УДК 347.62

Страницы в журнале: 70-74

 

А.М. Рабец,

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры семейного и ювенального права юридического факультета Российского государственного социального университета, заслуженный деятель науки Российской Федерации Россия, Москва Rabecjur@mail.ru

 

Исследуются теоретические и практические проблемы  правового статуса лиц, состоящих в браке. Впервые в науке семейного права автором сформулированы новые семейно-правовые категории, относящиеся к характеристике правового статуса физического лица и основанные на браке: категория семейно-правового статуса супругов и  категория правового статуса лиц, состоящих в браке. Автор выявляет соотношение  указанных категорий и приходит к выводу о наличии ряда социальных и иных гарантий, льгот и преимуществ, основанных на браке.

Ключевые слова: брак, семья, право, личность, закон, статус, супруги, гарантии, льготы, преимущества, права, обязанности.

 

Введение. Одной из приоритетных мер, указанных в Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года (далее — Концепция государственной семейной политики) [3], является дальнейшее совершенствование семейного законодательства. Реализация данного направления деятельности государства обусловливает необходимость и открывает более широкие возможности не только для нормотворческой и правоприменительной практики, но и для науки семейного права.

Это целиком относится и к теоретическим проблемам, касающимся правового положения личности в Российской Федерации в условиях правового государства во всех сферах жизни общества, в том числе в сфере семейных отношений. Речь идет о новых категориях семейного права, характеризующих одну из сторон правового статуса личности: о брачно-правовом статусе лица и о семейно-правовом статусе супругов. Данные семейно-правовые категории ранее в юридической науке вообще не упоминались, в то время как их разработка имеет не только теоретико-познавательное, но и практическое значение, так как законодатель и правоприменитель должны учитывать особенности правового статуса лиц, состоящих в браке, не только в сфере семейных отношений, но и в других сферах жизни общества, где так или иначе проявляются особенности семейно-правового положения личности.

Это особенно важно при установлении всякого рода гарантий, льгот и преимуществ, а также при разрешении споров, вытекающих из указанных правоотношений, в которых затрагивается весь комплекс интересов личности и подчас весьма противоречивых межличностных отношений, складывающихся между всеми субъектами в процессе реализации и защиты этих интересов.

Правда, о сложившихся в науке семейного права представлениях об объеме правового статуса лиц, состоящих в браке, можно судить по формулировкам юридической дефиниции брака, которые предлагаются в науке семейного права [7, с. 24—25]. Однако этого в настоящее время недостаточно, поскольку брак является не только «традиционной семейной ценностью», как об этом говорится в Концепции государственной семейной политики.

Нами предпринята попытка доказать роль брака как социального института, способного влиять на весьма широкий круг правоотношений, в которых участвуют физические лица. Цель данной работы — создание достаточно надежной теоретической базы для последующей практической характеристики правового статуса лиц, состоящих в браке, с помощью выявления, формулирования указанных семейно-правовых категорий, основанных на браке, раскрытия их соотношения.

Основные положения. Чаще всего при формулировании юридических дефиниций брака научное представление о правовом статусе лиц, состоящих в браке, сводится к совокупности личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей только супругов, как если бы в результате брака была создана бездетная семья. В то же время супруги участвуют в других семейных правоотношениях: являются родителями, супругами лиц, имеющих несовершеннолетних детей, усыновителями и супругами усыновителей, опекунами и супругами опекунов. При этом брак придает этим отношениям явно выраженную специфику по сравнению с теми их участниками, которые не состоят между собой в браке. Таким образом, научные определения понятия брака не охватывают в полном объеме даже понятие «семейно-правовой статус супругов», не говоря уже о более широком понятии брачно-правового статуса физического лица.

Представляется, что семейно-правовой статус супругов определяется совокупностью прав и обязанностей, возникающих у лиц, состоящих между собой в браке, как у супругов, родителей, усыновителей и лиц, причастных к усыновлению, как отчима (мачехи), как участников правоотношений по опеке (попечительству) над детьми.

Однако необходимо иметь в виду, что семейно-правовой статус супругов не может охватить всей совокупности прав и обязанностей, возникающих у физического лица, состоящего в браке: брак порождает права и обязанности не только в семье. Индивид, состоящий в браке, может вступать в такие правоотношения, в какие не может вступить лицо, не состоящее в браке, либо соответствующие правоотношения возникают не на семейно-правовой, а на совершенно иной основе. В частности, субъект, состоящий в браке, наследует по закону после своего супруга в первую очередь, в то время как при отсутствии брака субъект может наследовать после своего умершего сожителя по данному основанию лишь в том случае, если находился на его иждивении не менее 1 года до его смерти и проживал с ним совместно, причем может быть наследником только восьмой очереди. Нетрудоспособный супруг умершего лица имеет право на возмещение ему вреда, причиненного гибелью кормильца, а также на выплату пенсии по данному основанию, независимо от того, состоял ли он на иждивении умершего, в то время как нетрудоспособный сожитель, не состоявший на иждивении умершего, такого права не приобретает. В законодательстве, регламентирующем правовой статус лица, осуществляющего определенную деятельность или занимающего определенные должности, можно найти немало положений о социальных гарантиях, предоставляемых супругу (супруге) данного лица как при жизни, так и в случае смерти последнего.

С другой стороны, на лицо, состоящее в браке и занимающее определенные должности, возлагается целый ряд обязанностей, а также для него устанавливается ряд ограничений и запретов. В частности, согласно Федеральному закону от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» государственный служащий, занимающий указанные в законе должности, обязан предоставлять в компетентные органы сведения не только о собственных доходах, но и о доходах своего супруга (супруги) и его (ее) близких родственников, т. е. в отношении своих свойственников. В отношении лица, состоящего в браке с лицом, занимающим определенную должность, также устанавливается целый ряд ограничений и запретов; они опять-таки распространяются не только на супруга (супругу) лица, занимающего соответствующую должность, но и на близких родственников супруга (супруги).

Таким образом, брак порождает не только семейные, но и иные права и обязанности, и не только между лицами, вступившими в брак, но и между каждым из этих лиц и другими субъектами: физическими, юридическими лицами и государственными органами. Следовательно, можно говорить не только о семейно-правовом статусе лиц, вступивших в брак, но и о более широком понятии: о брачно-правовом статусе физического лица, который можно определить как установленную законом совокупность прав и обязанностей, ограничений и запретов для лиц, состоящих в браке, их близких родственников и свойственников.

Если исходить из положений ст. 64 Конституции РФ о правовом статусе личности, под которым понимается совокупность всех прав и обязанностей, которыми она обладает, то правовой статус лиц, состоящих в браке, который предлагается именовать «брачно-правовой статус физического лица», относится к числу специальных правовых статусов и представляет собой правовой модус, основу которого составляет некая совокупная (собирательная) социальная роль супруга, т. е. лица, состоящего в браке [4, с. 267].

Однако можно говорить и о том, что данный правовой статус является общим, если учитывать, что лицо именно в связи с состоянием в браке выполняет целый ряд отдельных социальных ролей: является супругом определенного лица, а значит, обладает всей совокупностью семейных прав и обязанностей, может быть сособственником имущества другого супруга, матерью или отцом общего ребенка (детей) или ребенка (детей) другого супруга, собственником жилого помещения, в котором проживает семья, государственным служащим или его супругом и т. д. Таким образом, семейно-правовой статус супругов входит в понятие «брачно-правовой статус физического лица».

Но если семейно-правовой статус супругов является лишь частью целого, т. е. брачно-правового статуса физического лица, то вполне закономерен вопрос: не является ли излишней категория «семейно-правовой статус супругов» как самостоятельная семейно-правовая категория?

Представляется, что эта категория сама по себе имеет право на существование потому, что основной удельный вес прав и обязанностей лиц, состоящих в браке, устанавливается нормами семейного права; по своему характеру большинство отношений, возникающих из брака, относится к числу семейно-правовых, складывающихся прежде всего между лицами, вступившими в брак. Чтобы сложились отношения между супругами, иначе говоря, сформировался их семейно-правовой статус, достаточно заключить брак, в то время как для возникновения других правоотношений, входящих в состав брачно-правового статуса физического лица, необходима совокупность целого ряда юридических фактов, т. е. сложный фактический (юридический) состав.

При этом вовсе необязательно, чтобы брачно-правовой статус физического лица возникал всегда в полном объеме. Многие правоотношения могут вообще никогда не появиться. В формировании семейно-правового статуса супругов брак действует, за небольшим исключением, как правообразующий юридический факт, в то время как в формировании брачно-правового статуса физического лица брак выполняет роль не только правообразующего, но и правоизменяющего, правопрекращающего и даже правопрепятствующего юридического факта. Важно особо отметить, что в системе семейных правоотношений, не говоря уже о прочих правоотношениях, основанных на браке или неразрывно связанных с его наличием, правоотношения между супругами являются базисными.

С учетом всего сказанного представляется целесообразным ввести в научный оборот помимо категории «семейно-правовой статус супругов» еще одно, более широкое, понятие: «брачно-правовой статус физического лица», которое охватывает помимо семейно-правового статуса супругов совокупность иных прав, обязанностей, льгот и преимуществ, а также ограничений и запретов, устанавливаемых законом для физических лиц именно в связи с состоянием в браке. В одних случаях они, как уже отмечалось, устанавливаются для самого лица, состоящего в браке, в связи с осуществлением определенной деятельности, замещением и (или) занятием определенных должностей либо в связи с иными обстоятельствами. В других случаях они возлагаются на супруга этого лица, его родственников и даже свойственников. Эти права и обязанности могут устанавливаться нормами не только семейного права, но и других отраслей права, как частного, так и публичного.

Характерно, что в некоторых странах ближнего зарубежья, ранее входивших в состав СССР как единого союзного государства, первые шаги в этом направлении уже сделаны: предпринята попытка не только в научном плане, но и с помощью законодательных средств раскрыть содержание правового статуса лиц, вступивших в брак [4]. В частности, четкая и емкая характеристика семейно-правового статуса супругов дана в Гражданском кодексе Литовской Республики: согласно ст. 3.28 супруги, заключив брак, создают семейные отношения как основу совместной жизни. В ст. 3.29 ГК Литвы дается разграничение семейно-правового статуса и семейной правосубъектности супругов: «Брак не ограничивает семейную правоспособность и дееспособность супругов, однако возможность супругов воплощать в жизнь отдельные права может быть ограничена брачным договором или императивными нормами настоящего Кодекса» [1].

В семейно-правовых актах государств постсоветского пространства прямо констатируется или подразумевается, что права и обязанности супругов возникают только из брака, заключенного в соответствующей признаваемой конкретным государством форме. Так, в ст. 64 Кодекса о браке и семье Республики Беларусь на первом месте среди оснований возникновения прав и обязанностей семьи стоит именно брак [5].

Несколько неожиданным является подход к вопросу об определении правового статуса лиц, состоящих между собой в браке, отраженный в ст. 36 Семейного кодекса Украины [6]: с одной стороны, брак является основанием возникновения прав и обязанностей супругов, но с другой стороны, он не может быть основанием для предоставления лицу, состоящему в браке, льгот или преимуществ, а также ограничений его прав и свобод, установленных Конституцией и законами Украины. Из буквального смысла данной нормы следует, что при предоставлении, к примеру, молодым семьям каких-либо социальных гарантий, при пенсионном обеспечении супруга погибшего кормильца, при возмещении ему причиненного вреда и т. п. наличие или отсутствие брака вообще не играет роли, что эти гарантии предоставляются лишь по факту совместного проживания мужчины и женщины соответствующего возраста. Вряд ли это соответствует действительности, как и то, что в данном государстве на супругов лиц, занимающих ответственные должности, не распространяются запреты и ограничения. Но поскольку в настоящей работе соответствующее законодательство Украины не исследуется, приходится констатировать, что в этом государстве брак порождает лишь семейно-правовой статус супругов. Правда, СК Украины содержит положение, в котором предусмотрено, что основанием возникновения прав и обязанностей супругов является также совместное проживание без государственной регистрации брака в органах, осуществляющих регистрацию актов гражданского состояния (п. 2 ст. 21). Однако, сопоставляя данную норму с другими нормами СК Украины, можно сделать вывод о том, что ее действие весьма ограничено. В частности, из смысла статей 74, 91 СК Украины следует, что данное положение распространяется только на отношения между супругами по поводу имущества и по поводу предоставления содержания. Таким образом, можно сделать вывод, что во всех остальных случаях возможность возникновения прав, обязанностей и социальных гарантий для лиц, не состоящих в браке, должна быть прямо предусмотрена законом. Поэтому положение, установленное в п. 2 ст. 21 СК Украины, не может служить подтверждением того, что брак действительно не учитывается при предоставлении льгот или преимуществ и при установлении ограничений и запретов.

Более определенно по поводу оснований возникновения семейных правоотношений лиц, не состоящих в браке, высказывается законодатель Литвы. Статьей 3.229 ГК Литвы предусмотрено, что нормы раздела XV, регулирующего имущественные отношения между другими членами семьи, устанавливают имущественные отношения между мужчиной и женщиной, которые зарегистрировали свое партнерство в установленном законом порядке, совместно проживают не менее года без регистрации брака (сожители) и имеют намерения создать семейные отношения. Таким образом, между ними возникают только имущественные семейные правоотношения.

Итак, есть все основания утверждать, что даже в тех странах ближнего зарубежья, где, в отличие от Российской Федерации, хотя и в весьма ограниченном объеме, но все же очерчен семейно-правовой статус лиц, не состоящих в браке, брак тем не менее был и остается правообразующим юридическим фактом, в полном объеме формирующим правовой статус состоящих в нем лиц. С учетом этого в семейном законодательстве Российской Федерации должно быть выработано легальное определение понятия брака, как это сделано в ряде стран, ранее входивших в состав СССР. При этом в понятие брака должна быть включена формулировка о том, что брак порождает личные неимущественные и имущественные права и обязанности не только между лицами, вступившими в него, но и у каждого из вступивших в него лиц.

Отражение в легальном определении понятия брака как юридического факта, формирующего не только семейно-правовой статус супругов, но и брачно-правовой статус физических лиц, вступивших в него, будет означать, что институт брака не только является частью института семьи, но и выходит далеко за рамки семьи и, соответственно, за рамки семейного права.

Заключение. Анализ семейного законодательства Российской Федерации и отдельных стран так называемого ближнего зарубежья, проведенный с использованием общенаучных и специальных, принятых в юриспруденции, методов научного исследования, позволяет констатировать, что поставленная нами в начале работы научная задача принципиально решена: выявлены и сформулированы новые семейно-правовые категории, основанные на браке, — категория семейно-правового статуса супругов и более широкая категория брачно-правового статуса физического лица. В этом, полагаем, состоит научная новизна данной работы, ее теоретическая значимость, а также личный вклад в развитие теории семейного права.

Тем не менее, нельзя не отметить, что эта задача решалась не на пустом месте, поскольку ее основу составили все имеющиеся в науке юридические определения понятия брака, сформулированное И.А. Трофимец понятие брака как юридической категории, а также разработанная профессором Р.П. Мананковой теория специального семейно-правового статуса (правового модуса) личности, за что мы выражаем указанным авторам искреннюю благодарность. При этом есть достаточные основания надеяться, что настоящая работа, в свою очередь, послужит базой для дальнейших научных изысканий в данной области, так как теория семейного права в России еще только набирает обороты в своем развитии.

 

Список литературы

 

1. Гражданский кодекс Литовской Республики от 18.07.2000 № VIII-1964: Третья книга: Семейное право // Ведомости Литовской Республики. 2000. № 74-2262.

2. Концепция государственной семейной политики Российской Федерации на период до 2025 года: утв. распоряжением Правительства РФ от 25.08.2014 № 1618-Р // Собрание законодательства РФ. 2000. № 35. Ст. 4811.

3. Мананкова Р.П. Правовой статус членов семьи. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1990. 

4. Обзор законодательства стран СНГ и Балтии в сфере актов гражданского состояния. Т. II. М., 2008. С. 267.

5. О браке и семье: кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 № 278-З (ред. от 24.12.2015)  // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь. 1999. № 23. Ст. 419.

6. Семейный кодекс Украины от 10.01.2002 № 2947-III (ред. от 03.09. 2015)  // Голос Украины. 2002. № 38.

7. Трофимец И.А. Институт брака в России, государствах — участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: автореф. дис. … д-ра юрид. наук.  Хабаровск, 2011. С. 24—25.