УДК 340.111 

Страницы в журнале: 19-22

 

В.Ю. ПАНЧЕНКО,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права Сибирского федерального университета

 

Обосновывается понятие юридической помощи в качестве категории общей теории права; анализируется методологическое значение дефиниции «юридическая помощь» для правоведения в целом.

Ключевые слова: юридическая помощь, общая теория права, правовая деятельность, функции теории права.

 

Legal aid as an academic legal concept

 

Panchenko V.

 

The concept of a legal aid as a category of the general theory of the right is proved; methodological value of a definition “legal aid” for jurisprudence as a whole is analyzed.

Keywords: legal aid, general legal theory, legal activities, legal theory functions’.

 

Выступая предметом научного изучения в отраслевых юридических науках, юридическая помощь как категория правоведения до настоящего времени не получила должной общетеоретической разработки, что оставляет нерешенными вопросы о правовой природе данного феномена, его связи с другими правовыми явлениями, о месте юридической помощи в системе правовой деятельности. В этой связи актуальным представляется исследование юридической помощи как института общей теории права, который должен быть отправным для отраслевых юридических наук.

Правовые научные понятия — это содержательные, предметные образы, воспроизводящие в мышлении (идеально) объективную суть реальных процессов правовой действительности и отношений, существующих в ней, и выражающие специфически правовую качественную определенность данных процессов и явлений[1]. По сфере действия, а следовательно, и значимости правовые понятия делятся на общеправовые, имеющие значение для всей системы юридических наук, всех отраслей права и законодательства, межотраслевые и отраслевые[2]. Общая теория государства и права «обнаруживает и познает наиболее общие закономерности, присущие государственно-правовой жизни, материализующиеся в системе наиболее общих понятий»[3].

Юридическая помощь как правовое понятие еще не вошло в учебную литературу по теории государства и права. Правда, в учебниках нет, за редким исключением, и разделов (глав, тем), обобщающих современные теоретические представления о правовой (юридической) деятельности, правовой (юридической) практике, их типах, видах, взаимосвязях, хотя отдельные типы и виды обязательно присутствуют (правотворчество, толкование права, применение права и др.).

В учебной литературе по отраслевым юридическим наукам (гражданское процессуальное право, уголовно-процессуальное право) и учебным дисциплинам (правоохранительные органы) юридическая помощь не выделяется в предмет самостоятельного изучения, а студентам предложен материал по ее отдельным видам (защите и представительству, организации и деятельности адвокатуры, нотариата и пр.).

В паспорте специальности научных работников 12.00.01 «Теория и история права и государства; история правовых учений» к области исследований по теории права и государства отнесены: 1.20 «Государство в политической системе общества. Государство и общественные объединения. Адвокатура»; 1.21 «Государство и личность. Теория прав человека. Приоритет защиты прав человека в деятельности адвоката», т. е. видовое понятие адвокатской деятельности заменяет собой родовое понятие юридической помощи[4].

Такое положение вряд ли оправданно. Не отрицая ведущего места адвокатуры в системе оказания юридической помощи, вспомним известное выражение: «Кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя “натыкаться” на эти общие вопросы»[5] — и приведем аргументы в обоснование необходимости исследования юридической помощи именно на уровне общей теории права.

Во-первых, понятие юридической помощи отражает правовое явление, которое характеризуется универсальностью. Юридическая помощь в современном мире сопровождает (во всяком случае, с позиций разумности должна сопровождать) любую деятельность всех субъектов права, находящуюся в сфере правового регулирования, и может повлечь юридические последствия. Юридическая помощь может иметь место и до собственно правовой деятельности, которая протекает вовне, влияя на правосознание субъектов, удерживая их от каких-то юридически значимых действий или, наоборот, направляя их будущую деятельность, определяя оптимальный набор правовых средств, технологий, правовой тактики и стратегии успешной реализации разнообразных экономических, политических и иных целей и интересов.

Во-вторых, право на юридическую помощь входит как элемент в общий правовой статус личности в качестве важнейшего права-гарантии других прав и имеет конституционное закрепление. Потребность в юридической помощи присутствует во всех сферах осуществления прав, свобод, законных интересов и обязанностей человека и гражданина, иных субъектов права как профессиональное содействие правовой деятельности последних. Соответственно, в правовой системе современного цивилизованного государства должны быть обеспечены правовые возможности воспользоваться юридической помощью.

В-третьих, в историческом аспекте юридическая помощь в зачаточном виде — как идея, догадка, прообраз — существовала в обществах всех эпох, с тех пор как существует право[6]. В литературе отмечается, что возникновение права на юридическую помощь неразрывно связано с появлением права и формированием государства[7]. На наш взгляд, потребность в юридической помощи как содействии со стороны лиц, обладающих правовыми знаниями, возникла по крайней мере с тех пор, как появились письменные источники права[8], хотя зарождение и становление институтов юридической помощи (прежде всего такой ее разновидности, как адвокатская деятельность) происходило неодинаково в различные исторические периоды[9]. История знает и взлеты, и

падения юридической помощи как правового средства реализации и защиты — от «юридической беспомощности» до признания юридической помощи важнейшей гарантией прав человека (запреты представительства и защиты сторон в юридических процессах инквизиционного типа и их поощрение в состязательных; робеспьеровские революционные трибуналы и «тройки» сталинского периода без участия защитников в процессе и т. д.).

В-четвертых, юридическая помощь как правовой институт имеет нормативно-правовую основу, достаточно обширный массив нормативных правовых актов, затрагивающий практически все отрасли современного российского права. Конституционно закрепленное право на юридическую помощь конкретизируется и развивается в отраслевом законодательстве, особенно в отраслях процессуального права.

В-пятых, юридическая помощь охватывает значительный пласт правовой деятельности и правовой практики; в организационно-правовом и экономическом смысле это целая отрасль профессиональной деятельности юристов как в России, так и во всем мире[10].

В-шестых, юридическая помощь фиксирует основное содержание институтов представительства (добровольного представительства в судах общей юрисдикции, арбитражных судах, иных органах публичной власти, в отношениях с иными организациями, а также гражданами), защиты по уголовным делам, придает им смысл и действительное назначение — профессионально обеспечить правовыми средствами реализацию прав и законных интересов представляемого (подзащитного).

В-седьмых, юридическая помощь как понятие, отражающее значимую разновидность правовой деятельности, на равных взаимодействует с понятиями, которые традиционно входят в предмет общей теории права, такими как применение права, охрана прав, защита прав, правосознание.

Все это свидетельствует о необходимости включения юридической помощи в понятийное поле общей теории государства и права.

Общая теория государства и права может и должна осуществлять в научном исследовании юридической помощи такие функции, которые не могут выполнить отраслевые юридические науки.

Понятийный аппарат теории государства и права в познании выступает в двух функциях: теоретической и методологической[11].

Теоретическая функция общего понятия юридической помощи проявляется как минимум в следующем:

— общая теория права позволяет на основе анализа и синтеза знаний о медицинской, социальной, психологической и других видах помощи охарактеризовать юридическую помощь как социальное явление, дать развернутую характеристику признаков юридической помощи и сформулировать ее определение, выявить связи юридической помощи с другими правовыми понятиями, классифицировать юридическую помощь на виды по различным основаниям, выходящим за пределы отдельных отраслей права;

— на базе общего понятия юридической помощи становится возможным определить круг субъектов, оказывающих юридическую помощь в современной России (не только адвокатов и нотариусов, но и иных), а также место и роль юридической помощи в их деятельности; основания, условия и порядок получения гражданами и организациями юридической помощи со стороны каждого из субъектов оказания.

Реализуя методологическую функцию, понятие «юридическая помощь» способствует объединению правовых знаний, расчлененных в специальных юридических науках, и тем самым содействует целостности познавательной деятельности во всех отраслях юридической науки[12]. Общеправовая дефиниция юридической помощи, отражающая ее свойства и закономерности, может и должна служить отправной точкой исследований видов и особенностей юридической помощи в разных отраслях права, соответствующих науках и учебных дисциплинах. 

В литературе предложены и иные функции общей теории государства и права. В ходе осуществления политико-управленческой[13] или прикладной[14] функции общая теория государства и права позволяет со стратегических, предельно обобщенных позиций, выходящих за рамки отдельных отраслевых, ведомственных, корпоративных целей и интересов, вырабатывать практические рекомендации для принятия взвешенных, научно обоснованных управленческих решений по совершенствованию законодательства относительно моделей организации юридической помощи российским гражданам, установления льгот и преимуществ по различным признакам, нормативно-правового и индивидуального регулирования отношений между субъектами в процессе ее оказания, в том числе надлежащего закрепления обязанностей субъектов оказания юридической помощи, правил доступа к практике профессионального юридического содействия, направлений развития и реформирования адвокатской деятельности, деятельности иных организаций — как частных, так и публичных — по оказанию юридической помощи; предвидеть с максимально возможной степенью достоверности экономические, социальные и иные последствия тех или иных политико-правовых решений в данной области.

Наконец, идеологическая функция общей теории государства и права[15] применительно к юридической помощи призвана сформировать надлежащее отношение к юридической помощи как правовому средству в правовом сознании и правовой культуре как граждан, так и представителей профессионального юридического сообщества, сделать своевременное обращение за юридической помощью нормой правового поведения всех субъектов права.

Таким образом, есть все основания рассматривать юридическую помощь как общетеоретическое правовое понятие.

 

Библиография

1 См.: Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. — М., 1976. С. 57.

2 См.: Теория государства и права: Учеб. / Под ред. В.К. Бабаева. — М., 2001. С. 29—30.

3 Борисов Г.А. Теория государства и права: Учеб. — Белгород, 2007. С. 34.

4Аналогичное сведение юридической помощи к адвокатской деятельности имеет место и в паспортах других юридических научных специальностей (приводятся по данным федерального портала «Российское образование» (www.edu.ru)), например: специальности 12.00.02 «Конституционное право; муниципальное право»: 1.3 «Теория прав и свобод человека в конституционном праве. Деятельность адвоката по защите права и свобод человека» (факт особого выделения деятельности адвоката по защите прав человека здесь заслуживает поддержки, это дополнительно подчеркивает важность юридической помощи как средства обеспечения прав и свобод человека и гражданина, но не снимает указанной родо-видовой подмены); специальности 12.00.15 «Гражданский процесс; арбитражный процесс»: 1.16 «Адвокатура в гражданском процессе»; 2.8 «Адвокатура в арбитражном процессе».

5 См.: Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 15. — М., 1972. С. 368.

6 См.: Воробьев А.В., Поляков А.В., Тихонравов Ю.В. Теория адвокатуры. — М., 2002. С. 16—17.

7 См.: Черняков И.Г. Реализация конституционного права на квалифицированную юридическую помощь в Российской Федерации: Проблемы и перспективы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Челябинск, 2007. С. 12.

8 В дописьменных политиях, в частности в кочующих общинах с присваивающим хозяйством, практически каждый знал почти все правила и мог отличить социально безвредное отклонение от обычая от нарушения права (см.: Дробышевский С.А. Политическая организация общества и право как явления социальной эволюции. — Красноярск, 1995. С. 157). Есть и другая позиция, согласно которой право и государство возникают на определенном этапе развития человеческого общества, «в свою очередь, о юридической помощи на догосударственном этапе развития социума можно говорить только как о “квазиюридической помощи”: если в обществе существуют правила в виде запретов, табу, то необходимы и лица, хранящие и поясняющие эти социальные нормы. Доведение данными лицами до сведения представителей первобытного общества правил поведения и является так называемой квазиюридической помощью» (См.: Мельниченко Р.Г. Право на юридическую помощь: конституционные аспекты: Моногр. — Волгоград, 2003. С. 5—6).

9 См.: Синеокий О.В. Адвокатура как институт правовой помощи и защиты: Учеб. пособие. — Харьков, 2008. С. 95—96.

10 По данным рейтингового агентства «Эксперт РА», в 2008 году суммарная выручка 100 ведущих аудиторских и консалтинговых компаний (включая юридический консалтинг), включенных в рейтинг, составила 43 млрд руб. До кризиса, согласно оценкам экспертов Forbеs, объем сектора рынка юридических услуг, включающий в себя доходы крупных западных и российских фирм, составлял около 500 млн долл., из них 30% приходилось на российские юридические фирмы и 70% — на международные (см.: Васильева Ю. Адвокатов водят за нос // Российская бизнес-газета. 2009. 21 апр. № 698).

11 См.: Сырых В.М. Теория государства и права. — М., 2002. С. 559.

12 См.: Васильев А.М. Указ. соч. С. 96.

13 См.: Теория государства и права: Учеб. для вузов / Отв. ред. В.Д. Перевалов. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2004. С. 8.

14 См.: Теория государства и права: Учеб. / Под ред. В.К. Бабаева.  С. 30.

 

15 Там же. С. 27.