С. Н. КОЗЛОВА,

аспирант РУДН

 

В статье содержится подробное описание специфики модели федеративного устройства Федеративной Республики Германия, а также особенностей начатой в 2006 году модернизации этой модели

Ключевые слова:  федерация, федеративная модель, модернизация.

 

Называя ФРГ федеративным государством, подразумевают, что это единое государственное образование, состоящее из отдельных земель, т. е. федерация, объединяющая земли. Это следует из ст. 20 абз. 1 Основного закона, где говорится, что «Федеративная Республика Германия является демократическим и социальным федеративным государством», тем самым ФРГ характеризуется как федеративное государство-, и подтверждается, что федерация и земли конституируют совместно союзное государство[1]. 

ФРГ сегодня — это конститутивная федерация, т.е. федерация, основанная на конституции. В Основном законе 1949 г. нет специальной главы о федеральном устройстве, но соответствующие положения можно найти в преамбуле и практически в каждой главе документа. В конституции содержатся принципы взаимоотношений федерации и ее субъектов, основы разграничения компетенции между ними и основы статуса земель. Детально регулируются финансовые взаимоотношения федерации и земель. Согласно п. 3 ст. 79 деление федерации на земли, принципиальное участие земель в законодательстве, а также сам принцип федерализма не могут быть отменены даже в случае пересмотра конституции. Закрепляется перечень земель, образующих ФРГ: это «немцы в землях Баден-Вюртемберг, Бавария, Берлин, Бранденбург, Бремен, Гамбург, Гессен, Мек-ленбург-Передняя Померания, Нижняя Саксония, Северный Рейн-Вестфалия, Рейнланд-Пфальц, Саар, Саксония, Саксония-Ангальт, Шлезвиг-Гольштейн и Тюрингия на основе свободного самоопределения окончательно утвердили единство и свободу Германии»[2].

Федеральный конституционный суд в одном из своих ранних решений назвал принцип федерализма одной из основ конституции. Позднее он упомянул о нем как о «принципе федеративного государства, на который опирается конституционный строй ФРГ»[3]. 

Немецкие ученые называют модель федерализма в Германии кооперативной (или кооперативной федерацией). Смысл кооперативной федерации состоит в том, что она базируется на принципах взаимодействия и сотрудничества федеральных властей с властью субъектов федерации. Такой характер федерации выражен в нормах Основного закона: «Все власти Федерации и земель оказывают взаимную правовую и служебную помощь» (п.1 ст. 35); «Для отражения опасности, угрожающей существованию или основам свободного демократического строя Федерации или какой-либо земли, земля может призвать полицейские силы других земель, а также силы и учреждения других управлений и федеральной пограничной охраны» (п. 1 ст. 91). Кооперация проявляется также в сотрудничестве федерации и земель в решении общенациональных вопросов, в участии федеральной власти в решении отдельных задач земель (например, через финансирование земельных программ), в участии земель в координации деятельности органов власти (через представителей в Бундесрате, координационные совещания и т.п.)[4].

Основной закон ФРГ называет государства — члены федерации землями, даже если официально они именуют себя иначе (например, Свободное государство Бавария или Ганзейские города Гамбург и Бремен)[5].  

В настоящее время в составе ФРГ 16 земель (включая город Берлин). Каждая из федеральных земель отличается величиной территории и численностью населения, уровнем экономического развития, историческими традициями, языковыми диалектами и т.д. Так, крупнейшей по территории является земля Бавария (ее площадь 70.554 кв.км), наименьшей — город Бремен (404 кв.км).

Германская федерация ассиметрична. В литературе встречается мнение о том, что германская федерация «в своей основе симметрична, хотя определенные элементы юридического неравенства между землями все же есть…»[6].  Думается, что практически все существующие федерации ассиметричны. В частности, в составе субъектов ФРГ есть три города, которые обладают статусом и города, и субъекта федерации, — это Бремен, Гамбург и Берлин. Земли имеют разное число представителей в Бундесрате. Это и есть асимметрия. Вместе с тем Основной закон содержит положения, направленные на обеспечение равенства прав жителей субъектов. «Каждый немец в любой земле имеет равные гражданские права и обязанности»; «в высших учреждениях федерации должны использоваться в надлежащем соотношении чиновники всех земель, а в других учреждениях федерации набор сотрудников производится, как правило, из жителей той земли, где эти учреждения действуют»[7].  Основной закон говорит об обеспечении единого уровня жизни на всей территории федерации (п. 2 абз. 3 ст. 106). Конституция Баварии, например, устанавливает, что «все граждане Германии, которые проживают в Баварии, имеют те же права и обязанности, что и граждане Баварии»[8].

Основные начала статуса земель определены Основным законом, в котором установлено, что «конституционный строй в землях должен соответствовать принципам республиканского, демократического и социального правового государства в духе настоящего Основного закона», и что «федерация гарантирует соответствие конституционного строя земель требованиям Основного закона». В нем, далее, определено, что «осуществление государственных полномочий и решение государственных задач является делом земель, поскольку основной закон не устанавливает или не допускает другого регулирования», и отмечается, что «федеральное право имеет приоритет перед правом земель[9]. 

Основной упор в Основном законе ФРГ сделан не на провозглашение неких «суверенных» прав земель либо их государственной природы (хотя некоторые земли, в частности, Бавария, придерживаются именно такой точки зрения), а на гарантии участия земель в осуществлении верховной власти на федеральном уровне. Норма Основного закона ФРГ о том, что «земли обладают компетенцией во внутригосударственном правопорядке» (абз. 4 ст. 23), делает конституционную конструкцию осуществления суверенитета в федеративном государстве соответствующей реалиям современного федеративного строительства.

В соответствии с положениями Основного закона каждая земля имеет свою конституцию, свое законодательство, свой представительный орган власти — ландтаг, свое правительство — исполнительную власть, судебную власть, но они не обладают суверенитетом и не имеют права сецессии, т.е. права выхода из состава федерации.

В современной конституционно-правовой литературе ФРГ субъекты германской федерации рассматриваются как государства. «Земли — это государства, — пишет профессор университета в г. Майнце В. Рудольф, — они самостоятельно осуществляют всю полноту государственной власти за пределами полномочий федерации…»[10] Однако статус субъектов федерации, определенный в Основном законе и в иных актах, не позволяет считать их государствами, а скорее государственными образованиями. Субъекты не обладают суверенитетом, не имеют права выхода из состава ФРГ. Кроме того, установлен приоритет федерального права над правом земель.

Федеративное государство, согласно старым теориям, складывалось из трех частей: отдельных государств-членов, их совокупности и высшей власти федерации. К моменту создания ФРГ эта теория уже давно не была господствующей.

Нынешнее учение о федерации почти безоговорочно признает ее двучленную структуру.

К. Хессе, например, полагает, что терминология Основного закона будет иметь смысл только в том случае, если понятия «федерация» и «федеративная республика» будут рассматриваться как синонимы. Однако именно такой подход рождает сомнения, поскольку во многих конкретных вопросах земли противостоят федерации, но в то же время они неоспоримо являются составными частями ФРГ. С этой точки зрения представляется ошибочной формулировка ст. 79 абз. 3, говорящая о «разделении федерации на земли», так как на самом деле в ней подразумевается не федерация, а Федеративная Республика Германия как единое государство.

Согласно теории двучленной структуры, федерация в ФРГ функционирует на двух уровнях: первый — это уровень федерации (в которой земли состоят в соответствии с нормами Основного закона); второй — уровень каждой из земель (которые равны между собой, но не равнозначны федерации, о чем свидетельствует ст. 31 Основного закона). Земли ФРГ обладают собственным правовым статусом, но не суверенны. Суверенитетом обладает только федерация, т. е. ФРГ в целом. В этом смысле можно говорить об идентичности понятий «федерация» и «Федеративная Республика Германия»[11].

11 июля 1961 г. Федеральный конституционный суд принял решение «О новом делении территории», в котором установил, что ФРГ представляет собой двучленное федеративное государство. Федерация как более высокая государственная структура в принципе стоит над землями, только в сферах, не урегулированных федеральной конституцией, сохраняется независимость земель. Господствующее мнение ученых отражает именно эту точку зрения[12].

Структура органов государственной власти в землях во многом сходна. Законодательную власть в субъектах федерации осуществляют представительные органы, именуемые, как правило, ландтагами (в отдельных субъектах — по-иному, например, в Бремене и Гамбурге гражданское собрание, в Берлине — Палата депутатов). Данные органы формируются путем всеобщих, равных, прямых выборов при тайном голосовании. Срок полномочий составляет четыре или пять лет. Мандат депутата ландтага является свободным. Депутаты обладают иммунитетом и индемнитетом. В большинстве земель действуют однопалатные ландтаги, только баварский парламент имеет две палаты. Ландтаги принимают законы и осуществляют контроль за деятельностью исполнительной власти; они избирают главу правительства. В землях законодательство может приниматься и путем референдума. Большинство ландтагов могут принимать решения о самороспуске. Основной закон ФРГ не предусматривает такого права в отношении Бундестага.

Исполнительная власть осуществляется правительством земли (в некоторых субъектах — кабинет, а в городах Берлин, Гамбург и Бремен — сенат). Правительство состоит из председателя, который называется министром-президентом, и министров. Министр-президент определяет общие направления политики правительства, руководит его деятельностью, а также обладает правом помилования, представляет землю во внешних отношениях, осуществляет иные функции и полномочия, определенные конституциями и иными законами земель. В рамках общих направлений каждый министр самостоятельно руководит вверенной ему отраслью.

Важная сфера деятельности земельных правительств — подготовка законопроектов, назначение чиновников в органы земли, а также проведение в жизнь федеральных законов.

В  судебную систему земель входят конституционные суды земель, а также суды низового и среднего уровня, распределенные по пяти ветвям судебной власти ФРГ: общей, административной, финансовой, трудовой и социальной.

Финансовые отношения между федерацией и субъектами в ФРГ, как уже отмечалось выше, закреплены непосредственно в Основном законе, и базируются на двух основных принципах: принципе связанности полномочий и расходов и принципе соответствия расходов и доходов. Первый их них означает, что и федерация, и ее субъекты несут только те расходы, которые вытекают из необходимости решения соответствующих задач. Передача полномочий из центра не региональный уровень или наоборот сопровождается необходимым увеличением расходов. Действие этих принципов определяет характер распределения полномочий между федерацией и субъектами в финансовой сфере. Приоритет имеет федеральная власть. Значительная часть налоговых отчислений идет в федеральный бюджет, и уже из федерального бюджета средства распределяются по землям. Кроме того, земли делают отчисления в федеральные фонды, например, фонд развития Восточных земель, фонд экономического выравнивания.

Важнейшим инструментом гармонизации федеративных отношений служит предусмотренный законодательством принцип «экономического выравнивания». В силу различных исторических условий образования и развития прежних германских государств, субъекты германской федерации имеют разные уровни социально-экономического развития. Были и есть субъекты федерации, достигшие высокого уровня развития экономической и социальной инфраструктуры, — Бавария, Баден-Вюртемберг, Северный Рейн-Вестфалия, Гамбург. Есть земли, не обладающие в достатке природными ресурсами, промышленной инфраструктурой. Федеральным законом раз в пять лет определяются средние показатели социально-экономического развития страны. В целях экономического выравнивания создается специальный федеральный фонд, в который перечисляют средства те субъекты, социально-экономические показатели которых превышают средний уровень (их называют донорами), а уже из этого фонда дополнительные финансовые средства получают «бедные» субъекты Федерации.

Следует отметить, что после присоединения восточной части Германии новые субъекты оказались менее развитыми по отношению ко всем другим субъектам федерации, и поэтому они стали получать основную долю данных средств, что неизбежно должно было вызвать и вызвало дополнительные проблемы в федеративных отношениях[13] .

Нерушимость федеративного устройства государства дважды гарантирована ст.79 абз.3 Основного закона. Согласно этой статье, не допускается не только изменение положений Основного закона, затрагивающих деление федерации на земли и сотрудничество земель, но и всякое посягательство на принципы, сформулированные в ст.20 Основного закона. Принцип федерализма — единственное конституционное начало, которому обеспечена такая двойная защита от любых попыток ревизии конституции. Однако конституционное закрепление принципа федерализма не означает, что неизменны основы и формы традиционно сложившейся федеративной организации. Неизменным должно оставаться деление федерации на земли, но не обязательно современное деление; непременно и участие земель в федеральном законодательстве, но не обязателен на все времена нынешний объем их прав в этой области[14].

В результате проведенного анализа представляется целесообразным подчеркнуть два важных обстоятельства. Во-первых, в ФРГ как среди политиков, так и среди ученых распространена убежденность, что федерация является наилучшей формой государственного устройства для Германии.

Как отмечают немецкие специалисты, в целом можно наблюдать, «что силы, толкающие германский федерализм в унитарном направлении, ослабевают, в то время как силы, толкающие в другом направлении, возрастают». В Федеративной Республике Германия в настоящее время вряд ли найдется ответственный политический деятель или известный специалист в области политической науки, который призвал бы к переходу к унитарной форме государственного устройства. «Федерализм, — считает профессор Франкфуртского университета М. Боте, — выступает как форма, которая позволяет в границах большого государственного образования сохранять исторически сложившееся многообразие и своеобразие традиций, обычаев и культуры различных групп и слоев населения или наций».

По словам другого известного немецкого политолога и правоведа У. Мэннле, «федерализм — это в определенной степени судьба Германии». Еще одно мнение, согласно которому «действительная идея федеративного устройства, по-видимому, неизменно пользуется уважением у германской общественности и политической элиты, несмотря на некоторые вызовы, проистекающие из европейской интеграции и объединения Германии в недавнем прошлом».

В обоснование этого мнения ссылаются на два обстоятельства. Популярным аргументом в пользу федерализма является утверждение, что федерализм укоренился в германской истории задолго до образования Федеративной Республики Германия. Другой сильный аргумент в пользу федерализма заключается в том, что установившаяся после Второй мировой войны федеративная система была чрезвычайно успешной, ее конституционное ядро является неизменным, а огромное большинство народа остается настроенным в пользу федерализма.

Отражением этих настроений служит то, что в законодательном плане предусмотрены гарантии федеративного характера германского государства. Основной закон ФРГ запрещает внесение в него изменений, затрагивающих разделение федерации на земли. По мнению немецкого автора, «это просто означает, что федеративная система не может быть заменена централистской системой даже путем конституционной поправки».

И все же очевидно, что в Германии проблемы федеративных отношений не являются окончательно решенными. В настоящее время выдвигаются предложения о дальнейшем совершенствовании состава субъектов федерации, в частности, предлагается сократить их количество до 9-11. Одновременно с этим разрабатываются проекты по перераспределению компетенции между федерацией и землями с учетом уже сложившихся взаимоотношений в рамках Европейского союза. К тому же резкие социально-экономические различия и довольно жесткая конкуренция между землями, распространенность государственного патернализма и уравнительности усугубляют трудности в процессе определения статуса субъектов федерации, налаживания эффективных федеративных отношений в государстве.

Говоря о форме государственного устройства, к Германии часто применяют термин «скрытое» федеративное государство.

Хотя Основной закон закрепляет распределение полномочий на уровне федеральных земель и федерации в целом, в нем в то же время объединены преимущества централизованного государства с преимуществами федеративного государства.

Например, граждане чаще всего решают вопросы через земельные власти и местные администрации, которые осуществляют свою деятельность по поручению земель (согласно принципу субсидиарности).

Однако общественная жизнь регулируется по большей части федеральными законами. Смысл в том, что согласно Основному закону, необходимо стремиться к выравниванию жизненных условий во всех федеральных землях Германии, которые определяются социальной и экономической политикой государства.

Итак, социальная и экономическая сферы общественной жизни регулируются главным образом федеральными законами. В данном аспекте германское федеративное государство схоже с централизованным.

С одной стороны, земельные органы управления исполняют законы определенной федеральной земли, что характерно для федеративного государства. С другой стороны, они исполняют большинство федеральных законов, что нетипично для федеративного государственного устройства[15].

После принятия Основного закона в 1949 году власти ФРГ неоднократно предпринимали попытки усовершенствовать федеративную систему. Первая крупномасштабная реформа была осуществлена правительством «большой коалиции» (ХДС/ХСС-СДПГ) при канцлере К-Г.Кизингере в 1966-1969 годах. В результате реформы переплетение интересов земель и федерального центра получило новое измерение.

В финансовой сфере был введен принцип «кооперативного федерализма», который стал одним из камней преткновения на современном этапе истории Федеративной Республики Германия.

При правительстве Шредера (1998-2005) была поставлена цель провести масштабную конституционную реформу федерализма, чтобы упростить политические процессы в стране, сделать их более прозрачными для населения и менее зависимыми от сиюминутных партийных расчетов. Реформа была призвана перераспределить полномочия между центром и субъектами федерации, уточнить законодательную компетенцию между Бундестагом и Бундесратом и в итоге повысить дееспособность государства в целом.

Число законов, требующих обязательного одобрения Бундесрата, планировалось сократить до 35-40% за счет изъятия законов о принципах администрирования всех земель из механизма согласования с Бундесратом. То есть в будущем земли должны будут исходить из федеральных установок, что предполагает наделение ландтагов большей ответственностью.

В марте 2003 года Конвент по проблемам федерализма (в составе глав земельных парламентов и руководителей фракций представленных в них партий) одобрил «Любекское заявление», содержащее конкретные меры по модернизации федеративной системы.

17 октября 2003 года была создана Комиссия по федерализму, куда вошли на тот момент генсек СДПГ Ф. Мюнтеферинг и председатель ХСС и премьер-министр Баварии Э. Штойбер.

18 ноября 2005 года был подписан коалиционный договор ХДС/ХСС и СДПГ, который назывался «Вместе за Германию — с мужеством и человечностью». В нем были оговорены предложения данных партий по разграничению полномочий и ответственности между землями и центром.

7 июля 2006 года, после одобрения Бундесратом реформа вступила в силу. Пакет нововведений охватывает следующие сферы:

1.            Образование. Теперь текущие вопросы образования отошли в компетенцию земель, причем им напрямую будут перечисляться средства из федерального бюджета. Это исключает нецелевое использование полученных средств. Земли сами решают: сколько классов включает в себя начальная школа, какой должна быть учебная программа. Впредь федеральный центр не сможет даже косвенно вмешиваться в школьное образование.

2.            Распределение доходов. Федеральные законы не могут ставить перед городами и общинами задачи, требующие от органов местного самоуправления дополнительных материальных расходов. Если федеральные законы вторгаются в компетенцию земель, эти законы обязательно должны получить одобрение Бундесрата.

3.            Высшая школа. Полностью отошла к компетенции земель. Федерация может участвовать в финансировании научных исследований, но лишь с согласия земель. Правила поступления в немецкие ВУЗы остаются за центром, но земли… могут их изменять. То же самое касается критериев при сдаче госэкзаменов.

4.            Охрана окружающей среды. Федерация может разрабатывать рамочное законодательство, однако земли могут принимать решения, отходящие от него. При этом необходимо учитывать и нормативные акты Европейского Союза по защите окружающей среды.

5.            Бюджет. Введение «Пакта стабильности по образцу Европейского Союза». В связи с проблемой долгов земель, эвентуальные долговые санкции на 65% лягут на плечи федерации, и на 35% — на плечи земель.

6.            Земельное законодательство. В компетенцию земель вошли жилищное право, вопросы собраний, объединений и печати, пенитенциарная система, законодательство об охоте, часы работы магазинов, правила открытия ресторанов.

7.            Борьба с терроризмом. Исключительная компетенция федерации (Федеральное ведомство уголовной полиции), наряду с атомной энергетикой, регистрацией граждан, регулирование оборота оружия и взрывчатых веществ.

8.            Государственная служба. Чиновное право полностью станет земельной компетенцией. Каждый субъект федерации сможет на свое усмотрение решать, сколько платить своим «государевым людям», какую им назначить пенсию, оставить ли медицинское обслуживание за казенный счет или не оставлять. Это затронет примерно миллион двести тысяч земельных чиновников, в том числе полицейских. При этом наименее развитые земли опасаются, что богатые соседи начнут переманивать к себе не службу наиболее «сильных» чиновников.

15 декабря 2006 года стартовал новый этап реформы федерализма. Основные нерешенные на 1 этапе вопросы: уменьшение долгов земель, перекосы в финансовых отношениях федерация — земли и самими землями. Суть проблемы в том, что все земли должны выполнять общефедеральные задачи, однако возможности у них для этого очень разные. Поэтому в Конституции Германии (ст. 107 абз. 2) зафиксировано, что «законом должно обеспечиваться соразмерное выравнивание различий в финансовых возможностях земель; при этом должны учитываться финансовые возможности и потребности общин». Для этого существовала процедура выравнивания бюджетной обеспеченности регионов, то есть часть средств «богатых» земель, как уже говорилось выше, перераспределяется в пользу «бедных», иногда — с вливаниями и из федерального бюджета.

Формально федеративное государственное устройство в Федеративной Республике Германия имеет два уровня: федерация как целое государство и земли как члены этого государства. Но в реальности существует и «третий», неформальный уровень отношений федерации и земель — «кооперативный федерализм"; то есть наряду с горизонтальной самокоординацией земель сложилась практика вертикальной координации по оси федерация-земли: участие федерации в земельном финансировании. В рамках вертикальной координации создаются комиссии из представителей федерации и земель.

Основные проблемы горизонтальных и вертикальных отношений в Германии связаны с распределением финансовых средств между богатыми и бедными федеральными землями и реализацией принципа «равноценности» жизненных условий.

«Горизонтальное» выравнивание позволяет оказывать помощь слабо развитым регионам путем перераспределения доходов, которые федерация и земли получают совместно (корпорационный и подоходный налог). Подобное положение вызывает много нареканий, прежде всего со стороны либералов (СВДП, О.Ламбсдорф), которые выступают за снижение «благотворительной» роли государства.

С подобными предложениями согласны также и политики других партий. Например, премьер-министр Баварии Штойбер (ХСС) требует усиления регионализации, а премьер-министр Баден-Вюртемберга Тойфель (ХДС) — сократить число земель и увеличить легислатурные (законодательные) сроки.

Таким образом, основные идеи по реформированию федерализма можно сформулировать так:

1.            Присвоение каждому уровню своих налоговых полномочий; переход всех земель в статус «солидных финансовых единиц";

2.            Сокращение «горизонтального выравнивания» земельных бюджетов;

3.            Отмена смешанного финансирования;

4.            Уменьшение законодательной компетенции федерации в пользу земель путем ограничения полномочий центра такими сферами, как оборона, правопорядок, права человека, внешняя политика и «рамочное» регулирование вопросов экологии, экономики и социальной политики;

5.            Существенное ограничение права вето Бундесрата. Общие принципы администрирования в землях были изъяты из тем законопроектов, требующих обязательного одобрения Бундесрата.

Поиски более эффективной модели федерализма осложняются в ФРГ тремя факторами: обострением противоречий между бедными и богатыми землями, наличием конкурирующих проектов крупных политических партий и потребностями европейского федерализма, вынужденного учитывать как опыт государств с централизованным управлением, так и опыт федераций[16].

Многие ведущие политики ФРГ высказались также за радикальные изменения в самом государственном устройстве Германии, в частности, за уменьшение количества федеральных земель.

Как заявил заместитель председателя Свободной демократической партии Германии Вальтер Деринг, «если Германия желает выстоять в условиях международной конкуренции, ей необходимо реформировать абсурдную земельную структуру». По мнению В. Деринга, нынешние 16 земель можно преобразовать в  9.

Заместитель главы парламентской фракции оппозиционного блока ХДС/ХСС Вольфганг Шойбле считает, что федеральные земли не способны соперничать друг с другом на равных, так как обладают разным экономическим потенциалом. По его словам, стоит обсудить варианты сокращения числа земель «до восьми и даже до семи». В пользу реформы выступает также представительница партии «Союз-90/Зеленые» Кристине Шеель, возглавляющая финансовую комиссию Бундестага. Она предлагает уменьшить число федеральных земель до 11[17].

Таким образом, налицо множество еще нерешенных задач государства, напрямую связанных с федеративным территориальным устройством, с распределением компетенции между федерацией и ее субъектами.

 

Библиография

1 Изензее Й., Кирххоф П. Государственное право Германии (сокращ. перевод немецкого издания в 7 т.). — М., 1994. Т. 1. С. 75.

2  Маклаков В.В. Конституции зарубежных государств: Учебное пособие. — М.: Волтерс Клувер, 2003.

3 Изензее Й., Кирххоф П. Указ. раб.  Т. 1. С. 75.

4  Арбузкин А.М. Конституционное право зарубежных стран: Учебное пособие. — М.: Юристъ, 2008, С.264.

5 Изензее Й., Кирххоф П. Указ раб. Т. 1. С.75.

6 Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. Учеб. — М.: Юристъ, 1999, С. 443.

7 Маклаков В.В. Конституции зарубежных государств: Учебное пособие. — М.: Волтерс Клувер, 2003.

8 http://constitutions.ru, 15.03.2010

9  Маклаков В.В. Указ. раб.

10 Цит. по:  Арбузкин А.М. Указ. раб. С. 267—153.

11 Изензее Й., Кирххоф П. Указ. раб.  Т. 1. С. 77.

12  Там же. С. 77.

13 Арбузкин А.М. Указ. раб. С. 267.

14 Изензее Й., Кирххоф П. Указ. раб.  Т. 1. С. 76.

15 http://ru.wikipedia.org, 24.02.2010.

16 http://www.partner-inform.de — Статья А.Карин (Берлин) Кто за что в Германии в ответе, или реформа федерации. — Партнер. 2006. № 9.

17 http://www.rt-online.ru, статья «Политики ФРГ предлагают сократить число федеральных земель» от 20 января 2003.