фон Мирбаха. Вернер фон Мирбах, давний поклонник танцовщицы, служил в штабе 3-й армии, которая в 1915  г. сражалась в Шампани. Ему стало известно о бедственном положении Мата Хари, и он решил сделать ее агентом отдела IIIb, учитывая, что она вращалась в высших кругах Парижа. Об этом доложили руководителю службы разведки майору Николаи. В дело включается консул Крамер, уже знакомый с Мата Хари: по его мнению, она не откажется от хорошо оплачиваемой секретной службы. Николаи дает указание вызвать ее в Кельн и немедленно приступить к  обучению по ускоренной программе.
Впоследствии майор фон Репель  вспоминал, что должен был за несколько дней проинструктировать Н-21 (кодовый номер Мата Хари) по политическим и военным вопросам, а также относительно ведения наблюдений и способов передачи информации. Ее обучали химической переписке текстов и таблиц. По окончании инструктажа Мата Хари уехала в Гаагу. Ее первым заданием было выяснение в Париже ближайших планов наступления союзников. Кроме того, во время  пребывания в районах, представляющих интерес в военном отношении, она должна была фиксировать передвижения войск. Ее обязали поддерживать постоянную связь с центром «Запад» в Дюссельдорфе, руководимым фон Репелем, и агентурным центром германского посольства в Мадриде, возглавляемым майором Арнольдом Калле. Вскоре после возвращения Мата Хари навещает консул Крамер. (Позднее, на допросе, она рассказала, что консулу якобы стало известно, что она запросила въездную визу во Францию. В связи с этим он спросил ее: «Не согласились бы вы оказать нам кое-какие услуги? Нам бы хотелось, чтобы вы собрали там для нас определенную информацию. В случае вашего согласия я уполномочен уплатить вам 20 000 франков». Подумав, она согласилась, и консул немедленно  выплатил ей обещанную сумму. Он сказал, чтобы она писала ему чернилами для тайнописи и подписывалась как Н-21. Мата Хари уверяла, что из Парижа не написала Крамеру  и полуслова).
Британские агенты знают о деятельности Крамера в рамках IIIb и следят буквально за каждым его шагом. Они сообщают в лондонский центр о визите консула к Мата Хари. В декабре 1915 г. она прибывает в Париж, снимает номер в «Гранд-отеле» и приступает к выполнению своей миссии. Встречаясь со старыми знакомыми, она пытается в светской болтовне добыть интересующую немецкую разведку информацию.  Вскоре у нее складывается довольно полная картина намерений союзников на германском фронте. В конце года она сообщает германскому агенту, что в ближайшее время французы не планируют наступательных операций. Это донесение подтверждает информацию, полученную из других источников.
Из Парижа Мата Хари отправляется в Испанию с целью вести наблюдение на железнодорожных узлах центральной и южной Франции за перемещением военных эшелонов и за скоплениями войск. В январе 1916 года она прибывает в Мадрид и связывается с военным атташе германского посольства майором Калле, чтобы передать информацию о том, что она видела и слышала во время путешествия. Эта информация, видимо, показалась майору настолько важной, что он распоряжается немедленно передать ее консулу Крамеру в Амстердам. Никто не догадывается, что британская служба перехватывает это донесение. Расшифровка германских радиограмм не представляет для англичан особого труда. Радиограмма подтверждает выводы службы МИ-6 о том, что Мата Хари завербована германской разведкой.
Из Мадрида Мата Хари через Португалию возвращается в Гаагу. Но ей хочется вернуться в Париж, поэтому она подает прошение на выдачу  нового голландского паспорта на имя Маргарет Зелле-Маклид. 15 мая 1916 г. ей выдают паспорт. Въездную визу во Францию она также получает без проволочек. Однако британское консульство отказывает ей в визе для краткосрочного пребывания в Англии. Она все-таки решает ехать во Францию, но не через Англию, а через Испанию. Однако французские пограничники неожиданно отказываются пропустить ее, при этом говорят, что причина запрета  им не известна. Но уже на следующий день она узнает, что может беспрепятственно въехать во Францию. Подобное поведение французских властей не настораживает ее, и она с радостью отправляется в Париж.
Предполагая остаться во французской столице на довольно длительный срок, Мата Хари снимает квартиру на фешенебельной авеню Анри Мартэн. Она случайно узнает, что ее друг,  штабс-капитан Вадим Маслов проходит курс лечения на курорте Виттель в Вогезах. Этот курорт расположен в запретной фронтовой зоне, поэтому Мата Хари пытается через лейтенанта Жана Аллора из военного министерства получить специальный пропуск, дающий право на въезд туда. Лейтенант советует ей обратиться к его другу в военное бюро по делам иностранцев, которое располагалось на бульваре Сен-Жермен, 282.
Далее следует весьма знаменательное событие: в военном бюро она сталкивается с шефом французской контрразведки капитаном Ладу. Он расспрашивает Мата Хари о ее отношениях с лейтенантом Аллором и штабс-капитаном Масловым. «Так вы завели на меня дело?» — спрашивает Мата Хари. Ладу отвечает, что не верит сообщению англичан, что она шпионка, и обещает помочь с получением пропуска в запретную зону, а затем предлагает ей стать французским агентом. Через два дня Мата Хари получает пропуск в Виттель. Там она проводит время в обществе своего русского приятеля. Агенты, которых к ней приставил Ладу, не замечают никаких подозрительных действий с ее стороны, в частности, ни малейшего интереса к расположенной поблизости от курорта французской военно-воздушной базе Контрексевиль. В eе тщательно перлюстрируемой почте также нет ничего подозрительного.
После возвращения в Париж она сообщает Ладу о своей готовности быть его агентом. Ладу намерен отправить ее в Бельгию, поэтому она говорит ему о своих хороших отношениях с месье Верфляйном, близким другом генерал-губернатора Бельгии. Она намерена любыми способами добыть планы германского верховного командования, касающиеся ближайшего наступления, и требует за свою работу миллион франков, при этом говорит, что сумма должна быть выплачена после того, как Ладу убедится в ценности информации. Ладу соглашается на ее условия, но отказывается выплатить даже небольшой аванс. Он рекомендует ей вернуться через Испанию в Гаагу и там ожидать дальнейших распоряжений.
5 ноября 1916 г. Мата Хари едет из Парижа в Виго, оттуда пароходом «Голланд» в Голландию. По пути судно заходит в английский порт Фалмут. Здесь сотрудники Скотланд-Ярда арестовывают ее, приняв за германского тайного агента Клару Бендикс. Убедившись, что арестованная не является Кларой Бендикс, они пытаются выяснить, зачем она следует в Голландию. Мата Хари приводит шефа Скотланд-Ярда в изумление, заявив, что она выполняет секретное поручение французских спецслужб. Таким образом, Томсон узнает, что его коллега в Париже, несмотря на сделанное ему конфиденциальное предупреждение, завербовал женщину, которая в картотеке британской разведки числится как немецкая шпионка. Ладу, узнав от Томсона, что танцовщица рассказала ему про свою миссию, был крайне раздосадован и телеграфировал в Лондон: «Отправьте Мата Хари обратно Испанию». Говорят, будто Ладу дополнительно сообщил Скотланд-Ярду, что Мата Хари ехала в Голландию по заданию немцев. Мата Хари, ничего не подозревая, по совету Томсона едет обратно в Испанию. Здесь |она  возобновляет контакты с майором Калле и сообщает о своих приключениях в Англии. Майор Калле радирует обо всем консулу Крамеру. Получив от майора Калле специальное поручение, Мата Хари встречает в «Палас-отеле» полковника Данвиня из французского посольства. Он состоит в должности военного атташе и по совместительству руководит отделом шпионажа в Мадриде. Она чистосердечно рассказывает ему о своих приключениях, о визите к майору Калле и сообщает, что все еще ждет указаний из Парижа от капитана Ладу. В ответ полковник требует от нее как можно скорее раздобыть информацию о немецких субмаринах у берегов Марокко.
Сведения, полученные от майора Калле, Мата Хари передает французской секретной службе. Однако они не соответствуют действительности и рассчитаны только на укрепление ее позиций в глазах противника. Через три недели она готовится к отъезду в Париж. Тем временем французская служба радиоперехвата, имеющая мощную радиостанцию на Эйфелевой башне, расшифровала радиограммы, которыми обменялись майор Калле и Крамер.
В январе 1917 г. Мата Хари приезжает в Париж,  а утром 13 февраля ее арестовывают по обвинению в шпионаже и помещают в тюрьму Фобур-Сен-Дени в Сен-Лазаре. В материалах ее дела помимо перехваченных радиограмм имеется информация о результатах наблюдений агентов капитана Ладу, подтверждение Дисконт-банка о получении Мата Хари денег, присланных из-за рубежа, ее личные документы и доказательства ее попыток вернуться в Нидерланды, а также результаты анализа содержимого подозрительного тюбика и флакон чернил для тайнописи, которые можно приобрести только в Испании. В апреле 1917 года французам удается расшифровать несколько германских радиограмм,  имеющих отношение к деятельности агента Н-21. Но Мата Хари на допросах продолжает настаивать на том, что в Мадриде работала только для Франции и выманила у германского майора Калле важные сведения.
Процесс начался 24 июля 1917 г., и уже на следующий день суд присяжных приговорил Маргарет Зелле-Маклид к смертной казни. Услышав приговор, Мата Хари закричала: «Это невозможно! Это невозможно!» Клюнэ, ее адвокат, падает перед президентом Пуанкаре на колени и безуспешно умоляет главу государства помиловать его подзащитную.
Корреспондент Генри Дж. Уэйлс из "Интернэшнл ньюс сервис" 15 октября 1917 г. был свидетелем последних часов"жизни знаменитой танцовщицы: "Она узнала об отклонении своего прошения о помиловании только на заре, когда из камеры тюрьмы в Сен-Лазаре ее провели к стоявшему у ворот автомобилю и повезли в казармы, где ожидала команда стрелков для приведения приговора в исполнение".
Когда автомобиль с приговоренной подъехал к Венсенским казармам, воинское подразделение уже было построено. В то время как патер Арбоз говорил с приговоренной, приблизился французский офицер. "Повязка", - шепнул он стоявшим рядом монашенкам и подал им кусок материи. Но Мата Хари отказалась надевать повязку.
Она стояла выпрямившись и бесстрашно смотрела на солдат, когда священник, сестры-монахини и адвокат удалились... По команде солдаты щелкнули затворами своих винтовок. Еще одна команда, и они прицелились в грудь прекрасной женщины. Мата Хари оставалась невозмутимой, на ее лице не дрогнул ни один мускул. Она видела офицера, отдававшего приказы, сбоку. Сабля взмыла в воздух и затем упала вниз. В то же мгновение прогремел залп. В тот момент, когда прогрохотали выстрелы, Мата Хари чуть подалась вперед. Она стала медленно оседать. Медленно, как бы ленясь, она опустилась на колени, все еще высоко держа голову и с тем же спокойным выражением лица. Затем опрокинулась назад и, скорчившись, с лицом, обращенным к небу, застыла на песке. Какой-то фельдфебель подошел к ней, достал револьвер и выстрелил в левый висок...
Майор фон Репель: "Что касается успехов, которых добилась Н-21, то на этот счет мнения сильно расходятся. Я считаю, что она умела очень хорошо наблюдать и составлять донесения, поскольку была одна из самых умных женщин, каких я когда-либо встречал. Два или три письма, которые я получил от нее, содержали, насколько помнится, не очень значительные сообщения, написанные симпатическими чернилами. Но я вполне допускаю, что ее действительно важные донесения перехватывались и вообще не доставлялись дальше. Она наверняка занималась шпионажем в пользу Германии, и я считаю, что ее расстрел французами, к сожалению, был оправданным".
Труп Айседоры Дункан сожгли в первые сутки. Урну доставили в Париж. Мы с Мариной с трудом разыскали ее, залепленную раствором цемента, благодаря случайно подвернувшейся стремянки. Никто из служащих Pere-Lachaise не мог указать, где, собственно, эта урна находится, под номером 6796?
 ...Надежда Давыдовна Вольпин очень тепло относилась к нам с Мариной. Подарила свои книги, красиво надписав их нам. Несмотря на то, что она почти не вставала с кровати, она не отпускала нас часами. О Есенине говорила мало. Ее "смешит", что кто-то в СССР мог убить Есенина! "Он же был достоянием Республики! И знал это, и злоупотреблял этим! Для него не было нигде, даже в Кремле, кабинета, куда бы он не мог войти без стука... Однажды он хвастался мне, что случайно встретившись со Сталиным в коридоре Кремля, не остановился, пройдя мимо остановившегося вождя, кивнув ему. А тот так и остался стоять с открытым ртом. Он изводил московскую милицию своими беспардонными выходками в общественных местах. Его аресты - комедия, как и отсидки.Его охраняли - от него же! Он стал баловнем судьбы. Возможно его испортила дружба с царскими дочками. Еще тогда он почувствовал себя неприкасаемым!.." Почему Есенин повесился, Надежда Давыдовна не знала и гадать не хотела. Ее также смешило, что кто-то хотел изобразить его сначала антисемитом (я собиралась обучать его ивриту), а потом антибольшевиком: "Да он за Советскую власть не раз дрался в кабаках, когда его пытались спровоцировать! Ленин был его кумиром. Правда и Махно тоже!" "Есенин повесился. Почему не знаю. В СССР его пальцем никто не посмел бы задеть!" - вот ее убеждение.
 А я убежден, что Айседора Дункан приехала в Советскую Россию, в том числе и за Есениным. Любой ценой, живым или мертвым (лучше живым) она должна была оставить его заграницей. Maison de Sant? был последней попыткой... Мне тоже смешно думать,что единственный человек, кто мог высвободить его из пожизненного заточения и который в Париже бывал в то время лишь наездом - консультировал по всей Европе - зашел к Есенину сам или случайно... Также по собственному желанию проконсультировал его и дал заключение, единственное за всю историю этой частной "лечебницы". Также наивно думать, что из всех "историй", которые устраивала Дункан Есенину, Сергей Александрович выходил чистеньким и невредимым сам. Без всякого сомнения, Есенина заграницей шаг за шагом сопровождал (сопровождали) профессионалы, умевшие охранять достояние Республики!..
 ...Айседора Дункан была убита, как и все ее дети. Если Есенина убили - убийцу надо искать не в СССР. Разгадка, на мой взгляд, в том, почему сначала убили Есенина, а потом Дункан?
 ...Из письма моей кузины, парижанки Саши Черносвитовой:
"So that means there is nothing left As for Esenin the hospital does not
exist any  it is now and esthetical clinique the files of the clinique
Sainte Genevieve have disappeared they don't know where so you see there is
not much interesting news but for Esenin I will continue looking around
to see if I find something With all my best wishes  Alexandra  (Париж, 3 апреля 2007).
 ...Пушкина убили в России. Это - внешняя сторона дела (говоря современным языком, Дантес был всего лишь killer. У него к Пушкину не было ничего личного. А заказали (больше, чем "заказали": разработали план убийства в деталях, написав, например, фальшивое письмо от имени Натальи Николаевны царю) Петр Владимирович Долгоруков и Иван Сергеевич Гагарин, два русских князя, убежавших из России в Европу и проживавших там, работавших на вражеские России разведки (открытие доктора исторических наук Марины Альфредовны Черносвитовой, поддерживаемое академиками Лихачевым Дмитрием Сергеевичем и Николаем Николаевичем Скатовым).
 
______
1  Продолжаем публикацию новых глав книги Е.В. Черносвитова «Формула смерти». Начало см в № 7—12’2007.