УДК 342.8
 
Т.Г. ШАХНАЗАРЯН,
старший преподаватель кафедры правовых дисциплин Российского государственного социального университета (филиал в г. Кисловодске)
 
В статье анализируется соотношение электорально-правовой политики, политико-правовой активности граждан и повышения эффективности государства. Подчеркивается, что немыслима реализация никакой политики без участия граждан. Оценивается процесс бюрократизации российских выборов и его влияние на эффективность государства и государственной власти. Обосновываются условия, при которых участие граждан будет более активным и результативным.
 
The author gives the analysis of correlation between electoral-law policy, citizens’ electoral-law activity and increasing of the effectiveness of the state. The author pays special attention to the fact that realization of any kind of policy is impossible without citizens. The appraises the process of bureaucratization of the process of election in Russian Federation and the influence of it on the effectiveness of the work of the state mechanism and on the power authority of the State. The author substantiates conditions of the active and productive way of citizens’ electoral-law activity.
Ключевые слова (keywords): электорально-правовая политика (electoral-law policy), граждане (citizens), выборы (election), политико-правовое участие (electoral-law participation), явка граждан на избирательные участки (citizens’ attendance to the election centers), доверие граждан институтам власти (citizens’ confidence towards the State power institutions), бюрократизация выборов (bureaucratization of the election).
 
Электорально-правовая политика может быть определена:  как комплекс идей, мер, задач, программ, установок, реализуемых в виде стратегии и тактики государства в сфере формирования системы органов политической власти; как научно обоснованная и нормативно обеспеченная последовательная деятельность специализированных субъектов (органов государственного и муниципального управления, избирательных комиссий, избирательных объединений и т. п.) по подготовке и проведению выборов в органы власти всех уровней, по обеспечению участия граждан в формировании системы властвования на основе их свободного волеизъявления.
Народ как социально-политический феномен является единственным источником власти. Однако передача этой власти выборным государственным органам и органам местного самоуправления осуществляется посредством реализации избирательных прав, принадлежащих не народу, а гражданам России. Не случайно именно граждане — главный адресат избирательного законодательства и единственные обладатели конституционного права избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления[1]. Без их участия невозможно существование избирательных отношений, немыслима реализация электорально-правовой политики. В противном случае пришлось бы признать, что цели выборов могут быть достигнуты при отсутствии свободного волеизъявления непосредственных обладателей избирательных прав.
В той же степени, в какой «уголовно-правовое удержание граждан от совершения преступлений» является тем приоритетом, которого придерживается уголовно-правовая политика[2], активизация и всемерное развитие политико-правового участия граждан, обеспечение их свободного волеизъявления выступают в качестве главного приоритета электорально-правовой политики.
Развитие российской государственности, начиная с 1989 года, во многом определяется характером и результатами проходящих в стране выборов должностных лиц федерального, регионального и местного уровней. Выборы — это узаконенная форма прямого народного волеизъявления, важнейшее проявление демократии. Социальная ценность выборов в демократическом государстве предопределяется тем, что они «дают высшую изначальную легитимность всей структуре органов государственной власти»[3]. И хотя органы государственной власти в России формируются не только путем выборов, но и путем назначений, указанная позиция верна, поскольку и назначения на высшие посты в органах исполнительной и судебной власти осуществляются выборными органами. Через выборы граждане оказывают воздействие на формирование органов государственной власти и тем самым реализуют свое право на участие в управлении государством. Следовательно, сфера политико-правового участия — это один из базовых элементов государственности, важнейший фактор ее развития, повышения эффективности государства.
В России участие в выборах было и остается одним из самых массовых каналов вовлечения населения в политико-правовую жизнь общества. Особое значение имеет явка граждан на
избирательные участки. По этому главному показателю массовости мы уже не отстаем от развитых западных демократий. Однако есть и существенные отличия. Так, если у среднестатистического западного избирателя процесс голосования совмещен с твердой верой в то, что его голос действительно будет учтен, то россияне гораздо более скептически относятся к процедуре волеизъявления. Согласно исследованию, проведенному Институтом развития избирательных систем (ИРИС), лишь 6—9% населения России уверены, что их участие в политико-правовой жизни страны может быть эффективно[4]. Подавляющее большинство россиян считают, что выборы, ход и результат которых определяются теневыми структурами, проходят нечестно. Так и возникает большой процент голосов, поданных против всех кандидатов. И если власти не изменят тенденции оценки выборов, то этот процент с каждым годом будет только увеличиваться. Более того, существенная часть избирателей рассматривают волеизъявление исключительно как способ выразить свой протест политикам и голосуют за партии и кандидатов, оппозиционных власти.
Аналитики утверждают, что массовость участия в российских выборах напрямую зависит от доверия граждан тому или иному институту власти. Так, больше всего в стране доверяют Президенту РФ, что в общем-то и делает выборы главы государства более популярными, чем выборы в Государственную думу. По данным экспертов, уровень доверия к этой палате парламента среди всех органов власти — один из самых низких. Правда, еще ниже «котируются» местные органы власти, что довольно часто ставит региональные выборы под угрозу срыва. И если на выборы в провинции приходит 20% населения, из которых лишь 5% голосуют за какого-либо кандидата, то, как отмечают аналитики ИРИС, стоит вообще задуматься о легитимности власти. Для сравнения: в США на выборах в рамках штата явка намного больше, чем на президентских, поскольку американцы знают, что их благополучие в большей степени зависит от губернатора, чем от президента, который должен быть сосредоточен на решении глобальных проблем.
Повышению явки на избирательные участки может способствовать то, что в субъектах Российской Федерации местные выборы совмещены с федеральными. Впрочем, на наш взгляд, небезосновательны опасения ряда специалистов, что ситуация с годами может еще более ухудшиться. Главная причина усматривается здесь в том, что политические партии и общественные организации привлекают граждан к политико-правовой жизни только на период выборов, а в остальное время занимаются решением собственных (в основном внутренних) задач. В этой связи вполне возможно, что власти придется сделать явку на избирательные участки обязательной (например, как в Австралии).
В то же время, как представляется, с этим спешить не стоит. Как не стоит и впадать в
панику от создавшейся ситуации. Было бы легкомысленно надеяться, что за десять с небольшим лет существования российской избирательной демократии сформировались бы гражданское общество, способное активно участвовать в жизни страны, и крепкая социально-политическая структура. Еще более нелогична гонка за развитыми странами, сопоставление с ними того, что имеет место в России. В тех же Соединенных Штатах Америки демократический строй формировался столетиями. Мы же по сравнению с ними пока находимся в «младенческом возрасте».
Невысокие качественные показатели народного участия характерны не только для избирательного процесса, но и для иных сфер политико-правовой жизни страны. И это вполне закономерно, поскольку все они взаимосвязаны и взаимообусловлены. Небезынтересны в этом плане показатели общественной активности россиян, а также ответ на вопрос о том, какие существуют барьеры на пути ее повышения. Обратимся к одному из последних исследований ВЦИОМ[5].
Кроме участия в выборах в органы власти различного уровня, приемлемыми для россиян формами гражданской активности являются участие в коллективном благоустройстве «сферы обитания» (ближайших к их жилью территорий, домов, детских площадок) и сбор средств для людей, попавших в тяжелое положение. Деятельность в политических партиях, профсоюзах, общественных и религиозных организациях, органах местного самоуправления привлекает не более 2—4% россиян. Треть опрошенных (32%) в течение 2004 года вообще ни в чем подобном участия не принимали. Среди причин общественной и политико-правовой пассивности россиян доминируют две:  занятость людей своими насущными проблемами (44%);  уверенность в том, что их общественная деятельность не будет результативной, не сможет решить их проблемы (43%). Чуть более четверти опрошенных (27%) винят в низком уровне общественно-политического и правового участия в жизни государства разобщенность россиян. 8% опрошенных прямо заявляют, что в стране отсутствует инфраструктура, необходимая для гражданского участия, т. е. в стране, по их мнению, нет политических партий, которым можно было бы доверять.
Что может изменить ситуацию и побудить граждан России занять более активную политико-правовую позицию? Прежде всего, укрепление уверенности в том, что эта деятельность будет результативной (49%). Немало людей побуждают к активности исключительно личные прагматические соображения (возможность заработать, попасть «во власть», реализовать свой инициативный проект), хотя достаточно велика и доля тех, кто готов участвовать в общественной жизни из альтруистических соображений (22%). Примечательно, что почти половина опрошенных (49%) считают сотрудничество правозащитных, экологических и других общественных организаций с властью необходимым, так как общественные организации самостоятельно не могут справиться со стоящими перед ними задачами.
Что же касается вопроса о создании общественной палаты для гражданского контроля над деятельностью государственного аппарата, то большинство граждан в целом поддержали эту инициативу Президента РФ. Основной целью деятельности палаты россияне считают получение ею отчета представителей власти об их деятельности, обсуждение важных общественных проблем (20%), экспертизу значимых для страны законопроектов (18%). В то же время каждый пятый из опрошенных россиян не видит никакой необходимости в создании специального общественного форума, полагая, что контроль над государственными органами должен осуществлять всенародно избранный парламент и представленные в нем политические партии.
Обобщая изложенные результаты социологических исследований, приходим к выводу, что активизации как общественной жизни в целом, так и жизни политико-правовой в нашей стране во многом мешает продолжающийся процесс бюрократизации всех сторон жизнедеятельности общества, в том числе и выборов в органы государственной власти.
Под бюрократизацией выборов понимается использование в ходе выборов административного ресурса, т. е. использование полномочий властных структур или их руководителей, которые дают на выборах большие преимущества одним кандидатам, фактически лишая шансов других. При этом применяются «грязные» технологии, фиксируются произвол избирательных комиссий и судов по снятию кандидатов за несущественные нарушения, фальсификация подсчета голосов избирателей при подведении итогов голосования и т. п. Вся недолгая постсоветская история выборов фактически предстает как процесс их бюрократизации[7].
Российская административная система стала работать хуже своих советских предшественников, так как снизился уровень профессионализма: наиболее квалифицированные и
способные аппаратчики (лучшие бюрократы) покинули государственную службу; служить обществу нынешний аппарат не приучен, гигантски возрос размах аппаратной коррупции, ставшей фактически нормой поведения (слова «почти», «кое-где», «порой» и т. п. уже не отражают нынешнюю реальность); перестал действовать прежний неформальный «кодекс административной морали», несколько сдерживавший разгул бюрократической безнаказанности. В сфере государственного управления возник полный моральный вакуум, или «беспредел»[8]. Современные политические процессы вызвали к жизни новую элиту, основная задача которой состоит в сохранении своей власти, своего господства, даже если эта власть будет противостоять интересам общества.
Не допустить возникновения такой ситуации  и тем самым обеспечить благополучие общества, силу и конкурентоспособность страны, повысить эффективность государства невозможно без полного раскрытия созидательного потенциала и самореализации человека, без развития электоральной и всей политико-правовой активности личности.
 
Библиография
1 Часть 2 ст. 32 Конституции РФ; Федеральный закон от 12.06.2002  № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»; Федеральный закон от 18.05.2005  № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации».
2 См.: Разгильдиев Б.Т. Уголовно-правовая политика: понятие и содержание // Правовая политика и правовая жизнь. 2000. Нояб. С. 137.
3 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М., 1999. С. 347.
4 См.: Кузьмин В. Ходим дружно, но не доверяем. На выборах избиратели будут активны и придирчивы // Российская газета. 2003. 4 нояб. 
5 См.: Яковлева Е. Домашняя активность. Какую гражданскую активность предпочитают россияне // Там же. 2004. 5 окт.
6 См.: Затонский В.А. Эффективная государственность. — М., 2006. С. 243—257.
7 См.: Оболонский А.В. Постсоветское чиновничество: квазибюрократический правящий класс // Общественные науки и современность. 1996. № 5. С. 5.