И.М. ИБРАГИМОВ,
заместитель Председателя Верховного суда Республики Дагестан
 
В  соответствии с назначением уголовного судопроизводства для общества  одинаково значима защита потерпевших от преступлений и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Уголовный процесс построен как состязание между сторонами, имеющими  равные правовые возможности по защите прав и  законных интересов[1]. 
Мера участия потерпевшего в уголовном судопроизводстве в основном определяется законодательно предоставленными ему правами и обязанностями, которые обусловлены его процессуальным статусом и ролью в расследовании обстоятельств по возбужденному уголовному делу. В уголовном  процессе не существует напрямую отношений обвиняемый—потерпевший. Совсем небольшое количество преступлений совершается в условиях очевидности. Обычно потерпевший не знает, кто совершил преступление, и выступает на одной стороне с прокурором, следователем, дознавателем, которые в силу публично-правового  характера уголовного судопроизводства обязаны обеспечить право потерпевшего на доступ  к правосудию[2]. 
 
Следует отметить, что процесс отправления правосудия  должен быть одинаково справедливым как к правонарушителям, так и к их жертвам. Для этого законодатель должен  регулировать отношения не только между государством и обвиняемым, но и между обвиняемым и потерпевшим.
Согласно ст. 52 Конституции РФ, права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Статья  6 УПК РФ определяет защиту прав потерпевших в качестве первоочередной задачи уголовного судопроизводства.
На деле, однако, по многим процессуальным позициям  потерпевший поставлен в неравное положение с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым, поэтому он фактически рассматривается как второстепенный участник уголовного процесса, что  свидетельствует о неполной реализации как принципа равенства сторон в уголовном процессе, так  и принципа состязательности. Нельзя не отметить, что в силу публично-правового характера уголовного судо-
производства интересы государства защищает прокурор, следователь и дознаватель, интересы обвиняемого — адвокат. Действующее законодательство предоставляет подозреваемому, обвиняемому или подсудимому бесплатную юридическую помощь посредством назначения ему адвоката, услуги которого оплачиваются из федерального бюджета. Потерпевший же в этом смысле предоставлен сам себе, как будто он и не олицетворяет то общество, против которого было совершено то или иное преступление. Налицо несоответствие закрепления в российском уголовно-процессуальном законе гарантированных Конституцией РФ (статьи 46, 48 и 123) прав потерпевших на судебную защиту и получение квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве на основе равноправия и состязательности сторон.
Этот пробел уголовно-процессуального закона должен быть восполнен путем  дополнения статей 42, 44, 45, 86 и  198 УПК РФ положениями, закрепляющими конституционное право потерпевшего на получение бесплатной квалифицированной юридической помощи при осуществлении уголовного судопроизводства на основе равноправия и состязательности сторон. Эти дополнения позволят человеку, чьи достоинство и интересы ущемлены преступлением, почувствовать в процессе досудебного и судебного восстановления своих нарушенных прав прямую поддержку государства и общества[3], в том числе и посредством создания специальных неправительственных фондов в защиту потерпевших и свидетелей преступления.
Уголовно-процессуальное законодательство предоставляет  подозреваемым, обвиняемым и подсудимым все возможные права для защиты от необоснованного и незаконного обвинения их в том, чего они не совершали, или от назначения им избыточного наказания за небольшие проступки. Подозреваемые и обвиняемые в преступлении, в частности, имеют следующие права: не подвергаться произвольному аресту, задержанию, обыску или конфискации; быть осведомленными о характере предъявленного обвинения и доказательствах вины; получить юридическую помощь. Они также имеют право на публичное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона; на дачу показаний и вызов свидетелей; на проверку показаний свидетелей обвинения и обжалование принятых решений; на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями по уголовному преследованию.
Понятно, что некоторые из предоставляемых обвиняемому прав потерпевшему просто не нужны. Вместе с тем потерпевшему следует, конечно, обеспечить не только уважительное отношение и понимание, но и полную реализацию прав на обращение в службы поддержки и реабилитации; на получение информации о ходе разбирательства по уголовному делу; на участие в процессе принятия решений; на помощь адвоката; на личную безопасность и защиту от вмешательства в частную жизнь; наконец, на компенсацию причиненного преступлением вреда, как обвиняемым, так и государством.
По смыслу уголовно-процессуального законодательства России потерпевший должен стать активным участником уголовного процесса для полного и всестороннего расследования и рассмотрения дела, выявления виновных в совершенном против него преступлении лиц, привлечения их к уголовной ответственности. Потерпевший также является субъектом своеременного получения соответствующей компенсации за нанесенный ему преступлением моральный, физический и материальный вред.
Потерпевшие, как и обвиняемые, имеют целый ряд процессуальных обязанностей, за невыполнение которых они могут быть привлечены к юридической ответственности и наказаны. И это понятно, поскольку процессуальный статус потерпевшего, как и любого другого участника уголовного судопроизводства, подчинен закону путем возложения на него определенных обязанностей[4].
В соответствии с ч. 5 ст. 42 УПК РФ к основным обязанностям потерпевшего прежде всего относится его явка по вызову дознавателя, следователя, прокурора или суда. На основании ст. 112 УПК РФ потерпевший должен дать обязательство о явке и соблюдать обусловленные таковым процессуальные требования. Уклонение потерпевшего от такой явки представляет собой невыполнение им возложенной на него обязанности содействовать  органам дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда, которые пытаются расследовать совершенное против него преступление, выявить виновных, наказать их и возместить нанесенный ему вред. Неуважительная неявка потерпевшего означает его незаинтересованность
в раскрытии преступления, жертвой которого он процессуально признан, и потому она не только противозаконна, но и безнравственна, неразумна.
Часть 6 ст. 42, п. 2 ч. 2 ст. 111 и ст. 113 УПК РФ допускают возможность применения к потерпевшему, который пытается уклониться от явки в соответствующие правоохранительные органы, меры предупреждения и принуждения в виде привода. По действующему законодательству уважительными причинами неявки потерпевшего в правоохранительные органы могут быть стихийное бедствие или катастрофа, его болезнь, смерть его близких родственников или  их болезнь, сбои в работе транспорта, несвоевременное получение им повестки о предстоящей явке, а также иные существенные обстоятельства, которые могли помешать потерпевшему выполнить требования, указанные в повестке, в  срок. При реализации привода потерпевшего судебным приставам-исполнителям запрещается использование против него оружия, наручников, связывание или применение грубого насилия. Запрещается исполнение привода потерпевшего в ночное время.
Согласно п. 2 ч. 5 ст. 42, статьям 307 и 308 УПК РФ потерпевший также обязан не давать заведомо ложных показаний, равно как и не должен отказываться от дачи показаний органам дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда. Нарушение потерпевшим такой обязанности может быть только умышленным, поскольку всякие иные  неточности в данных им показаниях не могут быть квалифицированы как признаки преступления. За отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний (кроме оговоренных ст. 51 Конституции РФ случаев) потерпевший может быть привлечен к уголовной ответственности. В то же время сами работники правоохранительных органов обязаны соблюдать требования допроса потерпевших, в частности, потерпевших, еще не достигших совершеннолетия. Согласно ст. 191 УПК РФ допрос потерпевшего в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя — и допрос потерпевшего в возрасте от 14 до 18 лет должен проводиться дознавателем или следователем с обязательным участием педагога. При допросе несовершеннолетнего потерпевшего вправе присутствовать его законный представитель.
Потерпевший, согласно п. 3 ч. 5 ст. 42 УПК РФ, обязан соблюдать тайну предварительного следствия, хранить в секрете данные предварительного следствия и дознания. По смыслу
ст. 161 УПК РФ соответствующее должностное лицо (дознаватель, следователь, прокурор или судья) сначала устно предупреждает потерпевшего о недопустимости разглашения ставших ему известными сведений уголовного дела без разрешения на то должностного лица, в ведении которого находится это уголовное дело. После этого данное должностное лицо  в соответствии со ст. 310 УК РФ берет у потерпевшего подписку с предупреждением об ответственности за разглашение таких сведений. При этом нельзя считать противоправным разглашением данных предварительного следствия или дознания те сведения, которые потерпевший сообщает вышестоящим правоохранительным органам посредством подачи им соответствующего ходатайства или жалобы.
В соответствии с ч. 3 ст. 246 УПК РФ потерпевший также обязан поддерживать обвинение  в суде по делам частного обвинения. Если на основании ч. 2 ст. 179, ч. 4 ст. 195 и ч. 3 ст. 202 УПК РФ возникает необходимость освидетельствования,  назначения и производства экспертизы в отношении потерпевшего или уточнения его возраста либо сведений о личности, дачи образцов для сравнительного исследования, то потерпевший обязан выполнять распоряжения представителей органов дознания и  предварительного следствия. При этом, если потерпевший не пользуется поддержкой частного обвинителя, он должен иметь такие же права, как частный обвинитель (ст. 43 УПК РФ). Следовательно, в ст. 42 УПК РФ нужно внести дополнение, которое оговаривает такое право потерпевшего на всех этапах уголовного судопроизводства.
Согласно нормам статей 258 и 279 УПК РФ потерпевший обязан подчиняться распоряжениям председательствующего судебного заседания, в частности, предъявлять по требованию суда используемые им во время дачи показаний письменные заметки или документы, а также соблюдать все иные законные требования председательствующего, которые способствуют рассмотрению и продвижению уголовного дела. Перечень общих прав потерпевшего выглядит примерно следующим образом: ч. 1 ст. 11 УПК РФ устанавливает его право знать свои права и обязанности;  ч. 2 ст. 18,  п. 6 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45 УПК РФ открывают ему возможность давать показания, объяснения, делать заявления, заявлять отводы и ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или языке, которым он владеет;  п. 7 ч. 2  ст. 42, ч. 3 ст. 45 УПК РФ позволяют ему пользоваться помощью переводчика; п. 4 ч. 2 ст. 42, ч. 2 ст. 86, ч. 3 ст. 45 УПК РФ дают ему право представлять письменные документы и предметы для приобщения их к материалам уголовного дела в качестве доказательств;  п. 18 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 45  УПК РФ разрешают ему приносить жалобы на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора или судьи. При этом действующее уголовно-процессуальное законодательство  не содержит  установленного законом исчерпывающего  перечня процессуальных прав потерпевшего, поскольку потерпевший (и гражданин, и юридическое лицо), в отличие от должностного лица, вполне свободен в выборе своих процессуальных возможностей, которые, хотя и не предусмотрены, но и не запрещены законом.
Как известно, ч. 2 ст. 45 Конституции РФ гарантирует беспрепятственную возможность каждого человека, в том числе и потерпевшего, защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. В этом отношении мнение А.П. Рыжакова о том, что потерпевший «свободен в выборе своего поведения, но только в тех гр