УДК 347.962

Страницы в журнале: 82-88

 

Н.А. Гущина,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Юридического института Балтийского федерального государственного университета им. И. Канта Россия, Калининград vika4113@mail.ru

Исследуются проблемы противодействия коррупции в судах общей юрисдикции. Доказывается, что центральное место в системе мер противодействия занимает профилактика. Укрепление независимости судей и борьба с коррупцией — имманентно связанные направления совершенствования российского правосудия.

Ключевые слова: правосудие, независимость судей, коррупция в судах, профилактика.

 

Реформирование российской судебной системы предполагает решение ряда проблем юридического, организационно-управленческого и нравственно-этического характера. Наиболее приоритетными из них являются независимость судей и борьба с коррупцией. Эти две многоплановые проблемы тесно взаимосвязаны и не могут рассматриваться изолированно друг от друга. Можно согласиться с мнением А.Ф. Скутина о том, что если судья при осуществлении правосудия независим, то он и не коррумпирован, и наоборот, коррумпированный судья всегда «прислушивается» к мнению других лиц [18, с. 79].

Поскольку каждый отдельно взятый судья олицетворяет деятельность всей судебной власти, то его должность обязывает защищать публичные интересы и прежде всего интересы правосудия. Судьи призваны на профессиональной основе выполнять закрепленные за ними обязанности. От имени Российской Федерации они применяют нормы закона, издают акты правоприменения, обязательность исполнения которых поддерживается государством. Чтобы компетентно на основе закона и руководствуясь им разрешать различного рода жизненные ситуации, судьи должны иметь качественную профессиональную подготовку. Профессиональная судебная этика обязывает судей использовать силу закона только в интересах личности, общества и государства. Выполнять столь значимую миссию может только независимый судья.

Названная проблема в литературе чаще всего рассматривается в аспекте независимости от «административного ресурса» [5, с. 91—95]. Такой подход оправдан, он базируется на процессуальном законодательстве, закрепляющем положение судьи при отправлении правосудия, его беспристрастность и независимость при вынесении решений. Подобный подход к рассматриваемой проблеме позволяет сделать вывод о том, что проблема независимости судей заключается в объеме и характере дискреционных полномочий, которыми располагают субъекты, осуществляющие управление внутри судебной системы. Эту позицию разделяют и другие авторы, отмечающие, что независимость судей определяется не только степенью самостоятельности судебной власти, но и управленческими воздействиями, исходящими от самой судебной системы [12, с. 8].

Однако анализ ч. 1 ст. 120 Конституции РФ, закрепляющей независимость судей и подчинение только Конституции РФ и федеральному закону, позволяет рассматривать независимость судей в более широком аспекте, не ограничиваясь лишь рамками непосредственного осуществления правосудия.

Рассматривая проблему независимости судей и коррупции в судах, необходимо учитывать не только отсутствие внешнего и внутреннего воздействия при отправлении правосудия, но и профессионализм и личностные характеристики судей. Не случайно отмечается в литературе, что независимость — это внутреннее, психологическое состояние, отражающее систему ценностей, разделяемых данным лицом, находящееся вне сферы правового регулирования [12, с. 10]. Судьи должны обладать нравственностью, честностью, которые характеризуют деятельную сторону их внутреннего мира. Однако судья как личность есть продукт общества, и ему присущи достоинства и недуги общества, в котором он живет и формируется. Именно потому некоторые судьи не лишены таких пороков, как стяжательство, жажда легкой наживы, стремление жить не по средствам, желание получить определенные блага за счет государства или общества и др. Нет основания сомневаться в том, что большинство судей добросовестно исполняют возложенные на них обязанности, имеют высокий уровень правосознания и правовой культуры. Однако в судебном сообществе имеют место случаи коррупции, взяточничества, продажности, использования должностных полномочий в ущерб интересам общества и государства. В литературе справедливо отмечается, что наличие коррупции в судебной системе, будь это единичный случай или системное явление, является весьма тревожным фактором, поскольку подрывает верховенство права и способность судебной системы обеспечить защиту прав человека [9].

Проявления коррупции в судах общей юрисдикции стирают базовые принципы осуществления правосудия, снижают авторитет судебной власти, подрывают доверие народа к суду и правоохранительным органам. Недоверие к суду со стороны граждан формируется чаще всего на основе негативных примеров. Даже единичный случай судебного взяточничества может надолго очернить весь судейский корпус, нанести непоправимый урон престижу всей судебной системы. Этому содействует судебная волокита; низкий уровень профессиональной этики судей; непрофессиональные комментарии, размещенные в сети Интернет; сведения конфиденциального характера, распространяемые средствами массовой информации и становящиеся порой предметом обсуждения еще до вынесения судом соответствующего решения и др.

Как свидетельствуют результаты социологических исследований, показатели доверия населения к суду далеко не идеальны. Так, по данным, полученным фондом «Общественное мнение» (ИНДЕМ), россияне не доверяют судам и уверены, что большинство судей берут взятки (67% опрошенных), и лишь 12% назвали их честными и неподкупными; 47% уверены, что суды чаще выносят несправедливые приговоры, а 24% опрошенных считают, что справедливые приговоры бывают редко [16].

Федеральной целевой программой «Развитие судебной системы на 2007—2012 годы» предполагалось снизить уровень недоверия граждан к суду с 25% до 4% [14]. Однако этого не произошло. Из новой федеральной целевой программы «Развитие судебной системы на 2013—2020 годы» этот показатель вообще исключен [15]. Причиной тому, на наш взгляд, является неуверенность в возможности решения этой проблемы при современном состоянии правосудия.

Особый ущерб обществу и государству приносят коррупционные проявления в судах. По словам Е.Л. Яковлевой, беспредельные коррупционные отношения приводят к разложению общества, власти, личности, затрудняя и мешая развитию [21, с. 88]. Это лишний раз подчеркивает необходимость противодействия коррупции во всех структурах власти, в том числе и в судах.

Законодательство в сфере противодействия коррупции в судах в Российской Федерации начало развиваться сравнительно недавно. Целый ряд законов содержит определенные правовые пробелы, неточности, дефекты технико-юридического характера. Поэтому в практике судов нередко принимаются решения, искажающие волю законодателя. Это порождает снижение антикоррупционной направленности соответствующих норм закона. В условиях несовершенства законодательства выявляются неурегулированные законом «островки», способные породить коррупционные риски. В качестве примера можно привести ежегодное декларирование чиновниками своих доходов и имущества. Это один из ключевых инструментов противодействия коррупции в мировой практике. Их публикация — это попытка подключить гражданское общество к контролю за жизнью чиновников. К сожалению, в российской антикоррупционной практике декларирование доходов — это инструмент без возможного применения, он является неработающим и неэффективным. Даже если чиновника удастся уличить в нетрудовых доходах, появлении элитной недвижимости, правоохранительные органы не вправе не только изъять незаконно нажитое, но и привлечь чиновника к ответственности. В российском законодательстве образовался правовой пробел. Вместо механизмов борьбы с незаконными активами в законодательстве зияет коррупционная дыра. Восполнение пробела в законодательстве путем принятия закона «вооружит» суды и другие правоохранительные органы мощным оружием, позволяющим бороться с чиновниками, живущими не по средствам.

Противодействие коррупции в судах, усиление независимости судей — одна из важнейших задач государства и общества. В сфере правосудия противодействие коррупции предполагает дальнейшее обеспечение независимости судей, расширение доступа населения к правосудию, его подконтрольность гражданскому обществу.

Одним из направлений противодействия коррупции является профилактика, под которой понимается деятельность, направленная на предупреждение коррупции, выявление и устранение ее причин. По образному выражению А.В. Бухарева, главное преимущество профилактических мер в том, что они позволяют пресекать коррупцию «в зародыше», бороться с предпосылками, причинами и условиями ее проявления, а не с негативными последствиями [2, с. 202].

Профилактика коррупции предполагает применение разнообразных мер, в том числе и правовых. К их числу можно отнести предъявление специальных требований к лицам, претендующим на судейские должности. На наш взгляд, необходимо законодательно урегулировать требования к личностным качествам кандидата на должность судьи. В настоящее время в России ни один федеральный закон, действующий в судебной сфере, не содержит таких требований. На практике складывается противоречивая ситуация, когда судьей может стать любой субъект, отвечающий законодательно закрепленным требованиям, и только после назначения на должность судьи к нему могут быть предъявлены требования по соблюдению Кодекса судейской этики. В частности, в п. 1 ст. 6 названного кодекса закрепляется, что судья должен следовать высоким стандартам морали и нравственности, быть честным, в любой ситуации сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб репутации судьи [7]. Из сказанного вытекает, что такими личностными качествами должен обладать только судья, а к кандидату, отбираемому на должность судьи, таких требований не предъявляется. Моральная чистоплотность, т. е. честность, неподкупность, искренность, другие общечеловеческие достоинства наряду с профессионализмом должны стать основными критериями отбора кандидатов, претендующих на обладание судейской мантией. Требование моральной безупречности рекомендуется внести в п. 1 ст. 4 Закона РФ от 26.06.1992 ¹ 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» (далее — Закон о статусе судей) [13]. По нашему мнению, требования к внутренним качествам кандидатов на должность судьи не менее важны, чем профессионализм.

В п. 2 ст. 3 Закона о статусе судей закреплены требования, предъявляемые к судье. При исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях он должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Следовательно, если Закон о статусе судей, а также Кодекс судейской этики предъявляют столь высокие требования к судье, то подобные требования необходимо предъявлять и к личности кандидата на должность судьи. Действительно, такие качества, как честность, правдивость, принципиальность, верность принятым обязательствам, внутренняя убежденность в правоте своего дела, формируются в процессе воспитания и образования личности под воздействием объективных и субъективных факторов.

Нравственная составляющая в процессе воспитания и образования производит перестройку в психологии и мышлении человека, в результате чего он избавляется от потребительского отношения к жизни — жадности, накопительства, жажды наживы и т. п. В ходе воспитания у него формируется внутренняя готовность к использованию лучших своих качеств и возможностей, отражающих новую систему ценностей. Личность, претендующая на должность судьи, лишенная таких высоких общечеловеческих качеств, вряд ли может их обрести, надев судейскую мантию. Они вырабатываются годами. Моральная безупречность кандидата на должность судьи как бы задает вариант его поведения в будущем. Принятая им система нравственных ценностей начнет проявляться при отправлении правосудия в должности судьи и во внеслужебной деятельности. Высокий профессионализм и моральные качества в единстве — вот те главные качества, которыми должен обладать претендент на должность судьи. Низкие моральные качества такого субъекта, несомненно, могут стать препятствием для отбора на должность судьи ввиду сомнений, которые он может объективно вызывать в отношении независимости и беспристрастности при исполнении своих профессиональных обязанностей уже в должности судьи. Справедливо замечание Т.А. Владыкиной о том, что определяющим для судьи является сложившееся мнение о его нравственном облике в профессии [3, с. 31]. На его формирование в немалой степени влияет общественное признание профессиональных качеств прошлой (не судейской) деятельности, а также его моральные качества.

Негативное воздействие на общественное мнение, авторитет конкретного судьи оказывают проявляемое им чиновничье чванство, неразборчивость в связях, посещение заведений, пользующихся сомнительной репутацией, поддержание дружеских связей с лицами, о которых в городе (области) ходит дурная слава, и т. д. Можно согласиться с мнением Н.А. Колоколова о том, что судьи должны  способствовать улучшению общественного мнения о суде [8, с. 168—169]. В свою очередь оно во многом предопределяется нравственным обликом кандидатов в судьи, а также признанием их профессиональных заслуг уже на судейском поприще при отправлении правосудия и во внеслужебной деятельности. Представляется, что законодательное закрепление в официальном порядке требований, характеризующих моральную составляющую личности кандидата на должность судьи, станет барьером для претендующих на эти должности случайных лиц, неспособных устанавливать различия между справедливым и несправедливым, нравственным и безнравственным, порой имеющих предрасположенность к коррупционным действиям.

Необходимо на законодательном уровне разработать механизмы, с помощью которых можно было бы «отсеивать» лиц, недостойных судейской мантии, уже на стадии подбора судейских кадров. Справедливости ради следует отметить положительный опыт Высшей квалификационной коллегии судей РФ, осуществляющей тщательный отбор кандидатов на должность военных судей, где рекомендации получают далеко не все претенденты в судьи. Однако практика проведения проверочных мероприятий квалификационными коллегиями несовершенна, отсутствуют и законы, регламентирующие порядок проведения таких мероприятий. Целесообразно в законе о порядке проведения подбора кандидатов на должность судьи установить обстоятельства, подлежащие проверке, и основания для рекомендации или отказа квалификационной коллегии, с указанием причины.

Подбор кадров на должность судьи особенно актуален сегодня, когда несовершенство законодательства, регламентирующего подбор судейских кадров, позволяет лицам, не пользующимся доверием из-за своих низких профессиональных и моральных качеств, вызывающих сомнение в антикоррупционной чистоплотности, занимать судейские должности.

На наш взгляд, содержит коррупционную составляющую установленный законом порядок наделения полномочиями и прекращения полномочий председателей и заместителей председателей судов общей юрисдикции. Закон не содержит каких-либо требований к данной категории должностных лиц, отличных от требований, предъявляемых к кандидатам в судьи. Помимо этого, закон допускает назначение на эту должность лиц, не являющихся судьями и не имеющих стажа судейской работы. Это обстоятельство прямо не сформулировано в законе. Однако, как справедливо заметила И.Б. Михайловская, в силу отсутствия запрета назначать на должность председателей и заместителей председателей судов лиц, не имеющих стажа судейской работы, такая возможность существует и в ряде случаев реализуется на практике [12, с. 28]. В силу этого важное значение приобретают должности руководителей судебных органов, позиции которых играют решающую роль в обеспечении независимости судей, их карьерном росте, да и вообще пребывании в этой должности [6, с. 135—141]. Фактически федеральный судья первой инстанции находится в полной зависимости от председателя суда вышестоящей инстанции, который может применять к судье не всегда правомерные действия организационного характера. Теперь судьи больше зависят не от закона, а от административного ресурса. Это положение заложено в действующем законодательстве, когда председатели судов имеет значительные властные полномочия в отношении подчиненных им судей. От них зависят рекомендации на повышение в должности, на присвоение классного чина, предоставление материалов для привлечения судей к дисциплинарной ответственности и т. п. При этом предоставленная информация часто может искажаться, не соответствовать реальному положению дел, а многие показатели вообще могут быть недостоверными. В этом плане независимость судей переходит в полную безнаказанность должностных лиц вышестоящей судебной инстанции. Административный ресурс вышестоящего суда оказывает негативное воздействие на независимость судей. В литературе отмечается, что имели место случаи, когда председатели судов в целях получения необходимого им решения конкретные дела поручали судьям, от которых можно было ожидать «желаемого» решения, или когда дело отбирали у судьи, который отказывался уступать нажиму [11, с. 107]. Будучи зависимым от вышестоящего руководства, не всякий судья решится выносить решения, не действуя в рамках системы негласных компромиссов.

Председатель суда является наиболее уязвимым лицом в отношении коррупции. Как свидетельствует практика отдельных судов общей юрисдикции, после ухода председателей за ними «тянется шлейф» дел коррупционной направленности, рассмотрение которых блокировалось под любым предлогом. И только уход председателей таких судов «на заслуженный отдых» и настойчивость заинтересованных лиц позволяют (с учетом сроков исковой давности) вернуться к их рассмотрению и вынести справедливые приговоры за содеянное. Однако бывшие председатели судов не привлекаются к ответственности за злоупотребление должностными полномочиями по ст. 285 Уголовного кодекса РФ, хотя их деяния совершены из корыстной или личной заинтересованности и повлекли существенные  нарушения прав и законных интересов граждан либо охраняемых законом интересов общества и государства. Нельзя не согласиться с А.Ф. Скутиным в том, что без изменения закона, касающегося статуса председателей судов, решить проблему коррупции в судах весьма сложно [18, с. 85]. Это положение лишний раз подтверждает тезис о том, что без совершенствования законодательства о судебной системе нельзя обеспечить независимость судей и реально решить проблему коррупции в судах.

Эффективной мерой противодействия коррупции является юридическая ответственность судей. В судебной сфере юридическая ответственность представляет собой своего рода реакцию государства на нарушение судьями законов и правил судебной этики. Наиболее распространенным ее видом является дисциплинарная ответственность. По мнению Ш.А. Кудашева, она призвана выполнять функцию предупреждения проступков и «очищения» судейского корпуса от недостойных лиц и должна быть направлена на борьбу с коррупцией [10, с. 32]. На основании ст. 14 Закона о статусе судей за 2013 год по решению Высшей квалификационной коллегии судей РФ за совершение судьей дисциплинарного проступка, за который решением квалификационной коллегии судей на судью налагается дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий, один судья лишен полномочий, а за совершение других дисциплинарных проступков к дисциплинарной ответственности привлечен 181 судья (172 судьи судов общей юрисдикции и 9 судей арбитражных судов) [4].

За совершение преступления судья привлекается к уголовной ответственности. Уголовная ответственность является сдерживающим фактором, позволяющим противостоять использованию судейских полномочий в ущерб интересам общества и государства. К уголовной ответственности судьи привлекаются за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК РФ). Одним из видов коррупционных преступлений является взятка. По данным официальной статистики за последние годы за коррупционные преступления, а именно за получение взятки, осуждено 4 бывших судьи и за вынесение заведомо неправосудного приговора также 4 бывших судьи судов общей юрисдикции [1]. Статистические и аналитические материалы о состоянии работы по выявлению коррупционных преступлений в сфере правосудия свидетельствуют о том, что цифры официальной статистики не отражают реальную ситуацию в судах. Так, за 2012 год зарегистрировано 49513 преступлений коррупционной направленности, привлечено к уголовной ответственности 7433 субъекта, из них только двое судей [20]. И хотя сфера правосудия не исключает коррупционных преступлений, однако трудности в их выявлении связаны с тем, что они носят латентный характер.

Существенную превентивную роль в противодействии коррупции выполняет общественный контроль за правосудием. Установление общественного контроля является эффективной антикоррупционной мерой. Судебная деятельность становится более публичной, открытой. Именно открытость правосудия для всего населения повышает вероятность вынесения правомерных судебных решений и снижает коррупционную направленность деятельности судей. Принятые решения, их обоснованность и беспристрастность, ставшие предметом гласности, позволят повысить качество судебной деятельности, укрепить связь с населением, что послужит средством повышения доверия к суду и обеспечения авторитета судебной власти.

Одной из форм общественного контроля является создание Общественной палаты РФ и общественных палат субъектов федерации. С точки зрения применения общественного контроля к деятельности судебных органов это соответствует и международной практике. Так, для оценки деятельности судов в ряде государств используются социальные опросы населения (например, в США), что также является одной из форм общественного контроля за деятельностью публичного сектора государства [19]. Формы общественного контроля могут быть разнообразными [17]. На заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека в феврале 2011 года был инициирован вопрос о проведении независимой экспертизы ряда резонансных дел. Проведение подобной экспертизы не нарушило бы принципа независимости судей, поскольку этот принцип не предполагает полной закрытости судейского корпуса, а полномочия судей непосредственно связаны с их ответственностью, которая подразумевает в первую очередь подотчетность судейского корпуса обществу. Подобная практика общественного контроля за судебной деятельностью широко используется в Англии и других зарубежных странах.

Одной из форм общественного контроля за правосудием может стать проведение общественной экспертизы. Однако для придания ей легитимности необходимо законодательное закрепление порядка ее проведения с указанием цели экспертизы, субъектов, объема их полномочий, юридической природы актов, принимаемых по результатам ее проведения и т. д.

Различные виды профилактической деятельности по противодействию коррупции в судах станут вектором, определяющим движение по пути модернизации судебной системы и недопущения преступлений коррупционной направленности в судах. В сфере правосудия противодействие коррупции имманентно связано с дальнейшим укреплением независимости судей, повышением доверия общества к правосудию, подконтрольности гражданскому обществу. Искоренить коррупцию в судах полностью невозможно, однако минимизировать ее, направив усилия государства и общества на уменьшение латентности, а также на создание условий по преодолению и недопущению преступлений коррупционной направленности представляется вполне решаемой задачей.

Список литературы

1. Барщевский М. Рассудим честно. Тысячи раскрытых дел по коррупции не совпадают с судебной статистикой // Российская газета. Неделя. 21.02.2013. № 6014 (38).

2. Бухарев А.В. Формирование системы мер по профилактике коррупции в районных судах // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2014. № 3.

3. Владыкина Т.А. Репутация судьи в Российской Федерации // Российский судья. 2011. № 9.

4. Высшая квалификационная коллегия судей РФ. Обзор результатов деятельности за 2013 год. URL: http://www.vkks.ru/publication/24746/ (дата обращения: 03.11.2015).

5. Гущина Н.А. Независимость судей как гарантия усиления судебной власти // Современное право. 2015. № 4.

6. Гущина Н.А. Проблемы правового регулирования дисциплинарной ответственности судей и механизм их защиты // Современное право. 2012. № 1.

7. Кодекс судейской этики: утв. VIII Всероссийским съездом судей 19.12.2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Колоколов Н.А. О праве, суде и правосудии (избранное). М., 2006.

9. Коррупция в судебной системе порождает безнаказанность и ослабляет усилия всех других ветвей власти. URL: http://www.un.org/russian/news/ story.asp?NewsID=18497#.VjhtQLcrLIU (дата обращения: 28.10.2015).

10. Кудашев Ш.А. Ответственность судей: эффективно ли будет Дисциплинарное присутствие? // Администратор суда. 2009. № 3.

11. Макарова О.В. Некоторые проблемы гарантий независимости судей // Журнал российского права. 2008. № 5.

12. Михайловская И.Б. Суды и судьи: независимость и управляемость. М., 2008.

13. О статусе судей в Российской Федерации: закон РФ от 26.06.1992 № 3132-1 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

14. О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2007-2012 годы»: постановление Правительства РФ от 21.09.2006 № 583 (ред. от 01.11.2012) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

15. О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы»: постановление Правительства РФ от 27.12.2012 № 1406 (ред. от 18.08.2015) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

16. Павловский Г. Правосудие — борьба с коррупцией в судах // Словарь текущей политики. М., 2006. URL: http://politike.ru/dictionary/785/ word/pravosudie-borba-s-korupciei-v-sudah (дата обращения: 03.11.2015).

17. Панченко П.Н. Общественный контроль в сфере правопорядка: вопросы формирования его системы // Российская юстиция. 2010. № 4.

18. Скутин А.Ф. Судебная реформа и проблема коррупции в судах // Российское правосудие. 2008. № 10.

19. Слюсарь Н.Б. Некоторые аспекты реализации международных обязательств Российской Федерации в части, касающейся судебной системы в России // Российский судья. 2007. № 6.

20. Статистические и аналитические материалы о состоянии работы по выявлению коррупционных преступлений, следствия и прокурорского надзора за уголовно-процессуальной деятельностью правоохранительных органов в сфере борьбы с коррупцией в 2012 году. URL: http://genproc.gov.ru/anticor/doks/document-81540/ (дата обращения: 03.11.2015).

21. Яковлева Е.Л. Осмысляя коррупцию как социальное явление: философский аспект проблемы // Актуальные проблемы экономики и права. 2014. № 4.