Йорг-Уве ХАН,

министр юстиции федеральной земли Гессен (Визбаден)

 

В настоящее время приблизительно 4800 судебных исполнителей в Германии в соответствии с § 154 Закона о судоустройстве ФРГ (GVG) являются государственными служащими, наделенными суверенными децентрализованными властными полномочиями. В последние годы наблюдается тенденция усиления кадрового состава службы судебных исполнителей, что необходимо, поскольку в течение года нужно справиться примерно с  9 млн исполнительных листов в рамках всей Федерации, а также почти с 4 млн ходатайств о получении клятвенного заверения должника, приравниваемого к заявлению под присягой, и приблизительно с 4,5 млн почтовых рассылок с уведомлением о вручении.

Но, исходя из будущих прогнозов, все-таки следует предполагать предстоящее сокращение штата судебных исполнителей, что продиктовано необходимостью экономного расходования государственных бюджетных средств.

Сроки принудительного исполнения, судя по данным инстанции, надзорной за службой судебных исполнителей, варьируют от 1 до 7 месяцев, а в отдельных случаях — и больше.

В то же время для кредитора решающее значение имеет эффективная и, прежде всего, быстрая процедура принудительного исполнения  решения, так как затягивание этого процесса может означать для него потерю части суммы существующего требования. Так как финансовое положение многих кредиторов остается довольно стесненным, это создает категоричный посыл для того, чтобы у судебных исполнителей было достаточно средств, позволяющих оперативно и с особой настойчивостью истребовать долги.

В настоящее время не существует такой практики, которая позволяла бы кредитору самому выбирать судебного исполнителя, так как в соответствии с действующим законодательством за каждым судебным исполнителем закреплен отдельный участок территориального округа. Также и в остальном у кредитора почти нет возможностей оказывать хоть какое-то влияние на исполнительную процедуру.

В приватизации системы исполнительного производства видится достойная альтернатива названным проблемам. Судебные исполнители должны будут действовать как назначаемые на государственную службу носители властных полномочий, чьи должностные функции и профессиональное право будут выстроены по аналогии с нормами права, регулирующими профессиональную деятельность нотариусов.

В этом случае судебные исполнители будут за собственный счет содержать служебное бюро и из собственных средств финансировать приобретение необходимого оборудования.

Кроме того, будет упразднен принцип территориальной подчиненности судебных исполнителей, чтобы дать зеленый свет свободной конкуренции в сфере исполнения судебных решений.

Преимущества приватизации системы принудительного исполнения лежат на поверхности: приватизация может создать новые стимулы к усердной работе судебных исполнителей, которые смогут не только рассчитывать  на фиксированный оклад, но и обеспечить себе дополнительные средства существования  благодаря тарифам за услуги. За счет этого те судебные исполнители, которые умеют работать эффективно, оперативно и при учете существующих в этом секторе рынка условий, получат шанс обрабатывать больше исполнительных листов и, как следствие, смогут повысить свой доход.

Одновременно это станет и определенным преимуществом для кредиторов, так как они получат возможность выбирать среди судебных исполнителей того, кто наиболее быстро и успешно сможет истребовать долги. Благодаря этому возрастет эффективность и всей системы принудительного исполнения.

В силу сегодняшнего положения дел с государственным бюджетом следует учитывать и еще один аргумент в пользу приватизации службы судебных исполнителей, который нельзя недооценивать, — это освобождение государственной казны от дополнительного бремени.

В Гессене в настоящее время на каждого судебного исполнителя выплачивается дотация в размере 42 500 евро в год, так как средств, которые в порядке взыскания собирают судебные исполнители,  не хватает на оплату расходов по заработной плате и на покрытие других расходов, связанных с деятельностью судебных исполнителей.

Аргументы в пользу того, что в столь чувствительной сфере, каковой является система исполнения, должно быть гарантировано вмешательство в свободы граждан только со стороны государственной власти, не могут быть расценены как достаточно веские, поскольку вследствие планируемой реформы само исполнение, как и прежде, останется задачей государственной власти. По сравнению с сегодняшним положением вещей изменения, скорее, следует видеть в том, что для исполнения этих государственных задач будут привлекаться частные собственники путем введения их в должность судебного пристава. При этом судебный исполнитель, действуя в рамках возложенных на него задач, как и прежде, останется органом государственной власти. Также и монополия государства на государственную власть не будет затронута за счет этого. Например, обыск в жилище без согласия должника, как и раньше, допускается только при наличии соответствующего постановления суда.

Реализация проекта приватизации, однако, потребует внесения изменений в Основной закон ФРГ, так как предусмотренная реформой модель привлечения частных собственников к работе судебных  приставов будет создавать правовую коллизию с нормами п. 4 ст. 33 Основного закона ФРГ, согласно которым осуществление властных полномочий в виде постоянной задачи, как правило, должно поручаться лицам, состоящим на государственной службе и связанным узами публично-правовых отношений службы и верности. Правительство земли Гессен выражает готовность поддержать такой законопроект.