С.В.  МОЛЧАНОВ,

кандидат юридических наук

 

 

Автор анализирует  современные научные взгляды на проблему формированя информационно-образовательной среды в системе высшего образования и высказывает мысль о том, что подходы к проектированию и созданию информационной среды на базе компьютерных систем обязательно должны быть человекоориентированными.

Ключевые слова: система высшего образования, информационно-образовательная среда.

 

Проектирование и создание современной информационно-образовательной среды на базе передовых информационных и телекоммуникационных технологий представляет собой важнейшее направление развития современной системы высшего образования. Об этом свидетельствует, в частности, принятие в 2008 году утвержденной Президентом РФ «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации». В этом документе отмечается, что  «информационное общество характеризуется высоким уровнем развития информационных и телекоммуникационных технологий и их интенсивным использованием гражданами, бизнесом и органами государственной власти»[1]. При этом к основным направлениям реализации данной Стратегии в области повышения качества образования отнесены следующие: расширение использования информационных и телекоммуникационных технологий для развития новых форм и методов обучения, в том числе дистанционного образования.

Проблематике создания информационно-образовательной среды вуза посвящен ряд актуальных исследований. Так, А.Г. Абросимов изучал развитие информационно-образовательной среды высшего учебного заведения на основе информационных и телекоммуникационных технологий[2]. Он отмечает, что новая эпоха предлагает нам новые реальности и новые шансы, а также новые проблемы и новые вызовы в образовании. На практическую основу поставлена задача создания системы непрерывного образования, охватывающего всю активную жизнь человека. Унифицированную систему образования сменяет многовариантная по содержанию, методам и формам, срокам и траекториям обучения система разноуровневых учебных заведений. В настоящее время происходит активное внедрение информационных и телекоммуникационных технологий (ИКТ) в сферу высшего образования. Компьютер становится доступным и мобильным устройством, обеспечивающим выполнение учебной работы и в аудиториях, и вне стен учебного заведения. Активно формируется электронная информационно-образовательная среда (ЭИОС). Это приводит к глобальным изменениям условий функционирования вузов, вызывающим необходимость пересмотра многих традиционных подходов к организации их работы и используемых образовательных технологий. Основой этого процесса становится содержательное и технологическое развитие ЭИОС вуза, предполагающее постоянную модернизацию программного и технического обеспечения, регулярное повышение квалификации преподавателей и специалистов вуза в области разработки и использования ИКТ в учебном процессе, качество подготавливаемых ими ЭИОР (электронных информационно-образовательных ресурсов), т. к. они представлены на экспертизу всем пользователям ЭИОС (ППС и обучаемым); совершенствование управления учебным процессом и вузом в целом, интенсификацию процесса обучения, кроме того мотивирует повышение уровня подготовки преподавателя и обеспечивает возможности многократного обращения к информационно-образовательным материалам и тренинговым системам ЭИОС, обеспечивает простоту поддержки контента (ЭИОР) в актуальном состоянии, возможность внесения изменений в него по мере их необходимости, интерактивное взаимодействие обучающихся с ЭИОС, между собой, с преподавателем в режимах on-line, off-line[3].

М. Лапчик с соавторами отмечают: «В настоящее время система образования в России находится в состоянии модернизации, которая обусловлена общими тенденциями мирового развития, прежде всего переходом к постиндустриальному, информационному обществу. От современного высшего учебного заведения требуется внедрение новых подходов к обучению, обеспечивающих наряду с его фундаментальностью и соблюдением требований государственных образовательных стандартов развитие коммуникативных, творческих и профессиональных компетенций, потребностей в самообразовании на основе потенциальной вариативности содержания и организации образовательного процесса. Ожидается, что именно информатизация образования, формирование современной образовательной среды учебного заведения будут способствовать решению этих задач»[4]

В исследованиях информационно-образовательной среды проявляется тенденция к выходу за пределы отдельного учебного заведения и даже региона. При этом для информационно-образовательной среды, благодаря возможностям современных компьютерных сетей и телекоммуникаций, возможности глобализации, очевидно, являются значительно более широкими и оперативными.

Кроме того, набирает силу современный подход к формированию единой образовательной среды, ее выходу за пределы одного образовательного учреждения в масштабы города, региона, республики и т.д. Так,  А.В. Жожиков на примере Республики Саха (Якутия) рассматривает формирование информационной культурно-образовательной среды в региональном сегменте глобальной сети Интернет[5]. Заметим, что тенденции глобализации образовательной среды являются общепризнанными во всем мире. Например, в работе О.Г. Хомерики «Об-разование, наука, культура в глобальном информационном пространстве» приведенены многочисленные примеры глобальных национальных и международных проектов по глобализации информационных образовательных и культурных ресурсов, развитию средств свободного доступа к ним и т.п.[6]

А.В. Карпов и С.Л. Леньков в ряде работ  в качестве особого класса профессиональной деятельности выделили деятельность информационного характера, реализуемую в информационной среде, а также рассмотрели основные свойства такой среды и ее влияние на профессиональное развитие субъекта труда[7]. С нашей точки зрения по крайней мере в процессе получения высшего образования учебная деятельность студентов, а для многих специальностей и последующая профессиональная деятельность во многом имеет именно информационный характер и поэтому подчиняется указанным фундаментальным закономерностям.

С тенденцией глобализации информационно-образовательной среды тесно взаимосвязана тенденция развития открытого (дистанционного) образования. Зарождение в 1960-е гг. в Великобритании нового явления, получившего названия дистанционного обучения (Distance leaning) и первые результаты деятельности Британского открытого университета были расценены как создание принципиально новых предпосылок обеспечения доступа к качественному британскому образованию[8].

В 1970-1980-е гг. университеты дистанционного обучения и открытые университеты стали распространяться по всему миру. Сегодня таковых несколько десятков. Это, как правило, очень крупные учебные заведения, в которых обучаются десятки тысяч студентов[9]. Так, в Открытом университете Нидерландов обучаются даже 12-летние студенты, а общее количество получающих дистанционно образование составляет 30 000 человек; в Открытом университете в Хагене (Германия) учится 50 000 студентов, а в Университете Анадолу (Турция) - 1 200 000 студентов[10]. Европейская ассоциация университетов открытого образования выделила 2 млн евро на обучение российских студентов в 2009 году в Европейском союзе[11].

Ю. Рубин в качестве предпосылки становления интегрированного обучения на российском рынке образовательных услуг рассматривает систему электронного обучения e-Leaning и его основную разновидность Интернет-обучение (On-line Leaning)].

Говоря о феномене e-Leaning, Ю. Рубин противопоставляет две противоположные тенденции развития образования: элитарную, при которой образование было доступно только выходцам из так называемой элиты общества (политической, академической, экономической и т.д.), и эгалитарную, отражающую стремление многих поколений просветителей сделать образование доступным для широких слоев населения. В связи с этим отметим, что в числе важных проблем современного российского высшего образования признается неравенство доступа различных групп населения к получению образовательных услуг[12]. Высшее образование традиционно рассматривается в рамках стратификационных теорий как непременный критерий отнесения к определенному социальному слою и фактор вертикальной мобильности[13].

Е.М. Авраамова с соавторами сравнивали социальные ситуации, в которых находятся нынешние студенты столицы и провинции. Авторы подходят к изучению проблемы доступности высшего образования с точки зрения различий ресурсных характеристик семьи. Семьи, формируя для своих детей образовательные стратегии, находятся в ситуации рационального выбора, отыскивая оптимальное согласование перспектив, которое образование может дать детям, и ресурсных возможностей. К ресурсам семьи авторы относят: уровень образования родителей; уровень их материальной обеспеченности; размер сбережений; социальный статус и уровень адаптированности. При выборе высшего учебного заведения семьи с высоким и низким ресурсами предпочитают государственные вузы. Причем если для обеспеченных семей государственный вуз — гарантия качественного образования, то для семей с низким ресурсом — возможность получения бесплатного образования. В случае обучения за плату ее размер будет определяющим при выборе вуза. Это подтверждают и предпочтения в форме обучения: семьям с низким ресурсом предпочтительнее получение бесплатного образования, при этом в провинции треть таких семей выбрали бы заочное обучение. По результатам исследования определились три основные ограничения доступности высшего образования: по уровню подготовленности респондентов; по финансовым возможностям родителей; по связям, которые могут задействовать родители[14].

В этом плане e-Leaning реализует концепцию доступности высококачественного образования; e-Leaning «можно рассматривать как предпосылку преодоления традиционного противоречия между очной и заочной формами образования, с которыми в недавнем прошлом связывались в нашей стране представления соответственно о более качественном и более массовом подходах к обучению»[15] .

Будучи идеологическим наследником заочного обучения, дистанционное обучение значительно диверсифицировало технологический арсенал образовательной деятельности, приняв за основу следующие стратегии:

— технологическое и организационное разнообразие (все технологии и организационные приемы приемлемы, если они работают на результат);

—рациональное единство живых и виртуальных (как бы очных) технологий обучения, конструкций образовательного контента;

—кадровая готовность к реализации новых подходов, сетевой организации обучения и инновационного академического менеджмента;

—рыночно-ориентированная (практико-ориентированная) программа экспансии образовательных услуг;

—акцент на качество обучения как на важнейшую предпосылку конкурентоспособности предлагаемых услуг на национальных рынках[16].

Ю. Рубин акцентирует внимание на том, что в нашей стране дистанционное образование так и не получило официального статуса[17]. Вместо этого нормативно закреплено понятие дистанционных образовательных технологий. Так, в Законе РФ об образовании говорится: «Под дистанционными образовательными технологиями понимаются образовательные технологии, реализуемые в основном с применением информационных и телекоммуникационных технологий при опосредованном (на расстоянии) или не полностью опосредованном взаимодействии обучающегося и педагогического работника» (ст. 32, п. 5). Современное электронное обучение (e-Leaning) включает on-line-обучение (обучение с помощью Интернета), off-line-обучение (обучение за пределами «линии», с помощью других электронных носителей информации, например мультимедийных CD, DVD, MP3), m-Leaning (мобильное обучение, обучение «в движении» с помощью мобильных телефонов, смартфонов, имеющих, помимо всего прочего, возможности выхода в Интернет). Последовательное внедрение e-Leaning в образовательный процесс способствует укоренению в нем наиболее актуальной информационно-коммуникационной среды и создает наилучшие условия интеграции образовательного контента, технологий обучения, профессиональных компетенций преподавателей, организационных моделей обучения.

Ю. Рубин отмечает важную проблему стандартизации в сфере e-Leaning: «Вопросы образовательного контента и вопросы образовательных технологий диалектически соотносятся между собой: не может быть бессодержательной формы и неоформленного содержания. В свою очередь, «оформленный» (с помощью «живых» технологий преподавания, мультимедийной виртуализации, оболочек, образовательных порталов, книг, дисков) контент может быть успешно выполнен только в определенном стандартном виде, о котором следует договариваться»[18]. При этом он говорит о недостаточной исследованности сравнительной эффективности различных педагогических технологий: «Как лучше сблизить расстояние: путем механического объединения студентов или переноса занятий на рабочие места? Выбор технологии напрямую зависит от целевых установок на использование образовательного контента»[19].

Некоторые авторы предостерегают от переоценивания технологических возможностей современного e-Leaning при конструировании контентов, призванных обеспечить личностно-ориентированный характер обучения. Например, А. Браун и Дж. Бимроуз отмечают: «Личностно-ориентированное обучение является величайшим прорывом в области ИКТ, поэтому некоторые сторонники ИКТ провозглашают его «вселенским благом». Это идет вразрез с тем фактом, что обучение имеет ярко выраженную социальную направленность. Необходимо заметить, что чрезмерная информатизация учебного процесса может привести к тому, что диапазон приобретаемых учебных навыков сузится в пользу технических умений, и индивидуум, обладая знаниями по работе с современными устройствами, не будет владеть навыками анализа, презентации, общения и т.д.»[20].

Исследованию информационно-образовательной среды открытого образования посвящены и многие другие работы. Так, С.Л. Лобачев изучал теоретические основы и принципы построения информационно-образовательной среды открытого образования[21]. А.Г. Шабанов  изучал моделирование процесса дистанционного обучения в системе непрерывного образования[22].

И.В. Сергиенко изучал моделирование дистанционного образования как системы интегрированных обучающих технологий[23]. А.С. Курылев, рассматривая педагогическое проектирование системы открытого образования на основе отраслевой информационно-образовательной среды, отмечает, что «результатом этих процессов стало создание и развитие в мире систем открытого образования, которые сформировали новые условия доступности обучения, способности быстро перестраивать систему в соответствии с потребностями личности, предоставлять широкие возможности выбора индивидуальной траектории в освоении общих и профессиональных знаний»[24].

Следующая тенденция — возрастание роли общекультурного компонента в информационно-образовательной среде и, соответственно, в профессиональном образовании студентов высшей школы. Например, авторы работы  отмечают: «Изменение способов учебного взаимодействия между обучающим и обучаемым на основе телекоммуникационных технологий и использование в учебном процессе гипертекстовых и интерактивных электронных образовательных ресурсов приводят к изменению образовательной среды. Она должна быть многокомпонентной системой, аккумулирующей не только коммуникационные, компьютерные, организационные ресурсы, но и интеллектуальный, культурный потенциал вуза, функциональную инфраструктуру, обеспечивающую едиными технологическими средствами деятельность студентов, преподавателей вуза, а также учителей и учащихся школ»[25].

Важно также отметить, что существовавший ранее техникоцентристский подход к разработке компьютерных систем выявил серьезную проблему «человеческого фактора». В связи с этим, как справедливо подчеркивают В.М. Мунипов, В.П. Зинченко, современные подходы к проектированию и созданию информационной среды на базе компьютерных систем обязательно должны быть человекоориентированными, т. е. максимально и в первую очередь учитывать возможности и ограничения человека[26].

Итак, магистральное направление развития высшего образования в современных условиях неразрывно связано с использованием в учебном процессе и всесторонним совершенствованием информационно-образовательной среды, способной выполнять важные функции по профессиональному и личностному развития студентов. При этом важным направлением  остается развитие личности, культуры, субъектности студента и преподавателя.

 

Библиография

1 Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации. Утв. Распоряжением Президента РФ от 7 фев-раля 2008 г. № Пр-212. // Российская газета. 2008. № 4591. 16 фев.

2 Абросимов А.Г. Развитие информационно-образовательной среды высшего учебного заведения на основе информационных и телекоммуникационных технологий.  — М., 2004.

3 Там же.

4 Лапчик М., Удалов С., Лапчик Д., Гайдамак Е., Федорова Г. От корпоративной компьютерной сети к интегрированной информационно-образовательной среде // Высшее образование в России. 2008. № 6. - С. 93.

5 Жожиков А.В. Проблемы и пути формирования региональной информационной культурно-образовательной среды в глобальной сети Интернет // Университетское управление: практика и анализ. 2001. № 4 (19). - С. 46-50.

6  Хомерики О.Г. Образование, наука, культура в глобальном информационном пространстве. — М.: Перспектива, 2008.

7 Карпов А.В. Леньков С.Л. Структурно-функциональное строение профессиональной деятельности информационного характера. —Тверь: ТвГУ, 2006.

8 Рубин Ю. E-Learning как предпосылка становления интегрированного обучения на российском рынке образовательных услуг // Высшее образование в России. 2008. № 6. - С. 50.

9 Там же, с 53.

10 Дистанционное и виртуальное обучение. 2008. № 6.  С. 135-136.

11  Там же. С. 137.

12 Рубин Ю. Указ. ст. С. 50.

13 Клячко Т.Л. Модернизация российского образования: проблемы и решения // Отечественные записки. 2002. № 2.  С. 48—56. Проблемы доступности высшего образования. Препринт WP3/2003/01 Независимого института социальной политики / Е.Л. Омельченко и др. / Отв. ред. С.В. Шишкин / Независимый институт социальной политики. — М. : СИГНАЛЪ, 2003..

14 Авраамова Е.М., Александрова О.А., Логинов Д.М. Современное высшее образование и перспективы вертикальной мобильности // Общественные науки и современность. 2004. № 6. С. 41–55.

15 Абросимов А.Г. Указ соч.

16 Рубин Ю. Указ. ст. С. 50.

17  Там же. С. 53.

18 Рубин Ю. Указ. ст. С. 54—55.

19 Там же. С. 55.

20 Браун А., Бимроуз Дж. Инновационные образовательные технологии (проблемы практического использования) // Высшее образование в России. 2007. № 4. - С. 98-100.

21 Лобачев С.Л. Теоретические основы и принципы построения информационно-образовательной среды открытого образования и ее практическая реализация  - М., 2005.

22  Шабанов А.Г. Моделирование процесса дистанционного обучения в системе непрерывного образования Барнаул, 2004.

23 Сергиенко И.В. Моделирование дистанционного образования как системы интегрированных обучающих технологий. - Ижевск, 2005.

24 Курылев А.С. Непрерывное открытое профессиональное образование инновационной экономики // Высшее образование в России. 2008. № 6. - С. 16-21. 

25 Лапчик М., Удалов С., Лапчик Д., Гайдамак Е., Федорова Г.  Указ. соч. С. 93—99.