УДК 343.915(091) 

Страницы в журнале: 155-158

 

Д.Ю. КУЗНЕЦОВ,

аспирант Орловского государственного университета e-mail: demetrio.k@yandex.ru

 

Исследуется проблема противодействия преступности несовершеннолетних; рассматривается процесс формирования государственно-правовой политики по противодействию криминальному поведению детей и подростков в России во второй половине XIX - начале ХХ вв. и предлагается его периодизация.

Ключевые слова: преступность несовершеннолетних, уголовная политика, правовой статус несовершеннолетних преступников.

 

The forming of a state policy of the counteraction to the criminality  of the minors in Russia at the end of the 19th - beginning of the 20th centuries

 

Kuznetsov D.

 

The problem of combating juvenile delinquency, the process of formation of state-legal policy to counter the criminal behavior of children and adolescents in Russia in the second half of XIX - early XX centuries and offered his periodization.

Keywords: juvenile delinquency, criminal policy, the legal status of juvenile offenders.

 

Правовая система Российской империи, столкнувшись в 60-е годы XIX века с проблемой роста преступности несовершеннолетних, вошла в новую эпоху своего развития, характеризовавшуюся острой необходимостью оптимизации правовых механизмов уголовной ответственности и наказания лиц, не достигших совершеннолетия, а также организации системы реабилитации, ресоциализации и нравственного перевоспитания криминализованных детей и подростков.

В 1861 году в Российской империи был зафиксирован резкий рост анализируемых показателей: 433,5 тыс. подсудимых и 79,7 тыс. осужденных. Тенденция роста преступности проявлялась и далее. Так, в 1865 году из 510,5 тыс. обвиняемых по уголовным делам осуждено было 94 тыс. человек[1]. Если говорить о несовершеннолетних, то, как отмечается в юридической литературе, с 1874 по 1894 год число преступников в возрасте от 10 лет до 21 года (в 10 лет несовершеннолетний приобретал уголовную деликтоспособность, а в 21 достигал совершеннолетия) увеличилось почти в 2 раза[2].

Когда российское общество всерьез столкнулось с проблемами роста опасных социальных явлений в среде несовершеннолетних, решением данной проблема всерьез занялись представители, как юридической науки, так и властных структур. Именно тогда, по нашему мнению, уместно искать своего рода отправную точку, с которой началась активная теоретическая и законодательная деятельность по выработке и оптимизации государственно-правовой политики в области противодействия преступности лиц, не достигших совершеннолетия.

В этой связи утверждения ряда современных исследователей, принимающих в качестве отправной точки процесса становления государственной политики Росси в сфере борьбы с преступностью несовершеннолетних 1845 год[3], когда было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (далее — Уложение), представляются не вполне корректными. Действительно, этот нормативный правовой документ был первым в своем роде, который признавал за несовершеннолетними возрастные особенности, регламентировал возрастную дифференциацию преступников и предусматривал смягчение либо неприменение мер ответственности в отношении лиц, не достигших той или иной возрастной планки. Однако, по нашему мнению, опрометчиво говорить о том, что в Уложении всесторонне оговорен и закреплен специальный правовой статус несовершеннолетнего в рамках уголовного процесса. Кроме того, принятие Уложения в таком виде вовсе не свидетельствует об оформлении государственно-правовой политики в сфере противодействия преступности несовершеннолетних. Правовое регулирование, направленное на декриминализацию общества, является комплексом мер, затрагивающих как различные уголовно-правовые, процессуальные, уголовно-исполнительные аспекты, так и некоторые другие отрасли права и общественной жизни вообще.

Анализ научной литературы позволяет утверждать, что до реформ Александра II законодатель не преследовал цели создания нормативных правовых актов, направленных на профилактику детской преступности, и лишь в 1864 году впервые упоминается об отдаче несовершеннолетних преступников в особые учреждения — исправительные приюты[4]. На наш взгляд, очерчивание в законе возрастных ступеней ответственности еще не означает выделение несовершеннолетних из общей массы преступников. Подобные законодательные меры лишь свидетельствуют об уточнении понятия «преступник», определении возраста начала уголовного преследования и установлении ряда ограничений в связи с незрелым возрастом. Все это является необходимыми нормами, отсутствие которых в середине ХIХ века свидетельствует о достаточно низком уровне развития законодательства в сфере борьбы с преступностью несовершеннолетних.

Противодействие преступности несовершеннолетних есть комплексная, а также во многом обращенная к перспективе деятельность, следовательно, одним из основных компонентов борьбы с преступностью должны быть меры исполнительного характера, а также ресоциализации подлежащих исправлению детей и подростков. Таким образом, ключевыми элементами признания специального правового статуса несовершеннолетних правонарушителей являются отделение детей и подростков от взрослых преступников при отбывании наказания и принятие специального законодательного акта, сделавшего понятия малолетних и несовершеннолетних преступников легальными.

На основании изложенного представляется возможным в качестве отправной точки в процессе выработки государственно-правовой политики отечественного государства в области противодействия преступности несовершеннолетних назвать 1861 год, известный значительными преобразованиями, вошедшими в историю как Великие реформы.

Таким образом, первый этап выработки соответствующего среза государственно-правовой политики России связан с возникновением серьезной проблемы повышения криминальной активности детей и подростков и берет свое начало в начале 60-х годов XIX века, а завершается в 1897 году с изданием Закона «Об изменении форм и обрядов судопроизводства по делам о преступных деяниях малолетних и несовершеннолетних, а также законоположений об их наказуемости»[5], окончательно закрепившего специальный правовой статус данной категории лиц, выведя их из общей массы преступников в уголовно-исполнительном аспекте. Именно в 1897 году начался второй этап развития политики противодействия преступности несовершеннолетних. Его завершение произошло в 1917 году с крушением правовой системы Российской империи.

Критерием проведения предлагаемой нами периодизации государственно-правовой политики в сфере противодействия преступности несовершеннолетних является именно формирование в российском законодательстве положений, касающихся статуса несовершеннолетних правонарушителей.

Проведенный нами анализ показывает, что до 1897 года происходило развитие соответствующего законодательства, осмысление законодателем и обществом проблемы преступности несовершеннолетних и неизбежной потребности в придании детям и подросткам специального статуса в рамках уголовного процесса и на стадии исполнения наказания. Вместе с законодательным отделением несовершеннолетних от взрослых лиц произошло окончательное признание первых самостоятельной категорией преступников, специальными субъектами преступления, требующих применения к ним мер, существенно отличающихся от реализуемых в отношении других лиц, совершивших преступления.

Итак, периодизацию исследуемого временного интервала можно представить следующим образом:

1) 1861—1897 гг. (обострение проблемы преступности несовершеннолетних, ее осознание, принятие определенных мер);

2) 1897—1917 гг. (окончательное выделение несовершеннолетних из общей массы преступников).

В заключение представляется целесообразным сделать ряд выводов:

1) главным проявлением и формой институционализации государственной политики в сфере противодействия преступности несовершеннолетних являются законодательные положения, касающиеся вопросов ответственности лиц, не достигших совершеннолетия, а также применения к ним различного рода мер публичного характера;

2) в качестве отправной точки исследования генезиса и эволюции государственно-правовой политики в сфере противодействия преступности несовершеннолетних должен рассматриваться период, в ходе которого законодатель, озаботившись проблемой криминализации детей и подростков, предпринял меры, заложившие реальные основы официального признания специального правового статуса данной категории лиц в рамках уголовного и смежных отраслей права;

3) ключевыми элементами признания специального правового статуса несовершеннолетних правонарушителей является отделение детей и подростков от взрослых преступников при отбывании наказания, а также принятие специального законодательного акта, сделавшего понятия малолетних и несовершеннолетних преступников легальными;

4) учитывая то, что с 60-х годов XIX века российское государство столкнулось с проблемой роста преступности вообще и преступности несовершеннолетних, в частности, а также то, что с этого периода законодателем стали приниматься предметные и системные меры, направленные на борьбу с преступностью несовершеннолетних, именно с этого периода уместно вести речь о начале формирования полноценной государственно-правовой политики противодействия преступному поведению детей и подростков;

5) государственно-правовая политика Российской империи по противодействию преступности несовершеннолетних второй половины XIX — начала ХХ веков может быть условно поделена на два этапа. При этом разделителем здесь является год обретения несовершеннолетними специального правового статуса в рамках уголовного и смежных отраслей права (1897 г.).

 

Библиография

1 Военно-статистический сборник. Вып. IV. — Спб., 1871. С. 898.

2 См., например: Харсеева О.В. Борьба с преступностью несовершеннолетних в России в середине XIX — начале ХХ вв.: историко-правовое исследование (на материалах Курской губернии): автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2007. С. 3.

3 Там же; Дубоносова А.Э. Развитие идей предупреждения правонарушений несовершеннолетних в правовой мысли России (XIX — начало ХХ вв.): автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008.

4 См.: Мамочкина А.П. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика групповых краж, совершаемых несовершеннолетними: дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2002. С. 25.

 

5 См.: Новый закон о малолетних и несовершеннолетних преступниках. — М., 1897.