УДК 347.736
 
В.С. ЧЕРНИКОВ,
кандидат юридических наук, президент коммерческого банка «Холдинг-Кредит»
 
Предлагаются нестандартные пути выхода из кризиса, вызванного в том числе агрессивным потребительским кредитованием финансово-банковскими структурами. Среди них — списание долгов некоторой части заемщиков, повышение эффективности деятельности менеджмента.
Ключевые слова: банковский кризис, глобальные причины банковского кризиса, реформирование современного мирового экономического порядка, новые мировая и региональные валюты.
 
The finance and banking crisis in Russia and the problems of strengthening of a legal and economic order
V.S. Cernikov 
This article is devoted to the actual problems modern of the world finance and banking crisis. The author puts forward non-standard ways of the overcoming the crisis caused by the aggressive consumer crediting by finance and banking structures, including writing down of debts of some borrowers, increasing effectiveness of managers, management of own business and others.
Keywords: banking crisis and its worldwide reasons, reforming of the modern international economic order, new world and regional currencies.
 
Современный мировой финансово-банковский кризис — самый опасный за последние десятилетия. Не случайно пути выхода из него впервые совместно ищут ведущие страны мира, а не отдельные государства или международные организации.
Стремление не допустить в качестве его последствий глобальной смены экономической модели объединило и государство как самый мощный публично-правовой институт, и представителей финансово-банковского сообщества, т. е. основных игроков современного рынка, и научное сообщество как модулятор идей и парадигм современного социально-экономического развития.
К началу XXI века в большинстве развитых стран мира, в том числе и в Российской Федерации, утвердилась экономическая модель социально ориентированной рыночной экономики, антиподом которой стала плановая экономика с элементами командно-административного управления, существовавшая довольно длительный период XX века в ряде стран мира и имеющая место в  ряде государств еще и в наши дни. Усиление режимов государственного регулирования и контроля в сфере экономики, связанное с преодолением кризисных явлений, не должно привести к  установлению административного регулирования экономическими отношениями, хотя преодоление экономического кризиса всегда влечет интенсификацию государственного вмешательства в экономику. Правда, помощь государства обычно носит временный характер и не предполагает замену предпринимателей как хозяйствующих субъектов рынка. Поэтому причины текущего мирового финансового кризиса общество и государство должны осмыслить совместно и выработать пути посткризисного развития, а также совершенствования и оптимизации методов управления экономическими отношениями и их регулирования, что опять же представляет собой общую задачу политиков, правительств, представителей правовой и экономической науки, теоретиков управления и бизнес-сообщества.
Отметим, что в России мировой глобальный кризис не связан с процессами перепроизводства. Напротив, наши финансовые проблемы возникли в силу крупных заимствований отечественных бизнес-структур на рынке международного кредита и оборота этих средств в сфере производных финансовых инструментов (ценных бумаг) при стагнирующем производстве, а также в связи с высокой зависимостью экономики от мировых цен на энергоносители.
К сожалению, пока большинство предложений политиков, экономистов, руководителей финансовых структур и государственных органов в сфере экономики связано с поиском способов восстановления статус-кво в части стимуляции совокупного общественного спроса. Фактически подобный возврат назад, в «светлое прошлое», означает поиск пути в обратном направлении. Желание вполне благое и понятное: слишком хорошо жилось основной части мирового сообщества последние 20 лет, когда уровень жизни рос за счет расширения потребления товаров и услуг. Справедливости ради отметим, что хорошо жилось не по средствам, поскольку потребитель реально не зарабатывал тех сумм, которые тратил. Совокупный общественный спрос стимулировало проводимое финансово-банковскими структурами активное, а точнее агрессивное, потребительское кредитование, а не улучшение производственных факторов. И хотя реальных оснований для такого повышения уровня жизни на самом деле, как показал нынешний кризис, не было, сложившаяся в настоящее время ситуация исключает возможность возврата этих кредитов.
Политика экономического роста, основанная на искусственном стимулировании совокупного потребительского спроса, не подкрепленного ростом производительности труда, модернизацией основных производственных фондов, внедрением новых технологий, и базирующаяся на мировой валюте одного государства, объективно исчерпала себя и логично завершилась мировым финансовым кризисом. В принципе, эти проблемы должны были проявиться раньше, но их наступление откладывалось в силу происходящих в мире различных политических процессов и глобализации.
Так, в конце 80-х годов ХХ века разрушился восточный блок, а в начале 1990-х годов распался Советский Союз и практически повсеместно произошло крушение коммунистических режимов. Пал железный занавес, при этом самоопределились бывшие советские республики и страны, входившие в состав СЭВ. Сформировавшееся  обширное европейско-азиатское постсоветское экономическое пространство и рост мировой экономики хотя и кратковременно, но достаточно сильно стимулировали геополитический компонент.
Кроме того, нельзя забывать и об имевших место процессах глобализации, повлекших расширение Европейского союза. Темпы экономического роста постепенно замедлились, процесс развития начал пробуксовывать, и экономика в конце концов «захлебнулась». Таким образом, стимулирование роста экономики оказалось недостаточным и недолговременным, а поиск новых путей — процесс  хотя и весьма привлекательный, но, как свидетельствует анализ причин кризиса, непродуктивный и бесперспективный, поскольку почти гарантирует путь назад, в «светлое прошлое».
Выявление глобальных причин наступления кризисных явлений в мировой и отечественной экономике считаем первоначальной задачей при поиске путей и средств  преодоления кризиса. Если этого не сделать сейчас, то мировой финансовый кризис может перерасти в кризис систем государственного и общественного развития, поскольку все три глобальные социальные системы — экономика, общество и государство — тесно взаимосвязаны и взаимозависимы.
Вместе с тем следует признать, что эффект использования применявшихся ранее методов в настоящее время будет невысок.  Вполне понятно, что никакие региональные конфликты (к примеру, как на Балканах) или военные операции (подобные имевшим место в Афганистане и Ираке) уже не способны «разогреть» на наших глазах «остывшую» экономику. Кроме того, подобные методы решения экономических проблем задействуют политические и социальные механизмы, негативный результат от срабатывания которых, вполне вероятно, может не оправдать эффект достигнутых экономических изменений. К тому же вооруженный конфликт в мировом масштабе способен вызвать не только смену экономической модели хозяйствования, но и непоправимые с точки зрения современной цивилизации социальные последствия (не будем забывать о накопленных в мире ядерных ресурсах).
Поэтому все попытки оживить экономику старыми методами, думается, обречены на провал в силу неспособности достичь экономического прогресса. И хотя теория повышения совокупного спроса сыграла в свое время положительную роль в восстановлении экономики и дала ей более чем на полвека новый импульс в развитии, поиск новых методов стимулирования спроса полагаем неверным в силу следующего.
В экономической теории существует позиция, согласно которой не следует отказываться ни от одного метода достижения цели, потому что ни одна методология полностью не исчерпывает себя, устаревают лишь выводы. Тем не менее на смену всем рано или поздно отживающим экономическим теориям приходят новые, более современные, которые позволяют цивилизации, реформировав экономику, развиваться дальше, не изменяя при этом сути экономической модели, т. е. рыночной экономики. Не является исключением и теория совокупного потребительского спроса, просто ее «золотой век» циклически завершился. Но принцип рыночной экономики не должен быть утрачен  хотя бы в силу того, что объективных предпосылок для изменения рыночной экономики как сути экономической модели нет.
Понимая это сейчас, нельзя исключить попытку оставить практически «все как было», которая может вызвать социальный взрыв и, как следствие, слом всей экономической модели (иными словами, экономического строя), причем даже не в отдельном государстве, а во многих странах мира. У России, пережившей во втором десятилетии ХХ века социальную революцию, такой печальный опыт имеется.
Считаем, что самое главное сейчас — сохранить рыночный характер экономики. Реформировать следует лишь отдельные позиции, на которых основана ее современная модель, не отступая при этом от принципа рыночности. Надо менять основные начала современного мирового экономического порядка, т. е. реформировать его исходные основы и не пытаться что-то изменить на скорую руку. Мировую экономическую политику следует формировать исходя из высших общественных ценностей и потребностей, закрепленных в международных договорах и соглашениях, а не из приверженности выдающихся личностей и даже мировых держав каким-либо политико-экономическим доктринам.
Своевременное осознание объективной необходимости основательных реформ устройства современного экономического миропорядка будет способствовать преодолению кризиса, а также повышению вероятности спасения главного: рыночного характера экономики и одновременно ее социального  мирового порядка. Следует наконец уяснить, что проблему экономического роста не решить посредством стремления к стимулированию совокупного спроса. Новые средства активации совокупного спроса способны дать лишь временную передышку, поскольку спрос представляет собой следствие, результат работы экономической системы, а не цель ее развития.
Мировое сообщество стоит на пороге колоссальных изменений, таких как перемещение финансово-экономических центров на Восток, формирование новой мировой валюты и региональных валют, изменение европейского экономического пространства, расширение исламской экономической идеологии и даже глобальные социальные потрясения. В этой связи  предстоит определить общемировые социально-экономические приоритеты, которыми должны стать прежде всего рынок, право частной собственности и другие права и свободы граждан, международное экономическое сотрудничество.
Поскольку рыночная экономика — одно из главных завоеваний человечества, для сохранения ее специфического характера, возможно, придется пожертвовать многим. Уместно вспомнить русскую поговорку: «Снявши голову, по волосам не плачут».  В связи с этим при принятии государственных антикризисных мер следует решать вопрос не о спасении от банкротства тех или иных компаний или от разорения отраслей хозяйства  и даже не о падении международного влияния конкретных государств и институтов. Едва ли стоит также переживать по поводу предстоящего краха многих банков и даже банковских систем, потому что нецелесообразно искусственно поддерживать на плаву проблемные правовые и экономические институты. В этих условиях кризис —  шанс для проверки их экономической адекватности.
Бесспорно, банки в свое время внесли существенный вклад в стимулирование совокупного общественного спроса,  и это обстоятельство способствовало повышению уровня жизни населения. В этих целях банки усиленно развивали потребительское кредитование, т. е. кредитование граждан как потребителей (кредитование деньгами, в том числе в торговых сетях, автокредитование, ипотека и др.). Подобная практика существенно стимулировала экономический рост, так как способствовала созданию дополнительного спроса.
С позиций современной социально-экономической ситуации подобное кредитование было не всегда оправданным: кредиты часто были высокорискованными, и в результате граждане часто не в состоянии  вернуть изначально непосильные для них кредиты. Анализ подобных действий финансово-банковских структур и торговых сетей позволяет заключить, что, злоупотребляя доверчивостью и экономической неграмотностью заемщиков, эти структуры  часто взимали с них проценты за какие-либо дополнительные услуги (оценку, страховку и т. п.). Заемщики в основном изначально в силу своего социально-экономического положения (уровня дохода, социального статуса и др.) были неспособны расплатиться с  долгами даже в условиях нормально функционирующей экономики. В текущем экономическом кризисе длительные сроки кредитов, низкие процентные ставки не позволят должнику в случае потери работы (как правило, основного источника дохода) вернуть взятые в долг денежные средства.
На наш взгляд, целесообразно изменить методы, способы и качество управления  экономическими отношениями. Настало время кредитным организациям пожертвовать долей прибыли и совместными усилиями банков, государства и общества просто списать значительную часть потребительских кредитов. Тогда выделяемые государством средства можно использовать не на спасение тонущих «кораблей экономики», а в других целях.
В этой связи законодателю, на наш взгляд, следовало бы запретить банкам розничное потребительское кредитование граждан, тем самым прекратив наращивать суммы потенциальных неплатежей по кредитам.
По своей сути, банки должны кредитовать не граждан-потребителей, не домохозяйства, а бизнес, коммерческие организации, способные за счет прибыли возмещать получаемые кредиты, ибо их изначальная задача — воспроизводство капитала.
В процессе поддержки банковской системы государство могло бы за счет накопленных стабилизационных ресурсов выкупить у банков со значительным дисконтом задолженность по кредитам граждан-непредпринимателей. При этом государству стоило бы уступить гражданам их же долги с еще с большим дисконтом, потерей процентов и других неполученных с кредитов доходов. Возможен и иной путь: сами граждане в определенные сроки гасят свои значительно дисконтированные кредиты, что уже не будет для них непосильным бременем. Предлагаемый выход, безусловно, несправедлив с точки зрения экономической, предпринимательской, однако только таким путем можно предотвратить социальную напряженность в обществе.
Кризис выявил неэффективность деятельности и собственника, и менеджмента. При этом объективной реальностью можно считать повсеместное перемещение экономического актива от собственника к менеджеру, который на практике  (даже в банках) осуществляет реальное управление. К сожалению, упустили главное: в отличие от наемного менеджера, только бизнесмен имеет предпринимательскую жилку и  личную заинтересованность в преумножении именно своего капитала. В большинстве крупных компаний правомочия владения, пользования и по большей части распоряжения активами собственника фактически осуществляет менеджмент, т. е. профессиональные управ-ляющие, потому что, как принято считать, менеджеры профессиональнее собственников. Но при этом  о бремени ответственности и собственников, и менеджеров вопрос не стоит. В результате предпринимательство фактически заменило управление, качество которого не совершенствовалось. Не случайно менеджер в процессе развития отданного ему в управление актива стал неэффективен.
Другими словами, отдаление собственников компаний от управления своими активами мы также признаем одной из основных причин текущего экономического кризиса. Сложившееся положение, закрепленное, к сожалению, в законодательстве, часто препятствует участию собственников в реальном управлении предприятиями. В России, да и в некоторых других странах, органы, уполномоченные выступать от имени собственников, именуются даже не советами директоров, а наблюдательными советами. Эта оговорка означает, что собственники и их представители имеют лишь почетное право наблюдать. Кроме того, в состав советов директоров или наблюдательных советов стали включать так называемых независимых директоров, выхолостив тем самым идею о решающем слове владельца в управлении предприятием.
Корпоративное законодательство практически всех стран также ограничивает участие членов советов директоров в деятельности исполнительных органов хозяйственных обществ. Что касается российского законодательства, то члены советов директоров (наблюдательных советов) в исполнительных органах хозяйственных обществ не могут составлять более 25%. Такое ограничение, умышленно отдаляющее управление предприятиями от их собственников, представляется надуманным и противоречащим самой идее свободного частного предпринимательства. Подобный способ участия владельцев в управлении своими компаниями, на наш взгляд, приемлем лишь для неэффективных собственников.
Полагаем целесообразным поощрять реальных акционеров за участие в представительных органах, а также в непосредственном управлении хозяйственными обществами. Законодателю, думается,  следует в сфере управления предприятиями расширить полномочия органов, сформированных их собственниками, и вернуть им в рамках правового регулирования их законное правомочие управлять своим бизнесом.
Другой аспект названной проблемы обусловлен элементами неэффективности самого собственника. Порой предприниматели, увлекшись лишь увеличением своего капитала и, как следствие, слияниями и поглощениями,  практически отказываются от оперативного управления бизнесом, т. е. от развития потенциала его внутреннего роста, и перепоручают эту функцию менеджерам. Такая позиция собственников применительно к своему бизнесу обусловила неэффективность управления им.
Для стимуляции экономического роста как способа преодоления кризисных явлений на предприятия следует вернуть эффективных собственников либо задействовать механизмы эффективного менеджмента. Самый простой путь при этом — самим владельцам бизнеса заняться его непосредственным управлением. Государство как самый мощный публично-правовой институт должно обязать владельцев бизнеса нести бремя ответственности за свое имущество в части управления им. В сложившейся ситуации собственникам предстоит либо вернуться к реальному управлению своим бизнесом, либо в будущем потерять его. В России, например, некоторые бизнесмены уже возвращают себе статус генеральных директоров своих корпораций и холдингов (вместо председателей наблюдательных советов), а другие просят государственной поддержки. Национализация во втором случае — неплохой способ отошедшему от активной деятельности предпринимателю сохранить вложенные в бизнес средства. Самые нерасторопные бизнесмены, видимо, будут вынуждены обанкротиться.
На наш взгляд, объективной реальностью сейчас следует считать начавшийся процесс развития новой стадии рыночной экономики — государственно-менеджерской.
Важный атрибут современной экономики — повсеместное аккумулирование государством огромных массивов собственности. Отдаление неэффективного собственника от бизнеса и параллельно происходящая в условиях текущего кризиса национализация —  закономерный этап развития рыночной экономики.
Владея значительными финансово-экономическими активами, государство, думается, определенное время будет оставаться собственником крупнейших групп и компаний. В этой связи в развитии экономики значительно возрастает роль менеджеров, уполномоченных государством на управление этими корпорациями. Осуществляя управление хозяйственными структурами,  де-факто они будут выступать в качестве квазисобственников. Следовательно, законодателю следует повысить их ответственность за результаты своей деятельность. Через такой экономический, правовой и управленческий механизм государственные менеджеры, наделенные полномочиями собственника и вместе с тем ответственные за вверенное им имущество, займутся непосредственным управлением данными предприятиями и смогут даже  развивать их в условиях складывающейся на наших глазах государственно-менеджерской рыночной экономики.
Итак, на предотвращение вполне реальной, на наш взгляд, угрозы смены экономического и общественного порядка, как последствия текущего мирового кризиса, следует направить все силы.
В целях преодоления кризисных явлений, независимо от причин их возникновения в экономиках разных стран, основываясь на принципе сохранения глобальных общественных ценностей, и прежде всего главной из них — рыночной экономики, предстоит сменить ориентиры экономического развития.