УДК 340.114.5

Страницы в журнале: 6-9 

 

А.Т. АМИНЕВ,

старший помощник прокурора Октябрьского района г. Уфы

 

Рассматривается ценностно-установочный аспект воздействия права на личность, отвечающий за формирование наиболее глубокого и устойчивого уровня отношения индивида к праву в целом, внутреннего правового фундамента, на основе которого строится в дальнейшем вся его деятельность в сфере права. Система ценностей и установок является индивидуальной для каждого, что предопределяет различия в поведении людей при воздействии на них одних и тех же внешних факторов.

Ключевые слова: воздействие права на личность, отношение к праву, правовые ценности, правовые установки, правосознание.

 

Value-guideline aspect of influence of the right to the person

 

Aminev A.

 

The value-guideline aspect of influence of the right to the person, responsible for formation of the deepest and steady level of the relation of the individual to the right as a whole, the internal legal base on which basis all its activity in right sphere is under construction further is considered. The system of values and installations is individual for everyone that predetermines distinctions in behavior of people at influence on them of the same external factors.

Keywords: influence of the right to the person, the relation to the right, legal values, legal installations, sense of justice.

 

Воздействие права как социально детерминирующего фактора на человеческое поведение возможно только через сознательно-волевую сторону человеческой психики. Юридические нормы переводятся в реальное правовое поведение личности по следующей формуле:

И + Ц = П,

где И — информация, содержащаяся в конкретных правовых нормах; Ц — сложившаяся система правовых ценностей (установок); П — правовое (юридически значимое) поведение личности.

 

Таким образом, правовое воздействие обязательно преломляется через имеющиеся внутриличностные условия, которые могут равно как содействовать, так и препятствовать его реализации. В процессе своего существования нормы права проходят как бы через фильтр правосознания участников правоотношений. Индивид реализует юридическую норму не такой, какая она есть, а такой, какой она ему представляется. Поэтому формирование внутриличностных предпосылок — непременное условие эффективности правового регулирования[1]. Эти предпосылки образуют определенную систему ценностей и установок, индивидуальную для каждого, что предопределяет различия в поведении людей при воздействии на них одних и тех же внешних факторов.

Процесс правового регулирования при наличии правовых норм и правовых отношений начинается лишь при условии наступления контакта индивидуальной воли субъектов права с государственной волей. Но для формирования такого контакта необходимо, чтобы субъект права осознал обращенные к нему требования или дозволения государственной воли[2]. «Право как объективный фактор отражается в сознании человека, становится правосознанием и в таком состоянии определяет его действие»[3].

Категория правосознания, «привязанная» к конкретно-позитивным продуктам общественных и индивидуальных отношений людей, выступает в качестве средства дифференциации внутри правовой культуры, отражая его социально-групповые, профессиональные, классовые и прочие структуры. По своему функциональному назначению правосознание представляет собой внутренний личностный регулятор юридически значимого поведения. Правосознание может характеризоваться как положительно, так и отрицательно и существует у каждого индивида непременно: «Нет человека без правосознания… Правосознание как духовный орган, необходимый человеку, участвует так или иначе во всей его жизни даже и тогда, когда человек совершает преступление»[4].

Основными функциями правосознания выступают познавательная, оценочная и регулятивная. Первые две функции непосредственно не участвуют в реализации правового поведения индивида, создавая, однако, при этом условия для нее.

Познавательная функция правосознания «включается» при восприятии информации, содержащейся в конкретных юридических нормах, и усвоении ее личностью. Однако помимо знания правовых норм права каждый человек должен также иметь представление и о его принципах, в которых закреплены важнейшие социально-правовые ценности. Ценностный аспект права влияет на более глубокие элементы генезиса поведения, чем простая информация о желаемом или запрещенном. Ценностно-правовые ориентации свидетельствуют о достигнутом уровне социализации личности, нацеленности ее на определенные материальные и духовные ценности общества[5].

Долгие годы в нашей стране законодательство представляло собой властные указания, выступающие как приказ государства. И хотя эти общезначимые и общеобязательные предписания исполнялись под угрозой наказания и обеспечивали определенный порядок в обществе, порядок не являлся устойчивым. Если законы претворяются в жизнь под страхом наступления неблагоприятных последствий, когда поведение человека формируется под давлением, то нельзя говорить, что законы ценятся. Подавление воли, ограничение свободы выбора фактически означает разрушение автономии личности, без чего не может быть социального взаимодействия, которое цементирует единый общественный организм. И напротив, если экономический строй, законодательное развитие направлены на утверждение свободы и самостоятельности личности, то вполне понятно, что принимаемые и признаваемые государством акты будут представлять известную ценность для каждого индивида и общества в целом[6]. Ценностное отношение к праву (а также к отдельным его нормам и институтам), к практике его применения, соблюдения и нарушения выступает центральным компонентом правосознания, наиболее чувствительным ко всякого рода изменениям и нововведениям и способным по этой причине активнее всего влиять на выбор варианта поведения.

Правовые ценности могут воздействовать на все звенья (в том числе и на отделенные) причинно-следственной цепочки, определяющие формулу поступка: потребности, интересы, цели, выбор средств и совершение непосредственного поведенческого акта. Самую существенную роль ценностный аспект играет в стадии принятия решения, поскольку наряду с другими факторами обусловливает то, какой вариант может быть (и в конечном счете будет) избран субъектом. Другими словами, ценностное воздействие юридических норм формирует правовую установку субъекта[7]. Здесь уже вступает в действие оценочная функция правосознания.

Оценочная (иногда ее называют отражательной[8]) функция как раз и направлена на формирование правовых установок личности. Установка — одновременно понятие и психологическое, и социологическое. Д.Н. Унадзе называет установку главным психическим образованием психики, интегральным по отношению ко всем ее уровням[9]. Если брать социальную установку как родовое понятие по отношению к правовой установке, то под ней понимается «выражение ценностной ориентации в форме социально детерминированной предрасположенности личности (группы) к заранее определенному отношению — позиции к данной вещи (человеку, явлению, событию)»[10]. Обладая такими характеристиками, установка во многих случаях определяет мотивацию поступка, выбор цели и средств его совершения. Установка есть «неосознанная готовность воспринимать окружающее под определенным углом зрения и реагировать заранее сформировавшимся образом, без полного объективного анализа конкретной ситуации»[11]. Она складывается как на основе личного прошлого опыта человека, так и под влиянием других людей.

Правовая установка может быть определена как возникающая на основе социальной потребности и ситуации для ее удовлетворения предрасположенность субъекта каким-либо образом реагировать на различные явления правовой действительности, а также склонность или готовность его к совершению конкретных юридически значимых действий[12]. Таким образом, правовая установка, будучи волевым компонентом правосознания личности, представляет собой внутриличностную готовность действовать в определенном направлении[13].

Значение правовых установок подчеркивается тем фактом, что ими во многом обусловливается привычное правовое поведение, удельная доля которого в общем массиве правомерного поведения довольно велика. Правовые установки играют роль пускового механизма юридически значимого поведения, являются звеном, связывающим личность и право, правовые чувства, мотивы, оценки индивида с его социально-правовой активностью[14].

Довольно часто формирование отношения к той или иной норме права и соответствующей установки на ее исполнение или игнорирование происходит задолго до осознания индивидом действительного содержания этой нормы (или даже вообще без такового), а его поведение в конкретной правовой ситуации определяется не знанием правовой нормы, а отношением к ней третьих лиц — мнением окружающих, комментариями официальных властей, «подачей» средствами массовой информации[15]. Также существенное влияние на формирование правовой установки оказывают сложившиеся социально-экономические условия, политические преобразования, уровень правовой культуры в обществе, «Правильные», предпочтительные для общества правовые установки личности образуются в процессе воспитательного действия права. Если индивид в соответствии с имеющейся у него установкой на строгое соблюдение правовых норм выполняет свои обязанности сознательно и добровольно (даже при отсутствии контроля над его поведением), то здесь можно говорить о должном уровне правового воспитания. Воспитание и самовоспитание личности во многом сводится к постепенному формированию готовности реагировать на что-либо должным образом — иными словами, к созданию установок, полезных для человека и общества.

Под воздействием правового воспитания в структуре правового сознания определяются цели и идеалы правомерного поведения, а также установка принятия личностью требований позитивного права. Задача правового воспитания, таким образом, состоит в формировании у личности внутреннего убеждения в бережном отношении к требованиям права, готовности добровольной реализации нормативных предписаний в практическом поведении[16]. Оно ненавязчиво, но в то же время целенаправленно создает и поощряет такие ценностные качества личности, как уважение к закону, потребность в активном правомерном поведении. А это в свою очередь способствует достижению полного соответствия внешних требований права внутреннему убеждению и согласию личности активно действовать в сфере права одновременно и в своих личных интересах и в соответствии с социально-полезными целями, одобряемыми обществом.

Главное предназначение познавательной и оценочной функций правосознания заключается в том, что «внутри» личности, в ее сознании, формируется определенный правовой стереотип, вариант действия и, что важно, готовность к этому действию. Имеющийся потенциал на этой стадии еще не реализуется, сохраняясь в виде предрасположенности к тому или иному поступку.

Реализация потенциала происходит в процессе осуществления регулятивной функции правосознания, которая характеризует деятельную сторону внутреннего мира личности[17]. Результатом этой регуляции выступает поведенческая реакция в виде правового (юридически значимого) поведения — правомерного или противоправного. «Регулятивная функция правосознания венчает все предыдущие этапы его действия… И накопление знаний о праве, и формирование соответствующего к нему отношения преследуют главную задачу — найти свое воплощение в практическом поведении людей»[18].

Все функции правосознания связаны между собой, образуя последовательную цепочку: для того, чтобы в сознании человека сложилось определенное отношение к правовой норме (за это «отвечает» оценочная функция), необходимо элементарное знание этой нормы (обеспечивается посредством познавательной функции). Осуществление регулятивной функции происходит только после того, как у человека сформировалось надлежащее отношение к осознанным и усвоенным им юридическим нормам, другими словами — имела место реализация познавательной и оценочной функций правосознания.

Подводя итог нашему исследованию, отметим, что юридические нормы оказывают на личность два вида воздействия: 1) непосредственное, ближайшее — информационно-конкретное воздействие; 2) более отдаленное по времени — ценностно-установочное воздействие.

Ценностно-установочный аспект воздействия права на личность отвечает за формирование наиболее глубокого и устойчивого уровня отношения индивида к праву в целом, внутреннего правового фундамента, на основе которого строится в дальнейшем вся его деятельность в сфере права. Переоценить значение данного аспекта сложно. Информация, содержащаяся в отдельной правовой норме, направленной на регулирование конкретной жизненной ситуации, проходит сквозь сложившийся пласт правового сознания, правовых установок, правовых ценностей, в результате чего ее смысл и значение для индивида может существенно видоизмениться по сравнению с тем, который в нее изначально закладывал законодатель. Вот почему так важно не только ориентироваться на незамедлительное действие юридической нормы, включая в нее «экстракт» актуальной в данный момент времени правовой информации, но и думать о более отдаленных перспективах, планомерно создавать прочную систему правовых ценностей на будущее.

 

Библиография

1 См.: Новик Ю.И. Психологические проблемы правового регулирования. — Мн., 1989. С. 53.

2 См.: Назаров Б.Л. О юридическом аспекте позитивной социальной ответственности // Советское государство и право. 1981. № 10. С. 29.

3  Сурилов А.В. Теория государства и права. — К.; Одесса, 1989. С. 389.

4 Ильин И.А. Собрание сочинений. — М., 1993. Т. 1. С. 224.

5 См.: Бусурманов Ж.Д. Социальная активность и правомерное поведение личности в советском обществе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Алма-Ата, 1984. С. 11.

6 См.: Игнатенкова К.Е. Дозволение как способ правового регулирования: Дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 2006. С. 62—63.

7  См.: Кудрявцев В.Н. Право и поведение. — М., 1978. С. 71—72.

8 См.: Бельский К.Т. Социалистическое правосознание. Диалектика формирования и развития. — Ярославль, 1979. С. 70—79.

9 См.: Унадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. — Тбилиси, 1961. С. 192.

10 Социальная психология. Краткий очерк. — М., 1975. С. 98.

11  Столяренко Л.Д. Психология: Учеб.  для вузов. — СПб., 2008. С. 428.

12  См.: Семитко А.П. Понятие и структура правовой установки, ее роль в правовом поведении // Проблемы реализации права: Межвуз. сб. науч. тр. — Свердловск, 1990. С. 28.

13 См.: Каминская В.И., Раминов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры. — М., 1974. С. 48.

14  См.: Бейсенова А.У. Механизм воздействия права на сознание личности в условиях развитого социализма: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Алма-Ата, 1978. С. 10.

15  См.: Абрамов А.И. Функции правосознания и их роль в реализации функций права // Правоведение. 2006. № 5. С. 30.

16  См.: Рзаев Т.Р. Стимулирование и средства обеспечения правомерного поведения советских граждан: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1988. С. 14.

17  См.: Психологические проблемы социальной регуляции поведения. — М., 1976. С. 22.

18  Абрамов А.И. Указ. ст. С. 30.