УДК 347.61
 
А.В. МАРКОСЯН,
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры семейного и ювенального права Российского государственного социального университета
 
В статье рассматриваются такие юридические факты семейного права, как юридические поступки и результативные действия (хотя самостоятельное существование последних отрицается многими специалистами). На основании конкретных примеров из нормотворческой практики выявляется четкое различие между юридическими поступками и результативными действиями.
Ключевые слова: юридические поступки, результативные действия, юридические акты, семейное право.
 
The article examines such aspects of family law as jurisdictional acts and conclusional actions, although many specialists deny the autonomous existence of the latter. On the basis of specific examples from norm making practice, a clear distinction is drawn between jurisdictional acts and conclusional actions.
Keywords: family law, jurisdictional acts, conclusional actions, effective actions. 
 
Юридические действия в семейном праве весьма разнообразны, в связи с чем они играют неодинаковую роль в правовом регулировании. Одни семейные правоотношения порождаются непосредственно волей самих субъектов семейного права (например, приобретение мужем и женой имущества на праве совместной собственности). Для возникновения других, помимо волеизъявления членов семьи, требуются еще волевые акты соответствующих государственных органов, заинтересованных в укреплении семейно-правовых отношений. Юридические факты-действия по характеру связи с предписаниями юридических норм и требованиями правопорядка в теории права делятся на правомерные действия и неправомерные (правонарушения). В советской юридической литературе наиболее полную классификацию юридических действий предложил М.М. Агарков, выделив три основные группы: юридические акты; юридические поступки;  действия, создавшие предусмотренный нормами права объективированный результат[1].
Под юридическими актами М.М. Агарков понимал правомерные действия, направленные на установление, изменение или прекращение правоотношений; под юридическими поступками — правомерные действия, направленные на признание фактов или уведомление о фактах прошлых, настоящих и будущих, вызывающих юридические последствия независимо от того, были ли эти действия направлены на указанные последствия или нет. Наконец, к третьему виду правомерных действий М.М. Агарков относил действия, создавшие предусмотренный нормами права объективированный результат, с которым нормы права связывают правовые последствия в силу достижения известного практического результата деятельности, выраженного в объективированной форме.
Юридическими поступками в семейном праве являются действия лица по фактическому воспитанию и содержанию ребенка, а также действия отчимов и мачех по воспитанию и содержанию пасынков и падчериц, порождающие обязанности для последних и сами по себе не направленные на приобретение семейных прав и обязанностей. Однако эти действия в совокупности с другими фактами порождают определенные правовые последствия.
Институт фактического воспитания как таковой не находит отражения в действующем семейном законодательстве. Однако его след виден в отношениях, связанных с алиментными обязательствами.
Интересно то, что юридический поступок воспитателя (осуществление воспитания и содержания несовершеннолетних без назначения воспитателей их опекунами или попечителями) порождает обязанность для воспитанника. Так, в соответствии со ст. 96 СК РФ нетрудоспособные нуждающиеся в помощи фактические воспитатели, не имеющие возможности получить содержание от своих совершеннолетних трудоспособных детей, супругов или бывших супругов, вправе требовать содержания от своих совершеннолетних трудоспособных бывших воспитанников. Также ст. 97 СК РФ установлено, что нетрудоспособные нуждающиеся отчим или мачеха имеют право на получение через суд содержания от своих пасынков (падчериц), если они воспитывали или содержали своих пасынков (падчериц) в прошлом. Не имеет значения, осуществлялось ли воспитание и содержание самостоятельно или совместно с родителями пасынков (падчериц). Однако само по себе проживание отчима и мачехи одной семьей с несовершеннолетним и его родителем не дает основания для получения алиментов. Необходимо представить доказательства их личного и непосредственного участия в воспитании и предоставления детям содержания за счет собственных средств отчима или мачехи.
Ранее обязанность по содержанию фактических воспитателей, а также отчимов и мачех возлагалась как на трудоспособных, так и на нетрудоспособных фактических воспитанников и пасынков (падчериц). С принятием нового СК РФ такая обязанность возлагается только на трудоспособных фактических воспитанников и пасынков (падчериц).
Однако при фактическом воспитании действует принцип взаимности. Обязанность выплачивать алименты своим фактическим воспитателям возлагается на их бывших воспитанников независимо от того, обладают  они необходимыми средствами для уплаты алиментов или нет. Это связано с тем, что между фактическими воспитателями и воспитанниками обычно складываются отношения, близкие к тем, которые существуют между родителями и детьми: фактические воспитанники становятся членами семьи фактических воспитателей, и последние предоставляют им содержание независимо от наличия у них необходимых средств. В связи с этим фактические воспитанники обязаны предоставлять содержание лицам, материально поддерживавшим их в детстве, также независимо от уровня своей обеспеченности.
Встает вопрос, не является ли принятие ребенка на фактическое воспитание и содержание односторонней сделкой? На наш взгляд, это не сделка, потому что воспитатели не совершают действия специально для того, чтобы потом возникли алиментные обязательства, и кроме того, нужен ряд других фактов, возникновение которых в будущем невозможно предугадать (нетрудоспособность, нуждаемость, отсутствие возможности получить содержание от своих совершеннолетних трудоспособных детей, супругов или бывших супругов).
Что же качается пасынков (падчериц), то обязанность по содержанию отчима или мачехи возлагается на них только в том случае, если они обладают необходимыми средствами для уплаты алиментов. Ранее пасынки (падчерицы) должны были выплачивать содержание независимо от того, обладают они достаточными средствами для предоставления содержания или нет. Это нередко приводило к нарушению интересов пасынков (падчериц), которые, находясь в затруднительном материальном положении, вынуждены были содержать лиц, принимавших в прошлом лишь малое участие в их содержании вместе с их родителями.
Пасынки (падчерицы), однако, имеют возможность освобождения от обязанности по
уплате алиментов отчимам или мачехам, содержащим их менее 5 лет. При этом суд принимает во внимание причины, по которым фактические воспитатели прекратили воспитание и содержание детей. Если это произошло по причинам, признанным судом уважительными (например, в связи с достижением детьми совершеннолетия, вступлением в брак, эмансипацией, болезнью отчима или мачехи), последние сохраняют право на содержание. Если же воспитание и содержание осуществлялось в течение непродолжительного срока или было прекращено по неуважительной причине, суд освобождает пасынков (падчериц) от обязанности уплачивать алименты.
От юридических поступков в семейном праве необходимо отличать результативные действия. Результативным действием в семейном праве является признание мужчиной своего отцовства в отношении будущего или родившегося ребенка, которое может отражаться в репродуктивном поведении мужчины, т. е. при совместном его проживании с матерью ребенка, ведении общего хозяйства или в иных формах. Однако само признание не порождает родительских правоотношений. В данном случае необходим фактический состав: либо подача совместного заявления мужчины и матери ребенка, либо самостоятельная подача заявления
отца ребенка об установлении отцовства в органы ЗАГС (если мать ребенка умерла, признана недееспособной, лишена родительских прав или невозможно установить ее местонахождение) (статьи 50, 51 Федерального закона от 15.11.1997 № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния»; далее — Закон об актах гражданского состояния). Однако совместное или самостоятельное заявление не является результативным действием. Это юридический акт.
Также юридическим актом является подача совместного заявления об установлении отцовства до рождения ребенка. Такая ситуация может сложиться, если отец ребенка находится при смерти, ожидает призыва в армию, планирует отъезд на длительное время, если его работа связана с риском для жизни, и т. д. При наличии подобных обстоятельств родители будущего ребенка, не состоящие между собой в браке, вправе подать совместное заявление об установлении отцовства в органы ЗАГС в период беременности матери (ч. 2 п. 3 ст. 48 СК РФ, п. 3
ст. 50 Закона об актах гражданского состояния). Запись о родителях на основании такого заявления проводится только после рождения ребенка, до этого момента любой из родителей вправе отозвать сделанное заявление.
Значение предварительного заявления заключается в том, что если оно не было отозвано, запись об отце ребенка будет произведена независимо от того, находится отец в живых или нет. В случае если заявление было отозвано отцом ребенка, сам факт его подачи также имеет важное доказательственное значение в процессе установления отцовства в судебном порядке.
В литературе высказано мнение, что по правовой природе добровольное установление отцовства является односторонней сделкой и может быть признано недействительным по всем основаниям, установленным для признания сделок недействительными[2]. Представляется, что решение этого вопроса зависит от того, каким образом выражено добровольное признание отцовства: если путем совместного проживания, ведения общего хозяйства, дарения подарков, то такие юридические факты являются результативными действиями и не требуют признания их недействительными. Если же речь идет о подаче совместного или индивидуального заявления отца для установления отцовства, то данные акты можно признать недействительными, поскольку существует вероятность их совершения под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, насилия (статьи 178—179 ГК РФ).
С известной долей условности к результативным действиям можно отнести всякого рода согласия, которые требуются от участников правоотношений для совершения того или иного юридического акта. В частности, муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время ее беременности и в течение 1 года после рождения ребенка (ст. 17 СК РФ); для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в определенном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 3 ст. 35 СК РФ); установление отцовства в отношении лица, достигшего возраста 18 лет, допускается только с его согласия, а если оно признано недееспособным — с согласия его опекуна или органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 48 СК РФ); лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери) (п. 4 ст. 51 СК РФ); восстановление в родительских правах в отношении ребенка, достигшего возраста 10 лет, возможно только с его согласия (п. 4 ст. 72 СК РФ); для усыновления ребенка необходимо согласие его родителей. При усыновлении ребенка несовершеннолетних родителей, не достигших возраста 16 лет, необходимо также согласие их родителей или опекунов (попечителей), а при отсутствии родителей или опекунов (попечителей) — согласие органа опеки и попечительства (п. 1 ст. 129 СК РФ); для усыновления детей, находящихся под опекой (попечительством), детей, находящихся в приемных семьях, в воспитательных, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, необходимо согласие в письменной форме соответственно опекунов (попечителей), приемных родителей, руководителей перечисленных учреждений (п. 1 ст. 131 СК РФ); для усыновления ребенка, достигшего возраста 10 лет, необходимо его согласие (п. 1 ст. 132 СК РФ); при усыновлении ребенка одним из супругов требуется согласие другого супруга, если ребенок не усыновляется обоими супругами (п. 1 ст. 133 СК РФ); изменение фамилии, имени и отчества усыновленного ребенка, достигшего возраста 10 лет, может быть произведено только с его согласия (п. 4 ст. 134 СК РФ); по просьбе усыновителей суд может принять решение о записи усыновителей в книге рождений в качестве родителей усыновленного ими ребенка, достигшего 10-летнего возраста, только при его согласии (п. 1 ст. 136 СК РФ). Отнесение данного юридического факта к числу результативных действий или к числу юридических актов зависит от того, связан ли напрямую правовой результат с таким согласием и зависит ли конкретный результат от согласия лица, или правовой результат лишь предполагается, может наступить в отдаленном будущем и точно неизвестно, наступит он или нет. К примеру, согласие родителей на усыновление ребенка без всяких оговорок, т. е. по усмотрению органов опеки и попечительства, возможно отнести к числу результативных действий, так как ребенок может быть не усыновлен (правовой результат не наступит). Иное дело, когда родители дают согласие на усыновление ребенка конкретным лицом (лицами). В этом случае их воля прямо направлена на прерывание правовых связей с ребенком, т. е. на прекращение родительских прав и обязанностей, поэтому в данном случае согласие родителей на усыновление ребенка должно расцениваться как юридический акт.
Следует оговориться, что и такая градация согласий является условной, так как, например, отсутствие согласия на усыновление опекуна (попечителя) ребенка или руководителя детского учреждения, где он находится, может и не быть препятствием к вынесению решения суда об усыновлении, и в этом случае, хотя, казалось бы, речь идет о наступлении конкретного правового результата, налицо скорее результативное действие, чем юридический акт.
Таким образом, с уверенностью можно сказать, что в семейном законодательстве понятия юридического поступка и результативного действия применяются достаточно часто.
 
Библиография
1 См.: Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. 1946. № 3. С. 51—52.
2 См.: Антокольская М.В. Семейное право: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2003. С. 173.