О.В. СТАРОВЕРОВА,

профессор кафедры налогового права и процесса Российской правовой академии Минюста России

 

Финансовая безопасность — понятие, включающее в себя комплекс мер, методов и средств по защите экономических интересов государства (макроуровень), корпоративных структур, финансовой деятельности хозяйствующих субъектов (микроуровень). На макроуровне финансовая безопасность — способность государства в мирное время и при чрезвычайных ситуациях адекватно реагировать на внутренние и внешние отрицательные финансовые воздействия. Она отражает состояние и готовность финансовой системы государства к своевременному и надежному финансовому обеспечению экономических потребностей в размерах, достаточных для поддержания необходимого уровня экономической и военной безопасности страны, что обусловлено деятельностью в финансовой и сопряженных с ней сферах: денежно-кредитной, экономической, социальной, международно-финансовой и т. д.[1]

Финансовая безопасность в настоящих условиях — важнейший элемент экономической безопасности. В современном мире воздействие геофинансов, мировых финансовых систем на отдельно взятое государство переходит на качественно иной уровень. Финансовая безопасность должна рассматриваться как фундаментальная основа экономически эффективного государства. Значение института финансовой безопасности важно при оценке общественной опасности налоговых преступлений, сопряженной с потенциальной вредоносностью именно для финансового суверенитета, возможностью государства проводить независимую финансовую политику в условиях глобализации и острой финансово-экономической конкуренции государств и корпораций.

Финансовая безопасность не может зависеть только от финансовой политики и ее инструментов, в том числе налогово-бюджетных. Последние образуют социально обусловленную экономико-правовую оболочку для материально-экономических отношений, имеющих финансовое содержание. Реализуя ту или иную финансовую политику, устанавливая приемы регулирования финансов, регламентацию финансовых отношений, государство обеспечивает экономические условия функционирования и рынка, и социума, и самого государства. Финансовая безопасность, помимо юридических приемов обеспечения, имеет прежде всего материальную базу — платежно-расчетную систему, ресурсы национальной бюджетной системы, систему субъектов и объектов финансово-экономической деятельности.

Параметры финансовой системы определяются ее количественными и качественными свойствами (например, уровнем золотовалютных резервов, обеспеченностью основных статей бюджета). Кроме того, организационно-управленческая сторона обеспечения финансовой безопасности — это целенаправленная деятельность государства и его уполномоченных органов.

Обеспечение экономической, финансовой и налоговой безопасности как задача государственной важности предполагает ее формализацию, т. е. обязательное правовое регулирование и определение субъектов этой деятельности. В обеспечении экономической безопасности активно участвуют различные институты государственной власти. Цель деятельности специальных органов государства по обеспечению финансовой безопасности также связана с достижением устойчивости экономического развития государства, его платежно-расчетной системы и основных финансово-экономических параметров, нейтрализацией последствий мировых финансовых кризисов, преднамеренных конкурентных действий других государств, транснациональных корпораций, теневых, в том числе криминальных, структур на национальную экономическую и социально-политическую систему, а также повышением эффективности бюджетной системы. Состояние финансовой безопасности, удовлетворяющее потребностям общества и государства, зависит от качества ее материального, организационно-управленческого и правового обеспечения.

Даже краткий анализ содержания экономической и финансовой безопасности позволяет выделить еще один уровень этих общественных отношений. Следует согласиться с теми специалистами, которые особо выделяют угрозу налоговой безопасности государства — составную часть экономической безопасности, которая, в свою очередь, является одной из составляющих национальной безопасности России[2]. Среди пороговых значений индикаторов экономической безопасности выделяют дефицит федерального бюджета[3]. Последний  непосредственно связан с состоянием налоговой системы страны, ее эффективностью, способностью обеспечить конкурентоспособность государства и бизнеса, сохранить единое экономическое пространство, повысить благосостояние и качество жизни населения, социальную направленность развития экономики.

Общество есть обладающая определенной структурой и функциями, динамическая (диалектически развивающаяся), сложная социально управляемая система. Иерархически любая социальная система состоит из множества элементов — подсистем, каждый из которых выступает одновременно в двух ролях: как элемент вышестоящей системы и как самостоятельная система с присущими ей специфическими чертами. Так, финансы составляют целостную систему, включающую в себя такие взаимосвязанные звенья, как бюджетная система государства, внебюджетные централизованные и децентрализованные целевые фонды, государственный кредит, предназначенный в основном для погашения бюджетного дефицита, финансы организаций, ресурсовый фонд. Бюджетная система, будучи элементом финансовой системы, самостоятельна и состоит из трех звеньев — федерального бюджета, бюджетов субъектов Федерации, местных бюджетов или из таких элементов, как доходы и расходы бюджетов всех уровней. В свою очередь доходы государства, будучи элементом системы второго уровня (бюджетной) или подсистемы первого уровня (финансов), состоят из таких подсистем (или элементов), как налоговые и неналоговые доходы[4].

В уголовно-правовой и криминологической науке большинство специалистов характеристику непосредственного объекта налоговых преступлений связывают с финансовым оборотом в части формирования доходной части государственного бюджета. Однако сложилась и альтернативная позиция, в соответствии с которой непосредственным объектом налоговых преступлений следует считать общественные отношения, возникающие в процессе исчисления налогов и иных обязательных платежей и их своевременной и полной уплаты.

Дискуссия по поводу содержания непосредственного объекта налоговых преступлений укладывается в рамки спора о приоритетности материальной или процессуальной (процедурной) стороны налоговых правоотношений. Непосредственным объектом преступлений, совершаемых в сфере налогообложения, является налоговая безопасность. Как институциональное понятие она, несомненно, охватывает и материально-правовой, и процедурный, и организационно-управленческий аспекты налоговых правоотношений.

Содержательная сторона объекта (как, впрочем, и объективной стороны) этой группы преступлений связана с сущностью налоговых правоотношений, их структурой. Анализу подлежит пирамида социально-экономических институтов «финансы — финансовая система», «бюджет — бюджетная система», «налоги — налоговая система». Это та самая категориально содержательная «ось», в связи с элементами которой и можно выстроить пирамиду объектов налоговых преступлений, определить их общественную опасность и социально-правовую природу соответствующих уголовно-правовых запретов.

Анализ понятий, отражающих содержание систем экономической, финансовой и налоговой безопасности как объекта налоговых преступлений, позволяет оценить и общественную опасность этой группы деяний. Пленум Верховного суда РФ в Постановлении от 04.07.1997 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» указал, что общественная опасность уклонения от уплаты налогов заключается в умышленном невыполнении конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57 Конституции РФ), что влечет непоступление денежных средств в бюджетную систему страны. Общественную опасность наиболее распространенных налоговых преступлений (уклонение от уплаты налогов) Верховный суд РФ связывает с формированием бюджетной системы государства. Такая взаимосвязь соответствует сложившемуся в теории подходу, согласно которому уголовное право представляет собой наиболее эффективный и жесткий регулятор налоговых правоотношений, направленных на защиту налоговой и бюджетной систем от преступных посягательств.

Применительно к принципам финансовой и бюджетной политики государства общественная опасность налоговых преступлений заключается в том, что они подрывают единство бюджетной системы, нарушают самостоятельность бюджетов разных уровней, полноту отражения их доходов и расходов, сбалансированность бюджета, эффективность и экономность использования средств, общее (совокупное) покрытие расходов бюджетов, их достоверность, а также адресность и целевой характер бюджетных средств.

В последние годы формируется мнение о том, что налоговые преступления настолько общественно опасны, что подлежат оценке не как экономические (финансовые), а как государственные и даже конституционные. Так, по мнению Р.А. Алексеева, неправильное определение объекта налоговых преступлений приводит к недооценке их общественной опасности. Налоговые преступления должны быть отнесены к категории государственных преступлений[5]. Аналогичную позицию занимает А.И. Сотов[6]. Руководствуясь сходными соображениями, К.К. Саркисов предлагает переместить статьи 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ главы 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» из разд. VIII «Преступления в сфере экономики» в разд. X «Преступления против государственной власти». При этом в УК РФ он предлагает ввести главу 29.1 «Преступления против основ конституционного строя и налоговой безопасности государства»[7].

Практически эта мысль заложена в Постановлении Конституционного суда РФ от 17.12.1996 № 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части 1 статьи 11 Закона РФ от 24 июня 1993 г. “О федеральных органах налоговой полиции”», определяющем налог как необходимое условие существования государства. Поэтому и обязанность платить налоги, закрепленная в ст. 57 Конституции РФ, распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования государства. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну. Напротив, он обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе были бы нарушены права, охраняемые законом интересы других лиц и государства. Взыскание налога не есть произвольное лишение собственника его имущества. Оно представляет собой обусловленное конституционной публично-правовой обязанностью законное изъятие части имущества.

При всей жесткости формулировки Конституционного суда РФ речь идет не о сугубо юридической стороне вопроса, а скорее о социальном аспекте налогов и функциях налогообложения, потому что в конечном счете налоги являются необходимым условием существования государства. Роль налогов в отправлении государством его важнейших функций опосредуется рядом экономико-правовых институтов. Среди них финансовая, бюджетная и налоговая системы государства в их содержательной иерархичности. Налог как экономическая и правовая категория относится, несомненно, к налоговым правоотношениям, опосредованно обеспечивающим нормальную реализацию бюджетных, финансовых, экономических правоотношений, а также выполнение государством соответствующих функций.

Таким образом, предложение приравнять налоговые преступления к государственным по признаку совпадающего объекта содержат логическую ошибку, поскольку не учитывают специфичную опосредующую роль налогов и налогообложения в обеспечении функций государственного управления. Что же касается предложений включить налоговые преступления в группу конституционных, то ситуация еще более очевидна. Доведя логику такой постановки вопроса до «крайней точки», к преступлениям против конституционного устройства можно отнести любое преступление, социально-правовой запрет на которое так или иначе связан с конституционной декларацией. Правовые решения такого рода должны быть более рациональными. Действительный объект налоговых преступлений, несмотря на их высокую общественную опасность, органично вписывается в систему налоговой, а затем финансовой и экономической безопасности.

Общественная опасность налоговых преступлений тесно связана с их социальными последствиями, отражающими потенциальную или реальную вредоносность деяния, т. е. его способность причинить вред наиболее важным институтам и интересам личности, общества и государства.

 

Библиография

1 См.: Финансовый словарь / Под ред. Г.А. Никитенко. — М., 2002. С. 276.

2 См.: Ролик А.И. Налоговая преступность: криминогенные детерминанты и предупреждение (по материалам о налоговых преступлениях в рыбной, лесной отраслях и топливно-энергетическом комплексе Дальневосточного федерального округа): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Владивосток, 2003. С. 9.

3 См.: Сенчагов В.К. Индикативная система экономической безопасности // Экономическая безопасность России / Под ред. В.К. Сенчагова. — М., 2005. С. 75.

4 См.: Артемов Н.М., Ашмарина Е.М. Роль налогов и налогового права в обеспечении прямой и обратной связи в процессе государственного регулирования хозяйственных процессов // Право и политика. 2000. № 9. С. 19.

5 См.: Алексеев Р.А. Уголовно-правовые, процессуальные и криминалистические аспекты привлечения подозреваемого в качестве обвиняемого по делам об уклонении от уплаты налогов с организации // Сетевой научный электронный журнал Кубанского аграрного гос. ун-та. 2003. № 11.

6 См.: Сотов А.И. Уголовная ответственность за нарушения налогового законодательства // Ваш налоговый адвокат. — М., 1997. Вып. 1. С. 270—271.

7 См.: Саркисов К.К. Налоговые преступления: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2005. С. 10—11.