С.Ю. ГУСАКОВ,

начальник отдела организации исполнительного производства Управления ФССП России по Волгоградской области

 

Предусмотренное законодательством об исполнительном производстве положение о временном ограничении на выезд должника за пределы Российской Федерации действует почти десять лет (соответствующие нормы были введены с 1 января 2008 г. Федеральным законом от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»; далее — Закон).

Указанное исполнительное действие  широко используется в правоприменительной практике и зарекомендовало себя как один из эффективных механизмов воздействия на должника, уклоняющегося от исполнения исполнительного документа. Если в 2010 году судебными приставами-исполнителями вынесено лишь 290 718 постановлений о временном ограничении  на выезд должников за пределы Российской Федерации, то по итогам 2016 года количество должников, временно ограниченных в праве выезда из страны, составило 2 255 407 (+675,80%). В результате применения данной меры в 2016 году удалось взыскать в пользу граждан и организаций 30 347 060 тыс. руб.

В настоящее время ФССП России активно проводятся мероприятия, связанные с ускорением процедур прохождения постановлений о временном ограничении и об отмене временного ограничения на выезд должников за пределы Российской Федерации, — от судебного пристава-исполнителя до пограничных органов, которые непосредственно исполняют указанные акты; эти мероприятия, в частности, связаны с внедрением электронного взаимодействия между ФССП России и Пограничной службой ФСБ России.

Вместе с тем анализ складывающейся правоприменительной, в том числе судебной, практики показывает, что совершенствования в данной области требует не только техническая, но и правовая сторона дела.

Временное ограничение на выезд должника за пределы Российской Федерации является одним из исполнительных действий, направленных непосредственно на личность должника (в отличие от иных исполнительных действий и мер принудительного исполнения, которые в основном направлены на обращение взыскания на его имущество).

Законодательством об исполнительном производстве предусмотрено, что при неисполнении должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, сумма задолженности по которому превышает 10 тыс. руб., или исполнительном документе неимущественного характера, выданных на основании судебного акта или являющихся судебным актом, судебный пристав-исполнитель вправе по заявлению взыскателя или собственной инициативе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

Анализ указанных положений позволяет определить следующие субъективные и объективные условия, при одновременном наличии которых допустимо совершение данного исполнительного действия.

Субъект временного ограничения на выезд из Российской Федерации. Субъектами, в отношении которых может быть применена данная мера, являются исключительно должники—физические лица, независимо от их статуса (индивидуальный предприниматель, должностное лицо и т. д.).

Гражданская принадлежность должника к тому или иному государству не влияет по общему правилу на возможность применения данной меры. Иностранный гражданин, не исполнивший требования исполнительного документа, также может быть временно ограничен в праве выезда за пределы Российской Федерации. На иностранных граждан в полной мере распространяются положения законодательства об исполнительном производстве (ст. 10 Закона). Однако в ряде случаев, когда указанная мера входит в противоречие с правовым положением иностранного гражданина, находящегося на территории Российской Федерации, ее применение может быть признано незаконным.

Так, решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 24.09.2015, оставленным в силе апелляционным определением Московского городского суда от 18.12.2015 по делу № 33а-47869/2015, признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о временном ограничении на выезд из Российской Федерации иностранного гражданина, являющегося должником по исполнительному производству, срок временного проживания которого на территории России истек.

Если должником является юридическое лицо, то меры ограничения на выезд за пределы Российской Федерации в отношении руководителя должника-организации, учредителей (участников) или работников организации не могут быть применены (п. 47 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»).

Исключение должностных лиц должника-организации из круга субъектов, в отношении которых может быть применена данная мера, вполне согласуется с общим принципом ответственности  участников юридического лица по его обязательствам, предусмотренным п. 2 ст. 56 ГК РФ, но представляется совершенно необоснованным. Юридическое лицо как субъект права формирует и выражает свою волю, в том числе волю на действия по исполнению исполнительного документа (или, напротив, бездействие, влекущее неисполнение исполнительного документа), через свои органы, от имени которых выступают конкретные должностные лица организации (учредители (участники) юридического лица).

Действующий правовой механизм, фактически вытекающий из конструкции юридического лица, позволяет указанным лицам принимать решение о неисполнении вступившего в законную силу судебного акта и при этом не испытывать негативных последствий, связанных с таким решением. Подобные случаи наблюдаются не только при применении меры временного ограничения на выезд за пределы Российской Федерации, но и в иных ситуациях, связанных с исполнением исполнительных документов в отношении юридических лиц.

Уже давно назрела необходимость расширения сферы ответственности руководителей и учредителей (участников) организации как лиц, которые непосредственно формируют и выражают волю юридического лица на исполнение (неисполнение) обязательств организации, в том числе и необходимость применения в отношении указанных лиц ограничения на выезд за пределы страны.

В весьма усеченном виде механизм личной ответственности руководителя должника-организации по обязательствам юридического лица действует и в настоящее время: в частности, нормами ст. 315 УК РФ предусмотрена личная уголовная ответственность руководителя организации за злостное неисполнение вступившего в законную силу судебного решения. Однако этого явно недостаточно.

Временное ограничение на выезд за пределы Российской Федерации руководителя и учредителей (участников) организации-должника  стало бы существенным побудительным мотивом для исполнения вступившего в законную силу судебного акта.

Правовая природа исполнительного документа. По исполнительным производствам, возбужденным на основании исполнительных документов, выданных судом, решение о применении в отношении должника временного ограничения на выезд за пределы Российской Федерации принимается судебным приставом-исполнителем самостоятельно.

Если же исполнительный документ, сумма задолженности по которому превышает 10 тыс. руб., или исполнительный документ неимущественного характера выдан не на основании судебного акта или не является судебным актом, то ограничение на выезд может быть установлено только судом по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя. Введение подобного санкционирования применения временного ограничения со стороны суда обусловлено исключительно правовой природой исполнительного документа, на основании которого возбуждено исполнительное производство, — это акт несудебного органа.

Однако данное положение (в части необходимости обращения в суд за установлением временного ограничения по исполнительному производству, возбужденному не на основании судебного акта) также представляется излишним, вносит внутренние противоречия и несогласованность норм внутри законодательства об исполнительном производстве, поскольку:

— Закон, определяя виды исполнительных документов, подлежащих принудительному исполнению (ст. 12), не предусматривает никаких преимуществ судебных актов перед актами, выданными не- судебными органами. Поскольку и тем и другим исполнительным документам придается одинаковое значение в том смысле, что они подлежат принудительному исполнению, условия применения мер принудительного исполнения по исполнительным производствам, возбужденным на их основании, должны быть едиными;

— процессуальное законодательство, определяющее порядок принятия актов, которые в последующем могут быть принудительно исполнены, не делает каких-либо различий между актами судебных и несудебных органов, а следовательно, отождествляет указанные акты. Например, штраф за совершенное административное правонарушение может быть назначен как по постановлению суда, так и по постановлению иного должностного лица, уполномоченного рассматривать дело об административном правонарушении. При этом оба вида исполнительных документов обладают свойством обязательности для исполнения: согласно ч. 1 ст. 31.2 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении обязательно для исполнения всеми органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и их объединениями, юридическими лицами  независимо от того, принято оно судом или иным органом. Поскольку такие документы по их правовой природе являются тождественными, то и набор исполнительных действий, необходимых для их исполнения, должен быть одинаков;

— относя временное ограничение на выезд должника за пределы Российской Федерации к одному из видов исполнительных действий (п. 15 ч. 1 ст. 64 Закона), законодатель предусматривает и иные, более суровые виды исполнительных действий, для совершения которых не требуется судебной санкции даже в том случае, если исполнительный документ выдан несудебным органом. Например, не требует никакой санкции суда вход судебного пристава-исполнителя в жилое помещение должника без его согласия, в том числе и при необходимости вскрытие данного помещения (п. 6 ч. 1 ст. 64 Закона). Для совершения этого исполнительного действия достаточно лишь разрешения старшего судебного пристава  (а в случае исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника оно может осуществляться без указанного разрешения). Между тем эта мера ограничивает одно из основных конституционных прав гражданина — право на неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ).

Таким образом, требуется обеспечить единый подход к условиям применения меры временного ограничения права должника на выезд за пределы Российской Федерации независимо от правовой природы исполнительного документа путем устранения необходимости судебного санкционирования данного исполнительного действия (ч. 4 ст. 65 Закона).

В настоящее же время заявление судебного пристава-исполнителя или взыскателя об установлении для должника по исполнительному производству, возбужденному на основании исполнительного документа, выданного несудебным органом, временного ограничения на выезд за пределы Российской Федерации подсудно судам общей юрисдикции (п. 46 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50).

Указанные правила о подсудности применяются и в тех случаях, когда должником является индивидуальный предприниматель и задолженность по исполнительному производству связана с осуществлением предпринимательской деятельности (постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.07.2015 № Ф01-2575/2015 по делу № А38-328/2014, ФАС Западно-Сибирского округа от 17.07.2013 по делу № А75-180ИП/2012).

Временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации сопряжено с публичной деятельностью уполномоченных органов, что предполагает рассмотрение заявлений о временном ограничении на выезд из Российской Федерации по правилам главы 23 ГПК РФ (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2013 года, утвержденных Президиумом ВС РФ 03.07.2013).

После исполнения несудебного акта, на основании которого судом в порядке ч. 4 ст. 67 Закона принято решение об установлении временного ограничения на выезд должника , отмена указанного ограничения производится на основании постановления судебного пристава-исполнителя, без вынесения отдельного судебного акта (письмо ФССП России от 03.06.2016 № 00011/16/50623-СВС «О снятии установленных судом ограничений на выезд за пределы Российской Федерации»).

В случае если постановление о временном ограничении на выезд вынесено по исполнительному производству, возбужденному на основании судебного акта, в рамках которого, наряду с требованиями основного исполнительного документа, в соответствии с ч. 15 ст. 30 Закона исполняются постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий, то после оплаты задолженности по судебному акту ограничение, установленное судебным приставом-исполнителем, подлежит отмене (независимо от оплаты исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий).

Так, признавая незаконными действия судебного пристава-исполнителя по временному ограничению  на выезд должника за пределы Российской Федерации, Президиум Волгоградского областного суда в постановлении от 23.10.2013 по делу № 44г-74/13 указал, что в соответствии со ст. 15 Федерального закона  от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (далее — Закон № 114-ФЗ) окончание срока ограничения права гражданина Российской Федерации на выезд за пределы России определяется моментом исполнения обязательств, наложенных судом; при этом обязательства по уплате исполнительского сбора согласно ст. 112 Закона являются денежным взысканием, налагаемым на должника судебным приставом, и не могут быть отнесены к обязательствам, налагаемым судом. Из приведенных норм права следует, что основанием для прекращения ограничения права выезда за пределы Российской Федерации является фактическое исполнение обязательств, наложенных судом, а не постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.

Истечение срока для добровольного исполнения. Как следует из положений ч. 5 ст. 64 Закона, временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации может быть применено судебным приставом-исполнителем при наличии информации об извещении должника в порядке, предусмотренном главой 4 Закона, о возбуждении в отношении него исполнительного производства и при уклонении должника от добровольного исполнения требований исполнительного документа, за исключением случаев объявления его в розыск.

Часть 1 ст. 67 Закона не может применяться в ходе исполнительного производства изолированно, без учета факта информированности должника о возбуждении в отношении него исполнительного производства и о корреспондирующей такому возбуждению обязанности по добровольному исполнению содержащегося в исполнительном документе требования в установленный срок (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.03.2017 № 33а-4442/2017 по делу № 2-13876/2016).

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ