В.Ф. ЯКОВЛЕВ,

профессор, член-корреспондент РАН, Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

 

Для России последнего десятилетия характерны значительные преобразования, затронувшие все сферы жизнедеятельности общества и государства. Создание основных институтов рыночной экономики потребовало коренного изменения роли государства в сфере регулирования общественных отношений, пересмотра методов государственного участия в ней.

Эффективное рыночное хозяйство предполагает, прежде всего, строгий правовой порядок, единые, стабильные, однозначно понимаемые и неукоснительно соблюдаемые всеми правила его ведения. В связи с этим основной функцией государства становится формирование системы нормативного регулирования отношений в сфере экономики, определение роли государства в этом процессе.

Надо отметить, что законодательство в сфере экономики за сравнительно короткий период времени практически полностью обновилось: приняты три части Гражданского кодекса России, Земельный, Налоговый, Бюджетный, Таможенный кодексы, Кодекс торгового мореплавания, новые процессуальные кодексы. Тем самым завершен важнейший этап кодификации законодательства.

Были также приняты законы об акционерных обществах и товариществах, о банках, ценных бумагах, валютном регулировании, разработано антидемпинговое и антимонопольное законодательство, законодательство о несостоятельности (банкротстве) и другие законы, которые создали правовые рамки функционирования экономики и сбалансировали интересы различных участников делового оборота, позволили адаптироваться к изменяющимся экономическим и социальным условиям. Поэтому в новых экономических правоотношениях особую роль играет экономическое правосудие, позволяющее дисциплинировать договорные отношения, пресечь экономический произвол чиновников, цивилизованно осуществлять процессы приватизации, банкротства, нормоконтроль в сфере регулирования экономических отношений.

Обеспечить экономическое правосудие в Российской Федерации призваны арбитражные суды, фактически представляющие собой экономические или коммерческие суды, действующие в качестве органов государственной (судебной) власти.

Образование в начале 1990-х годов в России арбитражных судов стало заметным явлением и едва ли не самым действенным шагом по пути реализации Концепции судебной реформы 1991 года. Реализуя функции по осуществлению правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, именно эти суды способствовали реальному обеспечению преобразований в экономике, функционированию механизмов рыночной экономики.

Современная система арбитражных судов в Российской Федерации включает четыре уровня. Первый и основной уровень — арбитражные суды, действующие на территориях республик, краев, областей, городов федерального значения, автономных образований (арбитражные суды субъектов Российской Федерации). Эти суды выполняют основную нагрузку, потому что именно они рассматривают практически все дела первой инстанции, отнесенные к компетенции арбитражных судов (за небольшим исключением дел, подсудных Высшему Арбитражному Суду РФ).

Второй уровень — арбитражные апелляционные суды, образованные в 2003 году по окружному принципу (их 20). К ведению этих судов относится проверка решений судов первой инстанции, не вступивших в законную силу. Полная апелляция по всем делам в сфере экономического правосудия введена еще в 1995 году путем создания в структуре арбитражных судов субъектов Российской Федерации самостоятельных апелляционных инстанций. Их образованием в качестве арбитражных судов второго уровня завершена оптимизация структуры арбитражных судов.

Третий уровень составляют 10 окружных федеральных арбитражных судов, выполняющих функции судов кассационной инстанции и осуществляющих проверку законности судебных актов, вступивших в законную силу.

Четвертый уровень в структуре арбитражных судов — Высший Арбитражный Суд РФ. Согласно своему конституционному статусу — высший судебный орган страны по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, — в предусмотренных законом процессуальных формах он осуществляет судебный надзор за  деятельностью судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Несомненным достоинством системы арбитражных судов в России можно считать построение двух ее звеньев по окружному принципу. Это означает, что арбитражные кассационные и апелляционные суды не связаны с административно-территориальным делением Российской Федерации.

Тем самым минимизируется влияние на суд органов исполнительный власти, в большей степени обеспечиваются гарантии независимости суда, его эффективности в правовой защите рыночной экономики.

Формирование современной системы арбитражных судов, осуществляющих экономическое правосудие, фактически означало восстановление старой российской традиции отнесения к ведению коммерческих судов всех торговых и иных коммерческих споров.

Образование судов специальной юрисдикции, представляющих собой компактную, автономную структуру, оперативно реагирующую на потребности рыночной экономики, позволило выработать действенные механизмы ее правовой защиты.

За короткий срок (чуть более 10 лет) произошли значительные изменения в процессуальном законодательстве, регулирующем процедуры разрешения экономических споров.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации 2002 года — третий в современной истории арбитражных судов — отражает историческую преемственность в развитии арбитражного процессуального законодательства. В нем сохраняются и развиваются многие оправдавшие себя на практике институты и процедуры кодексов 1992 и 1995 годов, а также некоторые нормы дореволюционного российского процессуального права, гражданского и торгового судопроизводства.

В то же время АПК РФ 2002 года концептуально представляет собой новый законодательный акт, учитывающий нынешнее состояние экономических отношений, отражающий современные тенденции развития законодательства, в том числе зарубежного, регулирующего правила разрешения споров в сферах экономики и бизнеса.

Для эффективной защиты рыночной экономики особую значимость приобретает впервые получивший закрепление в АПК РФ 2002 года принцип определения подведомственности дел арбитражным судам по предмету спора, когда субъектный состав участников правоотношений не влияет на определение компетенции. Так, по новому Кодексу арбитражные суды рассматривают все корпоративные споры; споры, связанные с созданием, ликвидацией, реорганизацией фирм и компаний; другие споры, возникающие в процессе предпринимательской и иной экономической деятельности.

Новый АПК РФ ориентирован на использование и внедрение в сферу экономического правосудия новых, европейских форм и стандартов его осуществления, урегулирование споров между предпринимателями на ранней стадии путем различных примирительных процедур. Кроме того, он впервые упоминает о посредничестве как способе урегулирования споров.

Предусмотрены такие механизмы защиты, которые позволяют сделать процесс более гибким, быстрым, дешевым и эффективным (принятие срочных временных мер по обеспечению иска; предварительное обеспечение; освобождение от доказывания обстоятельств, признанных сторонами; введение упрощенного производства; дифференциация процедур; окончание процесса на стадии подготовки и т.п.).

Большая роль отводится судье в организации процесса и управлении движением дел.

Наиболее существенные изменения коснулись стадии надзорного производства, реформа которого, как, впрочем, и всего процессуального законодательства, исходила из необходимости его соответствия европейским стандартам и основополагающим принципам верховенства права, баланса публичных и частных интересов, обеспечения доступа к правосудию.

Реформа же арбитражного процессуального законодательства преследовала цель обеспечения правовой определенности и эффективности путем формирования единообразной судебной практики по разрешению споров, возникающих в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В этом смысле трудно переоценить роль Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, который, будучи высшим судебным органом по разрешению экономических споров, не только осуществляет конституционные полномочия по обеспечению единообразия в практике разрешения арбитражными судами споров, но и выступает в качестве субъекта права законодательной инициативы.

Осуществляя правосудие в сфере экономики, арбитражные суды на практике имеют возможность оценить пробелы в законодательстве, его противоречивость и несовершенство. Поэтому, по существу, именно они и инициировали развитие законодательства, регулирующего сферу экономических отношений.

Такие акты, как Гражданский кодекс РФ, законы о несостоятельности (банкротстве), акты корпоративного законодательства, разрабатываемые при непосредственном участии судей и специалистов арбитражных судов, отражают практику применения соответствующего законодательства арбитражными судами.

И сегодня современное экономическое законодательство фактически апробируется в процессе его применения при разрешении арбитражными судами экономических споров.

Среди механизмов защиты рыночной экономики большая роль отводится становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота. Эту задачу — одну из основных в судопроизводстве — новый АПК РФ возложил на арбитражные суды.

В этом смысле велика роль альтернативных способов урегулирования споров с помощью досудебных или внесудебных процедур и механизмов. Уделяя им довольно серьезное внимание, АПК РФ предусматривает широкие возможности для развития третейского разбирательства, посредничества, использования иных примирительных процедур. Укрепление и развитие этих механизмов призвано устранить у российских и иностранных предпринимателей сомнения в   действенности и эффективности правосудия.

Вместе с тем Россия, как и любая другая страна, не может успешно развиваться без интеграции в мировую экономику. В этом отношении уже сделаны довольно серьезные шаги.

В условиях усиления внешнеэкономических связей хозяйствующих субъектов России и Европейского Союза особенно важен вопрос о правовой защите прав и законных интересов иностранных инвесторов в России и российских предпринимателей за рубежом.

Сегодня важными факторами эффективной судебной защиты признаются возможность обеспечения беспрепятственной защиты прав и экономических интересов предпринимателей за границей и доступ к правосудию. Успешное достижение этих целей возможно в порядке оказания международной правовой помощи судебными органами различных государств.

К сожалению, существующая в отношениях между Россией и Европейским Союзом совместная договорно-правовая база недостаточна для обеспечения плодотворного взаимодействия судов. Так, основу сотрудничества составляет ст. 98 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994 года, заключенного между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими Сообществами и их государствами-членами, с другой, предусмотревшего рамочное обязательство договаривающихся сторон обеспечить недискриминационный доступ физических и юридических лиц в компетентные суды сторон для защиты их субъективных прав.

Более конкретные механизмы взаимодействия судебных органов России и Европы установлены двумя Гаагскими конвенциями: «О вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам» 1965 года и «О получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам» 1970 года.

Вместе с тем европейские стандарты в области правосудия, разработанные Европейским Судом по правам человека, одной из гарантий обеспечения эффективного доступа к суду считают наличие действенных механизмов приведения в исполнение судебных актов, в том числе и актов иностранных судов.

К сожалению, отсутствие у России двусторонних соглашений о правовой помощи с большинством входящих в Европейский Союз государств (Франция, Великобритания, Королевства Бельгия и Дания, Нидерланды, Швеция и др.) затрудняет судебную защиту российских и иностранных предпринимателей путем признания и исполнения вынесенных иностранных судебных решений. Кроме того, вступление в Европейский Союз новых 10 государств поставило на повестку дня вопрос о денонсации существующих двусторонних международных соглашений о правовой помощи и правовом сотрудничестве по гражданским, семейным и уголовным делам.

Между тем Европейский Союз разработал два международных договора — Брюссельскую конвенцию о юрисдикции и приведении в исполнение решений по гражданским и коммерческим делам 1968 года и одноименную Луганскую конвенцию 1988 года, упростивших порядок и конкретные механизмы признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений.

Поскольку Российская Федерация планирует и далее расширять тесное экономическое сотрудничество с государствами — членами Европейского Союза, было бы целесообразно подписать аналогичные по содержанию международные соглашения между Россией и Европейским Союзом по вопросу признания и исполнения судебных решений. Подобные соглашения обеспечили бы не только эффективную защиту прав и законных интересов участников международного коммерческого оборота, но и фактически предоставили бы на взаимной основе российским и европейским инвесторам национальный режим, предусмотренный в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве.

Помимо формирования международно-правовой базы по вопросам оказания правовой помощи и приведения в исполнение иностранных судебных решений, в настоящее время приобретают большее значение два других важных направления сотрудничества, нуждающихся в унифицированной международно-правовой регламентации: энергетика и транспорт. Необходимость заключения договора между Россией и Европейским Союзом в энергетической сфере обусловлена взаимной заинтересованностью расширения сотрудничества и увеличения поставок энергоресурсов из России в страны Европейского Союза.

Кроме того, с учетом проблем российской авиации, возникших в связи с принятием в 1990 году резолюции ИКАО по шумам и эмиссии двигателей, а также калининградского вопроса, во многом обусловленного транспортными проблемами, представляется целесообразным заключить отдельное соглашение в области транспорта, которое, с одной стороны, урегулировало бы существующие проблемы, а с другой — сформировало бы необходимые стандарты сотрудничества в данной сфере.

Однако формирование на многосторонней договорной основе общих пространств в области оказания правовой помощи, энергетики и транспорта обусловит необходимость единообразного толкования заключенных международных соглашений и определения органа, компетентного осуществлять такое толкование (очевидно, он должен быть наднациональной структурой). В рамках Европейского Союза такой орган уже есть — это Суд Европейских Сообществ в г. Люксембурге, полномочный толковать и обеспечивать единообразие в применении международных договоров, заключенных Европейским Союзом. По взаимной договоренности государств юрисдикция этого суда по вопросу преюдициального толкования норм международных соглашений была распространена на европейские государства, не являющиеся членами Европейского Союза: Ирландию, Швейцарию и Норвегию. Для этого в рамках Суда ЕС была создана особая камера в составе трех судей: из Суда справедливости; от договаривающегося государства, не состоящего членом ЕС; независимого ученого с мировым именем и высоким моральным авторитетом.

Думается, этот механизм можно было бы успешно использовать и при формировании отношений между ЕС и Россией.