УДК: 347.9

Страницы в журнале: 72-76

 

А.М. Нурбалаева,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Дагестанского государственного университета Россия, Махачкала aminat.nurbalaeva@mail.ru

 

Анализируется категория справедливости применительно к гражданскому судопроизводству. Подчеркивается значимость справедливости судебных постановлений для правосознания населения, отношения в целом к государственной власти. Рассматривается соотношение принципа справедливости и форм злоупотреблений сторонами процессуальными правами.

Ключевые слова: справедливость, гражданское судопроизводство, судебное усмотрение, злоупотребление процессуальными правами, норма, суд.

 

Справедливость — это идея, ценность, стандарт, закрепленный в международных актах, являющихся достижением цивилизованной правовой мысли и входящих в российскую правовую систему. Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция) обязывает участвующие государства при рассмотрении гражданских дел руководствоваться идеями справедливости, которые обеспечиваются принципами верховенства права, баланса частных и публичных интересов (правомерность целей, критерии допустимого вмешательства, размер справедливой компенсации), права на суд.

Справедливость — это сложное социально-нравственное явление, форма соотношения меры свободы и равенства. По мнению О.А. Папковой, «справедливость находит свое отражение в праве, но не является правовым принципом в силу зависимости представлений о ней в обществе от меняющихся социальных факторов» [16, с. 28]. В законодательстве нет определения справедливости, она применяется судом исходя из общих представлений о справедливости. Применительно к судейскому усмотрению категория справедливости включает в себя равенство всех перед законом и судом, равноправие сторон, а также правовую справедливость [15, с. 69].

Для российской правовой мысли, в основе которой находится позитивизм, характерно отождествление права, справедливости и закона. По верному высказыванию Г.А. Жилина, по самой своей природе правосудие по гражданским делам предполагает справедливое судопроизводство, которое осуществляется в соответствии с требованиями права и в условиях состязательного процесса обеспечивает равную возможность участникам спора отстаивать свою правоту перед лицом независимого, объективного и беспристрастного суда [11, с. 29]. Таким образом, справедливость предполагает претворение в жизнь не любых норм, а лишь тех, которые определяют в праве гуманистические начала [2, с. 132—133]. В литературе учеными однозначно признается справедливость как необходимый критерий, которым должен руководствоваться суд.

На наш взгляд, мнение А.М. Алиэскерова о недопустимости предоставления суду возможности корректировать нормы материального права ошибочно воспринято некоторыми авторами как отрицание им справедливости [1, с. 85]. А.М. Алиэскеров критически относится к включению в процессуальный закон понятия «справедливое судебное решение», которое, по его мнению, «означает предоставление суду возможности корректировать нормы материального права на основе процессуальных норм... позволяет судам различных инстанций принимать решения с нарушением норм материального права, регулирующие спорные правоотношения» [1, с. 86]. «Суд должен не противопоставлять справедливость и закон, а проводить в своих решениях идею справедливости, воплощенную в позитивном праве, включающем в себя и общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, в том числе международные конвенции, посвященные защите прав и свобод человека» [14, с. 13]. С этим нельзя не согласиться.

Суд в общественной жизни выполняет важную воспитательную и идеологическую функцию. Зачастую с судом связаны чаяния и надежды граждан на восстановление справедливости, и от того, насколько это эффективно, зависит отношение населения к государству. Отношение к судебной власти напрямую связано с недоверием граждан к справедливости судебных постановлений [19, с. 160].

Судебная власть должна быть воспринята обществом как необходимый механизм защиты прав и свобод, обеспечивающий реализацию в обществе разумных и справедливых правил. В этой связи на судебной власти лежит большая ответственность. Несправедливые, неправомерные судебные решения наносят урон авторитету судебной власти, подрывают доверие к государственной власти в целом. Лицу, наделенному властными полномочиями, не свойственно давать себе критическую оценку, заниматься самоограничением. В данном случае решающую роль играют, наряду с профессионализмом судьи, его моральные качества, такие как совесть и чувство справедливости. Вынося решение по каждому конкретному делу, суд должен осознавать, что «там, где кончается нравственность и справедливость, ничего человеческого не остается» [6; 7; 8; 9; 10]. В связи с этим, на наш взгляд, является необходимым решение проблем судейского корпуса путем усиления требований к лицам, претендующим на должность судьи, что в свою очередь послужит гарантиями принципа справедливости и обеспечения эффективности гражданского судопроизводства.

В случае отсутствия прямых предписаний правовых норм суд в силу государственной обязанности признания, соблюдения и защиты прав человека должен обеспечивать законность и справедливость путем установления и подтверждения объема прав и обязанностей сторон правоотношения. 

Суд в качестве правоприменителя должен выявлять смысл принципов правосудия по гражданским делам, опираясь на практику Европейского суда по правам человека. Справедливое судопроизводство осуществляется в соответствии с требованиями закона в условиях состязательного процесса, при «равенстве исходных условий», т. е. равной возможности участников спора отстаивать свою позицию перед независимым и беспристрастным судом. Процессуальное равенство сторон, так же как и мотивированность судебных постановлений, является одной из основополагающих процессуальных гарантий справедливости судебного разбирательства и входит в качестве требования в норму ст. 6 Конвенции.

В тексте присяги судьи, назначаемого на должность (ст. 8 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»), также содержится указание на справедливость как критерий деятельности судьи: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть».

Категория справедливости довольно часто используется и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ [6]. Так, в постановлении Пленума ВС РФ от 31.05.2007 № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» (далее — Постановление № 27) указывается, что честное и добросовестное исполнение судьями профессиональных обязанностей, их независимость при принятии судебных решений гарантируют эффективное восстановление нарушенных прав, утверждают в обществе уверенность в справедливости, беспристрастности и независимости суда.

Также Пленум ВС РФ в Постановлении № 27 опирается на категорию справедливости: «Некорректное поведение граждан в здании суда или в судебном заседании не освобождает судью от обязанности быть тактичным, объективным и справедливым в отношении этих граждан... Немотивированные и неубедительные, небрежно составленные судебные акты, содержащие искажения имеющих значение для дела обстоятельств, порождают сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности судей... В связи с этим судья должен избегать в частной жизни отношений, которые могут умалить авторитет судебной власти, честь и достоинство судьи, вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности».

Одним из аспектов проявления справедливости в судебном усмотрении выступает выявление злоупотребления процессуальными правами, которое определяется по усмотрению судьи. Общим квалифицирующим признаком злоупотреблений процессуальными правами следует считать целевой характер данного действия — причинение вреда другим лицам или интересам правопорядка [12, с. 246]. Следовательно, злоупотребление процессуальными правами является прямым нарушением принципа справедливости гражданского судопроизводства.

Злоупотребление процессуальными правами в законодательстве зарубежных стран также определяется по усмотрению судьи. Так, аннулирование иска в английском праве — это распоряжение суда о лишении юридической силы документа (искового заявления, возражения на иск, других актов сторон) ввиду нарушения правил, инструкций или определений суда. Применение судом такой санкции связано с обеспечением справедливого и экономичного рассмотрения дела, когда судом усматривается в действиях стороны попытка досадить ответчику, намеренное увеличение судебных расходов, пренебрежение к заявлению ответчика относительно подсудности дела и т. д. [13, с. 26].

Наукой и судебной практикой выделяются различные формы злоупотреблений процессуальными правами. Одна из таких форм воспрепятствования осуществлению правосудия подразумевает такое поведение участника процесса, при котором совершение им определенных процессуальных действий имеет целью затягивание рассмотрения дела или недопущение принятия судебного акта [5]. В судебной практике это является наиболее распространенными случаями злоупотреблений сторонами своими процессуальными правами.

Так, судебное заседание апелляционной инстанции неоднократно откладывалось в связи с неявкой заявительницы, в том числе по ее телеграмме о болезни. Однако она на заседание судебной коллегии так и не явилась, представителя для участия в судебном заседании не направила, данные о болезни не представила. Судебная коллегия расценила ее поведение как уклонение от явки в суд с целью затягивания судебного процесса, как следствие — злоупотребление правом, и на основании ст. 117 Гражданского процессуального кодекса РФ признала ее надлежащим образом извещенной о времени и месте заседания судебной коллегии и посчитала возможным рассмотреть дело в ее отсутствие [3].

По другому делу суд апелляционной инстанции не принял представленные одновременно с подачей апелляционной жалобы со стороны ответчика документы, расценивая эти действия как злоупотребление процессуальными правами. Также суд расценил доводы о нарушении правил подсудности спора стороны, не известившей суд об изменении своего места жительства [4].

Изучение судебной практики показывает, что суды довольно широко применяют судебное усмотрение при определении нарушений правил справедливости гражданского судопроизводства путем злоупотреблений процессуальными правами. Так, суд признал доводы частной жалобы на определение об отказе в восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы несостоятельными и расценил как злоупотребление заявителем, достоверно знающим о нахождении дела в суде, своими процессуальными правами [18].

В другом примере из судебной практики суд отказал в удовлетворении исковых требований в связи со злоупотреблением правом. В данном случае суд пришел к выводу о том, что Ш. в нарушение ст. 10 Гражданского кодекса РФ допустил злоупотребление правом, поскольку, предъявив претензию об устранении недостатков автомобиля ООО «М-СЕРВИС», автомобиль для проверки качества последнему не предоставил и только после обращения в суд с иском о расторжении договора купли-продажи в связи с нарушением сроков устранения недостатков представил автомобиль для осмотра продавцу — ООО «ПРЕМИУМ-ДИНА» [17].

Злоупотребление процессуальными правами обеими сторонами нарушает принцип справедливости не по отношению к другой стороне, а в отношении всего правопорядка. Так, суд посчитал, что стороны своим поведением создали препятствия для выяснения реальных обстоятельств заключения и исполнения договора займа и расценил такое поведение сторон в силу положений ст. 10 ГК РФ, как злоупотребление правом с целью сокрыть действительные обстоятельства спора.

Возмещение расходов на оплату услуг представителя является одним из способов, обеспечивающих справедливость в гражданском процессе. Но в то же время это право не должно приводить к злоупотреблениям в форме необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя. В определении Конституционного Суда РФ от 22.03.2011 № 361-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шуршева Александра Олеговича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» отмечено, что согласно правовой позиции КС РФ, изложенной в определении от 17.07.2007 № 382-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Понедельникова Виталия Васильевича, Поповой Юлии Сергеевны и Школьной Нины Юрьевны на нарушение их конституционных прав частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым — на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в ч. 1 ст. 100 ГПК РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле. Вместе с тем, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение расходов по оплате услуг представителя, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов. Учитывая указанную правовую позицию КС РФ, в судебной практике основным критерием разумных пределов возмещения расходов на оплату услуг представителя рассматривается сложность гражданского дела, в котором он принимал участие.

В законодательстве не перечислены виды возможных злоупотреблений процессуальными правами ввиду того, что невозможно предусмотреть все случаи возможных злоупотреблений. В судебной практике именно судебное усмотрение позволяет реально оценивать фактическое поведение сторон в случае наличия злоупотреблений процессуальными правами. При этом злоупотребления процессуальными правами должны оцениваться судом путем выявления цели совершения процессуального действия (бездействия) в рамках принципа справедливости с одной стороны и состязательности и диспозитивности с другой, в условиях необходимости соблюдения их баланса.

 

 

Список литературы

 

1. Алиэскеров М.А. Право на справедливую судебную защиту в судах первой и кассационной инстанций в гражданском процессе // Журнал российского права. 2008. № 9. С. 85—86.

2. Алексеев С.С. Философия права. М., 1997. С. 132—133.

3. Апелляционное определение Судебной коллегии Верховного суда Республики Дагестан от 28.02.2013 № 33-421/2013. URL: http://sudact.ru/ regular/doc/YGrnd0qa9tJY/?regular (дата обращения: 03.02.2015).

4. Апелляционное определение Судебной коллегии Верховного суда Республики Дагестан от 06.06.2013 № 33-2187/2013. URL: http://sudact.ru/ regular/doc/JaLvmcJaipdK/? (дата обращения: 03.02.2015).

5. Апелляционное определение Судебной коллегии Верховного суда Республики Дагестан от 27.11.2014 № 33-3619/2014. URL: http://sudact.ru/ regular/doc/Uuyr51BEUdYK/?page=2&regular-doc_type=&regular-court (дата обращения: 3.02.2015).

6. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 8.

7. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. № 9.

8. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 9.

9. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. № 3.

10. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. № 7.

11. Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы. М.: Проспект, 2010. С. 29.

12. Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: учеб. 2-е изд, перераб. и доп. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С. 246.

13. Казакова А.Л. Формы злоупотребления процессуальными правами в арбитражном процессе // Юрист. 2013. № 4. С. 23, 26.

14. Кострова Н.М. Проблемы защиты конституционных прав и свобод в судебных органах Российской Федерации // Вестник ДГУ. Серия Право. Вып. 2. 2013. С. 13.

15. Нурбалаева А.М. К вопросу о судебном усмотрении в гражданском процессе // Юридический вестник ДГУ. 2014. № 2. С. 69.

16. Папкова О.А. Усмотрение суда. М.: Статут, 2005. С. 28.

17. Решение Волжского районного суда от 06.03.2014 № М-181/2014. URL: http://sudact.ru/ regular/doc/xqx3HUEfhC5u/?regular (дата обращения: 03.02.2015).

18. Решение Миасского городского суда от 20.02.2014 № 2-3/2014. URL: http://sudact.ru/regular/doc/mspgRzBGkD1C/?regular (дата обращения: 03.02.2015).

19. Фурсов Д.А., Харламова И.В. Теория правосудия в кратком трехтомном изложении по гражданским делам. Т. 1: Теория и практика организации правосудия. М.: Статут, 2009. С. 160., 2009. S. 160.