УДК 347.4

Страницы в журнале: 54-58

 

Д.П. Стригунова,

кандидат  юридических  наук, доцент кафедры предпринимательского и трудового права Государственного университета управления Россия, Москва dina_str@list.ru

 

Рассматриваются критерии отнесения гражданско-правового договора к коммерческой сделке. Предлагается считать субъективный критерий основным при отнесении договора к коммерческой сделке в соответствии с российским правом. Формулируется определение коммерческого договора.

Ключевые слова: гражданско-правовой договор, коммерческая сделка, коммерческий договор, предприниматель.

 

Основным юридическим средством взаимодействия участников хозяйственного оборота выступает гражданско-правовой договор, который, как известно, является разновидностью сделки. Сделками же признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 Гражданского кодекса РФ). Сделка выражает волю одного, двух или более лиц. В двух последних случаях сделка признается договором, т. е. соглашением.

Еще римское право рассматривало договор с трех позиций: как основание возникновения правоотношения; непосредственно как правоотношение; как форму, которую принимает правоотношение. Как отмечает М.М. Брагинский, указанное понимание договора как многозначного термина с определенными изменениями практически реализовано в ГК РФ и в гражданских кодексах других стран [1, c. 14—15].

В соответствии с п. 1 ст. 420 ГК РФ договором  признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. К договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках (п. 2 ст. 420 ГК РФ), к обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах, если иное не предусмотрено общими положениями о договорах и правилами об отдельных видах договоров (п. 3 ст. 420 ГК РФ). Таким образом, договор есть разновидность двух- и многосторонней сделки, порождающей договорное обязательство.

Аналогичные приведенным в ГК РФ определения договора содержатся в п. 1 ст. 378 Гражданского кодекса Республики Казахстан [5], п. 1 ст. 390 Гражданского кодекса Республики Беларусь [4], п. 1 ст. 436 Гражданского кодекса Республики Армения [3], п. 1 ст. 381 Гражданского кодекса Кыргызской Республики [2], построенных, как известно, в соответствии с Модельным гражданским кодексом для государств — участников Содружества Независимых Государств [7].

Развернутое определение договора содержит ст. 1101 Гражданского кодекса Франции [6], согласно которому договором признается соглашение, посредством которого одно или несколько лиц принимают на себя обязательство перед одним или несколькими другими лицами нечто предоставить, сделать или не сделать. Как сделка понимается договор в ст. 213 Гражданского кодекса Нидерландов. Напротив, Гражданское уложение Германии [9] не содержит определения договора, однако часть норм, регулирующих договоры, помещена германским законодателем в раздел «Сделки», а другая часть — в раздел «Обязательственное право». В целом, как отмечается в литературе, несмотря на различную юридическую технику, под договором в праве стран континентальной Европы понимается соглашение, направленное на установление, прекращение или изменение прав и обязанностей [8, c. 495].

В английском праве отсутствует легальное определение договора, указанная дефиниция выработана судебной практикой и отличается от континентальной правовой модели.

Под договором здесь понимается обещание (promise) или ряд обещаний, снабженных исковой защитой. Как отмечает А.С. Комаров, из этого определения следуют два вывода:

1) лицо, которому что-то было обещано, при неисполнении обещания становится кредитором и имеет право на иск, и 2) данное обещание имеет правовой характер для лица, давшего такое обещание, создает юридическую обязанность и делает его должником [8, c. 495]. Нужно признать, что правовая доктрина и практика Великобритании до настоящего времени сохранили понимание договора, которое сложилось еще в Средневековье и в соответствии с которым договор представляет собой правовое обещание, состоящее из оферты, акцепта и встречного удовлетворения. В тех случаях, когда встречного удовлетворения не требуется, указанное правовое обещание оформляется в виде «договора за печатью».

Английское понимание договора было воспринято в США: в § 1 Свода договорного права (Restatements of the Law of Contracts) договор определяется как обещание или ряд обещаний, за нарушение которых право устанавливает санкцию или исполнение которых право рассматривает как обязанность [17]. В то же время с момента введения в действие Единообразного торгового кодекса США договор начинает пониматься как «правовое обязательство в целом, вытекающее из соглашения сторон» (п. 11 ст. 1—201) [10]. Данное определение используется в сфере торгового оборота, но его появление, безусловно, свидетельствует о сближении американского права с правом стран романо-германской правовой семьи.

Таким образом, договор есть соглашение, порождающее обязательство сторон, его заключивших. В странах англо-американской правовой семьи договор рассматривается как обещание. Единообразный торговый кодекс США послужил основой для сближения понимания договора в данной и романо-германской правовых системах.

Среди всех гражданско-правовых договоров особое значение имеют коммерческие (торговые) договоры, которыми опосредуется предпринимательская деятельность их участников. В странах с дуалистической системой частного права торговые договоры (сделки) регулируются прежде всего нормами торговых кодексов (например, во Франции — Коммерческим кодексом Франции [11], в Германии — Торговым уложением Германии [15]). В странах с монистической системой частного права выделения торговых сделок не происходит: все сделки, включая торговые, подлежат регулированию нормами гражданского законодательства, предусматривающего общее регулирование как для торговых (коммерческих), так и для неторговых сделок (ГК РФ, ГК Республики Казахстан, ГК Республики Беларусь). То же самое можно сказать и о правовой системе Великобритании, где отсутствует деление права на публичное и частное. В то же время в США, несмотря на их отнесенность к общей системе права, принят Единообразный торговый кодекс, в котором содержатся специальные нормы, посвященные регулированию торговых отношений и торговых сделок.

Основной проблемой, возникающей при определении понятия торговой сделки (acte de commerce, Hadelgeschaft), выступает тот факт, что законодатели, в частности, европейских стран в качестве основного при отнесении сделки к торговой используют как объективный, так и субъективный критерии. Объективный критерий в качестве основного используется во Франции, Бельгии, Испании и некоторых других странах. Он означает, что сделка признается торговой в связи с ее содержанием. Например, в Коммерческом кодексе Франции определяется круг сделок, относимых к торговым вне зависимости от того, совершаются они коммерсантами или некоммерсантами. В соответствии со ст. 632 данного кодекса к таким сделкам относится любая покупка с целью перепродажи, любая предпринимательская операция по производству товаров, комиссии, перевозке грузов, любая предпринимательская операция по поставкам товаров, оказанию агентских, конторских услуг, любые валютные, банковские и брокерские операции, операции с переводными векселями и др. Статья 633 Коммерческого кодекса Франции дополняет указанный перечень следующими видами сделок: любой договор строительного подряда, любая покупка, продажа и перепродажа речных и морских судов, любые сделки по морской перевозке, любая покупка и продажа судовых снастей, любое фрахтование или аренда судна, морской заем, любые страховые и иные договоры и др. Однако к торговым сделкам отнесены также сделки, совершаемые между купцами, торговцами и банкирами (ст. 632), а это уже субъективный критерий отнесения сделок к торговым. На указанное обстоятельство обращается внимание в литературе [8, c. 168].

В законодательстве Германии наоборот субъективный критерий является основным: в § 343 Торгового уложения Германии предусмотрено, что торговыми сделками являются все сделки коммерсанта, относящиеся к его коммерческой деятельности. При этом отмечено, что торговыми признаются сделки, в которых хотя бы одной стороной выступает коммерсант [15, c. 196]. Субъективный критерий признания сделки торговой дополняется в Германии объективным критерием, в соответствии с которым к торговым сделкам закон относит приобретение и перепродажу товаров и ценных бумаг, осуществление страховых, банковских, транспортных, комиссионных и других сделок [15, c. 23].

Таким образом, понятие торговой сделки трактуется в законодательстве европейских стран довольно широко: к таким сделкам могут быть отнесены и сделки, в которых лишь один из участников является коммерсантом, а также ряд сделок, признаваемых по своему содержанию торговыми, которые могут быть совершены некоммерсантами.

Признание сделки торговой в зарубежном праве влечет ряд правовых последствий [8, c. 168—169; 13, c. 75]. К подобным сделкам применяются особые правила, касающиеся их заключения: в силу предписаний торгового права такие сделки совершаются в упрощенной форме; облегчается процесс их доказывания; споры из торговых сделок рассматриваются торговыми судами.

В российском законодательстве термин «коммерческий (торговый) договор» отсутствует. В ст. 2 ГК РФ содержится определение предпринимательской деятельности, к которой относится самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Из данного определения можно вывести определение предпринимательского договора, опосредующего отношения, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности. Такие договоры подлежат заключению не только между предпринимателями, но и между предпринимателем с одной стороны и потребителем с другой стороны. Подобное широкое определение предпринимательского договора как договора, заключаемого с участием предпринимателя, содержится и в отечественной доктрине [14, с. 926].

По сравнению с предпринимательским коммерческий договор представляет собой более узкое понятие, обусловливающее желание автора подчеркнуть прежде всего участие в нем профессиональных участников предпринимательской деятельности.

Нужно отметить, что термин «коммерческий» содержится в гражданском законодательстве. Так, согласно п. 1 ст. 50 ГК РФ к коммерческим организациям относятся юридические лица, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности; к некоммерческим же организациям относятся такие, которые не имеют извлечение прибыли в качестве основной цели и не распределяют полученную прибыль между участниками.

Таким образом, предпринимательской деятельностью могут заниматься как коммерческие, так и некоммерческие организации, но лишь коммерческие организации занимаются ею профессионально.

Термин «коммерческий» применяется и к представительству. Согласно п. 1 ст. 184 ГК РФ коммерческим представителем является лицо, постоянно и самостоятельно представительствующее от имени предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательской деятельности. Указанное определение, на наш взгляд, также отражает специфику и профессионализм коммерческой деятельности по сравнению с предпринимательской деятельностью в целом.

С учетом изложенного, коммерческий договор должен считаться более узким понятием по сравнению с предпринимательским договором. Последний включает первый. В то время как предпринимательский договор — это договор, заключаемый с участием предпринимателя, он может являться как для обеих сторон предпринимательским, так и для одной из сторон предпринимательским, а для другой – потребительским. Коммерческий договор опосредует отношения, возникающие исключительно между предпринимателями (коммерсантами). Однако коммерческий договор не связывается исключительно с договором купли-продажи (поставки), сторонами которого выступают коммерсанты. Считаем, что содержание коммерческих договоров выходит далеко за пределы этого, пусть и наиболее часто встречающегося, договора.

 

С учетом сказанного, в качестве основания для квалификации гражданско-правового договора как разновидности коммерческой сделки автором предлагается использовать субъективный критерий. С его помощью удается отделить чисто коммерческие сделки от потребительских и иных, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

При этом необходимо внести одно уточнение. Несмотря на отсутствие в российском законодательстве определения коммерческой сделки и коммерческого договора как ее разновидности, в ГК РФ содержатся положения о гражданско-правовых договорах, которые могут заключаться лишь между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, т. е. представляют собой коммерческие договоры, изначально предусмотренные законодателем. К таким договорам относятся договор поставки с предпринимательскими целями (ст. 508 ГК РФ), договор контрактации (ст. 535 ГК РФ), договор коммерческой концессии (ст. 1027 ГК РФ), договор складского хранения (ст. 907 ГК РФ), договор страхования предпринимательских рисков (п. 2 ст. 929 ГК РФ), договор простого товарищества (ст. 1041 ГК РФ). Применительно к данным видам договоров законодатель тем самым устанавливает в качестве основного субъективный критерий, однако дополняет его объективным критерием, касающимся содержания заключаемых между коммерсантами сделок. Однако в отличие, например, от французского права, некоммерсанты заключать подобные сделки в РФ не вправе.

Приведенными выше видами договоров коммерческие договоры в праве РФ не должны ограничиваться. К ним в тех случаях, когда их участниками являются предприниматели (коммерсанты), могут быть отнесены также договор финансовой аренды (лизинга), договор перевозки груза, договор подряда, договор возмездного оказания услуг, агентский договор, договор поручения и комиссии и почти все остальные гражданско-правовые договоры, за исключением тех, которые коммерсанты не вправе заключать (например, договоры дарения).

В результате коммерческие договоры могут быть классифицированы: а) на гражданско-правовые договоры, заключаемые исключительно между коммерсантами, предусмотренные соответствующими нормами ГК РФ, которые были приведены выше; б) гражданско-правовые договоры, которые при участии в них с обеих сторон коммерсантов приобретают характер коммерческих. Как отмечал еще Г.Ф. Шершеневич, «отличие торговых сделок от общегражданских основывается не на особенностях их юридической природы, а только на цели, которой они служат» [16, c. 82]. Цель коммерческих договоров — осуществление предпринимательской деятельности на профессиональной основе всеми их участниками.

Таким образом, нужно отметить, что основным критерием при отнесении гражданско-правового договора к коммерческой сделке в соответствии с российским правом будет служить субъективный критерий, т. е. участие коммерсантов с обеих сторон сделки. В то же время для некоторых определенных ГК РФ сделок законодатель дополняет субъективный критерий объективным критерием. Это относится к тем видам коммерческих сделок, которые прямо предусмотрены законодателем и в которых лишь коммерсанты могут принимать участие. Однако в соответствии с российским правом объективный критерий не может являться основным или самостоятельным, он в установленных законом случаях дополняет субъективный критерий отнесения сделки к коммерческой.

В результате можно сформулировать следующее определение коммерческого договора: это соглашение, заключаемое между коммерсантами (лицами, профессионально и самостоятельно занимающимися предпринимательской деятельностью) в целях осуществления указанной деятельности.

 

Список литературы

 

1.            Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. 2-е изд. М., 2005.

2.            Гражданский кодекс Кыргызской Респуб-лики: принят 08.05.1996 (с изм. от 21.01.2014). URL: http://online.adviser.kg/Document/?doc_id=30212538 (дата обращения: 10.05.2015).

3.            Гражданский кодекс Республики Армения: принят 05.05.1998. URL: http://www.parliament.am/legislation.php?ID=1556&lang=rus&sel=show (дата обращения: 10.05.2015).

4.            Гражданский кодекс Республики Беларусь: принят 07.12.1998 (с изм. от 07.07.2014) // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь. URL: http://etalonline.by/?type=text&regnum=HK9800218#load_text_none_1_ (дата обращения: 10.05.2015).

5.            Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть): принят Верховным Советом Республики Казахстан 27.12.1994 (с изм. от 07.11.2014). URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1006061#sdoc_params (дата обращения: 10.05.2015).

6.            Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) / пер. с франц. В.Н. Захватаева. М., 2012.

7.            Гражданский кодекс. Модель: рекомендательный законодательный акт Содружества Независимых Государств. Ч. 1: принят на 5-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств 29.10.1994 // Приложение к Информационному бюллетеню. Межпарламентская Ассамблея Государств-участников Содружества Независимых Государств. 1995. № 6.

8.            Гражданское и торговое право зарубежных государств: учеб.: в 2-х т. / отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2008. Т. I.

9.            Гражданское уложение Германии: ввод. закон к Гражд. уложению: пер. с нем. 3-е изд., перераб. М., 2008.

10.          Единообразный торговый кодекс США: пер. с англ. М., 1996.

11.          Коммерческий кодекс Франции (Регламен-тарная часть) / предисл., пер. с франц., ком. и прим. В.Н. Захватаева. М., 2010.

12.          Коммерческий кодекс Франции / предисл., пер. с франц., доп., словарь-справочник и ком. В.Н. Захватаева. М., 2008.

13.          Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. М., 1992.

14.          Предпринимательское право Российской Федерации: учеб. / отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2010.

15.          Торговое уложение Германии. Закон об акционерных обществах. Закон об обществах с ограниченной ответственностью. Закон о производственных и хозяйственных кооперативах / сост. В. Бергман. 2-е изд., перераб. М., 2009.

16.          Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. СПб., 1908. Т. 1.

17.          The Restatement (Second) of Contracts. URL: www.lexinter.net (дата обращения: 10.05.2015).