Е.В. ТРОФИМОВ,

кандидат юридических наук, доцент Хабаровской государственной академии экономки и права

 

Статья посвящена исследованию содержания и формы награды как блага, социального поощрения.  Автор рассматривает награду в единстве правового и социального, формального и материального аспектов.

Ключевые слова: поощрение, награда, наградной символ, наградной документ.

 

Form and content of awards

E. Trofimov.

 

The article deals with the content and form of awards as the benefits of social promotion. The author considers the award in the unity of the legal and social, formal and material aspects.

 Keywords: promotion, reward, premium character award document

 

Награда как благо, внешняя сторона наградного действия и его объективация имеют определенные форму и содержание.

Содержанием награды выступает благо, даваемое награждаемому лицу награждающим. Нередко награда содержит несколько таких пожалований: например, Почетная грамота Президента Российской Федерации предполагает также вручение нагрудного знака, а награждение орденом «Родительская слава» сопровождается также вручением грамоты о награждении, двух знаков ордена для ношения в торжественных случаях, двух миниатюрных копий знака ордена для повседневного ношения и единовременного денежного поощрения в размере 50 000 рублей.

Блага, содержащиеся в награде, можно разделить на две группы: наградные символы и социально-правовые преимущества. Наградные символы — это внешние отличия награжденного лица, которые обладают репрезентативностью и способны выполнять все функции награды. Социально-правовыми преимуществами будут выступать моральные (психические), материальные (имущественные) и организационные блага, не выступающие в роли отличительных символов. Например, социально-правовыми преимуществами могут быть право бесплатного проезда, льготное санаторно-курортное обслуживание, первоочередное или внеочередное предоставление жилья, право внеочередного приема должностными лицами, право присутствовать на юбилеях, парадах, официальных приемах и других торжественных мероприятиях, преимущественный карьерный рост, надбавка к заработной плате, ежемесячное денежное содержание, дополнительный отпуск без сохранения заработной платы, налоговые льготы.

Иногда провести различие между наградным символом и социально-правовым преимуществом затруднительно. Это касается, прежде всего, материальных (имущественных) благ в виде регулярных денежных предоставлений, которые граничат со стипендиальными выплатами. Впрочем, разница между наградным символом и социально-правовым преимуществом награжденного лица наиболее рельефно усматривается в следующих признаках, ввиду чего и проводится различие между ними.

Во-первых, все наградные символы, полагающиеся по соответствующей награде, предоставляются награждающим субъектом одновременно — в виде права награжденного лица на их получение. Предоставление же социально-правовых преимуществ связано с дополнительными условиями, иногда даже со специальным волеизъявлением награжденного лица и соблюдением особой процедуры. Более того, социально-правовые преимущества могут дополнительно устанавливаться после награждения или же быть изменены или упразднены со временем, тогда как дополнение, изменение или изъятие награды невозможны без достаточных к тому оснований, предусмотренных самими источниками наградного дела, то есть без отмены награждения или лишения награды.

Во-вторых, наградные символы устанавливаются источником наградного дела вместе с наградной формой. Социально-правовые блага предусматриваются нормативными источниками другого рода. Речь идет, например, о законодательстве в сфере социального обеспечения, законодательстве о налогах и сборах, жилищном законодательстве, трудовом законодательстве, законодательстве о государственной службе. Как особый предмет регулирования социально-правовые преимущества, хотя они и связаны с актом награждения как непременным условием их предоставления, все же относятся к сфере иных отраслей регулирования, чем награды, выступая их своеобразными последствиями, так сказать дополнительными благами. И эти дополнительные блага вовсе не обязательно будут предоставлены награжденному и приняты им так же, как были ему предоставлены и были им приняты наградные символы.

В-третьих, в данной наградной системе наградные символы могут быть наградной формой, тогда как для социально-правовых преимуществ такая роль нетипична.

Наградной формой (формой награды) выступает тот наградной символ, который дает наименование соответствующей награде. Причем выбор формы — это произвол учредителя награды, предмет для его выдумки, ввиду чего наградная форма может быть весьма странной. Так, в качестве формы награды (государственной награды) субъекта Российской Федерации трижды использовалось занесение в книгу (на доску) почета: занесение на Доску почета «Трудовая слава Липецкой области», занесение в Книгу Почета Ярославской области и включение в Государственную книгу «Заслуженные люди Тувы XX века». Однако волю (произвол) законодателя в названных случаях юридически оспорить невозможно.

Следует отменить и то немаловажное обстоятельство, что наградной формой не всегда избирается тот наградной символ, который наиболее пригоден для выполнения всех функций награды. Скажем, Почетная грамота Президента Российской Федерации, избранная в качестве формы данной награды, по своей демонстративности явно уступает нагрудному знаку, который вручается к Почетной грамоте. Аналогично, и благодарность Президента РФ (устная наградная форма) по своей презентабельности несравнима с вручаемым награжденному бланком благодарности (документарная наградная форма).

Особо остановимся на таком распространенном явлении как наградные документы. Этот термин довольно распространен в фалеристике. Например, по мнению В.Д. Кривцова, наградные документы — это государственные документы, удостоверяющие награждение орденом или медалью; к наградным документам относятся: орденская книжка, грамота, свидетельство о награждении и др.[1]  Более точно было бы говорить, что наградной документ — это документ в печатной (бумажной) форме, воспроизводящий с той или иной степенью точности акт о награждении. В этом качестве наградной документ — это копия акта-документа, форма документирования юридического факта награждения. Наградной документ выполняет множество функций награды или даже все эти функции. Наиболее очевидная роль наградного документа — удостоверять факт награждения в отношениях с членами социальной группы, которым лично не известен с достоверностью факт награждения данного лица.

Наградной документ — это наградной символ, использование которого задействует коммуникативный процесс. Причем типичной особенностью этой коммуникации является ее открытость, противостоящая обособлению социальной группы и интегрирующая данную социальную группу в общество носителей соответствующего языка. В самом деле: символ понятен определенной социальной группе, но символ в документарной форме, исполненный на общеупотребительном языке, легче становится средством межгрупповой коммуникации. Поэтому о наградных документах как наградных символах в этом отношении можно говорить особо.

Наградные документы довольно разнообразны, в этой роли могут выступать удостоверения, орденские книжки, свидетельства, грамоты и т.п. Благодаря своей документарной форме наградные документы как средство межгрупповой коммуникации пересекаются с наградными символами, также имеющими документарную форму. На практике бывает затруднительно провести разграничительную линию между ними. Например, награжденному благодарностью лицу выдан также бланк благодарности. Что это: просто еще один наградной символ или специальное удостоверение, предназначенное для межгрупповой коммуникации? Сказать трудно. Еще сложнее с наградой, имеющей форму почетной грамоты и содержащей только этот единственный наградной символ. Попытка вычленить для наградных символов в документарной форме цель межгрупповой коммуникации, скорее всего, будет обречена на провал, ибо такие частные намерения учредителя награды обычно остаются за рамками источника права и не поддаются надежному толкованию. Данное затруднение при вычленении из наградных символов, имеющих документарную форму, особой группы наградных документов, предназначенных также для межгрупповой коммуникации, вряд ли может быть разрешено удовлетворительным образом. Тем более, что существуют награды, учрежденные в социальных группах, более или менее совпадающих с группой носителей соответствующего письменного языка (награды государства и награды национально-территориальных образований).

Говоря о форме и содержании награды, следует интересные случаи, когда под видом (формой) награждения скрываются социальные действия и общественные отношения вовсе не наградного свойства.

Прежде всего здесь идет речь идет об обидных наградах (антинаградах), выполняющих функцию не социального одобрения, а официального или общественного порицания. Например, 22 июля 1709 года (по старому стилю) Петр I дал указ в Ижорскую канцелярию: «Зделать тот час манету серебряную весом в десять фунтов, а на ней вырезать Иуду на асине повесившагося и внизу тридесять сребреников лежащих, и при них мешек, и назади подпись: треклятый сын погибельный Иуда, еже за сребролюбие давится. Да к той манете зделать чепь в два фунта, и прислать тое монету в военной поход на нарочней почте немедленно». Эта «манета», больше известная как орден (или медаль) Иуды, предназначалась для награждения гетмана И.С. Мазепы за предательство. Ввиду скорой смерти гетмана вручение ордена Иуды не состоялось, и пятикилограммовый серебряный орден на цепи носил князь Ю.Ф. Шаховской во время «всепьянейшего и всешутейшего собора»[2]. Вообще же орден Иуды предполагалось вручить гетману вместо ордена Святого апостола Андрея Первозванного, которым Петр I наградил Мазепу в 1700 году и которого он был лишен в ходе гражданской казни в Глухове 12 ноября 1708 г.[3]

Тем же Петром I в 1714 году была учреждена чугунная медаль «За пьянство» в форме восьмиконечной звезды весом 17 фунтов (почти 7 кг), которая чугунной цепью крепилась к чугунному же ошейнику и вешалась на шею пьяницы[4]. В XVIII веке эта «медаль» различного веса (насколько известно автору, от 4 до 14 кг) получила широкое распространение и в настоящее время выставляется в экспозициях многих отечественных музеев, включая Государственный исторический музей (г. Москва).

В 1980 году Джон Уилсон основал премию «Золотая малина» (The Golden Raspberry (Razzie) Awards). Эта ежегодная премия является пародией на шоу-награды вообще и на знаменитый Оскар — в частности. Премию в виде пластмассовой ягоды малины, покрытой золотой краской, присуждает Фонд «Золотая малина» (Golden Raspberry Award Foundation — G.R.A.F.) по результатам анонимного голосования членов Фонда в сети Интернет. Первое награждение состоялось за кинематографические работы 1980 года. Однако исполнение «наградного акта» совершилось не скоро. Впервые эта премия была вручена только в 16-м сезоне награждения (1996 год), когда на церемонию вручения премии явился Пол Верховен, признанный худшим режиссером 1995 года за фильм «Showgirls»[5]. Российским аналогом американской «Золотой малины» является ежегодная «Серебряная калоша», которую в 1996 году учредило радио «Серебряный дождь» за самые сомнительные достижения в области шоу-бизнеса[6].

Антинаграды являются, по существу, наказанием (социальным порицанием), однако им придана форма и обрядовость наградного процесса. В этом случае антинаградная материя (означаемое) отрицает облекающую ее форму (означающее), и этот противоречивый символ имеет смысл во вторичной семиотической системе (мифе о «заслугах» награжденных) и образует пародийную риторику , высмеивание антизаслуг «награжденных»[7]. Разумеется, нельзя в наградную систему включать «награды», учрежденные для высмеивания антизаслуг. Если награжденный является за получением антинаграды, сознавая смысл происходящего, то все действо становится пародией и игрой в «награждение», не являясь таковым по существу.

Обратный пример противоречия формы и содержания награды и наградного правоотношения предоставляет награда типа «снятие взыскания». Хотя законодатель и многие ученые считают необходимым отнести снятие взыскания к поощрениям, индивидуальная депенализация за заслуги все же не может признаваться наградой, поскольку благо, которое, несомненно, получает «награждаемый», не сопровождается наградной формой. В депенализации не усматривается наградного процесса с присущими ему торжественностью, гласностью и обрядовостью, а объявление о таком награждении будет одновременно повторным объявлением о ранее назначенном наказании, то есть повторным актом о наказании. Более того, сама награда «снятие взыскания» не имеет явной наградной формы-символа, который выполнял бы репрезентативную функцию в системе этикета. Лицо, с которого снято взыскание, не может пользоваться за это в социальной группе особым положением, так как такого «награжденного» всего лишь возвели в обычное для членов социальной группы состояние «ненаказанности». Таким образом, признаки награды применительно к такому «поощрению», как снятие взыскания, явно отсутствуют.

Хотя во многих сферах общественной жизни нередко приходится наблюдать разрыв между действительным социальным содержанием и правовой формой общественных отношений, в наградных отношениях такое расхождение формы и содержания невозможно. Форма наградного отношения: наградное производство и наградные формы-объекты (внешние знаки отличия) — без содержания, адекватного этой форме, есть демонстрация абсурда и потому вызывает улыбку, как полная орденов грудь Л.И. Брежнева. В свою очередь наградное содержание, то есть предоставление социального блага за заслугу, тогда, когда это содержание не облечено в соответствующую форму, непригодно для системы социального этикета и не способно выполнять функции награды.

Все вышесказанное демонстрирует существенные особенности наградных отношений, неразрывную связь в них правового и социального, формального и материального. Без этого единства награда перестает быть таковой.

 

Библиография

1 См.: Кривцов В.Д. Аверс № 6. Каталог-определитель светских орденов и медалей. — М., 2003. С. 7.

2 См.: Уханова Е. Медаль для «нового Иуды» // Родина. 2007. № 11; Платонов С.Ф. Орден Иуды 1709 г. // Летопись занятий постоянной Историко-археографической комиссии за 1926 г. — Л., 1927. Вып. 1 (34).

3  См.: Дуров В. Ордена России. — М.: Воскресенье, 1993. С. 17; Бантыш-Каменский Д. История Малой России от водворения славян в сей стране до уничтожения гетманства. — Киев, 1903. С. 401.

4 См.: Чепурнов Н.И. Наградные медали Государства Российского. Энциклопедическое иллюстрированное издание. — М.: Русскiй мiръ, 2000. С. 9.

5  Электронный ресурс: www.razzies.com.

6  Электронный ресурс: www.silver.ru.

7  См.: Барт Р. Мифологии; Риторика образа // Барт Р.Избранные работы: Семиотика. Поэтика: Пер. с фр. / Сост., общ. ред. и вступит. ст. Г.К. Косикова. — М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994. С. 74-105, 316.