П.Ю. АЛПАТОВ,

кандидат экономических наук

 

Демократическое и социальное государство и собственность являются взаимосвязанными и зависимыми друг от друга понятиями. Отношения по поводу собственности являются социальными отношениями между индивидами по поводу вещей, предполагающими  стремление большей части людей завладеть какой-либо собственностью в целях улучшения своей жизни и жизни своих близких.

Ключевые слова: право собственности, формы собственности, экономика, рыночные отношения, экономические права и свободы человека, разделение труда.

 

Economic aspects of historical development of institute of the property in Russia

P.Yu. ALPATOV,

the candidate of economic sciences

 

The democratic both social state and the property are the concepts interconnected and dependent from each other. Relations concerning the property are social relations between individuals concerning the things, assuming aspiration большей parts of people to take hold of any property with a view of improvement of the life and a life of the relatives.

Keywords: the property right, patterns of ownership, economy, market relations, the economic rights and freedom of the person, a division of labour.

 

Исходное значение для права собственности на первых этапах существования человечества принадлежало обычаям и традициям (которые, в свою очередь, по данным этологии, коренятся в известных предпосылках прошлого — в нравах и формах поведения высокоразвитых организованных особей, их сообществ и независимо от появления разумных существ). Особенно это относится обычаям, сохраняющим свое значение и в последующие времена, когда в регулировании общественных отношений стало приобретать все большее значение право в строго юридическом значении[1].  Речь идет о праве как особом нормативном институционном образовании, обеспечиваемым государством, которое отличается предельной определенностью по содержанию и гарантированностью со стороны всего общества, государства, в том числе правосудия, системой правоохранительных органов.

Среди таких факторов, отличающих рыночный тип экономики от командно-административного, является многообразие форм собственности. Примечательно, что Конституция РФ 1993 г. провозгласила не только признание существования  различных форм собственности, но и гарантировала их равную защиту. Вместе с тем, очевидно, что различные формы собственности не могут быть равны между собой. В частности, существуют отдельные виды имущества, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности. Различны также способы приобретения и прекращения права собственности для различных субъектов. Исходя из этого, Конституция РФ говорит не о равенстве, а о «признании и защите равным образом» всех форм собственности.

Признание государством существования множества форм собственности означает, что все они имеют равные основания для существования в данной экономической системе. Таким образом, придание одной из форм собственности приоритета по отношению к иным будет противоречить ст. 8 Конституции РФ.

Принцип равной защиты всех форм собственности проявляется в том, что для всех форм собственности установлен одинаковый правовой режим, а все особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им в зависимости от того, находится имущество в собственности гражданина или юридического лица, в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом. Основной, доминирующей формой собственности в рыночной экономике является частная (что подчеркивается тем, что в Конституции РФ она указана первой в перечне форм собственности). Частная собственность — собственность граждан и юридических лиц.  В частной собственности может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать этим субъектам. Частная собственность — основа экономической системы. В зависимости от модификации рыночной экономической системы конкретного государства частная собственность занимает до 90-95% в общей структуре собственности[2].

Как можно понять из названия субъектом государственной собственности (собственником) выступает государство. При этом под государством  в комментируемой норме понимается не только сама Россия, но и субъекты РФ. Таким образом, государственной собственностью в Российской Федерации является имущество, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации (федеральная собственность), и имущество, принадлежащее на праве собственности субъектам РФ — республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам (собственность субъекта РФ).

Последняя прямо названная в Конституции РФ форма собственности — муниципальная собственность — означает имущество, принадлежащее на праве собственности муниципальным образованиям. От имени органов государственной власти Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований правомочия собственника осуществляют, соответственно, органы государственной власти и местного самоуправления.

Государственная и муниципальная собственность могут быть объединены понятием «публичная собственность», использующемся в законодательстве ряда зарубежных государств, однако, ни Конституция РФ, ни текущее законодательство такого термина не содержат. Если частная собственность — это принадлежность имущества конкретным физическим или юридическим лицам, то публичная собственность предполагает принадлежность имущества всем гражданам, составляющим государство или всем постоянным жителям поселения, составляющего муниципальное образование.

Примечательно, что Конституция России оставляет перечень форм права собственности открытым. Таким образом, допускается возможность существования иных форм, например, смешанной собственности публичного образования и юридического лица. В частности, среди «иных» форм собственности заслуживает упоминания акционерная собственность, собственность общественных объединений, церковная и казачья собственность. Установление открытого перечня форм собственности представляется обоснованным, учитывая, что экономическая система России находится в стадии становления, поэтому законодательство России должно содержать резервы для развития и не ограничивать экономику там, где это не оправданно с точки зрения ее развития и роста. Смысл конституционного регулирования в условиях становления рыночной экономики, очевидно, должен сводиться к закреплению плюрализма форм собственности, их равноправия и эффективных законодательных гарантий прав собственника[3].

Можно утверждать, что не будь имманентного свойства желаний обладать собственностью, не было бы и самого общества (социума) в том понимании и состояниях, которые знала мировая история; не будь современных сложившихся отношений собственности в России, не было бы российского общества в том его понимании и значении, которыми оно наделено сегодня.

Самоорганизация социальной системы высокого ранга, не имеющей в собственности природных ресурсов и средств производства, без права свободно распоряжаться ими, по крайней мере, на данном этапе развития цивилизации невозможна[4].  Каждый индивидуум в социуме (обществе), обладающий собственностью, представляет собой самоорганизующуюся систему более низкого порядка, тогда как индивидуумы, не имеющие собственности или потерявшие ее, оказываются в социальной среде на более слабых позициях.

Более того, как утверждает А.В. Поздняков, социальная система, состоящая из индивидуумов, лишенных собственности, за исключением личной, утрачивает свои демократические свойства, приобретая свойства военной организации — армии и может функционировать только на принципах армейского устава (управление сверху вниз, от командно-контролирующего органа к индивидуальному исполнителю)[5].  Законы самоорганизации в такой системе действуют в рамках личностных отношений, не предполагая при этом изменение структуры и функций самой системы, что является прерогативой только высшего командно-контролирующего органа[6].

В экономических правах выражается ипостась социального правового государства, которое не должно поровну раздавать всем гражданам материальные блага, но обязано дать им возможность обеспечивать себе достойную жизнь. Защищенность экономических прав объективно не может быть такой же, как, например, политических прав, так как в условиях рыночных отношений механизм распределения благ зависит не только от государства.

Это означает, что прямое действие экономических прав является весьма относительным, поскольку ни один суд не примет иск о реализации этих прав, если отсутствует конкретный ответчик. В этом смысле экономические права являются не столько юридическими нормами, сколько стандартом, к которому должно стремиться государство в своей политике[7].  Не случайно, поэтому, Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. обязывает государства «принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенное полное осуществление признаваемых в Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер»[8].

Любая классификация прав и свобод человека и гражданина в известной мере условна, поскольку те или иные права и свободы не всегда безоговорочно могут быть отнесены только к какой-либо одной группе прав. В частности, право собственности является как личным правом, обеспечивающим самостоятельность личности, так и правом социальным, экономическим, связанным с удовлетворением материальных потребностей человека[9].  Рассматривая экономические права в качестве предмета законодательных ограничений, целесообразно абстрагироваться от традиционного разделения права на объективное и субъективное, хотя бы потому, что зафиксированные в Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими (ст. 18). Но главное в предлагаемом подходе, как правильно указывает Н.М. Коршунов, состоит в том, что он позволяет рассматривать экономические права как «право человека», «право людей»[10].  «Суть этой категории, — как отмечает С.С. Алексеев,  состоит в том, что она характеризует данное явление под утлом зрения его органичной юридической природы и правовых черт, тех юридических механизмов и правовых средств, которые способны перевести установленное законом правовое положение людей, их юридические возможности в плоскость социальной реальности»[11]. 

Практически предлагаемый подход означает, что, например, содержание экономических прав не сводится к традиционной триаде возможностей субъективного права (право на собственные действия, право требования, право на защиту), а включает в себя и целый ряд основных видов экономических прав.

Экономические права граждан есть все основания отнести к так называемым естественным правам человека, что вытекает как из содержания международно-правовых актов, так и внутригосударственного законодательства. Так, в ст. 17 Всеобщей Декларации прав человека говорится: «Каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими». Кроме того, в ст. 22 этого документа за каждым человеком, как членом общества, признается право свободного развития во всех, в том числе экономической областях его жизнедеятельности[12].  Из этих положений вытекает очевидный вывод, состоящий в том, что международное сообщество рассматривает экономические права в качестве естественных прав человека. Этот вывод подтверждает и Конституция РФ 1993 г., которая закрепляет право частной собственности и право свободного использования своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности в качестве прав, принадлежащих каждому человеку (статьи 34 и 35)[13].

По времени возникновения экономические права традиционно относят к так называемым правам второго поколения. Они формировались в процессе борьбы народов за улучшение своего экономического положения. В этой связи, нередко, экономические права рассматривают как позитивные права, аргументируя данный вывод тем, что для их реализации «...требуется организационная, координирующая и иные формы деятельности государства по их обеспечению»[14]. 

Такой подход на первый взгляд противоречит сделанному выше выводу о естественно-правовом характере экономических прав. Однако противоречие это носит не существенный, а формальный характер. В отличие, например, от политических прав, экономические права человека имеют не государственно-правовое, а естественное, социальное происхождение, так как люди всегда объективно были вынуждены вступать между собой в отношения по поводу создания, перемещения, обмена и потребления материальных благ[15].  В этой же связи появляются новые, неизвестные догосударственному обществу виды экономической деятельности, например, банковская, ан-тимонопольная, налоговая, существенно трансформирующие естественно-правовой характер экономических прав людей и объективно требующие их соответствующего государственно-правового обеспечения.

Попытка выделить некий полный исчерпывающий перечень экономических прав граждан современной России была бы мало перспективной, да и вряд ли целесообразной. Основные, комплексные виды экономических прав граждан закреплены в Конституции России. К ним относятся право на не запрещенную законом экономическую деятельность (ст. 34) и право собственности (ст. 35, 36).

Право на экономическую деятельность в сочетании с правом частной собственности составляют ядро правовой основы рыночной экономики, формирующейся сегодня в России. В качестве основных, комплексных прав, эти конституционные права составляют стержень экономико-правового статуса личности, в котором коренятся возможности возникновения других многочисленных прав, необходимых для обеспечения нормальной жизнедеятельности граждан[16].  Это подтверждается анализом отраслевого законодательства, закрепляющего целый ряд различных экономических прав, вытекающих из основных закрепленных в Конституции России[17].

Рассматриваемые основные (комплексные) экономические права обуславливают значительное количество экономических прав по совершению различных видов сделок, связанных с владением, пользованием и распоряжением имуществом, осуществлением экономической деятельности (гл. 9 ч. 1, ч. 2 ГК РФ). Весь комплекс экономических прав, вытекающих из права собственности и права на осуществление не запрещенной законом экономической деятельности, с точки зрения их нормативного регламентирования проходит несколько стадий формирования и развития. Выделение и содержательная характеристика этих стадий имеет существенное значение для последующего предметного исследования основных видов ограничений экономических прав граждан. Такими стадиями являются: возникновение экономических прав, содержание экономических прав, реализация экономических прав. Именно через нормативное регулирование этих стадий формирования и развития экономических прав законодатель осуществляет их регламентацию, в том числе, путем ограничения.

Возникновение экономических прав законодатель связывает с определенными основаниями, то есть конкретными жизненными обстоятельствами, вызывающими в соответствии с нормами действующего законодательства возникновение субъективных прав и обязанностей у субъектов экономических отношений. Такими жизненными обстоятельствами (юридическими фактами) могут быть: юридические действия (правомерные и неправомерные юридические поступки, юридические акты); юридические состояния (гражданство, дееспособность); юридические события и др.[18]  Например, для возникновения экономических прав в целом ряде случаев закон требует наличия российского гражданства, полной гражданской дееспособности, получения специального разрешения, обладания определенными профессиональными навыками и т.д.

Рассматривая содержание экономических прав граждан в качестве предмета законодательного ограничения, следует иметь в виду два аспекта.

В широком смысле содержание экономических прав граждан состоит из ряда основных (право собственности, право на Предпринимательскую деятельность) и вытекающих из них комплекса конкретных прав (право собственности на жилые помещения, средства производства, право на производство алкогольной продукции, право на добычу полезных ископаемых и т.д.).

В узком смысле содержание экономических, как и большинства других прав граждан, включает в себя: право на собственные действия; право требовать от других не препятствовать осуществлению права; право обращаться в судебные и другие органы государства за защитой нарушенного права[19].  Например, собственник вправе владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, требовать от других не препятствовать ему в этом, в случае возникновения препятствий обращаться в суд для защиты права собственности.

И, наконец, третьим элементом, составляющим предмет ограничения экономических прав, выступает реализация этих прав. Реализация экономических прав — это воплощение их содержания в фактическом поведении субъектов. Рассмотрение данного элемента в качестве предмета ограничения экономических прав представляется также необходимым, поскольку пониманием права должно охватываться «...и право в действии — соединение нормативов с реальной человеческой деятельностью»[20].

На основе Гражданского кодекса РФ принимается большое количество законодательных актов, которые закрепляют права и свободы граждан в конкретных сферах экономических отношений. К такого рода актам относятся, например, федеральные законы «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации», «О государственной регистрации юридических лиц», «О кредитных потребительских кооперативах граждан», «О лицензировании отдельных видов деятельности» и многие другие. Кроме того, различные аспекты реализации экономических прав граждан регулируются большим количеством положений и инструкций, утверждаемым постановлениями Правительства РФ, приказами министерств и ведомств в рамках их компетенции[21].

Семейный кодекс РФ регулирует имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а также между другими родственниками и иными лицами (ст. 2). Кодекс РФ об административных правонарушениях (гл. 7, 14 и 15) и Уголовный кодекс РФ (разд. 8) предусматривают юридическую ответственность за правонарушения, совершенные в различных сферах экономических отношений. Кроме того, наряду с перечисленными кодифицированными законодательными актами, поведение граждан в экономической сфере регулируется большим количеством специальных законодательных и иных нормативно-правовых актов[22].

Межотраслевой характер экономических прав граждан обусловливает необходимость при анализе существующих в России ограничений этих прав обращаться к большому массиву отраслевых и специальных законодательных и подзаконных нормативно-правовых актов.

На основании вышеизложенного сделаем следующие выводы.

Во-первых, демократическое и социальное государство и собственность являются взаимосвязанными и зависимыми друг от друга понятиями. Отношения по поводу собственности являются социальными отношениями между индивидами по поводу вещей, предполагающими  стремление большей части людей завладеть какой-либо собственностью в целях улучшения своей жизни и жизни своих близких, а данное желание перекликается с нормой ч. 1 ст. 7 Конституции РФ о «достойной жизни». Таким образом, чем больше будет в государстве собственников какого-либо имущества, тем меньше придется государству затрачивать средств и использовать механизмов для обеспечения социально нуждающимся хотя бы минимальных стандартов и критериев «достойной жизни».

Во-вторых, собственник, извлекая из своей собственности доход, участвует таким образом в экономических отношениях, пополняя свое благосостояние и приближая себя (и своих близких) к «достойной жизни». Значит, собственность является тем объектом, грамотное использование которого дает человеку возможность без вмешательства государства самостоятельно решать свои жизненные проблемы, не опускаться, но наоборот, подниматься по социальной лестнице, пополнять свое благосостояние. Чем больше будет собственников того или иного имущества, тем, по всей видимости, меньше будет лиц, нуждающихся в социальной помощи государства. 

В-третьих, исторически именно собственность (появившаяся в результате разделения труда и появления прибавочного продукта) стала одним из факторов образования государства (государственности). Собственность является неотъемлемой характеристикой экономики и объектом экономических отношений, а принимаемые государством законы неизбежно оказывают влияние (положительное или отрицательное) на происходящие в стране экономические процессы.

В-четвертых, вся история России (и многих других стран) свидетельствует о том, что, с одной стороны, социальное, экономическое и правовое развитие государства зависит от отношения законодателя и населения к собственности, от степени «приобщенности» тех или иных слоев населения к обороту собственности, с другой стороны, собственность может стать мощным инструментом и фактором изменения социально-экономических ориентиров в государстве, «ломки» его устоев, как это случилось в России 1917 г.

В-пятых, связь социального государства и собственности выражается также с помощью установленного государством с помощью законов постоянно действующего механизма изъятия у одних граждан, владеющих некоторой собственностью, некоторой части их денежных средств в целях выполнения государственных социальных гарантий в отношении других граждан, нуждающихся в социальной защите. Налогообложение собственников движимого и недвижимого имущества является узаконенной формой государственного насилия над лицом (собственником) в целях выполнения государством социальных гарантий. Такова особенность средств, применяемых социальным государством для обеспечения «достойной жизни и свободного развития» граждан: они предполагают физическое насилие или угрозу такового над частью граждан.

 

Библиографический список

1.            Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Т. 2. — М., 1998. — С. 61.

2.            Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. проф. Ю.А. Дмитриева. — М.: Юстицинформ, 2007. — С. 39.

3.            Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. — Томск, 1998. — С. 38.

4.            Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М., 1998. — С. 215-217.

5.            Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 1996. — С.43-44.

6.            Гражданское право современной России. Очерки теории: научное издание / Под ред. Н.М. Коршунова. — М.: Юнити-Дана, 2006. — С. 392.

7.            Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. — М., 1999. — С. 633-634.

8.            Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 1996. — С. 21.

9.            Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. — М., 1984.

10.          Матузов Н.И. Личность. Право. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. — Саратов, 1972, гл. 2.

11.          Кудрявцев В.Н., Васильев А.Н. Право: развитие общего понятия // Советское государство и право, 1985. — № 7. — С. 7.

 

Библиография

1 Касаясь правовых вопросов, О. Шпенглер пишет: «...Всякое право есть по преимуществу обычное право: пускай себе закон определяет слова — жизнь их и истолковывает» (См.: Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Т. 2. — М., 1998. — С. 61).

2 Тем не менее, в любом государстве существует определенная часть имущества, принадлежащая публичным образованиям. К таким образованиям относятся в Российской Федерации — сама Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования. Поскольку органы государственной власти отделены от органов местного самоуправления (ст. 12 Конституции РФ), то и государственная собственность отлична от муниципальной.

3 См.: Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. проф. Ю.А. Дмитриева. — М.: Юстицинформ, 2007. — С. 39.

4 Это обстоятельство выступает определяющим критерием отличия самоорганизующихся социальных систем от саморегулирующихся или управляемых (например, армия).

5 См.: Поздняков А.В. Стратегия российских реформ. — Томск, 1998. — С. 38.

6 Такая система является крайне неустойчивой, поскольку ее функционирование полностью определяется командным органом. Структура ее может меняться в силу изменения командного органа, а в нем — лица, выполняющего роль диктатора.

7 См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М., 1998. — С. 215-217.

8 См.: Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. — М., 1990. — С. 2.

9 См.: Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 1996. — С.43-44; Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для вузов. 4-е изд., изм. и доп. — М.: Норма, 2005. — С. 152.

10  См.: Гражданское право современной России. Очерки теории: научное издание / Под ред. Н.М. Коршунова. — М.: Юнити-Дана, 2006. — С 392.

11  См.: Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. — М., 1999. — С. 633-634.

12 См.: Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. — М., 1990. — С.  17-18 и др.

13  См.: Гражданское право современной России. Очерки теории: научное издание / Под ред. Н.М. Коршунова. — М.: Юнити-Дана, 2006. — С 392.

14 См.: Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 1996. — С. 21.

15 С возникновением государства эти отношения лишь приобретают юридический (позитивный) характер, но не меняют своей естественно-правовой природы.

16 См.: Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 1996. — С. 20.

17  См.: Гражданское право современной России. Очерки теории: научное издание / Под ред. Н.М. Коршунова. — М.: Юнити-Дана, 2006. — С 393-394.

18 Подр. о юридических фактах см.: Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. — М., 1984.

19 Подр. об этом см.: Матузов Н.И. Личность. Право. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. — Саратов, 1972, гл. 2; Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 1996. — С. 35.

20  См.: Кудрявцев В.Н., Васильев А.Н. Право: развитие общего понятия // Советское государство и право, 1985. — № 7. — С. 7.

21  См.: Гражданское право современной России. Очерки теории: научное издание / Под ред. Н.М. Коршунова. — М.: Юнити-Дана, 2006. — С. 394.

22  См.: Там же. — С. 395.