Е.В. ЧЕРНОСВИТОВ

Корреспондент «Интернэшнл ньюс сервис» Генри Дж. Уэйлс 15 октября 1917 г. был свидетелем по-следних часов жизни знаменитой танцовщицы. Он писал: «Она узнала об отклонении своего прошения о помиловании только на заре, когда из камеры тюрьмы в Сен-Лазаре ее провели к стоявшему у ворот автомобилю и повезли в казармы, где ожидала команда стрелков для приведения приговора в исполнение. 

 
Когда автомобиль с приговоренной подъехал к Венсенским казармам, воинское подразделение уже было построено. В то время как патер Арбоз говорил с приговоренной, приблизился французский офицер. “Повязка”, — шепнул он стоявшим рядом монашенкам и подал им кусок материи. Но Мата Хари отказалась надевать повязку. Она стояла выпрямившись и бесстрашно смотрела на солдат, когда священник, сестры-монахини и адвокат удалились... По команде солдаты щелкнули затворами своих винтовок. Мата Хари оставалась невозмутимой, на ее лице не дрогнул ни один мускул. В тот момент, когда прогрохотали выстрелы, она чуть подалась вперед и стала медленно оседать. Она опустилась на колени, все еще высоко держа голову и с тем же спокойным выражением лица. Затем опрокинулась назад и, скорчившись, с лицом, обращенным к небу, застыла на песке. Какой-то фельдфебель подошел к ней, достал револьвер и выстрелил в левый висок».
Майор фон Репель: «Что касается успехов, которых добилась Н-21, то на этот счет мнения сильно расходятся. Я считаю, что она умела очень хорошо наблюдать и составлять донесения, поскольку была одной из самых умных женщин, каких я когда-либо встречал. Два или три письма, которые я получил от нее, содержали, насколько помнится, не очень значительные сообщения, написанные симпатическими чернилами. Но я вполне допускаю, что ее действительно важные донесения перехватывались и вообще не доставлялись дальше. Она наверняка занималась шпионажем в пользу Германии, и я считаю, что ее расстрел французами, к сожалению, был оправданным».
Труп Айседоры Дункан сожгли в первые сутки после смерти. Урну доставили в Париж.  Мы с Мариной с трудом разыскали эту урну  под номером 6796, залепленную раствором цемента, — никто из служащих кладбища Pere-Lachaise не мог указать, где она находится.
...Надежда Давыдовна Вольпин-Есенина очень тепло относилась к нам с Мариной. Несмотря на то, что Надежда Давыдовна почти не вставала с постели, она не отпускала нас часами. О Есенине говорила мало. Ее смешило, что кто-то в СССР мог убить Есенина! «Он же был достоянием республики! И знал это, и злоупотреблял этим! Для него не было нигде, даже в Кремле, кабинета, куда бы он не мог войти без стука... Однажды он хвастался, что, случайно встретившись со Сталиным в коридоре Кремля, прошел мимо остановившегося вождя, лишь кивнув ему. А тот так и остался стоять с открытым ртом. Он изводил московскую милицию своими беспардонными выходками в общественных местах. Его аресты и отсидки — не более чем комедия. Его охраняли от него же самого! Он был баловнем судьбы. Возможно, его испортила дружба с царскими дочками. Еще тогда он почувствовал себя неприкасаемым!» Ее также смешило, что кто-то хотел изобразить его сначала антисемитом (она собиралась обучить его ивриту), а потом — антибольшевиком: «Да он за Советскую власть не раз дрался в кабаках, когда его пытались спровоцировать! Ленин был его кумиром. Правда, и Махно тоже!.. Почему Есенин повесился, не знаю. В СССР его пальцем никто не посмел бы задеть!»
...Убежден, что Айседора Дункан приехала в Советскую Россию в том числе и за Есениным. Любой ценой, живым или мертвым (лучше живым) она должна была оставить его за границей.
Мне тоже смешно думать,что единственный человек, который мог высвободить Есенина из пожизненного заточения и который в Париже бывал в то время лишь наездом (консультировал по всей Европе), зашел к нему по собственной воле или случайно... Также странно, что он по собственному желанию проконсультировал поэта и дал заключение, единственное за всю историю той частной лечебницы, в которую  «устроила» его Айседора. И не менее наивно думать, что из всех историй, которые устраивала Дункан Есенину, Сергей Александрович выходил чистеньким и невредимым. Без всякого сомнения, Есенина за границей шаг за шагом сопровождал (сопровождали) профессионал, умевший охранять достояние республики!..
Айседора Дункан была убита, как и все ее дети. Если Есенина убили, убийцу надо искать не в СССР. Но почему сначала убили Есенина, а потом Дункан?
...Из письма моей кузины, парижанки Саши Черносвитовой: «So that means there is nothing left As for Esenin the hospital does not exist any  it is now and esthetical clinique the files of the clinique Sainte Genevieve have disappeared they don't know where so you see there is not much interesting news but for Esenin I will continue looking around to see if I find something With all my best wishes  Alexandra» (Париж, 3 апреля 2007 г.).
 ...Пушкина убили в России. Но это внешняя сторона дела. Говоря современным языком, Дантес был всего лишь killer. У него к Пушкину не было ничего личного. А «заказали» его (больше, чем «заказали»: разработали план убийства в деталях, в частности,  фальшивое письмо от имени Натальи Николаевны царю) Петр Владимирович Долгоруков и Иван Сергеевич Гагарин — два русских князя, убежавших из России в Европу и работавших на вражеские России разведки[2].
 
НАЕДИНЕ С БРЕДОМ
 
Если есть объективная реальность,
то есть  субъективная реальность.
Если есть субъективная реальность,
то есть объективная реальность...
Сколько же объективных  реальностей?
 
Aporia V. (См.: Мои апории)
 
Бред — важный аспект формулы смерти. В точном смысле слова человек рождается в бреду и умирает в бреду. Получается, что на какое-то время каждый из нас выходит из своего бреда. И, если верить Фрейду и Ясперсу, не  только человек...
А тут еще полнейшая неразбериха со сном. В аспекте пятой апории, которую я вынес в эпиграф, сон — это: 1) самостоятельная субъективная реальность или часть субъективной реальности (возможно, наше сознание — часть сна, как полагал Кальдерон де ла Барка); 2) чистая субъективная реальность или смесь субъективной и объективной реальности; 3) психопатология обыденной жизни не есть ли результат смеси объективной реальности с субъективной? 4) жизнь — это сон (Кальдерон) насколько?
5) сон — это кратковременная смерть, смерть — это продолжительный сон (Циолковский)? Кома — это сон? Смерть? Жизнь? А слабоумие после инсульта, из которого человек никогда не «выпрыгнет» и умрет с этим представлением об объективной реальности? И невозможно узнать, как там, в «слабоумной» субъективной реальности, уживаются ее старое, до- инсультное, и новое, постинсультное, представления об объективной реальности? Инсульт — это полное устранение вопроса, что есть объективная реальность?
Первое, о чем думаешь, оставаясь наедине с бредом (как Виктор Хрисанфович Кандинский — гениальный теоретик психиатрии, больной шизофренией): есть ли граница объективной и субъективной реальности, и если есть, то где? И почему она так легко исчезает при малейшем соприкосновении с бредом? Такой же вопрос  следовало бы поставить перед любыми дефинициями сна: есть ли граница сна и яви, и если есть, то где? Почему она так легко исчезает при малейшем столкновении со сном?
Если отождествлять субъективную реальность с нашим сознанием (самосознанием), то границы между субъективной реальностью и бредом нет. К такому мнению пришли ведущие психологи и психиатры второй половины ХХ века, анализируя реальный клинический случай, когда 30-летний мужчина, заболевший шизофренией,  «по приказу своей кошки» убил жену и съел ее сердце.  По мнению психологов и психиатров, сознание у него было ясное. Феноменологически это следует понимать так: или бред этого человека входил в субъективную реальность как в нечто ей нечуждое, или субъективная реальность входила в бред как в некую большую реальность. Последнее утверждение не так уж экстравагантно, как может показаться. Так, если сравнить объем сознания с размерами всех наших переживаний с рождения до смерти, то в каждый конкретный момент (здесь и сейчас) сознание во всей своей полноте чрезвычайно мало. А в бреде есть смысл, хотя, как сказал о нем Гамлет, «распалась связь времен».
Но что же есть бред? С точки зрения внешнего наблюдателя за тем субъектом, который пребывает в  бредовом состоянии, этот субъект не может критически оценить свое состояние: бред для него реальнее, чем две другие реальности — объективная и субъективная. И любой жизненный опыт в столкновении с бредом бессилен (психиатры, так же как и повара или политики, болеют бредом).
С точки зрения внутреннего наблюдателя бред психологически нереален (если верить Кандинскому). Возможно, бред, как и сон, действительно некая физиологическая потребность. Сон ведь самый приближенный к обыденной реальности бредоподобный феномен! И тем не менее в вещие сны верили всегда  и все народы. Верят и сейчас. Что такое вещий сон? Пытаются объяснить это явление и с точки зрения науки (лучшие объяснения, на наш взгляд, предложила нейропсихиатр Т.А. Доброхотова в 1974 году). Вот два казуса из собственной практики: первому 25 лет, а второй случился буквально на днях.
В ЦГ МВД СССР был госпитализирован 30-летний офицер — отличник боевой и политической подготовки, спортсмен, «характер нордический». Ему приснился сон, что он умрет на операционном столе во время операции по поводу рака поперечно-ободочной кишки! В его окружении не было ни одного медика, а сам он даже не знал, где у него печень находится. Никогда ни здоровьем своим, ни анатомией не интересовался, и вдруг сон и с такими физиологическими подробностями. Во сне он испытал приступ сильного страха (холодный пот, сердцебиение, мокрая простыня), не сразу удалось проснуться. Он настоял на срочной госпитализации, а в госпитале — на полном обследовании кишечника. Так как соматически он оказался здоров, его отправили к психиатру. После беседы с врачом успокоился и с легким сердцем выписался. Однако через год он снова госпитализировался и опять после повторившегося до мелочей сна, с той лишь разницей, что он уже знал, где находится поперечно-ободочная кишка. (Для справки: рак поперечно-ободочной кишки отдела тостого кишечника встречается крайне редко: например, если сравнить частоту заболевания раком поперечно-ободочной кишки и прямой кишки, то это примерно 1 случай к 10 000.) Его снова полностью обследовали и направили к психиатру. На сей раз переубедить его, что он здоров, было непросто. Он твердил: «А вдруг хирурги что-то просмотрели, ведь медицина часто ошибается!» Только более сильное желание остаться на службе в МВД  СССР (за год он поднялся по служебной лестнице и получил внеочередную звездочку) заставило его поверить врачам. Ровно через год (все случаи сна были в ночь на 24 октября) он поступил в госпиталь по поводу рака поперечно-ободочной кишки  IV стадии. Умер на операционном столе в результате сильного кровотечения из распадающейся опухоли.
 
(Продолжение следует)
 
Библиография
 
1  Продолжаем публикацию новых глав книги Е.В. Черносвитова «Формула смерти». Начало см в № 7—12’2007, 1’2008.
2 Это открытие сделала доктор исторических наук Марина Альфредовна Черносвитова; ее точку зрения в свое время  поддержали академики  Дмитрий Сергеевич Лихачев и Николай Николаевич Скатов.