УДК 347.191
 
И.В. МАТВЕЕВ,
кандидат юридических наук,  доцент кафедры гражданского права и процесса Государственного университета управления
 
Статья посвящена проблематике необходимости определения понятия «корпорация» в отечественном законодательстве и юридической науке. Рассматриваются наиболее интересные на взгляд автора позиции современных российских ученых по вопросу о том, что такое корпорация и какие юридические лица в Российской  Федерации можно причислить к таковым.
 
Article is devoted to a necessity  problematics of concept «corporation» in the domestic legislation and jurisprudence. The author analyzes the  most interesting positions of modern Russian scientists  who  answers  a question: «What is the corporation in Russian Federation?»
 
За последние пятнадцать лет в отечественной юридической науке возрос интерес к корпоративному праву, что выражается как в издании большого количества книг и статей с одноименным названием, так и в появлении соответствующих специальных учебных дисциплин на юридических факультетах отечественных вузов. При этом на сегодняшний день среди юристов не существует единого мнения по вопросу о том, что такое корпорация и какие организации в Российской Федерации можно считать корпорациями.
Филологи полагают, что слово «корпорация» (от позднелатинского corporatio  — объединение) означает: «1) объединение, союз, общество; 2) совокупность лиц, объединившихся для достижения какой-либо цели; является юридическим лицом»[1].
Что же касается юридического определения корпорации, то на сегодняшний день в отечественном законодательстве оно отсутствует. Правда, в ст. 7.1 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее — Закон о НКО) имеется указание на такую организационно-правовую форму юридического лица, как государственная корпорация, которой признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций. Более  того, подчеркивается, что государственная корпорация создается на основании федерального закона, который принимается исключительно для регулирования деятельности конкретной некоммерческой организации. В этой связи следует отметить, что модель государственной корпорации, представленная в Законе о НКО, далека от корпорации даже в привычном понимании этого слова, которое этимологически понимается как объединение. В данном случае ясно, что никакого корпоративного объединения в государственной корпорации нет и быть не может, так как там вообще нет членства. В связи с этим использование слова «корпорация» для вышеупомянутой организационно-правовой формы некоммерческой организации является не вполне уместным. Более того, можно было бы порекомендовать законодателю отказаться от организационно-правовой формы «государственная корпорация», поскольку широкого распространения она не получила.
В отечественной цивилистике к рассмотрению понятия «корпорация» под влиянием идей немецкой науки обращались дореволюционные  цивилисты и представители современной науки гражданского права. В советское же время данный термин использовался исключительно в отношении зарубежных субъектов гражданского оборота.
Российский дореволюционный правовед В.М. Хвостов считал, что «если искать корни понимания сути корпорации в источниках римского права, то в этом случае термин “корпорация” в большей степени происходит от латинского corpus  habere и соответствует ему, обозначающему права юридической личности»[2]. Г.Ф. Шершеневич также отождествлял понятия «юридическое лицо» и «корпорация»[3].
В свою очередь Л.Л. Герваген утверждал, что «именно после того, как германский юрист Штифтунг ввел в цивилистику понятие “учреждение”, “корпорацию” стали понимать как юридическое лицо, основанное на членстве, участии»[4]. Таким образом, уже в отечественной дореволюционной цивилистике было подтверждено, что в юридическом смысле под термином «корпорация» следует понимать юридическое лицо, основанное на членстве.
Современная наука гражданского права, несмотря на отсутствие в действующем законодательстве легального термина «корпорация», изобилует соответствующим понятием, а также производными от него выражениями — «корпоративные права», «корпоративные правоотношения», «корпоративный статус», что не должно вызывать раздражения, поскольку данная терминология широко используется в зарубежной юридической науке (особенно в США), а также в трудах экономистов, которым термин «корпорация» пришелся давно по душе. В этих условиях российская цивилистика просто обязана заниматься вопросами правовой теории корпоративизма и рано или поздно прийти к единому пониманию понятия «корпорация».
В настоящее время современные российские представители науки гражданского права делают попытки на основе вычленения многочисленных признаков корпорации разработать ее дефиниции, а также определить перечень юридических лиц, содержащихся в российском законодательстве, относящихся, по их мнению, к корпорациям[5]. Не вдаваясь в подробности всей дискуссии, представляется необходимым в рамках данной публикации остановиться на наиболее интересных подходах современных отечественных цивилистов к определению того, что такое корпорация.
Изначально Т.В. Кашанина рассматривала корпорацию как «коллективное объединение, организацию, признанную юридическим лицом, основанную на объединенных капиталах (добровольных взносах) и осуществляющую какую-либо социально полезную деятельность»[6]. В этой связи она относила к корпорациям хозяйственные товарищества, хозяйственные общества, кооперативы, общественные и религиозные организации, фонды, автономные некоммерческие организации, некоммерческие партнерства, союзы и ассоциации юридических лиц. Тем самым Т.В. Кашанина считала корпорациями все юридические лица, обладающие имуществом на праве собственности, не обращая внимания на признак участия (членства) в организации. Позднее Т.В. Кашанина переменила свою позицию и определила корпорацию как «организацию, признанную юридическим лицом, в которой собственность отделена от управления, которая основана на объединенных капиталах (добровольных взносах) для осуществления какой-либо социально полезной деятельности»[7]. Теперь, по мнению Т.В. Кашаниной, признакам корпорации по российскому законодательству «соответствуют хозяйственные общества»[8]. Если предыдущая позиция Т.В. Кашаниной необоснованно расширяет перечень корпораций, то нынешняя существенно сужает.
В свою очередь Н.В. Козлова, выделяя в качестве важнейших признаков корпорации членство (участие), создание и прекращение ее в качестве юридического лица на основе акта общей воли ее участников, а также независимость ее существования от перемен в составе ее участников, полагает, что корпорациями необходимо считать полное и коммандитное товарищества, общества с ограниченной и дополнительной ответственностью, акционерные общества, производственные и потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации, союзы и ассоциации юридических лиц и некоммерческие партнерства[9].
К подобной позиции близка и точка зрения Е.Е. Суязова, который при разделении юридических лиц на корпорации и некорпорации исключительно пользуется признаком членства в данном юридическом лице[10].
По мнению И.Н. Шабуновой, корпорацию следует рассматривать как «организацию, построенную на началах членства (участия), участники которой имеют определенные права в отношении ее имущества»[11]. И далее она уточняет, что речь идет именно об обязательственных правах и что понятие корпорации может в себя включать «не только коммерческие, но и некоммерческие организации, основанные на членстве»[12]. Тем самым И.Н. Шабунова считает корпорациями хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы, а также  некоммерческие партнерства.
П.В. Степанов считает, что «корпорацией является организация, основанная на принципе членства (участия) с присущей ей системой органов управления, включающей волеобразующие органы (орган), из которых высшим является общее собрание участников, и волеизъявляющий орган, т. е. исполнительный орган юридического лица»[13]. В этой связи П.В. Степанов не признает полные и коммандитные товарищества корпорациями, так как «их органами выступают сами товарищи»[14]. Думается, что наличие специальных органов управления юридическим лицом не может считаться одним из основополагающих признаков корпорации, поскольку в данном случае ее организационное единство обеспечивается избранными участниками полного товарищества способами управления и ведения дел, представленными соответственно в статьях 71 и 72 ГК РФ. В этой связи функции органа выполняет один, несколько или все полные товарищи.
С.Ю. Могилевский и И.А. Самойлов пишут о том, что «в широком смысле корпорация — это любое юридическое лицо, в котором  присутствуют отношения членства (участия)»[15]. Однако, по их мнению, «в собственном смысле этого слова… корпорация — это:
1) юридическое лицо, в отношении которого его участники имеют обязательственные права;
2) коммерческая организация, т. е. юридическое лицо, преследующее извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности;
3) коммерческая организация с разделенным на доли учредителей (участников) уставным капиталом;
4) юридическое лицо, в котором имущество, созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное и приобретенное им в процессе  деятельности, принадлежит ему на праве собственности;
5) объединение лиц (участников) на договорной основе или наличие в качестве учредителя (участника) одного лица, которые не отвечают по его обязательствам, а несут риск убытков, связанных с деятельностью  общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (акций);
6) организация с четкой организационной структурой, включающей структуру органов ее управления, высшим органом которой является общее собрание ее участников (членов)»[16].
После перечисления данных признаков С.Ю. Могилевский и И.А. Самойлов приходят к выводу о том, что «термин “корпорация” в Российской Федерации  применим именно к хозяйственным обществам — акционерным обществам, обществам с ограниченной и дополнительной ответственностью»[17]. В отношении позиции С.Ю. Могилевского и И.А. Самойлова по вопросу о понятии  корпорации следует заметить, что они необоснованно сужают перечень корпораций, ограничивая их  акционерными обществами, а также обществами с ограниченной и дополнительной ответственностью, указывая, что одним из признаков корпорации является отсутствие ответственности участников данного юридического лица по обязательствам и несение риска, связанного с деятельностью соответствующего хозяйственного общества в пределах стоимости внесенного вклада или акции. При этом С.Ю. Могилевский и И.А. Самойлов противоречат сами себе, поскольку согласно ст. 95 ГК РФ участники общества с дополнительной ответственностью солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам юридического лица в одинаковом для всех кратном размере вклада в уставный капитал, определяемом учредительными документами общества.
В.В. Гущин, Ю.О. Порошкина и Е.Б. Сердюк определяют корпорацию как «коммерческую организацию, получившую статус юридического лица в результате государственной регистрации, основанную на объединенных капиталах (добровольных взносах) для осуществления социально полезной деятельности, в которой собственность отделена от управления»[18]. Считая, что корпорациями в России  являются общества с ограниченной и дополнительной ответственностью, а также акционерные общества, указанные авторы солидарны в определении перечня корпораций с С.Ю. Могилевским и И.А. Самойловым, однако обосновывают исключение из этого перечня хозяйственных товариществ и производственных кооперативов ссылкой на признак отделения собственности от управления, который трактуют как поручение управления корпорацией менеджерам-профессионалам, которые могут и не быть участниками данного юридического лица, что в соответствии с ГК РФ абсолютно исключено в отношении полного и коммандитного  товарищества, а также кооператива.
О.А. Макарова полагает, что «корпорация рассматривается как собирательное понятие, под которым понимаются предпринимательские объединения капитала, имеющие различные организационно-правовые формы. В узком смысле под корпорацией понимаются такие формы предпринимательского объединения капитала, как акционерное общество и его модификации»[19]. Тем самым О.А. Макарова признает корпорациями лишь открытые и закрытые акционерные общества, еще более сужая их перечень, что не представляется перспективным.
Приведя неполный перечень позиций отечественных цивилистов по проблеме определения, что такое корпорация и что в Российской Федерации относить к корпорациям, представляется необходимым ответить на вопрос: имеет ли практическое значение данный термин для российской системы права. Именно ответив на этот вопрос, можно будет и определиться с дефиницией корпорации.
Отмечая широкое использование термина «корпорация» в экономических исследованиях, а также частое применение слова «корпорация» зарубежными цивилистами и в договорах с иностранными партнерами, приходится констатировать необходимость правильного уяснения определения корпорации хотя бы даже в информационных целях. Тем самым поиск российских аналогов зарубежных корпораций с точки зрения сходств и различий  организационно-правовых форм юридических лиц представляется весьма целесообразным, особенно в эпоху экономической интеграции.
Законодательство и правовая доктрина США подразделяет корпорации на корпорации публичного и частного права, где к первым принято относить государство, штаты и муниципалитеты. С учетом того что публично-правовые образования в Российской Федерации в соответствии с ГК РФ не признаются юридическими лицами, стоит обратить внимание на то, что в нашей стране корпораций публичного права быть не может. Попытки отнесения государственных и муниципальных унитарных предприятий к корпорациям публичного права также представляются несостоятельными, поскольку государственные и муниципальные унитарные предприятия, во-первых, функционируют в гражданском обороте в соответствии со ст. 1 ГК РФ на равных началах с другими субъектами права, в том числе и с другими юридическими лицами, а во-вторых, не обладают признаками корпоративности, т. е. по своей правовой  природе более близки к учреждениям.
Таким образом, применять зарубежный опыт (в большей степени опыт США) в части применения термина «корпорация» можно исключительно к организациям, аналогами которых являются корпорации частного права. Ввиду того, что корпорации публичного права в России быть не может (как отмечалось выше), представляется излишним использовать в науке и практике термины «корпорации публичного права» и «корпорации частного права», ограничиваясь лишь термином «корпорация», имея при этом в виду, что речь будет идти исключительно о корпорациях частного права.
Термин «корпорация», бесспорно, следует рассматривать в двух значениях: в широком (общем или обыденном) и узком (юридическом или специальном) смысле. В широком смысле корпорация должна рассматриваться как любое объединение на любом основании и для любой цели, т. е.  корпорациями в широком смысле являются и финансово-промышленные группы, и холдинги, и простые товарищества, и любые  иные договорные объединения субъектов права.
В отношении определения корпорации в узком смысле и отнесения к корпорациям различных организационно-правовых форм юридических лиц в Российской Федерации наиболее перспективными представляются взгляды Н.В. Козловой и других представителей отечественной цивилистики, которые полагают, что корпорация — это юридическое лицо, основанное на членстве. Данная позиция примечательна и тем, что эти авторы не ограничивают  перечень корпораций только коммерческими организациями, но относят к корпорациям и хозяйственные товарищества (полное товарищество и товарищество на вере), не считая наличие специальных органов управления юридическим лицом (общего собрания участников и исполнительных органов) необходимым признаком корпорации.
Итак, корпорация — это  юридическое лицо, основанное на членстве (участии), участники которого обладают определенными правами по отношению к данному юридическому лицу, вытекающими из участия в нем.
К числу необходимых (обязательных) признаков корпорации следует отнести:
1) наличие статуса юридического лица;
2) возможность участия в данном юридическом лице нескольких субъектов;
3) наличие членства;
4) наличие корпоративных прав и обязанностей у членов корпорации.
Исходя из этого, корпорациями в Российской Федерации можно вполне считать: полные товарищества, товарищества на вере, общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью, акционерные общества, производственные и потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации, союзы и ассоциации юридических лиц, некоммерческие партнерства, товарищества собственников жилья и другие организации, обладающие вышеназванными характерными чертами.
 
Библиография
1 Советский энциклопедический словарь. — М., 1989. С. 641.
2 Хвостов В.М. Система римского права. — М., 1996. С. 114.
3 См.: Шершеневич  Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). — М., 1998. С. 89.
4  Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. — СПб., 1888. С. 18.
5  Подробный перечень признаков корпораций, предлагаемых современными российскими цивилистами, см.: Гущин В.В., Порошкина Ю.О., Сердюк Е.Б. Корпоративное  право. — М., 2006. С. 146—153; Кашанина  Т.В. Корпоративное право. Право хозяйственных товариществ и обществ. — М., 1999. С. 139; Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории. — М., 2003. С. 213;  Макарова О.А. Корпоративное право. — М., 2005. С. 1—5; Могилевский С.Ю. Корпоративное право. — М., 2005. С. 8—31; Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой ас-
пект). — Екатеринбург, 2004. С. 39—50.
6  Кашанина  Т.В. Корпоративное право. Право хозяйственных товариществ...  С. 138.
7  Она же. Корпоративное (внутрифирменное) право. — М., 2006. С. 34.
8  Там  же. С. 37.
9  См.: Козлова Н.В. Указ. соч. С. 213.
10  См.: Суязов Е.Е.  Юридическая природа корпораций в Российской Федерации // Юрист. 2002. № 6.
11  Шабунова И.Н. Корпоративные отношения как предмет гражданского права // Журнал российского права. 2004. № 2.
12  Там же.
13 Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1999. С. 18.
14 Там же.
15 Могилевский С.Ю., Самойлов И.А. Корпорации в России: правовой статус и основы деятельности. — М., 2005. С. 29.
16 Там же. С. 29.
17 Там же. С. 31.
18 Гущин В.В., Порошкина Ю.О., Сердюк Е.Б. Указ. соч. С. 12.
19 Макарова О.А. Указ. соч. С. 5.