УДК 343.123.1

Страницы в журнале: 79-82

 

В.В. Хатуаева,

доктор юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовно-процессуального права Центрального филиала Российской академии правосудия Россия, Москва vkhatuaeva@yandex.ru

Л.В. Калинина,

преподаватель кафедры уголовно-процессуального права Центрального филиала Российской академии правосудия Россия, Москва ludvik1965@yandex.ru

 

Анализируется правовая регламентация сокращенного дознания в контексте системы упрощенных производств. Делается акцент на соотношении редуцированного предварительного расследования и традиционного дознания. Рассматриваются вопросы, касающиеся пределов ускорения предварительного расследования, доказывания, процессуальных сроков, надзорной деятельности прокурора.

Ключевые слова: уголовно-процессуальная форма, доказывание, сокращенное дознание, принцип процессуальной экономии, подследственность.

 

Наличие упрощенных производств в уголовном процессе России, являясь состоявшимся фактом, тем не менее вызывает массу вопросов с позиций как детерминации форм и способов редуцирования унифицированной процедуры, так и степени гарантированности прав и свобод участников процесса.

Мы полагаем, что все существующие на сегодняшний день механизмы упрощения процессуальной формы можно разделить на две группы: механизмы, направленные на реализацию принципа процессуальной экономии, функционирующие в рамках унифицированной процедуры, и на упрощение производства по уголовному делу в рамках дифференцированной процессуальной процедуры. К первой категории относятся процессуальные институты, существующие в рамках единого порядка судопроизводства, например, единоличное рассмотрение уголовных дел (ст. 30, 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 года (далее — УПК РФ)), заочное судебное разбирательство (ч. 4, 5 ст. 247 УПК РФ). Ко второй — упрощение процедуры досудебного производства (сокращенное дознание) и судебного разбирательства (гл. 40, 40.1 УПК РФ), а также производство по делам частного обвинения.

Традиционно дифференцированной процедурой предварительного расследования считалось дознание. В качестве признаков редуцирования процессуальной формы в специальной литературе указываются следующие. Во-первых, упрощенная, по сравнению с предварительным следствием, процедура уголовного преследования, когда отсутствует этап привлечения лица в качестве обвиняемого, а соответствующий статус у подозреваемого появляется только при составлении обвинительного акта в порядке, предусмотренном ст. 225 УПК РФ. Во-вторых, дознание имеет сокращенные сроки производства (от 30 суток до 12 месяцев в исключительных случаях при исполнении запроса о правовой помощи). В-третьих, в соответствии с ч. 2 ст. 150 УПК РФ производство дознания носит факультативный характер, т. е. оно проводится в тех случаях, когда не является обязательным производство следствия, а кроме того, при необходимости по письменному указанию прокурора эта форма может быть заменена на предварительное следствие. Совокупность дополнений и изменений, внесенных в уголовно-процессуальный закон за последние годы, выражает отчетливую тенденцию сближения двух рассматриваемых форм предварительного расследования. В частности, существенно расширена подследственность органов дознания (этот процесс проводился поэтапно с 2002 по 2013 годы и отражен, например, в федеральных законах от 21.12.2013 № 376-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», от 30.12.2012 № 312-ФЗ «О внесении изменений в статью 322 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»); появилась процессуальная фигура начальника подразделения дознания, соединяющая в себе полномочия прокурора и руководителя следственного органа. При этом по отношению к органам дознания прокурор сохраняет свои полномочия, утраченные им по отношению к органам следствия после создания Следственного комитета. Именно названные изменения стали причиной появления в специальной литературе утверждений о трансформации упрощенной процедуры расследования в «прокурорское дознание», неоднократно подвергавшееся критике за розыскной характер и излишнюю подконтрольность прокурору в части реализации функции уголовного преследования [1, с. 19]. Кроме того, процессуальный порядок дознания стал значительно приближаться к порядку производства следствия в части общих условий и итоговых решений: введена возможность производства дознания группой дознавателей (Федеральный закон от 23.07.2010 № 172-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»); описательная часть обвинительного акта была приближена к обвинительному заключению (Федеральный закон от 09.03.2010 № 19-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»); справка о результатах дознания стала обязательным приложением к обвинительному акту (Федеральный закон от 06.11.2011 № 293-ФЗ «О внесении изменения в статью 225 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации») и т. д.

Анализ деятельности органов дознания после существенного расширения их подследственности привел к неутешительным выводам. Так, по данным МВД России, за 2012 год органами внутренних дел рассмотрено 26,24 млн заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях. Преступлений зарегистрировано 2302,2 тыс., уголовных дел возбуждено 1861,4 тыс., т. е. только по каждому 14 сообщению. Ежегодно выносится до 6 млн постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, треть из которых признается прокуратурой при осуществлении надзора незаконной. За указанный период сотрудниками органов внутренних дел расследовано 957,8 тыс. преступлений, а их значительное количество (1014,7 тыс.) осталось нераскрытым [3].

На наш взгляд, перечисленные выше и иные факторы обусловили необходимость законодательного пересмотра дифференцированной процедуры предварительного расследования, что было сделано посредством введения сокращенного дознания Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

Анализ положений гл. 32.1 УПК РФ позволяет выделить следующие признаки, характеризующие упрощенную форму предварительного расследования. Во-первых, пределы реализации упрощенной процедуры: 1) только по уголовным делам, возбужденным в отношении конкретного лица по признакам одного или нескольких преступлений, относящихся к подследственности органов дознания; 2) признание подозреваемым своей вины, характера и размера причиненного вреда, а также правовой оценки деяния, содержащейся в постановлении о возбуждении уголовного дела; 3) отсутствие обстоятельств, исключающих производство дознания в сокращенной форме. Необходимо отметить, что последнее условие, на наш взгляд, полностью соответствует принципам упрощения процедуры, в числе которых, как уже было отмечено, соблюдение гарантий защиты прав и законных интересов участников процесса. В соответствии с этим принципом гл. 32.1 УПК РФ не применяется к несовершеннолетним, лицам, страдающим физическими и (или) психическими недостатками, лицам, не владеющим языком судопроизводства, а также при наличии возражений потерпевшего и вне правил подследственности, предусмотренных п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ.

Во-вторых, существенно сокращен срок дознания. В соответствии с ч. 1 ст. 226.6 УПК РФ он составляет 15 суток со дня вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме, и может быть продлен прокурором до 20 суток. Мы полагаем, что цель ускорения досудебного производства в данном случае не вполне достигается, что следует из анализа совокупности положений ч. 1, 2 ст. 226.6 УПК РФ, ч. 2 и п. 1 ч. 3 ст. 226.4 УПК РФ и ч. 1 ст. 226.8 УПК РФ. До вынесения постановления о производстве сокращенного дознания проходит как минимум трое суток, следовательно, фактически со дня вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и первого допроса подозреваемого до окончания расследования может пройти 18 суток. Кроме того, прокурор рассматривает обвинительное постановление еще в течение 3 суток, а с возвращением для пересоставления итогового документа на 2 суток — 5 суток. Таким образом, срок сокращенного дознания приближается к общему сроку дознания, предусмотренному ч. 3 ст. 223 УПК РФ. Думается, что исчисление всех названных сроков должно соответствовать общему порядку исчисления сроков в досудебном производстве и его течение необходимо связывать с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица.

В-третьих, значительно сужен предмет доказывания, а, следовательно, и объем следственных и иных процессуальных действий, которые проводит дознаватель. В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 226.5 УПК РФ доказыванию подлежат только событие преступления, характер и размер причиненного вреда, а также виновность лица в совершении преступления, что явно не исчерпывает унифицированного предмета доказывания, предусмотренного ст. 73 УПК РФ. Кроме того, законодателем предусмотрена возможность дознавателя отказаться от: 1) проверки доказательств, если они не оспариваются сторонами; 2) допроса лиц, чьи объяснения содержатся в материалах проверки сообщения о преступлении; 3) производства экспертизы по вопросам, которые были предметом исследования в стадии возбуждения уголовного дела, при наличии в материалах дела заключения специалиста (ч. 3 ст. 226.5 УПК РФ). Приведенные положения закона в части регламентации процесса доказывания уже вызывают критику в специальной литературе на том основании, что таким образом усложняется деятельность суда при рассмотрении уголовного дела по существу, а также нарушается право на защиту, поскольку защитнику не предоставлена возможность участвовать в процессе собирания доказательств на том основании, что большинство из них — уже имеющиеся в деле материалы проверки сообщения о преступлении [2, с. 46]. Мы согласны с той частью ученых—процессуалистов, которые полагают, что для выводов о некорректности положений гл. 32.1 УПК РФ необходимо ее серьезное апробирование практикой, результаты которого еще не обобщены ввиду непродолжительности функционирования сокращенной формы дознания [4, с. 14]. Вместе с тем очевидное противоречие в положениях о доказывании, на наш взгляд, обнаруживается при сопоставлении предмета доказывания (ч. 1 ст. 226.5 УПК РФ) и содержания обвинительного постановления (ч. 1 ст. 226.7 УПК РФ), в котором должны указываться все обстоятельства, перечисленные в п. 1—8 ч. 1 ст. 225 УПК РФ, а именно: смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, мотивы и цель совершенного преступления и т. д. Однако установление данных обстоятельств не входит в обязанность дознавателя при упрощении процедуры.

В-четвертых, как последствие производства дознания в сокращенной форме, на наш взгляд, выступает редуцирование стадии судебного разбирательства, предусмотренное ст. 316, 317 УПК РФ.

Таким образом, анализ результатов длящейся научной дискуссии относительно возможности дифференциации единой процессуальной формы производства по уголовному делу позволяет утверждать, что обозначенная проблема относится к числу фундаментальных, ее обсуждение актуализируется с принятием нового либо реформированием действующего уголовно-процессуального законодательства. Применительно к УПК РФ вопрос о принципиальной возможности дифференциации решен положительно, более того, сформирована определенная система процедур, являющихся изъятием из общего порядка. Вместе с тем динамика научного поиска, влияющего на законотворческую деятельность, в настоящее время обусловлена развитием общества и государства, которое предполагает внедрение новых методов разрешения уголовно-правовых конфликтов с учетом принципа процессуальной экономии, при условии гарантированности прав и законных интересов лиц, вовлеченных в уголовный процесс. Именно с этих позиций, на наш взгляд, необходимо анализировать практику применения упрощенной формы предварительного расследования, что даст почву не только для теоретических изысканий, но и совершенствования правового регулирования рассматриваемого процессуального института.

 

Список литературы

 

1. Власова Н.А., Осипов Д.В., Кузнецова Н.А., Нашаев Е.А. Концептуальная модель досудебного производства по уголовным делам // Проблемы следствия и дознания: сб. науч. трудов. — М., 2008.

2. Кругликов А.П. Дополнение УПК РФ новой главой о дознании в сокращенной форме и некоторые проблемы дифференциации уголовного судопроизводства // Российская юстиция. 2013. № 7.

3. Состояние преступности январь—декабрь 2012 г. // Официальный сайт МВД России: URL: http://mvd.ru/presscenter/statistics/reports/item/804701

 

4. Цоколова О.И., Осипов Д.В. Концептуальные основы упрощения предварительного расследования // Российский следователь. 2013. № 20.