УДК 341.215.2 

Страницы в журнале: 132-136

 

Хэ МИНЦЗЮНЬ,

аспирант кафедры международного права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

 

Дана характеристика основных прав и обязанностей государств, возникающих из членства государств в международных организациях. Сделан вывод о том, что статус (права и обязанности) государства в международной организации, членом которой оно является, зависит от уровня его экономического развития.

Ключевые слова: международная организация, членство, права и обязанности, суверенитет государства, принцип международного права.

 

Article is devoted the characteristic of fundamental laws and duties of the states arising from membership of the states in the international organizations. The author does a conclusion that the status (the rights and duties) the states in the international organization which member it is, depends on level of its economic development.

Keywords: the international organization, membership, the rights and duties, the state sovereignty, an international law principle.

 

Связь между государством-членом и международной организацией двойственна. С одной стороны, это вид внешней связи — между двумя субъектами международного права (например, при проведении переговоров между государством и организацией); с другой стороны, это вид внутренней связи, если государство рассматривается как составная часть международной организации, осуществляющая деятельность (в этом случае можно четко обозначить права и обязанности каждого государства-члена и рассматривать все государства-члены как обладателей совокупности прав и обязанностей)[1].

Каждое государство при вступлении в международную организацию приобретает определенные права и обременяется определенными обязательствами[2]. Это важнейший принцип всеобщего международного права, а также основа международного права. Если какое-то государство не председательствует на конференциях международной организации (например, Аргентина с 1921 по 1933 год не председательствовала ни на одной конференции в Лиге Наций), то это не соответствует исполнению его обязанностей как государства-члена. Если какое-либо государство препятствует принятию любых резолюций международной организации, вынесению любых решений и отрицает мнение большинства государств-членов, то это рассматривается как нарушение обязательств данной организации. Другими обязанностями являются своевременная уплата членских взносов в международную организацию, предоставление привилегий и льгот для международной организации и ее служащих.

Обязанности — это составная часть членства государств в организации. Государства-члены несут определенные обязательства только после вступления в организацию. Международная организация имеет право аннулировать часть обязательств государства, однако эти обязательства ограничены рамками данной организации. Все обязательства, имеющие отношение к сфере деятельности международной организации и ее функциям, устранить нельзя. В одной и той же международной организации обязательства всех государств-членов различны[3].

Государства-члены международной организации пользуются и определенными правами. Они имеют право: председательствовать при созыве соответствующих конференций; выдвигать мнения по соответствующим делам, выражать критику; распространять документы среди государств-членов; применять право вето при принятии резолюций по повестке; вносить поправки в устав вплоть до роспуска международной организации. Эти полномочия предоставлены всем государствам-членам, а не правительствам некоторых государств.

Правила ВТО выделяют в особую группу так называемые наименее развитые страны. В соответствии с п. 2 ст. XI Марракешского соглашения об учреждении ВТО «от наименее развитых стран, признанных таковыми ООН, требуется принятие только тех обязательств и уступок, которые совместимы с их индивидуальным развитием, финансовыми и торговыми потребностями или их административными и институциональными возможностями». Следовательно, вступая в ВТО, эти государства вправе самостоятельно определять, какие обязательства они на себя принимают, а какие нет. В перечень наименее развитых стран входит в настоящее время 50 государств, из них 32 являются членами ВТО (Ангола, Бангладеш, Бенин, Буркина-Фасо, Бурунди, Гаити, Гамбия, Гвинея, Гвинея-Бисау, Замбия, Камбоджа, Лесото, Мавритания, Мадагаскар, Малави, Мали, Мальдивы, Мозамбик, Мьянма, Непал, Нигер, Руанда, Сенегал, Соломоновы острова, Сьерра- Леоне, Танзания, Уганда, ЦАР, Чад). Еще восемь наименее развитых стран находятся в процессе вступления в ВТО (Бутан, Кабо-Верде, Эфиопия, Лаос, Самоа, Судан, Вануату и Йемен; Экваториальная Гвинея, Сан-Томе и Принсипи являются наблюдателями ВТО)[4].

Для отнесения страны к категории наименее развитых Экономический и социальный совет ООН использует следующие критерии:

— критерий низкого дохода, основанный на трехлетней средней оценке валового внутреннего продукта на душу населения (менее 900 долл. для включения, свыше 1035 долл. для квалификации на включение);

— критерий слабости человеческих ресурсов, включающий составной расширенный индекс физического качества жизни, основанный на индикаторах питания, здоровья, образования, грамотности взрослого населения;

— критерий экономической уязвимости, включающий составной индекс экономической уязвимости, основанный на индикаторах нестабильности сельскохозяйственной продукции, нестабильности экспорта товаров и услуг, экономической важности нетрадиционных видов деятельности (доли промышленного производства и современных услуг в ВВП), концентрации экспорта товаров, с учетом проблемы экономической незначительности (измеренной среди населения в логарифмическом выражении).

Итак, ВТО состоит из двух групп государств, обладающих одинаковым кругом прав и обязанностей. Исключение составляет только льготное положение развивающихся стран при вступлении в ВТО, но оно не является дискриминационным, а наоборот, представляет собой способ уравнивания прав членов организации.

После детального рассмотрения экономического механизма и торгово-политического режима присоединяющегося государства на предмет их соответствия нормам и правилам ВТО начинаются консультации об условиях членства. Эти консультации проводятся, как правило, на двустороннем уровне, но предусматриваются и многосторонние переговоры (последние обычно касаются правил в отношении товаров, услуг и положений ТРИПС). Одновременно с выяснением экономического положения страны она должна провести двусторонние переговоры со всеми странами—членами ВТО, которые выразят желание провести эти переговоры, по вопросам удовлетворения пожеланий стран ВТО о взаимном снижении торговых барьеров и обеспечении торговых интересов. Это один из самых важных этапов, в ходе которого устанавливаются многие условия вступления государства в ВТО. На нем присоединяющееся государство может выторговать наиболее удобные для себя условия либо пойти на уступки. Результаты таких переговоров фиксируются в двусторонних протоколах по доступу на рынки товаров и услуг[5]. Следующий вопрос касается формата и сроков принятия на себя обязательств по соглашениям, вытекающих из членства в ВТО.

Поскольку время переговоров может значительно варьироваться, были выработаны особые рекомендации для вступления в ВТО развивающихся стран. Например, в технической записке, посвященной вопросам присоединения стран с развивающейся экономикой, раскрываются проблемные стороны присоединения таких стран, особо оговаривается сложность процесса адаптации экономики развивающихся стран к правилам и стандартам ВТО. Для разрешения возможных трудностей присоединения Секретариат ВТО призывает к упрощению и ускорению переговорного процесса в отношении развивающихся стран. Для этого предложено несколько рекомендаций, например: члены ВТО должны ограничиваться в установлении условий и обязательств для государства-соискателя, учитывая те уступки и обязательства, которые были приняты на себя уже вступившими в ВТО государствами с развивающейся экономикой[6]. Также имеется рекомендация налагать обязательства по торговле товарами и услугами на присоединяющееся государство с учетом его индивидуального уровня развития, финансового состояния в соответствии со ст. XXXVI Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) 1994 года (о невозможности для стран с развитой экономикой требовать взаимных уступок по взятым на себя обязательствам от стран с уровнем развития ниже своего), ст. 15 Соглашения по сельскому хозяйству (о предоставлении дифференцированного режима для развивающихся стран, включая 10-летний переходный срок для адаптации к правилам ВТО) и статьями IV и XIX Генерального соглашения по торговле услугами (о закреплении специфического режима для развивающихся государств в отношении открытия и либерализации национального рынка услуг).

Для наибольшей эффективности постепенная перестройка экономики государства должна основываться на Планах действий (Action Plans), направленных на скорейшую адаптацию государства к правилам ВТО. Для составления и поэтапного выполнения таких Планов действий государствам предоставляется помощь по техническим вопросам. Также по просьбе развивающихся государств члены ВТО оказывают посильную помощь государству в вопросах имплементации норм ВТО в национальное законодательство, а главное — в повседневную жизнь государства.

Еще одним документом, затрагивающим особое положение государств с развивающейся экономикой, является министерская декларация Доха-раунд, которая провозгласила важность принятия новых членов из числа развивающихся стран. В этой декларации дана установка на расширение связей с развивающимися странами. Для более эффективной интеграции данной группы государств в «большую» экономику было принято обязательство способствовать переговорному процессу со странами, имеющими статус стран с развивающейся экономикой.

В спорах между развитыми и развивающимися государствами—членами ВТО побеждали не только крупные государства, но и малые и мельчайшие, как, например, Антигуа и Барбуда, выигравшее в 2005 году спор с США об электронной торговле компьютерными играми[7]. При рассмотрении споров в рамках ВТО степень нарушения не анализируется, не подсчитывается ущерб, который нанесен применением меры, не соответствующей положениям соглашений ВТО. Вопрос ущерба анализируется только в том случае, когда при невыполнении решения государство, интересы которого оказались затронутыми, намерено приостановить действие уступок и других обязательств[8]. Все это указывает на то, что основная цель процедуры разрешения споров — не компенсация ущерба, не наказание виновной стороны, а приведение меры, нарушающей правила ВТО, в соответствие соглашениям системы ВТО. Таким образом, целью процедуры разрешения споров ВТО является поддержание баланса прав и обязательств договаривающихся сторон. Именно поэтому малейшее нарушение обязательств в рамках ВТО ведет к аннулированию либо сокращению преимуществ государств-членов. Эта концепция зафиксирована в ст. 3.2 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров (ДРС): «Система урегулирования споров ВТО является центральным элементом, обеспечивающим безопасность и предсказуемость многосторонней торговой системы. Члены признают, что она имеет целью охранять права и обязательства членов по охваченным соглашениям и вносить ясность в отношении действующих положений этих соглашений в соответствии с обычными правилами толкования международного публичного права…» Согласно п. 7 ст. 3 ДРС механизм урегулирования споров направлен на их  позитивное разрешение. Предпочтительным является решение, взаимоприемлемое для сторон спора и совместимое с охваченными соглашениями. При отсутствии такого решения первая цель механизма урегулирования споров, как правило, должна состоять в том, чтобы добиться отмены принятых мер, если устанавливается, что они несовместимы с положениями какого-либо из охваченных соглашений. К применению положений о компенсации предполагается прибегать только в том случае, если немедленная отмена данной меры нереалистична, и лишь временно — в ожидании отмены меры, несовместимой с охваченным соглашением. Пунктом 10 ст. 3 ДРС предусматривается, что процедура урегулирования споров не должна использоваться в качестве провоцирования споров, но, напротив, должна применяться добросовестно.

Первой страной, добившейся подобного успеха, была Коста-Рика, которая в 1996 году выиграла спор с США по поводу введения последними количественных ограничений на импорт белья в середине 1995 года. Ограничения касались семи стран, шесть из них не стали протестовать. Данный случай был всесторонне проанализирован экспертами, и их выводы, а также опыт других стран имеют значение для всех стран, которые сталкиваются с нарушениями правил международной торговли и отстаивают свои права[9]. Полагаем, что эти наработки могут быть полезными и для России. По мнению коста-риканских специалистов, непосредственно участвовавших в споре с США, главный урок из упомянутого случая, который должны извлечь все, и в первую очередь крупные страны, состоит в том, что никогда нельзя недооценивать торговый конфликт и следует уделять ему внимание с самого начала. США, по-видимому, недооценили решимость и способность Коста-Рики довести дело до успешного конца, недостаточно тщательно собрали данные для обоснования своей позиции о том, что импорт белья из Коста-Рики представляет угрозу для национальной швейной промышленности. Когда дело поступило на рассмотрение группы экспертов, в документации, представленной США, обнаружилось много противоречий, что подорвало доверие к аргументам.

Данное дело позволило сформулировать ряд дополнительных правил для государств, прибегающих к решению торговых споров через Орган по разрешению споров (ОРС) ВТО, которые впоследствии подтвердились практикой других государств. Во-первых, участие в конфликте требует больших затрат времени, финансовых и интеллектуальных ресурсов, сопряжено с политическими рисками, и поэтому нужно рассматривать обращение в ОРС как последнее средство, когда все другие варианты добиться своего уже испробованы. Во-вторых, очень важно хорошо подготовиться к началу дела, аргументированно изложить свою жалобу, основываясь на действующем законодательстве. При этом нужно заранее провести техническую и юридическую экспертизу. Как отмечает независимый международный эксперт, консультант ВТО Джон Брекенридж, «когда дело началось, оно движется в соответствии со сроками, диктуемыми ОРС, а они зачастую очень коротки. Это значит, что на учебу, на экспертизу уже нет времени»[10]. В-третьих, на успех дела могут существенно повлиять союзники среди стран—членов ВТО, которые могут выступить в споре в качестве третьей стороны (в конфликте между США и Коста-Рикой последняя заручилась поддержкой Индии, которая участвовала в слушаниях дела в ОРС).

В некоторых случаях положительную роль может сыграть умение команды, занимающейся решением важного торгового спора, работать с национальной и международной прессой. В частности, представители Коста-Рики проводили регулярные информационные встречи с журналистами и держали их в курсе развития событий. Это обеспечило им поддержку общественного мнения в первую очередь внутри страны, где поначалу далеко не все одобряли решение министерства торговли пойти на конфликт с США.

В ДРС также закреплена концепция дифференцированного и более благоприятного режима рассмотрения споров, в которых одной из сторон является развивающаяся либо наименее развитая страна. Такой подход обусловлен тем, что в ходе Уругвайского раунда развитым государствам нужна была поддержка со стороны развивающихся стран, чтобы последние согласились одобрить общий пакет договоренностей. Необходимо было также продемонстрировать, что ВТО будет организацией, учитывающей интересы и потребности развивающихся стран. Согласно ст. 3.12 ДРС в случае, когда жалоба подана развивающимся государством против развитого, первое по своему усмотрению может выбрать вместо пунктов 4—6 ст. 12 ДРС положения Решения 1966 года, применяемого в отношении споров между развитыми и развивающимися государствами. При коллизии между нормами указанных документов следует руководствоваться Решением 1966 года. Если жалоба подается против развивающейся страны, срок для проведения консультаций до рассмотрения вопроса третейской группой может быть пролонгирован. Также предусматривается, что в случаях, когда стороной спора является развивающееся государство, один из членов третейской группы должен быть представителем развивающегося государства. На всех стадиях разрешения спора с участием наименее развитого государства ситуация, в которой находится это государство, должна особо приниматься во внимание. Развитым государствам следует также воздерживаться от инициирования процедуры против наименее развитого государства и от применения в отношении него приостановки уступок и других обязательств, предоставленных в соответствии с соглашениями ВТО.

Интересен другой пример разрешения спора в ОРС. В конце декабря 2008 года апелляционный орган ВТО оставил в силе постановление ОРС, решившего спор о таможенных пошлинах на автозапчасти между Китаем, с одной стороны, и Канадой, ЕС и США — с другой в пользу последних. Апелляционный орган в составе семи человек рекомендовал Китаю пересмотреть действующие ввозные пошлины на автозапчасти зарубежного производства с учетом своих обязательств в рамках ВТО. Пекину предстояло выполнить предписание в разумный срок, по истечении которого будет созвана другая комиссия ВТО, и если она установит, что права истцов по-прежнему нарушаются, то Канада, ЕС и США могут получить разрешение на введение ответных репрессивных пошлин в отношении китайской продукции. «Апелляционный орган ВТО подтвердил, что китайская дискриминационная система налогообложения, действующая в отношении ввозимых из США автозапчастей, кардинально противоречит основным принципам ВТО, — отметила торговый представитель США С. Шваб в своем официальном заявлении. — Международная торговля должна быть улицей с двусторонним движением. Торговые отношения между США и Китаем выгодны обеим странам, но если Китай введет дискриминационные меры, направленные на ограничение американского экспорта, мы без колебаний предпримем все возможные шаги, чтобы обеспечить соблюдение Китаем принципов международной торговой системы. Свою решимость мы уже недвусмысленно продемонстрировали в данном торговом споре». Комиссар ЕС по торговле К. Эштон также поддержала решение апелляционного органа: «Китай должен прекратить дискриминацию и обеспечить равные условия для всех игроков автомобильного рынка»[11]. В сентябре 2007 года Пекин обжаловал решение ОРС, постановившего, что действующими импортными пошлинами на продукцию автомобильной промышленности Китай нарушает правила ВТО и принятый план снижения таможенных тарифов[12].

Китайские пошлины на автозапчасти зарубежного производства были впервые обжалованы Канадой, Евросоюзом и США в рамках ВТО в 2006 году — через год после введения Пекином системы налогообложения, при которой размер пошлины зависит от количества импортных деталей в готовом автомобиле. Сейчас в Китае действует 25%-я импортная пошлина на автомобильные детали, стоимость которых равна или превышает 60% стоимости готового автомобиля. В остальных случаях таможенная пошлина составляет 10%. Канада, Евросоюз и США назвали введение Китаем такой системы нарушением международного торгового права. Истцы заявляли, что такая политика является дискриминационной по отношению к зарубежным производителям автозапчастей, так как позволяет эффективно субсидировать национальную автомобильную промышленность, вынуждает зарубежные компании переводить производства в Китай и противоречит данному Китаем при вступлении в ВТО обещанию не рассматривать запчасти как готовую машину. Однако Пекин возразил, что был вынужден ввести такую систему налогообложения, чтобы пресечь импорт автомобилей по частям: некоторые компании прибегают к этому ходу для уклонения от налогов — более высоких в том случае, когда речь идет о поставках готовых автомобилей. Для КНР этот случай во многих отношениях является беспрецедентным: это первое официальное поражение Китая в торговом споре с момента присоединения к ВТО в 2001 году, первая претензия к Китаю со стороны ЕС и вообще первая претензия, доведенная до рассмотрения ОРС и апелляционным органом ВТО.

Конфликты государств часто возникают в результате разногласий в толковании ими норм международных соглашений ВТО. Так, в споре по заявленной Бразилией и Венесуэлой претензии к США речь шла о применении закона США «О чистом воздухе» в отношении бензина, экспортированного из этих стран[13]. Вопрос заключался в том, относится ли принятие этого закона к числу исключений, предусматриваемых в ст. XX ГАТТ, в частности к мерам, направленным на сохранение истощающихся природных ресурсов (речь шла о добавках в топливо). Апелляционный орган не согласился с докладом третейской группы, решившей, что именно это и составляло основную цель принятия закона. В окончательном решении подчеркивалось, что закон не может рассматриваться как мера, «направленная на предотвращение истощения природных ресурсов», о которой говорится в ст. XX (g) ГАТТ. При этом апелляционный орган руководствовался п. 1 ст. 31 Венской конвенции 1969 года о праве международных договоров, согласно которому договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора.

Приведенный пример показывает также то, как механизм разрешения споров ВТО может обеспечивать защиту экономически более слабому государству при разрешении торговых споров. Развивающимся странам предоставляется возможность бороться с торговыми мерами, принимаемыми экономически сильными государствами, которые обычно занимают доминирующее положение в международных переговорах и в принятии решений на многосторонней основе.

 

Библиография

1  См.: Ван Тея. Право международной организации. — Пекин, 1999. С. 98.

2  См.: Право международной организации / Под ред. Рао Гэпин. — Пекин, 2002. С. 87.

3  См.: Ван Тея. Указ. раб. С. 98.

4  См.: Зенкин И.В. Международное экономическое право. — М., 2006. С. 6—12.

5  См.: Цин Ци. Вопросы по доступу на рынок услуг и товаров. — Пекин, 2007. С. 78.

6  См.: Technical Note on the Accession of Least-developed Countries (WT/L/508) 20 January 2003.

7  Всемирная торговая организация (ВТО)  с целью урегулирования указанного спора вынесла очень необычное решение, согласно которому Антигуа и Барбуда может в прямом смысле слова воровать американские фильмы, музыку и программное обеспечение.

8  См.: Ли Хуа. Разрешение споров ВТО. — Пекин, 2009. С. 67.

9  См.: Лавут А.А. Опыт участия стран Латинской Америки в ВТО // Латинская Америка. 2007. № 11. С. 14—15.

10  Цит. по: Лавут А.А. Указ. раб. С. 15.

11  Официальный сайт Комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по торговой политике и ВТО (http://www.rgwto.com/digest.asp?id=53643&full_mode=1).

12  http://trade.ecoaccord.org/news/wto/2008/0908.htm

13  См.: Доронина Н.Г., Лавренов В.С. Всемирная торговая организация: история становления и правовые аспекты вступления // Журнал российского права. 2004. № 11. С. 88.