УДК 347.131:347.132

Страницы в журнале: 43-47

 

С.И. Луценко,

Аналитик Россия, Москва scorp_ante@rambler.ru

 

Рассматриваются особенности дифференциации фактических договорных отношений и правовой категории «неосновательное обогащение». Часто в условиях отсутствия письменной формы договора суды ошибочно рассматривают отношения между сторонами в плоскости неосновательного обогащения. Отдельное внимание автор уделяет специфике исчисления срока исковой давности в таких договорных правоотношениях (в условиях отсутствия письменной формы договора).

Ключевые слова: конклюдентные действия, договор, неосновательное обогащение, исковая давность, оценка доказательств, сделка. 

 

В  соответствии со ст. 434 Гражданского кодекса РФ [1] договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма. Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 438 ГК РФ.

Статьей 438 ГК РФ установлено, что акцептом признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии. Совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т. п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

Если одна сторона направляла счета на оплату, в которых имеется информация относительно условий поставки (услуги, работы), количества товара и его стоимости, а другая сторона принимала их и оплачивала (в том числе с использованием платежных поручений), стороны совершили конклюдентные действия, которые приравниваются к письменной форме договора [3]. Стороны вправе согласовывать способы и формы договорных отношений, в том числе и посредством электронной почты.

В соответствии с п. 1 ст. 5 ГК РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Использование электронной почты можно расценить как обычай делового оборота. Заказчик совершает конклюдентные действия, свидетельствующие об одобрении выбора электронной почты как способа обмена информацией с исполнителем. Стороны фактически согласились с такой формой связи для деловой переписки [18].

Согласно п. 65 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 [10] если иное не установлено законом или договором и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообщение может быть направлено в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано.

Следовательно, получение или отправка сообщения с использованием адреса электронной почты, известного как почта самого лица или служебная почта его компетентного сотрудника, свидетельствует о совершении этих действий самим лицом [27]. Стороны фактически согласились с такой формой связи для деловой переписки и обмена документами, и между сторонами сложились фактические договорные отношения [14]. Другими словами, в отсутствие договора в виде письменного документа договор может быть заключен с помощью конклюдентных действий [9]. Например, оплата выставленного счета может быть произведена платежным поручением в счет оплаты за товары, работы, услуги, т. е. стороны путем совершения конклюдентных действий подтверждают свое участие в фактических договорных отношениях [20].

Кроме того, фактически сложившиеся правоотношения сторон необходимо толковать в пользу сохранения обязательств, а не их аннулирования, с учетом презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной в ст. 10 ГК РФ [27]. Если одна сторона совершает действия по исполнению договора (выполняет работы, оказывает услуги), а другая сторона принимает их без каких-либо возражений (оплачивает работы, услуги), то неопределенность в отношении содержания договоренностей сторон отсутствует. Следовательно, в этом случае соответствующие условия спорного договора должны считаться согласованными сторонами, а договор — заключенным [22; 26].

В силу статей 9 и 421 ГК РФ о выборе форм и способов осуществления предпринимательской деятельности, заключении договоров и определении их условий стороны договора вправе выразить свое волеизъявление не только путем согласования существенных условий договорных отношений в конкретном документе (договоре, соглашении и др.), но и посредством совершения конклюдентных действий.

Свобода граждан в заключении договора означает свободный выбор стороны договора, условий договора, свободу волеизъявления на его заключение на определенных сторонами условиях. Стороны договора по собственному усмотрению решают вопросы о заключении договора и его содержании. Принцип свободы договора относится к основным началам гражданского законодательства. Данное законоположение направлено на обеспечение свободы договора и баланса интересов его сторон [11].

Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, свободы договора, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Физические и юридические лица, приобретая и осуществляя своей волей и в своем интересе свои гражданские права, свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (п. 2 ст. 1 ГК РФ). При этом субъекты предпринимательской деятельности, осуществляя на свой риск предпринимательскую деятельность, направленную на систематическое получение прибыли, самостоятельно принимают решения о выборе наиболее эффективных способов ее осуществления [5].

Руководствуясь ст. 12 ГК РФ, участникам таких правоотношений (а также правоприменителю) необходимо избирать верный способ защиты нарушенного права, исходя из наличия фактических договорных отношений, а не возникших вследствие неосновательного обогащения. Для возникновения обязательств из неосновательного обогащения (кондикционных обязательств) необходимо, во-первых, чтобы обогащение одного лица (приобретателя (ответчика)) произошло за счет другого (потерпевшего (истца)) и, во-вторых, чтобы такое обогащение произошло при отсутствии к тому законных оснований или последующем их отпадении. При этом не имеет значения, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения обогатившегося, самого потерпевшего или третьих лиц, либо произошло помимо их воли. Субъектами кондикционных обязательств выступают приобретатель — лицо, неосновательно обогатившееся, и потерпевший — лицо, за счет которого произошло обогащение.

Согласно ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без оснований, установленных законом, иными правовыми актами или сделкой, приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных в ст. 1109 ГК РФ [2].

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в постановлении от 29.01.2013 № 11524/12 [25], основания возникновения неосновательного обогащения могут быть разными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т. п. Вместе с тем Президиум  ВАС РФ указал, что применительно к конкретным обстоятельствам спора, а именно когда исходя из платежных документов усматривается, что основаниями платежа являлись конкретные правоотношения, именно истец должен доказать, что правоотношения, указанные в качестве оснований платежа, не являются такими основаниями.

Кроме того, необходимо учитывать временной период отношений между сторонами: при неоднократности перечисления денежных средств можно заключить, что основанием их перечисления явились конкретные правоотношения, следовательно, платежи были произведены во исполнение обязательств, что не может свидетельствовать об ошибочности перечисления денежных средств. Другими словами, систематичность платежей и наличие исполнения другой стороной договорных обязательств (выполнение работ, оказание услуг), согласно которому платежи производились в рамках договорного правоотношения, неосновательного обогащения не образуют. Тем самым платежные поручения могут подтверждать не только факт перечисления денежных средств, но и служить доказательством наличия договорных отношений между сторонами и отсутствия неосновательного обогащения. Более того, если при перечислении денежных средств с различным назначением платежа сторона не требовала встречного исполнения либо возврата денежных средств, то также можно говорить о наличии между сторонами договорных отношений, тогда как при ошибочном перечислении денежной суммы разумным было бы незамедлительное направление требования о возврате денежных средств, а при перечислении в счет оплаты за выполненные работы — требования о выполнении работ, оказании услуг. В ином случае поведение стороны, которая бездействовала в отношении своевременности возврата денежных средств, может рассматриваться как выходящее за рамки обычного поведения хозяйствующего субъекта, осуществляющего свою предпринимательскую деятельность (деятельность, направленную по получение прибыли) на свой страх и риск [28].

Отдельно необходимо рассмотреть оценку доказательств со стороны суда, когда между сторонами отсутствует письменная форма договора.

Суды оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, при этом каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Предоставление судам соответствующих полномочий по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, что вместе с тем не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом. Кроме того, результаты оценки доказательств суды отражают в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений [6]. Свидетельские показания, фотоснимки строящегося объекта, расчетные таблицы могут также подтверждать наличие фактических договорных отношений между сторонами.

Ограничение предмета доказывания при рассмотрении дела в судах, повлекшее принятие ошибочных судебных актов, может являться основанием для направления дела на новое рассмотрение [21; 23].

Наконец, необходимо обратить внимание на особенности исчисления срока исковой давности при отсутствии договора в письменной форме и наличии между сторонами фактических договорных отношений.

Конституционный Суд РФ в определении от 21.12.2006 № 576-О [4] указал, что установление в законе общего срока исковой давности, т. е. срока для защиты права по иску лица, право которого нарушено (статьи 195 и 196 ГК РФ), обусловлено необходимостью обеспечить стабильные и определенные отношения, сложившиеся между участниками гражданского оборота. Истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, само по себе является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 ГК РФ) [16; 17; 29].

Срок исковой давности на предъявление требований о взыскании денежных средств может быть определен по дате последнего платежного поручения.

В некоторых ситуациях срок исковой давности может быть пропущен в результате бездействия руководителя компании относительно взыскания дебиторской задолженности в судебном порядке. Не были проведены меры по взысканию задолженности с дебиторов: участник не обращался с претензиями к дебиторам, с исками в суд в течение срока исковой давности.

Уклонение от надлежащей деятельности руководителя юридического лица в виде взыскания имеющейся дебиторской задолженности в пределах исковой давности не может быть признано добросовестным и разумным, отвечающим экономическим интересам компании. Такое поведение лица выходит за пределы обычного делового (предпринимательского) оборота [13; 15].

Существуют ситуации, когда истец не указывает значимых факторов, которые препятствовали или затрудняли использование средства правовой защиты — обращения в суд с иском в пределах срока исковой давности [19].

В отдельных случаях необходимо отличать сроки исковой давности от материально-правовых сроков. В соответствии с п. 1 ст. 725 ГК РФ срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, составляет один год, а в отношении зданий и сооружений определяется по правилам ст. 196 ГК РФ [7; 8; 12]. Кроме того, согласно положениям ст. 756 ГК РФ указанный в ней 5-летний срок — это предельный срок для обнаружения недостатков выполненных работ, а не для предъявления требований в связи с ненадлежащим их качеством. Этот срок не является сроком исковой давности, а представляет собой материально-правовой срок, истечение которого прекращает ответственность подрядчика за качество выполненной по договору работы [30]. Руководствоваться необходимо общим сроком исковой давности — 3 года (п. 1 ст. 196 ГК РФ), особенно если сторона обратилась в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения (избран неверный способ защиты), для которого в соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет именно 3 года.

В заключение необходимо отметить, что отсутствие договора в письменной форме отнюдь не означает отсутствие между сторонами фактических договорных отношений. Напротив, необходимо исходить из волеизъявления сторон, которое может быть подтверждено конклюдентными действиями (действиями лица, выражающими его волю установить правоотношение с помощью поведения, по которому можно сделать заключение о таком намерении) и отсутствием каких-либо претензий стороны в отношении качества поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг.

 

Список литературы

 

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федер. закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): федер. закон от 26.01.1996 № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

3. Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров: информ. письмо Президиума ВАС РФ от 05.05.1997 № 14 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. № 7.

4. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Рябовой Веры Сергеевны на нарушение ее конституционных прав статьей 153, положением пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации и положениями части шестой статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: определение КС РФ от 21.12.2006 № 576-О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «Райффайзен-банк» на нарушение конституционных прав и свобод частями 4 и 7 статьи 2.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях: определение КС РФ от 07.12.2010 № 1620-О-О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

6. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «ГАЗЛЮКС трейд» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: определение КС РФ от 28.02.2017 № 306-О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Определение ВАС РФ от 29.10.2009 № ВАС-13315/09 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Определение ВАС РФ от 22.11.2012 № ВАС-15521/12 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Определение ВАС  РФ от 22.11.2013 № ВАС-15734/13 по делу № А04-9035/2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

10. О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 8.

11. По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко: постановление КС РФ от 23.02.1999 № 4-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. № 3.

12. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.03.2016 по делу № А33-258/2015 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

13. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.11.2016 по делу № А27-16962/2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 

14. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.11.2017 по делу № А40-184890/2016 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

15. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23.01.2017 по делу № А60-1134/2016 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

16. Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2017 № А76-7210/2016 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

17. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2016 по делу № А57-5502/2016 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

18. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2017 по делу № А40-84762/17 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 

19. Постановление Европейского суда по правам человека от 03.10.2013 по делу «Яви против Греции» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 

20. Постановление Президиума ВАС РФ от 16.03.1999 № 6517/98 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

21. Постановление Президиума ВАС РФ от 11.05.2010 № 16112/09 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2010. № 8.

22. Постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 № 1404/10 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2010. № 8.

23. Постановление Президиума ВАС РФ от 16.11.2010 № 8467/10 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2011. № 3.

24. Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 № 13970/10 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2011. № 5.

25. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 № 11524/12 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2013. № 7.

26. Постановление Президиума ВАС РФ от 05.02.2013 № 12444/12 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2013. № 7.

27. Постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.2013 № 18002/12 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2014. № 5.

28. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017 по делу № А60-5837/2016 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

29. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.11.2012 по делу № А32-1691/2012 //  Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

30. Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2013 по делу № А63-14290/2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».