В.В. МУКОВНИН,
адвокат коллегии адвокатов Волгоградской области «Белый аист»
 
Законодатель в ст. 151 Гражданского кодекса РФ определяет моральный вред как физические и нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Как видно из данного определения, признаки морального вреда — это физические или нравственные страдания, что относится к области чувств, которые испытывает человек при причинении ему вреда. 
 
Далее в указанной статье законодатель использует те же признаки морального вреда, но уже с союзом «и», чем вносит в этот вопрос определенную путаницу, вызывая у цивилистов споры по поводу пределов компенсации вреда. Происходит это из-за смешения оценок различных сторон человека как личности, его моральных и психофизиологических чувств.
Если исходить из признаков морального вреда, то получается, что под таким вредом должен пониматься вред, наносимый системе самооценок человека, что в свою очередь приведет к расширению сферы применения данного понятия.
Наш тезис о расширении сферы применения морального вреда находит подтверждение не только в сложившейся судебной практике, но и в позиции Пленума Верховного суда РФ, который в своем постановлении от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», давая толкование определению морального вреда, поставил на первое место именно нравственные страдания (собственно моральный вред), поясняя при этом, когда такой вред может возникать и в чем выражаться. Так, в постановлении указано: «Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.
Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.».
Хотя ВС РФ не дал общего определения страданий, из приведенного текста постановления следует, что суд попытался раскрыть содержание одного из признаков морального вреда — нравственных страданий. Очевидно, что под нравственными страданиями понимаются переживания.
Сложнее обстоит дело со вторым признаком морального вреда — физическими страданиями. Полагаем, что определение морального вреда через физические, нравственные страдания или их совокупность, которое употребляет законодатель, правильно и логично, поскольку любые страдания — это чувства, которые может испытывать человек при причинении ему любого вреда. Физические страдания — это чувства, ассоциирующиеся с физической болью и, как правило, возникающие при причинении вреда здоровью. Однако следует отметить, что понятие «физические страдания» не совпадает по своему содержанию с понятиями «физический вред» и «вред, причиненный здоровью». Физические страдания — один из признаков морального вреда в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст. 151 ГК РФ), в то время как физический вред — это любые негативные изменения в организме человека, препятствующие его благополучному биологическому функционированию.
Поскольку мораль и нравственность — понятия равные по своему значению, правильно было бы говорить только о наличии нравственных страданий. Но чувства, которые испытывает человек при причинении ему вреда, — это сфера исследования психологов, биологов и других специалистов. Задача юристов — признавать нарушение конкретного права либо блага, принадлежащего субъекту права, путем закрепления их в нормах права.
Существует определенный критерий, по которому можно определить различие этих двух видов страданий и их взаимосвязь. Здесь в первую очередь следует учитывать и использовать выводы психологов, социологов и специалистов иных отраслей науки о человеке, в том числе и в области гражданского права, которые представляют структуру личности следующим образом:
— биопсихогенные элементы — физическое состояние организма и его функционирование;
— психосоциогенные элементы — представление о том, каким надо быть, чтобы снискать признание окружающих (культурный идеал личности);
— выполнение социальной роли — положение личности в различных группах, характеризующееся набором прав и обязанностей;
— отраженное «я» — представление о том, как личность видят и оценивают другие;
— субъективное «я» — представление о своей подлинной внутренней сущности[1].
Если физические страдания рассматривать как первый признак морального вреда, то можно сказать, что физическое состояние организма и его функционирование может быть нарушено не только физической травмой, увечьем, но и в ряде случаев нравственными переживаниями, в результате которых человек заболевает.
Нарушение физического состояния организма и его функционирования является не чем иным, как вредом физическим, который встречается в уголовном праве и уголовном процессе при признании лица потерпевшим. Под физическим вредом в уголовном праве принято понимать нарушение анатомической целостности или физиологических функций тканей или органов человека. Физический вред наиболее часто выражается в лишении жизни, причинении вреда здоровью человека, нанесении ему различного рода телесных повреждений, лишающих его общей и/или профессиональной трудоспособности. Физический вред в уголовном праве имеет правовое значение для квалификации преступного противоправного посягательства на личность. В юридическом смысле, конечно же, физический вред невозместим. Как правильно указывает Б.Т. Безлепкин, «возвратить жизнь нельзя, а восстановление здоровья является проблемой медицинской, но не правовой»[2].
При этом причинение различного рода повреждений здоровью приносит не только физические, но и нравственные страдания, так как дееспособный человек представляет последствия вреда такого рода и его начинают мучить душевные переживания по поводу утраты того или иного органа, нарушения целостности организма или его функционирования. Это значит, что физические страдания, безусловно, всегда связаны с нравственной оценкой причиненного человеку вреда. Физическая боль может пройти, а вот нравственные страдания могут сопровождать человека всю его жизнь (например, если обезображено лицо). При этом физические страдания лишь усугубляют нравственные, так как нарушается сложившийся образ жизни человека.
В результате вреда, причиненного здоровью, потерпевший постоянно или временно лишается возможности трудиться, иметь детей, продолжать активную личную или общественную жизнь и т. п.
Аналогичную точку зрения высказывает Е.А. Михно, которая, анализируя содержание физических страданий, считает, что они всегда связаны с нравственными, а в определенных случаях нравственные переживания влекут за собой физические расстройства[3]. Действительно, медицинской практике известны многочисленные случаи, когда вследствие душевных переживаний человек заболевает и это отражается на его физическом состоянии.
Наиболее характерными можно назвать болезни сердца, нервные и психические расстройства, онкологические заболевания. Встречаются ситуации, когда сильные душевные страдания даже приводят к смертельному исходу. Однако не лишним будет отметить одно непростое обстоятельство, возникающее при решении рассматриваемой проблемы, — это установление причинной связи между деянием причинителя вреда и наступившим вредом. Здесь, видимо, требуется особый подход к делам такой категории, поскольку возникает необходимость в проведении комплексной экспертизы с участием специалистов различных областей знаний: медиков, биологов, психологов, психиатров и других, которые в процессе своей деятельности смогут разработать определенные методики.
Конечно же, степень вреда, причиненного здоровью человека, будет зависеть от самого человека, его психических, физических, эмоциональных ощущений, его характера, условий воспитания, жизненного опыта и многих других факторов, которые должны учитываться при проведении такой экспертизы.
Психология, рассматривая человека как материальный объект природы и общества, говорит о том, что личность испытывает определенные чувства, эмоции, в том числе когда ей причиняется непосредственно физический вред, включающий в себя как физические, так и нравственные страдания. Полагаем, что понятие «физический вред», употребляемое в уголовном праве и уголовном процессе, как и в гражданском праве, встречается только в ином аспекте — когда речь идет о причинении вреда здоровью.
С точки зрения гражданского права сам человек не может относиться к имуществу, ибо он является бесценным, следовательно, и причинение вреда здоровью (физический вред) нельзя отнести ни к имущественному вреду, хотя он и влечет отрицательные имущественные последствия, ни к вреду сугубо моральному. Поэтому полагаем, что здесь можно говорить о таком виде вреда, как неимущественный, а именно о личном неимущественном вреде.
Здоровье является нематериальным благом, имеющим свою специфику по сравнению с другими благами неимущественного характера. Очевидно, что при причинении вреда этим благам человек помимо физических страданий
испытывает нравственные переживания. Законодатель, зная это, включил в определение морального вреда термин «физические страдания».
Однако включение признака «физические страдания» в определение морального вреда вряд ли следует отнести к собственно моральному вреду, так как последний обусловливается не чем иным, как нравственными переживаниями, а взаимосвязь физических страданий, нравственных переживаний и морального вреда, в свою очередь, обусловливает логическую последовательность такого включения. Поэтому физические страдания и нравственные переживания рассматриваются как единое основание (хотя нравственные страдания возможны и без страданий физических) для взыскания компенсационной суммы в качестве денежного удовлетворения за «обиду»: «Моральная обида и физические страдания не составляют оснований для двух самостоятельных требований»[4].
Такой позиции придерживаются верховные суды европейских стран, в частности Верховный суд Польши. Кроме того, данная точка зрения давно существует и в исследованиях отечественных цивилистов, например Н.С. Малеина[5].
Физические страдания, помимо всего прочего, связаны с вредом имущественным, так как в результате причинения человеку физических страданий требуются дополнительные материальные затраты на восстановление здоровья, лечение потерпевшего. Именно поэтому можно говорить о том, что вред неимущественный в случае повреждения здоровья человека имеет такую разновидность, как личный неимущественный вред, связанный с имущественным.
Например, гражданин получает увечье в результате дорожно-транспортного происшествия. Собственно увечье (повреждение организма) представляет собой личный неимущественный вред. Этот вред вызывает физические страдания у потерпевшего в момент причинения увечья и в процессе последующего лечения. Одновременно осознание своей неполноценности, невозможность жить как прежде, утрата работы заставляют его переживать, т. е. претерпевать нравственные страдания. В совокупности нравственные и физические страдания составляют моральный вред, который при наличии других необходимых условий должен быть в соответствии со ст. 151 ГК РФ компенсирован в денежной форме.
Чтобы поддерживать свое существование и вести достойный человека образ жизни, потерпевший обращается за платными услугами, к которым вынуждает его состояние увечья, и совершает иные связанные с этим состоянием расходы. Материальные затраты необходимы на полное или частичное восстановление здоровья, связанное с дополнительным питанием; покупкой лекарственных средств; проведением операций; протезированием; приобретением средств передвижения (инвалидной коляски, автомашины); необходимостью санаторно-курортного лечения, ухода со стороны родственников, близких, которые иногда даже вынуждены увольняться с работы, и т. п. Кроме того, потерпевший может не получать тех материальных доходов, которые могли бы быть у него, если бы не факт нарушения указанного блага. Это может выражаться в утрате заработной платы или ее части либо других средств существования.
Некоторые авторы, например А.В. Шичанин, полагают, что все эти расходы являются дополнительными, ссылаясь на терминологию законодателя[6].
По нашему мнению, все эти материальные затраты можно отнести к реальному ущербу, а утрату заработка (дохода) или его части — к неполученным доходам (упущенной выгоде).
Лицо несет убытки, которые подлежат возмещению в полном объеме.
Приведенный пример показывает, что личный неимущественный вред возмещается путем компенсации морального и имущественного вреда, вызванного повреждением организма, иными словами, происходит опосредованное возмещение вреда[7].
Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о правомерности рассмотрения данного вида вреда как разновидности неимущественного вреда, связанного с имущественным. Этот вывод основан на анализе как ГК РФ и судебной практики, так и предмета регулирования гражданского права.
 
Библиография
1 См.: Рассказова Н.Ю. Проблемы ответственности предприятий за вред, причиненный рабочим и служащим, связанный с исполнением ими трудовых обязанностей (социолого-правовой аспект): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Л., 1988.
С. 11.
2 Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину судебно-следственными органами: Учеб. пособие. — М., 1979. С. 34.
3 См.: Михно Е.А. Проблемы возмещения морального вреда // Правоведение. 1992. № 5. С. 90.
4 Варкалло В. Об ответственности по гражданскому праву. — М., 1978. С. 136.
5 См.: Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. 1993. № 3. С. 36.
6 См.: Шичанин А.В. Возмещение морального вреда // Законодательство и экономика. 1994. № 15—16 (85—86). С. 20—21.
7 См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда — анализ и комментарий законодательства и судебной практики. — М., 2004. С. 7.