УДК 347.9:341.492 

Страницы в журнале: 119-122

 

Е.А. Малько,

аспирант кафедры гражданского процесса Саратовской государственной  юридической академии e-mail: igp@sgap.ru

 

Рассматриваются постановления Европейского суда по правам человека, которые служат правовыми средствами осуществления гражданской процессуальной правовой политики. Существенная роль постановлений выражается в расширении предмета национальной судебной деятельности внутри гражданской процессуальной правовой политики.

Ключевые слова: гражданская процессуальная правовая политика, постановления Европейского суда по правам человека, правовые средства гражданской процессуальной правовой политики, цивилистическое судопроизводство.

 

Decisions of the European Court on human rights and civil remedial legal policy in modern Russia

 

Malko E.

 

In article it is considered Decisions of the European Court on human rights which are legal means of realization of a civil remedial legal policy. The essential role of Decisions of the European Court under human rights is expressed in expansion of a subject of national judicial activity inside a civil remedial legal policy.

Keywords: the civil remedial policy, Decisions of the European Court under human rights, legal means of realization of a civil remedial legal policy, civil legal proceedings.

 

В  современную правовую действительность России и других европейских государств все больше вторгается практика Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), которая формируется в соответствии с базовыми положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. Деятельность ЕСПЧ оказывает существенное влияние не только на отечественную правоприменительную практику, но и на политику, поскольку в его решениях выявляются важные проблемы, требующие соответствующей реакции государства[1].

Немаловажное значение приобретают постановления ЕСПЧ для гражданской процессуальной правовой политики, под которой, в частности, понимается научно обоснованная, последовательная и системная деятельность государственных органов, должностных лиц, негосударственных учреждений по созданию эффективного механизма гражданского процессуального правового регулирования, а также по оптимизации цивилистического судопроизводства и процедуры принудительного исполнения исполнительных документов в целях наиболее полной защиты нарушенных и оспариваемых прав, свобод и законных интересов субъектов.

К правовым средствам реализации гражданской процессуальной правовой политики также относятся нормативные правовые акты международного уровня, и среди них первостепенная роль отводится постановлениям ЕСПЧ.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Российская Федерация вступила в Совет Европы 28 февраля 1996 г., а 30 марта1998 г. состоялась ратификация Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция), на основании которой работает ЕСПЧ. Проживающие на территории России граждане, считающие, что их права были нарушены органами государственной власти, и не получившие должной защиты на национальном уровне, приобрели возможность обратиться в ЕСПЧ. Часть 3 ст. 46 Конституции РФ предусматривает право каждого в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Нередко этот правовой способ защиты прав дает эффективные результаты. Важно заметить, что данное право граждане России активно используют.

Федеральным законом от 30.03.1998 № 54-ФЗ «О ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»[2] предусмотрено, что Российская Федерация признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае нарушения Российской Федерацией этих договорных актов.

Конституционный Суд РФ в своей аргументации при вынесении решений активно ссылается на Конвенцию и прецеденты ЕСПЧ[3]. Верховный Суд РФ сформулировал общий подход к Конвенции в постановлении Пленума ВС РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»[4]. Кроме того, ссылки на Конвенцию содержатся в более чем 100 различных постановлениях Верховного Суда РФ и часто используются в решениях нижестоящих судов общей юрисдикции.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении»[5], по существу, признал постановления Конституционного Суда РФ, Пленума Верховного Суда РФ, ЕСПЧ источником права. В пункте 4 постановления говорится, что в мотивировочной части судебного решения должны быть указаны материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд. Суду также следует учитывать, помимо отмеченного, постановления ЕСПЧ, в которых дано толкование положений Конвенции, подлежащих применению в данном деле. Решения ЕСПЧ, в той степени, в какой они формируют общепризнанные принципы и нормы международного права, являются нормой прямого действия и составной частью российской правовой системы.

Не углубляясь в содержание дискуссии, отметим, что в последние годы число жалоб, поступающих из России в ЕСПЧ, стремительно увеличивается. Однако полагаем, что по мере накопления опыта участия в судебной деятельности ЕСПЧ и в результате принятия мер, направленных на предотвращение их нарушений, наша страна сможет существенно повысить уровень правовой обеспеченности своих граждан, а следовательно, качество цивилистического судопроизводства заметно возрастет.

Некоторые положительные итоги уже имеются.

Так, в результате исполнения постановления ЕСПЧ от 15.01.2009 по делу «Бурдов против Российской Федерации (№ 2)», инициированному жалобой гражданина на неисполнение властями решений, вынесенных судами страны в его пользу, 30 апреля 2010 г. был принят Федеральный закон № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»[6].

В указанном законе предусмотрены меры достаточно общего характера, направленные на создание внутригосударственного механизма защиты права на справедливое судебное разбирательство, о нарушении которого наиболее часто говорится в жалобах из России, направляемых в ЕСПЧ. Не стоит забывать, что ЕСПЧ верно указал, что исполнение судебного решения, принятого любым судом, должно рассматриваться как составляющая судебного разбирательства[7]. Главный аспект в данном случае, по мнению ЕСПЧ, состоит в том, чтобы подлинно гарантировать гражданам и организациям реальное исполнение судебных решений, вынесенных по гражданско-правовому спору[8].

Естественно, это представляется верным направлением в развитии цивилистического судопроизводства и, следовательно, в гражданской процессуальной правовой политике в целом.

Важно заметить, что значение постановлений ЕСПЧ проявляется в привлечении внимания к несовершенным нормам отечественного  (в частности, гражданского процессуального) законодательства и к нормам, не соответствующим стандартам Конвенции, что подталкивает к принятию мер по устранению недостатков всей российской правовой системы.

В этой связи С.И. Глушкова совершенно верно подчеркивает, что «присоединение России к новым стандартам Совета Европы в области прав человека неизменно будет способствовать имплементации новых правовых норм в российское законодательство, совершенствованию российской правовой системы. Это, в свою очередь, должно сформировать в общественном, политическом, правовом сознании не только ощущение правовой защищенности, но и реальную, действительно работающую систему всесторонней защиты не только граждан России, но и каждого лица, находящегося под юрисдикцией РФ»[9].

Все более активное внедрение элементов прецедентного права свидетельствует об углублении интеграции судебной системы России в международное судейское сообщество. Судебная практика выявила тенденцию к возрастанию роли судебной власти в упрочнении взаимодействия между национальной и международной правовыми системами, обеспечении все более активного вхождения России в международное правовое пространство, в том числе в правовое поле Европы[10].

Постановления ЕСПЧ, несомненно, воздействуют на формирование рассматриваемой политики. Они проявляются как субсидиарные правовые средства в рамках гражданской процессуальной правовой политики, но их особенность по сравнению с иными указанными средствами заключается в том, что постановления ЕСПЧ позволяют расширить предмет национальной судебной деятельности внутри гражданской процессуальной правовой политики. Учитывая особую значимость Конвенции и постановлений ЕСПЧ для правовой системы Российской Федерации, можно сделать вывод: ЕСПЧ создает данную политику с позиции норм международного права, взаимодействуя с национальными правовыми нормами.

 Постановления ЕСПЧ — одно из основных правовых средств гражданской процессуальной правовой политики, которые, бесспорно, существенно влияют на эффективное формирование и динамику развития цивилистического судопроизводства.

 

Библиография

1 См.: Кострова Н.М. Проблемы развития связи юридической практики с научными исследованиями // Современное право. 2011. № 11. С. 26.

2 См.: Информационное письмо ВАС РФ от 20.12.1999 // Вестн. ВАС РФ. 2000. № 2.

3 См.: Зорькин В.Д. Россия и Конституция в ХХI веке. — М., 2008. С. 476.

4 Бюллетень ВС РФ. 2003. № 12.

5 Там же. 2004. № 2.

6 СЗ РФ. 2010. № 18. Ст. 2144.

7 См.: Судебное решение от 02.05.2002 по делу «Бурдов против России» // Вестн. ВАС РФ. 2002. № 8. С. 147.

8 См.: Афанасьев С.Ф. Влияние постановлений Европейского Суда на исполнение в России // Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы. — М., 2009. С. 13.

9 Глушкова С.И. Права человека в России. — М., 2005. С. 433.

 

10 См.: Марданов Д.А. Влияние постановлений Европейского Суда на исполнение в России // Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы. С. 86.