УДК 347.978 

Страницы в журнале: 93-97

 

Р.А. ЭЛЬДАРОВ,

аспирант кафедры теории государства и права Дагестанского государственного университета

 

Исследованы проблемы в сфере деятельности института мировой юстиции. Рассмотрены целесообразность и правомерность применения термина «функции судебной власти» при изучении особенностей направлений судебной деятельности правовых институтов. Выведены понятие и классификация функций мировой юстиции.

Ключевые слова: функции мировой юстиции.

 

Functions of justice of the peace

 

Eldarov R.

 

Article urgency consists that for today depth of scientific researches devoted to functions of justice of the peace less all is studied by jurisprudence, the concept and classification of functions of justice of the peace are deduced, conclusions become.

Keywords: functions of justice of the peace.

 

В  работах многих ученых, в числе которых можно назвать Н.А. Колоколова, В.В. Дорошкова, В.М. Лебедева, М.В. Баглая, О.Е. Кутафина, И.Л. Петрухина, М.Р. Чарыева, говорится о целесообразности и правомерности применения термина «функции судебной власти» при изучении особенностей направлений судебной деятельности правовых институтов.  Учение о функциях судебной власти не разработано до сих пор. Вместе с тем трудно создать эффективно действующую, демократическую «третью власть», не зная, какие функции должны быть возложены на нее, а не только на отдельные суды судебной системы. В связи с этим принципиальное значение приобретает уяснение того, что следует понимать под функциями современной судебной власти, какие из них в России она уже выполняет на нынешнем этапе судебно-правовой реформы, а какие направления деятельности судам еще только предстоит освоить[1].

Небезынтересно также выяснить, как функции судебной власти соотносятся с основными направлениями деятельности судебной системы в целом, ее составными элементами (конституционной, арбитражной, общей и военной юстицией, работой судебных систем субъектов Федерации), а также с функциями отдельно взятого суда (судьи, мирового судьи) как органа судебной власти, ее непосредственных носителей[2]. Большинство российских ученых сводят функциональные полномочия суда либо к рассмотрению и разрешению конкретных дел — правосудию[3], что, по их мнению, однозначно вытекает из положений ст. 18 Конституции РФ, либо к фактически приравненной к нему защите прав и свобод человека[4].

В теории под функциями понимают установленные законом виды, направления деятельности, что в принципе не противоречит современному пониманию проблемы. Однако в действующем законодательстве при описании реализации возможностей, прав и обязанностей в границах направлений деятельности судей вместо этого термина используются термины «полномочия» и «компетенция». По всей видимости, термин «функции судебной власти» по объему шире, чем  термины «полномочия судов» и «компетенция судов», что оправдывает целесообразность его применения при исследовании судебной деятельности института мировой юстиции.

По мнению В.А. Лазаревой, «единой функцией судебной власти является разрешение социально-правовых конфликтов, защита и восстановление нарушенных прав», «единой формой реализации судебной власти — правосудие», а «методами (способами) его осуществления — различные виды судопроизводства: конституционное, гражданское (включая арбитражное), административное и уголовное»[5]. В другой работе В.А. Лазарева пишет, что функция судебной власти — защита прав человека, а формой ее является осуществление правосудия[6].

Близкие по смыслу определения судебной власти предлагают С.А. Шейфер и В.А. Яблоков, понимающие под этой властью разрешение социальных конфликтов в правовой сфере, осуществляемое в формах конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства. К функциям судебной власти они относят осуществление правосудия и юрисдикционный контроль[7].

На этом этапе исследования можно ограничиться следующей формулировкой правового термина «функции мировой юстиции: это судебная деятельность мировых судей, направленная на разрешение социально-правовых конфликтов и установление юридических фактов путем осуществления правосудия в соответствии с их институциональным назначением по осуществлению полномочий и реализации собственных целей и задач в обществе и государстве.

Конституционные требования о выполнении судебных функций только судами распространяются на всю судебную систему Российской Федерации, а значит и на институт мировой юстиции. В силу прямого указания в процессуальных законах мировые судьи являются судебным звеном первой (низшей) судебной инстанции по делам, отнесенным к их компетенции. В Федеральном законе от 17.12.1998 № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» однозначно указано, что мировые судьи осуществляют свою деятельность в пределах судебных участков (п. 1 ст. 4).

Данный уровень инстанционности (в границах компетенции мировых судей) и территориальные пределы судебной деятельности мировых судей — это то, что принадлежит им объективно. Поэтому можно утверждать, что мировые судьи исполняют свои судебные функции только как суд низшей судебной инстанции и только в пределах соответствующих судебных участков, за исключением действующих изъятий.

Одним из принципиальных вопросов изучения функций судебной власти мировых судей является вопрос о доказательстве их множественности (полифункциональности), свойственной всем российским судам. По мнению многих ученых-юристов, занимающихся этой проблематикой, сведение всей деятельности суда к единственной функции — отправлению правосудия — не соответствует действительности[8], а существующее в среде судей-практиков устойчивое стереотипное мнение о монофункциональности судебной деятельности негативно влияет на эффективность судебной защиты прав и законных интересов граждан. Анализ действующего законодательства, регламентирующего деятельность мировых судей, свидетельствует о правомерности этого утверждения в отношении исследуемого института судебной власти.

С учетом сказанного можно сделать вывод о том, что судебная деятельность мировых судей, опосредованная существующими правовыми нормами, объективно полифункциональна и не должна ограничиваться только осуществлением правосудия. При этом критерием разграничения судебных функций института мировой юстиции избирается оценка их содержания, которое целенаправленно и конкретно проявляется в его итоговых функциональных результатах, в принципе поддающихся измерению. Например, судебное решение мирового судьи по разрешению конкретного конфликта является проявлением функции отправления правосудия, а его частное определение об устранении нарушения закона, вынесенное им в рамках судебного дела, — проявлением функции, связанной с профилактикой девиантного поведения лица, в отношении которого мировым судьей вынесен этот правоприменительный акт.

Речь идет о содержательных отличиях функций, которые проявляются в направленности правосудия института судебной власти (например, в силу прямого указания в законе мировым судьям не свойственны нормоконтроль, внутренний судебный контроль и т. д.).

Важно отметить, что перечень и содержание функций варьируются во времени, пространстве и в зависимости от оценки законодателем места и роли этого института — в обществе и государстве. А процессуальная форма их реализации и правосудие как форма выражения судебной власти мировых судей и правового разрешения социальных конфликтов в обществе остается неизменной и постоянной, «ибо отказ от правосудия как формы разрешения социальных конфликтов всегда чреват забвением права вообще как формы социального сознания человечества»[9].

Для корректного определения структуры функций судебной власти института мировых судей вначале необходимо перечислить эти функции и дать их краткое описание.

Функция отправления правосудия — определенная Конституцией РФ исключительно судебная деятельность мировых судей, предполагающая особый нормативно-правовой порядок рассмотрения и разрешения споров по существу на всех стадиях судебного процесса, при условии соблюдения ими предметной и территориальной подсудности.

Политическая функция — судебная деятельность мировых судей по сохранению новых принципов построения общественных отношений, закрепленных в основах конституционного строя России и осуществляемых судьями в пределах их полномочий и в границах судебных участков при рассмотрении и разрешении конкретных судебных дел по существу.

Социальная функция — определенная Конституцией РФ судебная деятельность мировых судей, которая основана на повышенной общественной легитимности приобретения ими власти и содержания самого властвования. Она проявляется в полномочиях судей по реализации целей и задач института мировой юстиции, связанных с его местом и ролью в социальном управлении (дуализм правового положения мировых судей, максимальная приближенность к населению, в том числе возможность судебной защиты малообеспеченных граждан, и т. д.).

Функция правового воспитания и предупреждения правонарушений — судебная деятельность мировых судей, предполагающая выполнение по их инициативе неопределенным кругом лиц (должностными лицами и государственными органами) мероприятий по правовому воздействию на соответствующие субъекты права при рассмотрении и разрешении конкретных судебных дел по существу.

Идеологическая функция — судебная деятельность мировых судей, направленная на формирование правовой культуры у населения и являющаяся составной частью правовой идеологии всей судебной системы.

Управленческая функция — судебная деятельность мировых судей по реализации предоставленных законом судебно-властных полномочий для нахождения и обеспечения баланса правовых интересов политико-правовой триады «человек—общество—государство» при условии непротиворечивости результатов путем рассмотрения и разрешения конкретных уголовных, гражданских и административных дел по существу.

Информационная функция — судебная деятельность мировых судей, обеспечивающая публичность как их работы, так и социально-правовых целей и задач института мировой юстиции.

Контрольная функция — судебная деятельность мировых судей, обеспечивающая своевременность и корректность исполнения процедурных действий по каждому конкретному делу.

Очевидно, что все направления судебной деятельности мировых судей осуществляются только в сфере правосудия. По своей сути, это формы различных проявлений отправления правосудия как судебной деятельности в широком смысле. Их перечень не является исчерпывающим и напрямую зависит от состояния действующего законодательства. Так, В.В. Дорошков, анализируя проблемы уголовного судопроизводства, предлагает внести в уголовно-процессуальный закон изменения, связанные с возложением на мировых судей функций судебного контроля над действиями и решениями должностных лиц на досудебных стадиях уголовного процесса[11].

Все множество функций судебной власти мирового судьи закреплено не только в его обязанностях, но и в правах. Например, у мирового судьи есть процессуальное право выносить по гражданским делам частные определения в адрес соответствующих организаций и должностных лиц в случае выявления нарушения ими закона.

По своему составу, содержанию и отношениям между собой функции судебной власти института мировой юстиции существенно отличаются от направлений деятельности других судов общей юрисдикции. Эти отличия судебных функций института мировой юстиции как саморегулирующегося объекта проявляются в совокупности его других институциональных признаков — в свойствах и атрибутах, характеризующих его индивидуальность и самостоятельность в обществе и в государстве, определяя политико-правовое положение данного института. Например, мировым судьям не свойственны такие судебные функции, как конституционный контроль, толкование Конституции РФ, выступление с законодательной инициативой и др. При этом развитие функций института мировой юстиции инициирует рост числа и разновидностей непосредственных обращений граждан за судебной защитой их прав и законных интересов, отнесенных законом к компетенции мировых судей, и отражает специфику правовых интересов населения конкретного участка. Именно это определяет особенности функционирования института мировой юстиции, проявляющиеся в процессуальном порядке рассмотрения и разрешения судебных дел и связанные с его целями и задачами.

Особенности структуры судебных функций института мировых судей определяются их положением в механизме внутриинституциональной организации судебной деятельности. В связи с этим при ранжировании по важности судебных функций наиболее целесообразно использовать критерий оценки возможности каждой из функций способствовать повышению эффективности достижения целей, стоящих перед этим институтом.

Используя такой подход, в группу основных (наиболее важных) функций можно включить:

— функцию отправления правосудия;

— политическую функцию;

— социальную функцию.

К группе дополнительных могут быть отнесены функции:

— правового воспитания и предупреждения правонарушений;

— идеологическая;

— управленческая;

— информационная;

— контрольная.

Классификация судебных функций может осуществляться с использованием их расширительного и суженного толкования. В расширительном толковании судебные функции — это функции мировых судей, чье исполнение направлено на обеспечение функций судебной власти в широком смысле. Осуществление правосудия так или иначе нацелено на правовое воспитание граждан, профилактику правонарушений и т. п.

При изучении функций судебной власти института мировых судей существенным является и установление их реального места и роли в структуре с точки зрения их стратификации по степени значимости как для общества в целом, так и для участников судопроизводства.

Предлагаемый вариант не должен вызывать особых возражений или сомнений, тем не менее следует привести ряд дополнительных аргументов в защиту утверждения о доминирующем месте и структурообразующей роли политической функции.

Если доминирующее положение функции отправления правосудия мировыми судьями бесспорно, то признание политической функции в качестве второго основного структурообразующего элемента у ряда юристов вызывает сомнения. Многие ученые полагают, что политическая функция действительно присуща институтам судебной власти, но среди направлений деятельности судов она не является основной и ставить ее на один уровень с отправлением правосудия неправомерно.

Не затрагивая оценку иерархии функций всех судов, отметим, что применительно к судебной власти института мировой юстиции с такой позицией согласиться нельзя. Она во многом является отражением противоречий между теоретико-правовой традицией, ориентированной на упрощенное толкование правовой идеологии (в том числе с существующими в судебной среде стереотипными мнениями о чисто юридическом предназначении судебной власти), и новыми принципами взаимоотношений в триаде «человек—общество—государство». Эти противоречия политико-правового характера проявляются и в трудностях, с которыми мы сталкиваемся при формировании нового облика судебной власти. В общем случае подобное одностороннее правопонимание возможностей судебной деятельности не учитывает объективного характера политико-правовой направленности институционального положения мировой юстиции. Такая позиция фактически отрицает необходимость социализации современного права как обязательного элемента государственной, а значит и судебной, власти. До сих пор остается актуальным высказывание выдающегося социолога И.А. Ильина, который в годы своего изгнания из России (1930-е гг.) писал: «Призвание государства состоит в том, чтобы при всяких условиях обращаться с каждым гражданином как с духовно свободным и творческим центром сил, ибо труды и создания этих духовных центров составляют живую ткань народной и государственной жизни. Никто не должен быть исключен из государственной системы защиты, заботы и содействия; и в то же время все должны иметь возможность работать и творить по своей свободной, творческой инициативе»[11].

Таким образом, особенности судебных функций института мировой юстиции образуют стройную систему отличительных свойств и атрибутов, проявляющихся в количественных и качественных характеристиках направлений его судебной деятельности.

 

Библиография

1 См.: Колоколов Н.А. Идеология и политика — неотъемлемые функции современной судебной власти // Российский судья. 2003. № 6. С. 29—34.

2 См.: Колоколов Н.А., Павликов С.Г., Сачков А.Н. Мировая юстиция: Учеб. пособие для студентов вузов. — М., 2008. С. 168.

3 См., например: Правоохранительные органы Российской Федерации / Под ред. В.П. Божьева. — М., 1996. С. 42.

4 См., например: Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. — Самара, 1999. С. 34, 45; Судебная власть и уголовное судопроизводство // Государство и право. 2001. № 5. С. 56.

5 Лазарева В.А. Судебная защита в уголовном процессе Российской Федерации: проблемы теории и практики: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2000. С. 16.

6 См.: Она же. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. С. 32.

7 См.: Шейфер С.А., Яблоков В.А. Понятие судебной власти и ее функции // Проблемы судебно-правовой реформы в России. История и современность. — Самара, 2000. С. 198.

8 См.: Чарыев М.Р. Функции судебной власти // Российский судья. 2002. № 3. С. 7—11; Петрухин И.Л. Проблемы судебной власти в современной России // Государство и право. 2000. № 7. С. 15.

9 Колоколов Н.А.  Указ. раб. С. 31.

10 См.: Дорошков В.В. Мировой судья: Исторические, организационные и процессуальные аспекты деятельности. — М., 2004. С. 62.

11 Ильин И.А. Путь к очевидности. — М., 1993. С. 266.